Лёгкие крейсера типа «Светлана»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Тип «Светлана»
«Червона Украина» в 1930-х годах
«Червона Украина» в 1930-х годах
Проект
Страна
Изготовители
Операторы
Основные характеристики
Водоизмещение балтийские:
6 800 т стандартное
7 400 т полное
черноморские:
7 600 т стандартное
8 200 т полное
Длина балтийские:
158,4 м
черноморские:
166,7 м
Ширина балтийские:
15,35 м
черноморские:
15,7 м
Осадка балтийские:
5,7 м
черноморские:
6,1 м
Бронирование пояс: 75 мм
палуба: 20+25 мм
казематы орудий ГК: 25 мм
щиты орудий ГК: 25 мм
боевая рубка: 75 мм
Двигатели 13 котлов системы Ярроу
4 турбины системы «Браун—Кёртисс»
Мощность 50 000 л.с.
Движитель 4
Скорость хода 29,5 узла максимальная
16 узлов крейсерская
Дальность плавания 4 000 миль
Экипаж 630 человек
Вооружение
Артиллерия 15×1 130-мм/55
4×1 76,2-мм
4 пулемёта
Минно-торпедное вооружение 2 подводных 450-мм ТА
на черноморских также:
до 100 мин
Авиационная группа 1 гидроплан
Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

Лёгкие крейсера (КРЛ) типа «Светлана» — первые, в своём подклассе, серийные паротурбинные крейсера создаваемые для Балтийского и Черноморского ВМФ Российской империи, но после достройки вошедшие в состав ВМФ СССР.

Вариантное эскизное проектирование КРЛ для Балтийского моря осуществлялось в течении 19071913 годов, с учётом послевоенных тенденций развития быстроходных турбинных крейсеров 3-го и 2-го класса для ВМФ Англии и Германии и особенностей ведения вероятной морской войны на Балтийском ТВД. В связи с обострением геополитической обстановки на Черноморском театре, разработанный на конкурсной основе эскизный проект КРЛ для Балтийского моря, был взят за основу при проектировании КРЛ для Чёрного моря. Эскизный проект черноморского КРЛ отличался от балтийского несколько большими размерениями и водоизмещением, обводами корпуса, количеством и компоновкой котлов, типом турбинных двигателей, но, при обсуждении в Морском техническом комитете (МТК), был единогласно признан идентичным проекту балтийского КРЛ разработки Путиловского завода. Особенность проектирования КРЛ для ВМФ РИ проявилась в посредническом участии английских и германских фирм в создании энергетических установок различных типов. Рабочее проектирование и постройка КРЛ для Балтийского моря осуществлялась на двух «северных», а для Чёрного моря — на двух «южных» судостроительных заводах России, с учётом использования местных методов и технологических особенностей производства, под влиянием различных условий снабжения комплектующими изделиями. В 19131914 годах, всего было заложено 8 идентичных КРЛ, в четырёх типах: на северных верфях — 4 единицы, (2 ед. типа «Светлана» — на Ревельской верфи, 2 ед. типа «Адмирал Бутаков» — на Путиловской верфи — для Балтийского моря, и на южных верфях — 4 единицы, (2 ед. типа типа «Адмирал Нахимов» на верфи «Руссуд», 2 ед. типа «Адмирал Лазарев» на верфи «Наваль» — для Чёрного моря. Турбинные КРЛ — 1-го поколения создаваемые для ВМФ РИ, функционально соответствовали решению тех же тактических задач, что и их предшественники — «малые» и «средние» бронепалубные крейсера довоенных проектов: ведение разведки при эскадре, огневая поддержка соединений эсминцев и т. д., но они были наилучшим образом приспособлены для эскадренного взаимодействия с новейшими классами турбинных боевых кораблей: дредноутами классов ЛК и ЛКР и эсминцами, благодаря: возросшей до 30 узлов скорости хода, более высокой мореходности, бортовому бронированию, более современному и однородному по составу артиллерийскому вооружению с казематной защитой. Реализованная на КРЛ — частично казематная схема размещения артиллерии (по аналогии с русскими ЛК и ЛКР) обеспечила снижение себестоимости постройки (в пользу постройки ЛКР), в условиях ограниченного бюджета, однако по мнению некоторых военно-морских историков, якобы не соответствовала современным требованиям… Тем не менее, можно констатировать, что русские КРЛ 1-го поколения, на момент закладки, по своим проектным ТТЭ абсолютно превосходили все зарубежные аналоги, и по критериям английского ВМФ — фактически явились первыми в мире КРЛ 1-го класса. Завершение постройки КРЛ планировалось в 19151916 годах, но в связи с началом Первой мировой войны, при весьма высокой степени готовности отдельных единиц — установленные сроки были сорваны, по причинам возникшей нехватки материалов, срыва поставок механизмов, заказанных на германских заводах. Во время совершения Октябрьской революции и последующей Гражданской войны достройка КРЛ была приостановлена… В 1920-х годах Советское правительство планировало достроить шесть из восьми заложенных КРЛ, которые, по согласованию с военно-морскими специалистами, были формально отнесены к единому типу под «нейтральным» названием: «Светлана»…. Однако, фактически только один балтийский и два черноморских КРЛ были завершены постройкой в прежнем качестве. Два корабля были переделаны в танкеры под названиями «Азнефть» (быв. «Адмирал Грейг») и «Грознефть» (быв. «Адмирал Спиридов») — их бронированные корпуса были пригодны для плавания в ледовых условиях. В ходе перестройки котлы и турбины на обоих судах были демонтированы и установлены судовые дизели Коломенского завода[1]. Крейсер «Ворошилов» (быв. «Адмирал Бутаков») так и не был введён в строй, хотя решение о его достройки в качестве учебного корабля принималось и отменялось дважды. В конце 1920-х — начале 1930-х годов, три крейсера, под новыми названиями: «„Профинтерн“» (быв. «Светлана»), «Червона Украина» (быв. «Адмирал Нахимов») и «Красный Кавказ» (быв. «Адмирал Лазарев») были введены в состав ВМС РККА. В 1930 году крейсер «Профинтерн» перешёл в Чёрное море и был включён в состав бригады крейсеров Черноморской эскадры. Крейсер «Красный Кавказ» — единственный из крейсеров данного типа, был достроен по проекту технической модернизации, что позволило приблизить его ТТЭ к КРЛ проектной разработки 1930-х годов. С первых часов Великой Отечественной войны, крейсера типа «Светлана» в составе отдельной бригады, активно использовалась в боевых действиях на Черноморском театре. В 1941 году, при отражении ноябрьского штурма Севастополя, героически погиб крейсер «Червона Украина». В ходе войны крейсера «Красный Кавказ» и «Красный Крым» стали гвардейскими кораблями. После войны оба крейсера были переведены в ранг учебных кораблей, и во второй половине 1950-х годов исключены из списков корабельного состава ВМФ СССР.

