Любительская лингвистика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Люби́тельская лингви́стика (фо́л(ь)к-лингви́стика[1], псевдолингви́стика[2]) — понятие, введённое для описания совокупности лженаучных исследований, теорий и гипотез, противоречащих данным науки о языке — лингвистике[2][3][4]. В псевдонаучном лингвистическом знании чаще всего встречается этимологизаторство[en][5]. Также привлекательны для лжеучёных темы происхождения и эволюции языка[6]. Сочинения по любительской лингвистике часто являются сочинениями и по фолк-хистори: лингвисты-любители склонны выстраивать новую интерпретацию исторических событий на основе собственных языковых теорий, а фолк-историки часто приводят лингвистические аргументы для обоснования своих положений[7].

Термин[править | править код]

Термин «любительская лингвистика» был введён в широкий научный оборот видным российским лингвистом Андреем Анатольевичем Зализняком[4]. Также для описания этого или сходных понятий были предложены и другие термины: «криптолингвистика» (В. Н. Базылев[8], позже автор предпочел термин «криптофилология»[9]), «лингвистика ресентимента» и «лингвистика Новой парадигмы» (Патрик Серио)[10], «фолк-лингвистика» («фольк-лингвистика») — по аналогии с фолк-хистори (Д. Ю. Полиниченко)[11], «псевдолингвистика»[2] (по аналогии с псевдонаукой), «антилингвистика»[2], «наивная лингвистика»[2], «поп-лингвистика»[2], «лингвофричество» (соответственно, лингвистов-любителей называют лингвофриками)[4][11].

В западноевропейской и американской лингвистике получили распространение термины «folk linguistics» (англ.), «Volklinguistik» и «Laienlinguistik» (нем.), «linguistique populaire» (франц.)[4].

По мнению М. Р. Шумариной, «наивная лингвистика» не тождественна термину «любительская лингвистика»: наивная лингвистика — это «спонтанные представления о языке и речевой деятельности, сложившиеся в обыденном сознании человека»[4].

Основные признаки[править | править код]

Академик А. А. Зализняк в своей статье «О профессиональной и любительской лингвистике» указывает, что «сочинение о языке любительское, если в нём встречается хотя бы одно из следующих утверждений»:

  • Звук А может переходить в звук В — без уточнения языка и периода времени.
  • Гласные не имеют значения, существен только «костяк согласных».
  • Слово А получилось в результате обратного прочтения слова В.
  • Такая-то древняя надпись из той или иной страны читается по-русски.
  • Название А такого-то города или такой-то реки той или иной дальней страны — это просто искаженное русское слово В (из чего видно, что эта страна была некогда населена русскими или они овладели ею).
  • Такие-то языки произошли из русского, причём современного, а не его древнего предшественника.

Прочие особенности, замеченные Зализняком[12]:

  • Игнорирование установленных научных фактов: например, когда один звук меняется на другой, меняется большая группа слов, а не одно слово. И даже если разъяснить эти факты, они их всё равно игнорируют, ведь достижения науки становятся непреодолимым препятствием на пути к фантазёрству[13].
  • Бездоказательность и нестрогость.
  • Работа с современным языком, невзирая на то, что века назад он был другим.
  • Игнорирование состава слова (типичный пример — Украина и укры). Носитель смысла — корень слова, и он намного важнее, чем приставка или окончание.

М. Р. Шумарина приводит следующие свойства «любительской лингвистики»[4]:

  • Претендует на владение «тайным» знанием.
  • Стремится посредством этого знания регулировать поведение социума.
  • Настаивает на бесспорности своих выводов.
  • Подчиняет свои интерпретации определённой идеологической установке, игнорируя факты, которые не согласуются с основной идеей.
  • Использует «поэтические» приёмы интерпретации языкового материала.

И делает заключение: «Совершенно очевидно, что перечисленные <…> признаки — это типичные признаки мифа»[4].

Д. Ю. Полиниченко суммирует методологические особенности любительской лингвистики в трёх пунктах:

  • невнимание к языковым фактам;
  • отсутствие логической строгости в построениях;
  • игнорирование выявленных наукой о языке закономерностей[11].

Главный редактор интернет-портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов полагает, что главная примета лингвиста-любителя (лингвофрика) — это его рассуждения об истории языка, о сакральных кодах и тайных смыслах. Лингвофрики отличаются подчеркнутым игнорированием научных данных, повышенной эмоциональностью (выходящей иногда за рамки приличия), апелляцией к адресату, разделяющему определенную идеологию, а также агрессивностью[14].

История[править | править код]

До появления сравнительно-исторического метода большинство этимологий носило совершенно фантастический характер. Русский поэт и филолог XVIII века В. К. Тредиаковский (17031769) считал, что название страны Норвегия есть искажённая форма слова «наверхия», так как эта страна расположена наверху географической карты, а название Италия восходит к слову «удалия», потому что страна эта на много вёрст удалена от России[15]. Инструментарий этимологии дал сравнительно-исторический метод — совокупность приёмов, позволяющих доказать родство языков и выявить факты их древнейшей истории.

В СССР широкое распространение получило псевдонаучное новое учение о языке Николая Марра, археолога и историка по образованию, с конца 1920-х до 1950 года пользовавшееся государственной поддержкой.

В Турции во времена Ататюрка была выдвинута и получила государственную поддержку т. н. «солнечная языковая теория», в которой утверждалось, что все языки мира произошли от турецкого (тюркского)[16].

