Лыко

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лы́ко — луб молодой липы и некоторых других лиственных деревьев (вяза, ивы). Применяется для плетения лаптей[1]. Из луба более старых деревьев заготавливают мочало[2], идущее на изготовление грубых изделий — рогожи, канатов[3], решёт[4].

История[править | править код]

Первые упоминания о лыке в русских источниках относятся к XII—XIII вв. В частности, летопись под 1205 годом называет лыко одним из предметов дани[5]:

«Русские князи бишася съ Литвою и Ятвяги, и победиша ихъ, уставиша на нихъ дань, лыко и кошницы и веники до бани».

А. Курбатов. Русь нелапотная (журнал «Родина», № 6, 2001).

Плетёная обувь из лыка издавна была известна у восточных и западных славян, у народов Прибалтики, у финно-угорских народов и в прибрежных районах Швеции[6][5][7]. До XV века снаряжение русских войск включало в себя кольчуги из дубового лыка и лыковые щиты[6]. Из того же материала в России «плели корзины, короба, кули, туеса и даже кресла и столы». Однако чаще всего лыко использовали в производстве лаптей[5][6]. Ещё в XVIII веке этот вид обуви был популярен не только среди крестьян, но и среди горожан[5]. Вплоть до второй половины следующего столетия лыковые лапти оставались основной обувью в сёлах и деревнях чернозёмных губерний[6].

Производством обуви из лыка занимались целые поселения и даже регионы. Среди них — село Смирново в Нижегородской губернии, где делались знаменитые «смирновские лапти»; село Семёновское (близ Кинешмы); село Мыть Шуйского уезда (Владимирская губерния). Тамбовские мастера снабжали лыковой обувью «всю Россию, включая сюда и Красную армию…»[6].

Исследователи традиционно рассматривали лыковые лапти в качестве атрибута крестьянского быта, своеобразного свидетельства «бедности древнерусского крестьянства». Согласно альтернативной точке зрения, обувь из лыка примерно до XVI века не имела столь значительного распространения, в сравнении с обувью кожаной, и использовалась преимущественно во время сельскохозяйственных работ (в поле, в лесу и т. д.). В дальнейшем, с ростом цен на кожу, сапоги стали вытеснять лапти из повседневного обихода крестьян[5][6].

Получение и применение[править | править код]

Добыча и предварительная обработка лыка[править | править код]

Лыко, подготовленное к дальнейшему использованию

Тамбовские крестьяне заготавливали лыко весной: в эту пору «в лесу срубались молодые деревья, называемые лутошками. Обрубив ветви срубленного деревца, начинали драть лыко, имеющее вид полосок…»[6]. На Севере России сырьё для плетения принято было заготавливать «от Благовещенья до Троицы, поскольку в это время кора ещё мягкая»[8]. Внутреннюю часть коры, снятой с липы, подвергали особой обработке[9]. К примеру, у мордвы лыко размачивали в воде для придания материалу необходимой гибкости[7].

В Северной и Центральной России у мастеров-лапотников существовали определённые «нормативы», связанные с обучением ремеслу, с началом и завершением работ, со сроками заготовки лыка. Один из владимирских крестьян так описывал процесс передачи навыков от поколения к поколению: «Мой отец брата лет с шести учил… Сначала за лыком ходить, потом размачивать, там уж и плести»[8].

Изготовление обуви и других предметов обихода[править | править код]

Кузов из берёсты и луба, начало XX века

Один из исследователей так описывает свойства лыка и технику плетения лаптей у мордвы[7]:

Лыко, размоченное в воде, не ломалось, могло сгибаться в любую сторону. Поэтому для изготовления обуви была изобретена наиболее приемлемая техника косоугольного плетения, которая давала большую плотность и четкое оформление очертаний разных изделий. С помощью кочедыка добавлялось несколько слоёв лыка на подошву, что повышало прочность и увеличивало срок носки лаптей.

Т. А. Козлова. Освещение промысловых и ремесленных занятий в устно-поэтическом творчестве мордовского народа… — С. 334

Для изготовления «двухпяточных» лаптей, или «семилычек»[10], использовали тщательно очищенное лыко. Такие лапти определённое время выдерживали на солнце, после чего «лицевая сторона лычек становилась тёмно-коричневой»[7].

Примечательно, что лапти получали своё название в зависимости от породы дерева, с которого снимали лыко. Так, из коры ракиты делали «верзни», из тала — «шелюжники». Из лыка молодого дуба плели «дурачи», из лыка берёзы и вяза — «берёзовики» и «вязовики». Впрочем, самые прочные лапти изготавливали из луба молодой липы. При этом толщина дерева не должна была превышать полутора вершков[6].

Из лыка делали не только обувь, но и другие предметы домашнего обихода. Так, в быту мордвы одним из основных элементов утвари был «плетёный из лыка кошель». Последний имел вид четырёхугольного ящика, составленного из двух половинок. Такой кошель создавался посредством «косоугольного плетения», при помощи углов и граней. С противоположных сторон обеих частей «ящика» крепились «четыре лычные петельки», в которые продевали ремешок или бечёвку[7].

Образ в фольклоре[править | править код]

В марийском фольклоре герои добывают лыко для изготовления корзин и лаптей[11]. Липовая кора была традиционным источником сырья для плетения обуви и у мордвы. Косвенное подтверждение этому находим в эрзянской сказке «Недоплетённый лапоть»: «Пора было взяться Ивану за работу, а обуваться не во что. Отправился Иван в лес, надрал лыка, пришёл домой и начал плести лапти»[7].

В русском языке немало пословиц и поговорок связано с плетением из лыка («Не лыком шит», «Лыка не вяжет» и др.). Выражение «Не всякое лыко в строку» происходит от лапотников: настоящий мастер знал, «какое лыко в какую строку, то есть в какой ряд вплести»[6][12].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Лыко // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Мочало // Новый энциклопедический словарь: В 48 томах (вышло 29 томов). — СПб., Пг., 1911—1916.
  3. Мочальный промысел // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Донец Е.П., Рачков П.А. Плетение из лозы и лыка. — М.: Ранко-пресс, 1993. — С. 56. — 64 с.
  5. 1 2 3 4 5 Курбатов, Александр. Русь нелапотная (недоступная ссылка). Родина (журнал) (2001, № 6). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 26 января 2013 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Пирожков, Г. П. Лапти С. 26—29. Юный краевед (2008, № 1). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 4 декабря 2012 года.
  7. 1 2 3 4 5 6 Козлова, Т. А. Освещение промысловых и ремесленных занятий в устно-поэтическом творчестве мордовского народа С. 334—335. Фундаментальные исследования (2012, № 9). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 4 декабря 2012 года.
  8. 1 2 Добровольская, Варвара. «Лапоть с лаптем, а сапог с сапогом»: запреты и предписания, связанные с изготовлением обуви в Северной и Центральной России С. 84. Антропологический форум (2010, № 13). Дата обращения: 2 декабря 2012. Архивировано 4 декабря 2012 года.
  9. Шевцова, А. В. К вопросу о семантических преобразованиях свободных сочетаний слов во фразеологизмы (недоступная ссылка) С. 189. Вестник СумГУ (2007, № 2). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 10 сентября 2016 года.
  10. В быту такие лапти ценились больше «однопяточных». На подошве задника у них имелось два угла, называемых «семилычки».
  11. Репина, О. Л. Образ леса в русском и марийском фольклоре (недоступная ссылка). МарГТУ (2004). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 4 декабря 2012 года.
  12. Лыко // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.