История возникновения подкласса[править | править вики-текст]

После окончания русско-японской войны, резко обострившиеся геополитические противоречия между Англией и Германией, явились причиной соперничества этих морских держав в области военно-морских вооружений, что проявилось в создании нескольких новых типов боевых кораблей с турбинными двигателями и превосходными ТТЭ. Для идентификации новых типов кораблей и оценки их боевого потенциала в Морских штабах Англии и Германии, были введены дополнительные классификационные термины. К 1907 г. ВМФ Германии — стал представлять собой реальную угрозу для геополитических интересов Российской Империи на Балтийском ТВД. В сложившейся обстановке МГШ ВМФ РИ был вынужден срочно разработать соответствующие стратегические и тактические принципы ведения морской войны на Балтийском ТВД с целью недопущения прорыва германского ВМФ в Финский залив и обеспечения огневой поддержки морских флангов сухопутных войск. В ходе разработки стратегических и тактических планов, русский МГШ на основании анализа тактико-технических возможностей и классификации новейших типов боевых кораблей ВМФ Англии и Германии — соответственно ввёл свои новые классификационные термины для обозначения типов боевых кораблей вероятного противника, наилучшим образом соответствующие перспективным типам боевых кораблей ВМФ РИ, для которых, в МГШ в срочном порядке разрабатывались стратегические и тактические задания на проектирование. В частности, к концу 1906 г. в системе МГШ были введены новые классификационные термины идентифицирующие типы новейших боевых кораблей с турбинными двигателями: «линейный корабль» (ЛК); «линейный крейсер» (ЛКР); «лёгкий крейсер» (КРЛ); «эскадренный миноносец» (ЭМ); «эскадренная подводная лодка» (ПЛ), и, соответственно определялись их функции в условиях эскадренного взаимодействия при решении стратегических и тактических задач:

 — ЛК предназначались для нанесения главного удара по неприятелю. [Цветков с.49]
 — ЛКР предназначались для действий в эскадренном бою совместно с ЛК, а так же для артиллерийской поддержки КРЛ и дальней разведки. [Цветков с.49]
 — КРЛ предназначались: для ведения дальней разведки и дозорной службы при главных силах, при проведении боевых операций в составе эскадры во время перехода морем; в эскадренном бою КРЛ выполняли задачу отражения атак неприятельских миноносцев на главные силы эскадры, обеспечивая тем самым возможность ведения ими непрерывного артиллерийского огня по противнику на неизменном боевом курсе, кроме того, КРЛ должны были поддерживать артиллерийским огнём минные атаки своих ЭМ и оказывать противодействие при постановке минных заграждений в районе боевого маневрирования эскадры. [Цветков с.49]
 — ЭМ и ПЛ предназначались для нанесения вспомогательных ударов по кораблям противника во время эскадренного боя, а также эксплуатации успеха главных сил, т.е потопления крупных кораблей, повреждённых артиллерийским огнём, или других целей, оставшихся без охранения. [Цветков с.49][2]


К концу 1906 г. в системе МГШ ВМФ РИ новый подкласс «лёгкий крейсер» (КРЛ)- идентифицировал собой тип «быстроходного малого крейсера» несущего артиллерийское и минно-торпедное вооружение, способного в составе эскадры восполнить собой функциональную нишу в цепи «линейный крейсер» — «эскадренный миноносец». По состоянию на 1906 г. зарубежными аналогами КРЛ служили английский тип «Эдвэнчур» (пр.1904 г., 25 уз) и германский тип «Эмден» (пр.1906 г., 24,5 уз) эти типы быстроходных крейсеров ещё были оснащены совершенными паровыми поршневыми двигателями, мощностью соответственно 16000 л.с и 13500 л. с. В то же время, была впервые замечена тенденция применения на проектируемых малых быстроходных крейсерах турбинных двигателей — английский тип «Бодицея» и германский тип «Дрезден».

В целях обеспечения эффективного стратегического и тактического боевого взаимодействия в составе эскадры перспективных и устаревших типов кораблей — МГШ ВМФ РИ, с учётом опыта военно-морских операций на Дальнем востоке и специфических особенностей Балтийского ТВД — разработал тактические принципы группировки в составе эскадры однотипных кораблей, под единым командованием, в составе так называемых «тактических единиц».

Количественный состав каждой тактической единицы определялся: её тактическим наименованием (дивизия, бригада, дивизион); свойствами главного оружия однотипных кораблей; условиями обеспечения удобства и безопасности боевого маневрирования; условиями обеспечением возможности удержания своего места в строю и условиями обеспечения эффективности управления силами. В частности: устаревшие ЛК и БКР довоенных проектов предполагалось объединять в бригады ЛК и бригады БКР по четыре единицы в каждой бригаде. С учётом перспектив ввода в состав ВМФ РИ новейших турбинных боевых кораблей «дредноутного типа» в классе ЛК и в классе ЛКР, обладавших более высокой боевой мощью (боевым коэффициентом) по сравнению с ЭБ «пред-дредноутного» и «до-дредноутного» типов, предполагалось корабли классов ЛК (независимо от их боевого коэффициента) объединить в более крупные соединения — дивизии, по четыре единицы в каждой, а в состав бригад включить по два устаревших ЭБ и по два новейших ЛК. В соответствии с разработанными принципами формирования тактических единиц, новейшие турбинные корабли классов ЛКР и КРЛ предполагалось группировать в бригады по четыре единицы в каждой, а ЭМ — в дивизионы.[Цветков с.48]

В процессе разработки стратегических и тактических заданий на проектирование новых типов боевых кораблей, МГШ определял их потребное функциональное назначение и потребный количественный состав, в соответствии с принципами боевого применения в составе «тактических единиц». [Цветков с.49]

Система тактических единиц и их взаимодействия в эскадренном бою, оказала непосредственное влияние на разработку кораблестроительных программ и проектных тактических элементов перспективных боевых кораблей. По мнению МГШ ВМФ РИ, флот должен был строиться целыми боевыми эскадрами, состоявшими из тактических единиц однотипных кораблей, обладающих ТТЭ — обеспечивающими наилучшее их использование в эскадренном бою. [Цветков с.49]

Тактические единицы объединялись в эскадру — соединение боевых судов различных классов, предназначенное для ведения самостоятельных боевых действий в открытом море. Правильно сформированная эскадра включала в себя определённое количество тактических единиц ЛК, ЛКР, КРЛ, и «минных судов» — ЭМ и ПЛ, а также «Тралящий караван» и вспомогательные суда. [Цветков с.49]

10 октября 1907 г. приказом по Морскому министерству была введена в действие новая классификация кораблей ВМФ РИ, разработанная с учётом опыта русско-японской войны, но не отражающая новые тенденции в развитии крейсеров, в связи с тем, что в составе ВМФ РИ в то время не было ни одного крейсера нового типа. Эта программа предусматривала два подкласса крейсеров: «броненосные крейсера» и «крейсера» [3].