Любительская лингвистика в России[править | править код]

Возможно, первым сочинением по любительской лингвистике в России был трактат «Три рассуждения» поэта Василия Тредиаковского (1757), в котором он, опираясь на собственные любительские этимологии, доказывает, что древнейшим языком всей Европы был славянский, например: скифы (скиты) производятся от скитания, Каледония — от Хладонии, иберы — это уперы, «для того, что они как уперты… со всех сторон морями», амазонка Антиопа объяснена, как Энтавопа (то есть та вопящая — громогласная), Меналиппа — Менелюба, амазоны — омужены (то есть мужественные женщины), варяги, как пред-варители, Одоакр (Одоацер) как Одея-царь, то есть Надежда-государь. Филолог Л. В. Пумпянский, характеризуя подобные конструкции как «этимологический произвол», заключает: «Такими методами нетрудно было доказать, что вся древняя Европа была первоначально населена славянами, а варяжские князья были славяне Скандинавии, прибывшие к славянам Новгорода…»[17].

Широкое применение любительская лингвистика получила в «Новой хронологии», псевдонаучной теории математика Анатолия Фоменко и его последователей. Причём если в ранних работах А. Т. Фоменко лингвистические и филологические вопросы занимали скромное место, то в книге «Новая Хронология» их роль уже настолько велика, что эту книгу вполне можно рассматривать как сочинение не только по истории, но и по лингвистике и филологии[18].

Идеи любительской лингвистики распространены в различных сферах современного российского неоязыческого движения. Так, любопытным примером псевдолингвистического учения, приобретшего квазирелигиозный по своей сути характер, является «Всеясветная грамота», созданная А. Ф. Шубиным-Абрамовым, якобы «носителем родовой памяти» и «хранителем тайных знаний посвящённых». Суть теории «Всеясветной грамоты» состоит в том, что обычные люди читают буквы любого алфавита как «плоские», на самом же деле эти буквы в произведениях классиков и древних письменах не «плоские», а пространственно определённые, как бы объёмные проекции на плоскость. Любительской лингвистикой в той или иной форме занимаются многие лидеры, идеологи и популяризаторы неоязычества, в том числе и переводчики «Велесовой книги»[19].

Д. Ю. Полиниченко выделяет три основных направления в «современной российской любительской лингвистической мысли»[20][7]:

Примечания[править | править код]

  1. Полиниченко Д. Ю. Лингвистика и фолк-лингвистика: концепция А. Н. Драгункина // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч. 3: коллективная монография / отв. ред. Н. Д. Голев; ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет». Кемерово, 2010. С. 384—394.
  2. 1 2 3 4 5 6 Щербаков Ю. Н. Что такое фолк-лингвистика?
  3. Елена Бучкина. Этимология как оружие идеологии
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Шумарина М. Р. «Наивная лингвистика» и «любительская лингвистика» в системе человеческого знания о языке // 80 лет Балашовскому институту Саратовского университета: сб.науч. ст. преподавателей Балашовского института Саратовского университета, посвященный юбилею института / под ред. С. А. Ляшко. — Балашов : Николаев, 2013. C.177-197
  5. Хроленко А. Т. Основы современной филологии [Электронный ресурс]: учеб. пособие / науч. ред. О. В. Никитин. — М. : ФЛИНТА, 2013. — С.51.
  6. Бурлак С. Лженаука о языке: дифференциальный диагноз // Троицкий вариант, 2 июля 2013 года, № 132, c. 10.
  7. 1 2 Д. Ю. Полиниченко, М. С. Бурханова Любительские лингвистические концепции в современной России (на примере творчества М. Н. Задорнова) // Филологические исследования. — М., 2013. — № 2. — С. 67-81
  8. Базылев В. Н. Политика и лингвистика: «великий и могучий…» // Политическая лингвистика. 2009. Вып. 3. С. 9-39.
  9. Базылев В. Н. Политика и лингвистика: «В слове русском Бог» // Политическая лингвистика. — Екатеринбург, 2014. — № 1 (47). — С. 25-39
  10. Серио П. Языкознание ресентимента в Восточной Европе // Политическая лингвистика. 2012. Вып. 3. С. 186—199.
  11. 1 2 3 Полиниченко Д. Ю. Любительская лингвистика: проблемы номинации и определения феномена // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация № 2 / 2011
  12. Что такое любительская лингвистика — ПОЛИТ.РУ
  13. Зализняк. О профессиональной и любительской лингвистике. 2008 — YouTube
  14. Ксения Туркова. Граммар-наци живут, процветают и размножаются // Православие и мир. 31 декабря 2014 г.
  15. Шелепова Л. И. Русская этимология.- М., 2007. С.21.
  16. Васильев А. М. Мост через Босфор. М.: «Молодая гвардия», 1989.
  17. Пумпянский Л. В. Тредиаковский // История русской литературы. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1941. — Т. III: Литература XVIII века. Ч. 1. — С. 215—263.
  18. А. А. Зализняк. Лингвистика по А Т. Фоменко // Вопросы языкознания. — 2000. — No 6. — С. 33 — 68.
  19. Д. Ю. Полиниченко. Неоязычество и любительская лингвистика в современной России // Jazyk a kultúra 12/2012
  20. Полиниченко Д. Ю. Фольк-лингвистика как объект научного изучения // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч. 1.— Кемерово — Барнаул: Изд-во Алтайского университета, 2009.— С. 67-87.

Ссылки[править | править код]