В период проектирования и постройки первых быстроходных турбинных крейсеров для Балтийского и Чёрного моря, термин «лёгкий крейсер» широко использовался в документах МГШ, МТК и ГУК, однако классификация кораблей ВМФ РИ утверждённая Морским министерством в июне 1915 г. — официально определила только два подкласса крейсеров — «линейный крейсер» и «крейсер» [4]. Предположительно, причиной отнесения к подклассу «крейсер» находящихся в достройке крейсеров типа «Светлана», типа «Адмирал Бутаков», типа «Адмирал Лазарев» и типа «Адмирал Нахимов», явилось то обстоятельство, что, по состоянию на 1915 г., эти «лёгкие крейсера» по всем проектным ТТЭ абсолютно превосходили существующие в то время зарубежные аналоги отнесённые в МГШ ВМФ РИ к подклассу «лёгкий крейсер». Поэтому, англичане — перехватили инициативу (по легенде — по личной инициативе У. Черчилля), и впервые в истории английского военного кораблестроения, использовали прямой перевод неофициального русского штабного классификационного термина «лёгкий крейсер» (англ. «light cruiser») в качестве определения подкласса быстроходных турбинных крейсеров, первоначально 2-го, а затем и 1-го классов для своего ВМФ. Истинно русский по происхождению классификационный термин «лёгкий крейсер» приобрёл официальный статус только в 1920-х гг. для ВМФ СССР, применительно к достраиваемым турбинным крейсерам. Именно тогда, было принято решение все типы находящихся в достройке крейсеров, независимо от их индивидуальных конструктивных особенностей — объединить наиболее лаконичным и политически «нейтральным» названием — «Светлана».

Эскизное проектирование КРЛ для Балтийского моря[править | править вики-текст]

Вариантное проектирование 1907÷1908 гг.[править | править вики-текст]

В 1907 г., в ответ на закладку в Англии и Германии быстроходных крейсеров с турбинными двигателями, МГШ ВМФ РИ приступил к разработке собственных стратегического и тактического заданий (ОТЗ) для последующего проектирования крейсера аналогичного типа, который в системе МГШ был впервые условно классифицирован как «лёгкий крейсер» (КРЛ). Разработка тактико-технически требований (ТТТ) для проектирования КРЛ велась в соответствии принятой концепцией боевой эскадры, сформированной из соединений однотипных кораблей — тактических единиц, а так же с учётом обеспечения совместных действий КРЛ в составе временных соединений разнотипных кораблей, под командованием одного лица при выполнении специальных заданий. В основе разработки ТТТ к КРЛ лежало чёткое разграничение функциональных задач между «лёгким крейсером» и «линейным крейсером», при их боевом использовании. При этом, при разработке ТТЭ для КРЛ не рассматривалась характерная для всех крейсеров функция — истребление торговых судов противника на морских коммуникациях[5]. [Цветков с.50]

Функциональное назначение КРЛ определялось проектными стратегическим и тактическим заданиями: разведка, дозорная служба, одиночный бой с однотипными неприятельскими КРЛ, действия против ЭМ, участие в развитии успеха, постановка минных заграждений в неприятельских водах. По мнению МГШ, оптимальное соответствие проектных ТТЭ КРЛ его функциональному назначению обеспечивалось их развитием в направлениях: увеличения скорости полного хода и района плавания — в ущерб артиллерийскому вооружению и защищённости. В этом собственно и заключалась концепция проектирования КРЛ[5]. [Цветков с.50]

Требования к артиллерийскому вооружению определялись функциональным назначением КРЛ: орудия калибром 203-мм и 102-мм — способные поразить эскадренные миноносцы и КРЛ противника, расположенные с учётом обеспечения возможности сосредоточения наиболее сильного огня на носовых и кормовых курсовых углах[5]. [Цветков с.50]

В августе 1907 г. для оценки возможности создания КРЛ соответствующего заданиям МГШ, были привлечены Балтийский завод и корабельная чертёжная МТК.

10. 09. 1907 г. исполняющий обязанности начальника Балтийского завода — полковник И. А. Гаврилов (специалист по проектированию лёгких быстроходных судов) — сообщил в МГШ результаты первой эскизной проработки КРЛ: назначение: «Разведочная служба при эскадре броненосцев или совместные действия с отрядом миноносцев»; проектное водоизмещение — не более 4500 т.; броневая защита — палуба 25-мм; ГЭУ: котельная установка — 17 котлов; двигатели — 3 или 4 паровые турбины общей мощностью 29000 л. с.; проектная скорость полного хода — 28,0 узлов; артиллерийское вооружение: башенная АУ 1×1-203-мм, башенные АУ 3×2-120-мм; минное вооружение: 2×1- нТА (мины Уайтхеда)[6]. [Цветков с.51]

29.09. 1907 г. на совещании Адмиралтейств-Совета было принято решение выполнить 3-х вариантную проектную разработку КРЛ проектной скоростью 29 уз.[7] [Цветков с.52]

Тем временем, в корабельной чертёжной МТК, для поверки возможностей создания КРЛ соответствующего заданиям МГШ, в качестве прототипа был рассмотрен крейсер 2-го ранга «Новик» (проект 1898 г.), при условии обеспечения возможности увеличения проектной скорости с 25,0 до 28,0 уз. Расчёты показали, что увеличение расчётной скорости на 0,5 уз. — достигалось приростом проектного водоизмещения примерно на 330 т. Затем, была произведена 4-х вариантная проектная проработка КРЛ проектным водоизмещением: 4500,4600,5800 и 6000 т.; проектной скоростью 27÷28 уз.; проектная мощность механизмов, в зависимости от водоизмещения и полного запаса топлива — варьировалась в пределах 27000÷34600 л. с., техническую помощь в проработке вариантов турбинной установки оказывала германская фирма «Турбиния АГ»; для всех вариантов предусматривался одинаковый состав вооружения: башенные АУ: 1- 203-мм; 6×1-120-мм. Модельные испытания проектных вариантов КРЛ проводились в опытовых бассейнах Питерербурга и Бремерхафена.[6] [Цветков с.51]

Проверка возможности создания КРЛ по заданиям МГШ показала, что: проектное водоизмещение турбинного крейсера по мере наиболее полного удовлетворения требований МГШ имеет тенденцию к интенсивному возрастанию. Поэтому на первых этапах проектирования, был сделан вывод в том, что создание малого быстроходного крейсера проектным водоизмещением 4000÷4500 т., который бы в полной мере удовлетворял требованиям МГШ — будет сопряжено с непреодолимыми техническими проблемами.[6] [Цветков с.51]

В течение 1908 г. в МТК, во исполнение решения совещания Адмиралтейств-Совета (от 29.09.1907 г.) производилась вариантная разработка проекта 29-ти узлового КРЛ:

Вариант № 1: базировался на предыдущих разработках, величина проектного водоизмещения не устанавливалась; в целях обеспечения однородного состава артиллерийского вооружения — вместо АУ 1-203-мм, предусмотрена АУ 1-120-мм; [7] [Цветков с.52]
Вариант № 2: величина проектного водоизмещения не устанавливалась; предусматривал бронирование борта и усиленный состав вооружения: башенные АУ 2×1-203-мм; АУ 12×1-120-мм, в парных башнях или казематах; [7] [Цветков с.52]
Вариант № 3: предусматривал первоначальное ограничение проектного водоизмещения величиной 6000 т и выполнение всех требований 2-го варианта; в случае невозможности реализации всех требований 2-го варианта — предусматривал этапный отказ от требований 2-го варианта в последовательности: а) — отказ от бронирования борта и верхней палубы; б) сокращение числа АУ×1- 120-мм с 12-ти до 10-ти или 8-ми; в) уменьшение проектной скорости с 29 уз. до 28,5÷10 уз; в)некоторое сокращение района плавания. [7][Цветков с.52]

В связи с пересмотром кораблестроительной программы и загруженностью МТК первоочередными проектами турбинных ЛК и ЭМ, вариантная разработка проектов КРЛ была прервана.[7][Цветков с.52]

Конкурсное эскизное проектирование 1910÷1912 гг.[править | править вики-текст]

Тактические задания (ОТЗ) и Технические условия (ТУ) 1910÷1911 гг.[править | править вики-текст]

В феврале 1910 г. МГШ возобновил разработку заданий на проектирование КРЛ. В значительной степени это было обусловлено успешным развитием ТТЭ зарубежных аналогов и назначением на должность главного инспектора кораблестроения — А. Н. Крылова. .[7] [Цветков с.52]

Новые тактические задания МГШ на проектирование КРЛ в основном базировались на втором варианте 29-узлового КРЛ (разработка МТК в 1908 г.), но с усилением тактических элементов: скорость — 30 уз; увеличением толщины броневого пояса по ГВЛ до 75 мм; артиллерийское вооружение: башенные АУ 2×1-203-мм; АУ 12×1-102-мм (вместо 120-мм), в парных башнях или казематах;

Проектный вариант № 2 (разработка МТК 1908 г.) предусматривал: без установки величины проектного водоизмещения, бронирование борта и усиленный состав вооружения: башенные АУ 2×1-203-мм; АУ 12×1-120-мм, в парных башнях или казематах; .[7] [Цветков с.52]

В результате проработки проекта КРЛ по заданиям МГШ (1910 г.), были получены следующие расчётные значения его ТТЭ: водоизмещение 7000 т; потребная мощность механизмов более 40000 л. с. [Цветков с.52]

В мае 1910 г. для уменьшения проектного водоизмещения КРЛ, в МГШ было решено отказаться от бортовой брони, в пользу усиления артиллерийского вооружения… Однако, в ходе проработки этого варианта, В МГШ (с учётом анализа развития зарубежных аналогов) и в связи с установкой новейших 152-мм орудий на крейсерах довоенных проектов, зрело решение — в целях компенсации отсутствия бортовой брони — изменить состав артиллерийского вооружения в направлении его усиления и обеспечения полной однородности… [7] [Цветков с.52]

18 июня 1911 г. Морской министр утвердил тактические задания для проектирования КРЛ для Балтийского моря…[7] [Цветков с.55]

В конце июля 1911 г. МГШ, в целях компенсации отсутствия бортовой брони — предложил вариант изменения соотношения проектных ТТЭ в направлении — усиления, обеспечения полной однородности и повышения защищённости артиллерийского вооружения в составе: башенные АУ 4×3-152-мм/50, расположенные в диаметральной плоскости линейно-ступенчато, с возвышением двух средних башенных АУ над концевыми… В то время, оценка целесообразности реализации на КРЛ 3-х орудийных башенных АУ среднего калибра была неоднозначной (впервые была реализована в середине 1930-х гг.)… [8] [Цветков с.52,53]

12 января 1912 г. начальник кораблестроительного отдела ГУК — генерал-майор Н. Н. Пущин представил на утверждение товарищу морского министра проект Технических условий (ТУ) на проектирование КРЛ, и список заводов, предполагаемых к приглашению для участия в конкурсном проектировании КРЛ.

В основу проекта Технических условий (ТУ) на проектирование КРЛ были положены требования МГШ по артиллерийской части (башенные АУ 4×3-152-мм/50 с линейно-ступенчатым расположением). В целом, ТУ на проектирование КРЛ содержало широкую трактовку основных требований, обеспечивая условия для творческого подхода к разработке проекта и реализации оригинальных решений. В частности: проектное водоизмещение не устанавливалось; полная скорость судна с нормальным количеством груза при нормальном действии всех котлов и механизмов установлена в 30 уз., при условии, что обводы корпуса обеспечат увеличение скорости до 32 уз; бронирование: нижняя палуба 35/25 мм, скосы 50 мм; башни 75 мм; элеваторы подачи боеприпасов 50 мм; боевая рубка 75 мм; система котлов и их количество строго не устанавливались, но рекомендовались котлы треугольного типа модели английского Адмиралтейства с последними усовершенствованиями, система турбинных механизмов не определена, но подчёркивалось, что «главные механизмы должны быть турбинами одной из новейших систем, испытанных практически на военных судах такого же типа и оказавшихся при этом прочными и экономичными», турбины должны быть приспособлены для экономического хода 14,0 уз с наименьшим расходом топлива, турбины заднего хода должны обеспечить остановку корабля на полном ходу по прохождении им расстояния, равного не более шести длин крейсера; главные холодильники и вспомогательные механизмы предлагалось проектировать с запасом на случай возможной перегрузки турбин на 25 % свыше мощности, соответствующей контрактной скорости 30 уз. В качестве источников электроэнергии на КРЛ рекомендовалось установить четыре турбогенератора переменного тока, напряжением 226 В с частотой 50Гц и мощностью 150 кВт каждый, а также два дизель-генератора переменного тока по 75 кВт.[Цветков с.53] Состав минного вооружения: 6×1- траверзных ТА с запасом 18 мин Уайтхеда диаметром 450-мм. Для выполнения функций заградителя предусмотреть возможность принимать на борт 150 якорных мин, удобство сбрасывания мин за борт обеспечить выполнением широкой кормы с транцем, обеспечить условия для хранение мин на верхней и на нижней палубах. Предполагалось снабдить КРЛ радиостанцией мощностью 8 кВт, с размещением её в защищённой части корабля. [Цветков с.54]

23 февраля 1912 г. Утверждённые Морским министром Технические условия на проектирование КРЛ и приглашения на участие в конкурсном проектировании, были разосланы правлениям русских заводов: Балтийскому, Адмиралтейскому, Путиловскому, Обществу Николаевских заводов и верфей, Русскому судостроительному обществу и Ревельскому русскому обществу для изготовления снарядов и боевых припасов; представительствам иностранных фирм в Петербурге: «Дж. Браун», «Виккерс», «Соун Хантер и Ричардсон», Уильям Бердмор", «Ферфилд Шипбилдинг», «Блом унд Фосс», «Вулкан», «Форж э Шантье де Медитеррене», «Ансальдо», «Ню-Йорк Шипбилдинг», «Крамп», «Шихау», «Бурмейстер ог Вайн», «Стабилименто Технико Триестино», «Ховальдтсверке», «Палмерс Шипбилдинг энд Айрон Уоркс»… Все приглашённые участники конкурсного проектирования КРЛ письменно уведомлялись: о сроках представления проекта — через шесть недель со дня получения вызова; что «постройка означенного крейсера должна производится в России, и для получения этой постройки следует войти в соглашение с какой-либо русской судостроительной фирмой» и о том, что морское министерство не считает себя обязанным уплатить какое-либо вознаграждение за присланный проект. [Цветков с.54]

Ознакомившись с Техническими условиями для проектирования КРЛ и условиями конкурса — все зарубежные предприятия под различными предлогами отказались от участия в конкурсе, некоторые из них изъявили желание оказывать техническую помощь русским заводам в постройке КРЛ. [Цветков с.62]

В итоге, в первоначальном списке участников конкурса состояли: Невский, Балтийский, Адмиралтейский и Путиловский заводы. Затем список участников конкурса пополнил завод Русского общества по изготовлению снарядов и военных припасов, а Балтийский завод, загруженный проектированием ЛКР, из конкурса выбыл, так как Морское министерство считало вполне достаточным участие в конкурсе одного казённого завода — Адмиралтейского; Невский завод сообщил в ГУК, что вынужденно отказывается от проектирования и постройки КРЛ, так как указанный в запросе крейсер не сможет пройти невские мосты… Русское общество для производства снарядов и военных припасов, а также два южных завода с ответом задержались…[Цветков с.62]

25 февраля 1912 г. правление ОНЗиВ в Петербурге, отправило на завод в Николаев письмо следующего содержания: «Нами выслан Вам в субботу 25 февраля 1912 г. экспрессом (поездом Петербург-Николаев) полученный правлением запрос на быстроходный крейсер для балтийского моря. По мнению К. П. Боклевского, нам следует предъявить проект, так как если „Руссуд“ (Русское судостроительное общество) представит теперь таковой, а мы не представим, то в будущем, когда поступит запрос на такие же крейсера для Чёрного моря, — и этого надо ожидать, — наши конкуренты будут иметь перед нами преимущество, что вовсе нежелательно». [Цветков с.62]
Опасения правления ОНЗиВ не подтвердились… Русское судостроительное общество (РСО), загруженное проектированием линейных кораблей и эскадренных миноносцев, не могло позволить себе вести одновременно ещё и проектирование КРЛ, тем более что была возможность получить готовый проект крейсера для Балтийского моря, разработки северных заводов, по аналогии с проектом ЛК типа «Севастополь». [Цветков с.62]

В начале марта 1912 г. северные заводы приступили к конкурсному проектированию эскизных проектов КРЛ руководствуясь полученными Техническими условиями на проектирование. Как и в случае с проектированием ЛК и ЭМ, полноценного конкурса не получилось: казённый Адмиралтейский завод приступил к разработке проекта по приказанию Морского министерства, заведомо зная, что строить КРЛ он не будет, и выступал как некий регулятор цен и технического уровня разработки; практически в соревнование между собой включились только Путиловский завод и Русское общество для изготовления снарядов и военных припасов. Таким образом, выбор Морского министерства ограничивался только двумя заводами, причём каждый из них понимал, что получит заказ на два крейсера независимо от результатов конкурса. [Цветков с.63]

Сразу же выяснилось, что выполнение выданных Технических условий на проектирование КРЛ — неизбежно приведёт к увеличению проектного водоизмещения величиной свыше 10000 т и главных размерений, и, как следствие — к резкому увеличению себестоимости постройки, о чём заводы немедленно информировали ГУК…

Тактические задания и Технические условия 1912 г.[править | править вики-текст]

Поскольку разработанные ГУК ТУ на проектирование КРЛ составлялись на основе тактических заданий (ОТЗ) разработанных в МГШ — последний был вынужден признать, что КРЛ с таким водоизмещением, якобы — не соответствует тактическими заданиями, поскольку он становился слишком крупной целью, и ввиду отсутствия бортовой брони будет легко уязвим, и, — немедленно приступил к корректировке тактических заданий на проектирование КРЛ, при которых обеспечивалось бы приемлемое по себестоимости проектное водоизмещение — путём отказа от башенной артиллерии в пользу увеличения проектной скорости до 34,0 уз. [9] [Цветков с.55]

19 марта 1912 г. механический отдел МТК в письме начальнику ГУК изложил своё мнение о разрабатывавшихся в МГШ новых заданиях на проектирование КРЛ в направлении обеспечения возможности снижения проектного водоизмещения и увеличения проектной скорости до 34,0 уз. По мнению специалистов механического отдела ГУК, применение чисто нефтяного отопления давало возможность «увеличить размеры и мощность каждого котла до 5000 л.с, считая таковую мощность при сжигании не более 4,5 кг нефти на 1 м2 нагревательной поверхности в один час», и в этом случае наиболее предпочтительным типом котлов являются паровые котлы системы Ярроу, с кипятильными трубами изогнутыми на концах, при этом окончательные габаритные размеры таких котлов должны быть определены исходя из проектной ширины КРЛ. Установку котлов эквивалентной мощностью более 5000 л. с. механический отдел МТК считал нецелесообразным по следующим причинам:

 — выход из строя одного из котлов вызовет большую потерю в паропроизводительности котельной установки;
 — большие размеры коллекторов представляют повышенную опасность при взрыве котла;
 — крупногабаритные коллекторы котлов не могут быть изготовлены в России, ввиду отсутствия производства по прокатке котельного железа соответствующих размеров и цельнотянутых коллекторов. [Цветков с.56]

Требование МГШ увеличить проектную скорость КРЛ до 34,0 узлов, вызвало обеспокоенность механического отдела ГУК, в отношении обеспечения сохранности котлов. В письме механического отдела ГУК сообщалось: «Требование достижения лёгким крейсером малого водоизмещения такой высокой скорости, как 34,0 уз, вызывает неизбежную необходимость допустить сжигание в котлах значительно большего количества нефти по сравнению с тем, которое обычно сжигается при хорошей утилизации топлива, т.е 4,5 кг в час на 1 м2 нагревательной поверхности котлов… … на скорость свыше 32,0 уз следует смотреть как на исключение в крайних случаях, так как форсированное сжигание нефти сверх указанного предела вызывает серьёзные опасения за порчу котлов и значительно сокращает срок их службы». Поэтому механический отдел МТК настоятельно предлагал при проектировании котельной установки исходить из общепринятых норм сжигания жидкого топлива (не более 4,5 кг/м2 в один час), понизив при этом требуемую скорость КРЛ до 32,0 узлов. Обеспокоенность специалистов механического отдела МТК была принята во внимание МТК и требование увеличения скорости до 34 уз было исключено из доклада министру. [Цветков с.56,57]

3 апреля 1912 г. В МГШ было завершено составление скорректированных тактических заданий на проектирование КРЛ для Балтийского моря, о чём был составлен письменный доклад морскому министру. В докладе МГШ морскому министру от 3 апреля 1912 г. сообщалось: «Направляются на утверждение новые тактические задания для проектирования лёгкого крейсера для Балтийского моря, взамен таковых, утверждённых Вами 18 июня 1911 г. Изменение заданий было вызвано желанием уменьшить водоизмещение крейсера, так как при прежних заданиях, по сведениям, которые были получены от заводов, участвующих в конкурсе, оно возросло более 10000 т, что не отвечает идее лёгкого крейсера. При новых тактических заданиях крейсер, хотя и будет немного слабее, но всё же явится вполне достаточным для выполнения своих как стратегических, так и тактических задач. Водоизмещение же его уменьшится довольно значительно». Ознакомившись с содержанием доклада Морской министр выразил крайнее неудовольствие, поскольку увеличение водоизмещения неизбежно вело к удорожанию стоимости постройки, выходившей за рамки утверждённых Государственной Думой бюджетных ассигнований. [Цветков с.55]

Крайнее неудовольствие Морского министра И. К. Григоровича по поводу резкого увеличения себестоимости постройки КРЛ, военно-морские историки связывают с параллельным проектированием линейных крейсеров — дредноутов, в ходе которого открылась возможность установки на них дополнительно — четвёртой башенной АУ ГК 3- 356-мм, что значительно повышало боевую мощь ЛКР, но при этом, разница в стоимости всех четырёх ЛКР с учётом установки на них четвёртой башни составляла 28,0 млн руб. Потребность в дополнительном финансировании реализуемой Большой судостроительной программы, вынуждала Морского министра убеждать Государственную думу в необходимости выделения дополнительных кредитов на строительство флота… [Цветков с.58]

Скорректированные условия и требования тактических заданий МГШ для конкурсного проекта:

Кораблестроительные и тактико-технические элементы:
 — главные размерения и водоизмещение КРЛ не установлены; [Цветков с.57]
 — особое внимание обратить на обеспечение высоких мореходных качеств КРЛ в свежую погоду на большом ходу, которые, по мнению МГШ, могли быть достигнуты соответствующим образованием надводного борта в носовой части — достаточно высоким баком, полубаком или подъёмом бортовой линии в носу; [Цветков с.57]
 — рекомендовано, чтобы при представлении конкурсных проектов форма образования корпуса отвечала условию достижения наибольшей скорости и была проверена в бассейне; [Цветков с.57]
 — требовалось предусмотреть ледокольное образование фор- и ахтерштевней для возможности плавания в битом льду;[Цветков с.57]
 — «Полная скорость хода крейсера должна быть не менее 30 уз при нормальном водоизмещении и запасе нефти. Но паропроизводительность котлов должна быть рассчитана таким образом, чтобы при допустимом форсировании котлов и машин пару хватило бы на на развитие полной форсированной мощности последних». При этом форсированная скорость должна быть не менее 32,0 уз". [Цветков с.57]
Система бронирования:
 — система бронирования КРЛ представлялась в двух вариантах: а)бронёй толщиной 25-50 мм защищались только палубы, боевая рубка и кожухи дымовых труб; б) дополнительный броневой пояс по ватерлинии, толщиной 75 мм от штевня до штевня и высотой 2,1 м. [Цветков с.59]
Энергетическая установка:
 — отопление котлов предполагалось сделать чисто нефтяным; [Цветков с.57]
 — расчётная паропроизводительность котлов при допустимом их форсировании должна обеспечивать работу машин на режиме полной форсированной мощности. При этом форсированная скорость должна быть не менее 32,0 уз". [Цветков с.57]
 — нормальный запас топлива должен обеспечить 30-уз ход крейсера в течение 24 ч (720 миль), а полный запас — дополнительно ещё 48 ч со скоростью 24 уз (1870 миль); количество часов пробега 32-уз ходом не оговаривалось, откуда вытекало, что он может быть дан только в экстремальных ситуациях с большим риском выхода котлов из строя; [Цветков с.57]
 — выдвинута идея конструкции палуб, позволяющая осуществить быструю и удобную замену котлов; [Цветков с.57]
 — к турбинной установке предъявлялось требование обеспечить 14-уз ход при возможно меньшем расходе топлива; [Цветков с.57]
Артиллерийское вооружение:
 — отказаться от башеных установок и уменьшить калибр орудий со 152-мм до 130-мм; МГШ счёл башенную артиллерию недостаточно подвижной и скорострельной в борьбе с высоко маневренными эскадренными миноносцами — главными противниками КРЛ;[Цветков с.57]
 — установить не менее 15-ти орудий калибром 130-мм со щитами или в казематах, а также четыре 2,5-дюймовые пушки для борьбы с аэропланами; изменение состава артиллерийского вооружения (130-мм вместо 152-мм) объяснялось стремлением снизить весовую нагрузку крейсера за счёт артиллерии, обеспечив бронирование борта; весовая нагрузка снижалась путём отказа от бронированных башенных АУ, и установкой артиллерийских орудий меньшей массы; 130-мм орудия заряжались вручную, чем исключалась потребность в лотке для снаряда, механическом прибойнике с приводом, устройстве перезагрузки с элеватора на лоток и других механизмах, необходимых при механическом заряжании, увеличивающих общую массу артиллерии; учитывалось, что новое 130-мм орудие, недавно разработанное Обуховским заводом и только что запущенное в серийное производство, имело высокие баллистические характеристики, и на КРЛ может иметь универсальное применение — в качестве орудия главного и противоминного калибра (130-мм противоминные орудия на ЛК типа «Императрица Мария» и КРЛ типа «Измаил»); размещение на КРЛ части 130-мм орудий в казематах — по аналогии с ЛК и ЛКР. [Цветков с.57,58]
 — особое внимание обратить на скорость подачи боеприпасов, которая в полной мере отвечала бы скорострельности орудий. В нормальную нагрузку КРЛ включить 150÷200 выстрелов на каждое орудие в зависимости от угла обстрела, обеспечить соответствующую вместимость артиллерийских погребов; в каждом погребе хранить боеприпасы не более чем для двух орудий. [Цветков с.59]
Минно-торпедное вооружение:
 — предусмотреть усиление минного вооружения установкой: по 3×2-минных аппарата с каждого борта; [Цветков с.59]
 — обеспечить приём на борт не менее 100 мин заграждения — для выполнения задач постановки минных заграждений в неприятельских водах; [Цветков с.59]

Получив копию доклада МГШ Морскому министру (от 3 апреля 1912 г.), исполняющий обязанности начальника главного управления кораблестроения (ГУК) контр-адмирал П. П. Муравьёв, немедленно довёл его до сведения начальников кораблестроительного, артиллерийского, механического и минного отделов для срочного рассмотрения и составления нового варианта Технических условий на проектирование КРЛ. Одновременно всем заводам, участвующим в конкурсе, были разосланы письма одинакового содержания: «Вследствие новых обстоятельств, повлекших за собой перегруппировку основных заданий, последовало изменение некоторых элементов технических условий на составление проекта лёгкого крейсера для Балтийского моря, причём отдельных даже в сторону ослабления, что безусловно, облегчит составление проекта с возможно меньшим водоизмещением. Ввиду этого ГУК просит завод покамест приостановить дальнейшее составление проекта впредь до получения уведомления о последовавших изменениях в Технических условиях». [Цветков с.55,56]

Фактически — заводы (по инерции, в целях обеспечения непрерывности процесса) продолжили конкурсную разработку эскизных проектов КРЛ в соответствии с исходным тактическим заданиям МГШ и исходными ТУ ГУК на проектирование.

7 апреля 1912 г. состоялось заседание Технического совета ГУК, на котором были обсуждены скорректированные тактические задания МГШ и на их основе — выработаны основные требования к проекту КРЛ:

 — величина проектного водоизмещения варьировалась в зависимости от системы бронирования в пределах: 5600 т — для варианта реализации бронированной палубы толщиной 25 мм и бронированных скосов толщиной 50 мм, на протяжённости котельных и турбинных отделений; 6000 т — для варианта палубы без скосов и бортового бронированного пояса по ГВЛ высотой 2,1 м и толщиной 75 мм, который закрывал только котельные и машинные отделнения; 6500 т — для варианта с броневым поясом распространяющимся на всю длину корабля; [Цветков с.59]
 — Для всех вариантов броневой защиты, принят одинаковый состав вооружения, предложенный в докладе МГШ морскому министру (не менее 15-ти орудий калибром 130-мм со щитами или в казематах, а также четыре 2,5-дюймовые пушки для борьбы с аэропланами [Цветков с.57];
 — усиленное минное вооружение: по 3×2-минных аппарата с каждого борта; не менее 100 мин заграждения.[Цветков с.59]);
 — принято решения снизить проектную скорость КРЛ до 30 уз при 12-ч испытании, но при этом установить норму сжигания топлива не боле 3,5 кг нефти на 1 м2 нагревательной поверхности котлов в один час, чтобы иметь возможность форсировки (до 4,5 кг/м2) и в случае надобности развить скорость более 30 уз; [Цветков с.59,60]
 — определёны районы плавания: нормальный — 540 миль в течении 18 ч полным ходом 30 уз; наибольший — 1500 миль в течении 50 ч полным ходом 30 уз; [Цветков с.60]
 — отмечено, что при снижении скорости плавания полным ходом с 30 до 29 уз, открывается возможность, не выходя за пределы проектного водоизмещения 6000 т, — реализовать вариант броневой защиты соответствующий проектному водоизмещению 6500 т. Это предложение в дальнейшем было реализовано в проектах КРЛ, но при проектном водоизмещении несколько более 6000 т. [Цветков с.60]

12 апреля 1912 г. выводы заседания Технического совета ГУК были доложены начальником кораблестроительного отдела Н. Н. Пущиным товарищу морского министра для принятия дальнейших решений по проектированию КРЛ. [Цветков с.60]

Приказом товарища морского министра, материалы секретного доклада начальника кораблестроительного отдела ГУК Н. Н. Пущена были направлены на Адмиралтейский завод для проработки возможности создания проекта КРЛ на базе скорректированных заданий МГШ и ГУК. [Цветков с.60]

В течение апреля 1912 г. на Адмиралтейском заводе была выполнена проработка возможности создания КРЛ на базе новых заданий. [Цветков с.60]

2 мая 1912 г. начальник Адмиралтейского завода генерал-майор Моисеев представил в ГУК эскизный проект КРЛ с проектным водоизмещением 6500 т, составленный на основании секретных материалов доклада начальника кораблестроительного отдела ГУК. («эскизный проект лёгкого крейсера в 6500 т, составленный на основании секретного доклада начальника кораблестроительного отдела товарищу морского министра»).[Цветков с.60]

По результатам рассмотрения эскизного проекта КРЛ представленных Адмиралтейским заводом, начальник кораблестроительного отдела ГУК — Н. Н. Пущин составил справку, в которой указал, что проект КРЛ может быть признан удовлетворительным с незначительными замечаниями, в частности: — котельные отделения следует разделить добавочными переборками на восемь групп вместо четырёх; — относительную массу корпуса принять 28 % водоизмещения вместо 24 %; — в соответствии с указанными замечаниями величину проектного водоизмещения принять 6800÷7000 т., что, по мнению Н. Н. Пущина было вполне приемлемо. [Цветков с.61]

На основании доклада Н. Н. Пущина (от 12 апреля 1912 г.) и эскизной проработки КРЛ Адмиралтейского завода, с учётом замечаний начальника кораблестроительного отдела ГУК — были внесены соответствующие исправления в 1-й вариант Технических условий на проектирование КРЛ. [Цветков с.60,61]

2-й вариант Технических условий на проектирование КРЛ содержал ряд принципиально новых положений, которые определили окончательное направление последующего проектирования КРЛ и его основные тактико-технические характеристики:

Кораблестроительные и тактические элементы:
 — проектное водоизмещение — не более 6800 т; [Цветков с.61]
 — длина корпуса в пределах 156÷158 м; [Цветков с.61]
 — контрактная скорость хода — 30,0 уз; форсированная скорость хода не определена: «при форсированном действии всех котлов и механизмов скорость, какая получится». [Цветков с.61]
 — нормальный расчётный запас топлива определить из условия обеспечения хода 30 уз в течение 18 ч; [Цветков с.61]
 — полный расчётный запас топлива определить из условия обеспечения хода 24 уз в течение 50 ч; [Цветков с.61]
Энергетичская установка:
 — установить шесть универсальных котлов и семь чисто нефтяных котлов типа Ярроу; в качестве главных механизмов установить четыре комбинированные турбины Кэртиса в одном корпусе (частота вращения на полном ходу — не более 450 об/мин; расход пара — не более 0,8÷0,85 кгс/л. с.) и расположить их в четырёх машинных отделениях вместе с холодильниками. [Цветков с.61]
Система броневой защиты:
 — бронированная палуба и два бортовых броневых пояса из крупповской цементированной стали: верхний толщиной 25 мм и нижний толщиной 75 мм; [Цветков с.61]
Артиллерийское вооружение: 15×1-130-мм орудий с палубно-казематным расположением, палубные орудия защитить башенноподобными или коробчатыми щитами; [Цветков с.61]


6 июня 1912 г. при рассмотрении ассигнований на Большую судостроительную программу в Государственной думе — морской министр И. К. Григорович дал слово в течение пяти последующих лет не просить дополнительных кредитов на строительство флота, пришлось укладываться в отпущенные средства, «урвав сколь возможно от лёгких крейсеров для броненосных». Этим во многом объясняется окончательно принятый состав артиллерийского вооружения КРЛ и снижение его проектной скорости. [Цветков с.58]

19 июня 1912 г. второй вариант Технических условий на проектирование КРЛ поступил в типографию Морского Министерства для литографирования в количестве 30 экземпляров. [Цветков с.61]

В течение мая-июня 1912 г. Ревельский, Адмиралтейский и Путиловский заводы представили в Морское министерство свои эскизные проекты КРЛ водоизмещением соответственно: 7750, 6500 и 6300 т — разработанные согласно старыми Техническими условиями на проектирование. [Цветков с.61]

27 июня 1912 г. представленные проекты КРЛ были рассмотрены на Техническом совете ГУК. [Цветков с.63]

28 июня 1912 г. в Морское министерство поступил переработанный Ревельским заводом эскизный проект КРЛ. В сопроводительном письме сообщалось: «Мощность механизмов для этого проекта определялась по способу Тейлора, но сейчас изготавливается модель для испытаний в бассейне, и по проведении этих испытаний результаты будут представлены позже». [Цветков с.63,64]

30 июня 1912 г. заводам, участвующим в конкурсе — были высланы замечания по эскизным проектам КРЛ (рассмотренных 27 июня 1912 г. на Техническом совете ГУК), вместе с изменениями в Технических условиях на их проектирование. [Цветков с.63]

31 июня 1912 г. Ревельский завод представил в Морское министерство два варианта расположения 130-мм орудий:

 — 1-й вариант — размещение десяти орудий в казематах и пяти орудий — на верхней палубе;
 — 2-й вариант — размещение 16-ти орудий, шесть из которых предполагалось установить спарено на трёх станках — в целях некоторого увеличения углов обстрела… В связи с необходимостью разработки соответствующих станков — артиллерийский отдел ГУК этот вариант сразу же отверг. [Цветков с.63]

С 1 июля по 8 августа 1912 г. в МГШ и ГУК рассматривались эскизные проекты всех трёх заводов, по мере их поступления. Проектные водоизмещения КРЛ разработки Адмиралтейского и Путиловского заводов были одинаковыми — 6600 т, а Ревельского завода Русского общества — 6650 т;[Цветков с.63]

9 августа 1912 г. конкурсные эскизные проекты КРЛ были рассмотрены на заседании Технического совета. По замечаниям отделов ГУК — глубина проработки проектов признана недостаточной, в связи со сжатыми сроками разработки эскизных проектов КРЛ заводы не успели представить на рассмотрение спецификации по корпусу, механизмам и вооружению, что затрудняло рассмотрение материалов и анализ их качества. Поэтому большинство замечаний носило не конструктивный, а декларативный характер — особенно это касалось, в общем одинаковых для трёх проектов — замечаний кораблестроительного отдела ГУК по корпусу крейсера. [Цветков с.64]

 — МГШ предпочёл проект Путиловского завода, предусматривающему две броневые палубы, проекту Адмиралтейского завода — с одной броневой палубой. [Цветков с.64]
 — По мнению кораблестроительного отдела ГУК и консультантов генерал-лейтенанта А. Н. Крылова и генерал-майора И. Г. Бубнова: проект Путиловского завода отличался наиболее продуманной конструкцией корпуса и обоснованностью весовых характеристик; проект Адмиралтейского завода отличался лучшей системой бронирования корпуса и высотой расположения главного броневого пояса; замечания кораблестроительного отдела ГУК в основном касались усиления продольной прочности и норм её обеспечения и расположения хранилищ угля и нефти, с учётом установленной кораблестроительным отделом ГУК нормы метацентрической высоты — в пределах 1,0÷1,2 м, при нормальном водоизмещении. [Цветков с.64]
 — Механический отдел ГУК: в проекте Путиловского завода — указал необходимое соотношение универсальных котлов и котлов с чисто нефтяным отоплением, признал недостаточной весовую нагрузку (1900 т), отведённую на механизмы и котлы и запас питательной воды, с требованием увеличить её до 2000 т с запасом питательной воды не менее 30 т.; в проекте Ревельского завода Русского общества — потребовал заменить двухвальную турбинную установку — четырёхвальной; мощность источников электропитания (два турбогенератора по 125 кВт и два дизель-генератора по 75 кВт) во всех проектах признана достаточной. [Цветков с.64]
 — Артиллерийский отдел ГУК: все замечания для трёх проектов были в основном одинаковыми: ликвидировать скученность 130-мм орудий и расположить их равномерно по всей длине корабля, снабдив щитами толщиной 25 мм; подкрепления под орудия рекомендовано устроить в виде труб; центральный пост опустить ниже ГВЛ; в боевой рубке устроить два яруса; указано на недопустимое прилегание артиллерийских погребов непосредственно к нефтяным цистернам и второму дну; в проекте Ревельского завода указано опереть 75 мм броневой пояс на настил нижней палубы и устроить в корме броневой траверз толщиной 25 м; указано, что во всех проектах общая весовая нагрузка по артиллерии занижена, и её следует исправить, доведя до 399,2 т; небольшое количество замечаний по минной части сводились к установке минных рельсов на нижней палубе и удлинению минных аппаратов. [Цветков с.65]

13-17 августа 1912 г. эскизные проекты КРЛ вместе с замечаниями были возвращены Адмиралтейскому, Путиловскому и Ревельскому заводам на доработку, с указанием срока предоставления доработанных проектов — 1 сентября 1912 г. [Цветков с.65]

Южные заводы: «Руссуд» (РСО) и «Наваль» (ОНЗиВ), получив, 25.02.1912 г., запрос на участие в конкурсном проектировании КРЛ для Балтийского моря задержались с ответом… Будучи загруженными проектированием линейных кораблей и эскадренных миноносцев для Чёрного моря, эти заводы уже не имели внутренних ресурсов для разработки «с нуля», эскизного проекта КРЛ… Являясь конкурентами, заводы РСО и ОНЗиВ, — рассчитывали в перспективе получить заказы на постройку КРЛ для Чёрного моря, используя при этом уже готовый эскизный проект КРЛ для Балтийского моря (по аналогии с использованием уже готового эскизного проекта ЛК типа «Севастополь» для Балтийского моря, при проектировании ЛК типа «Императрица Мария» — для Чёрного моря). [Цветков с.62]

В августе 1912 г. правлением Русского судостроительного общзества (РСО) получен первый запрос Морского министерства с просьбой представить заявленную цену и сроки готовности одного из двух лёгких крейсеров для Чёрного моря. [Цветков с.70]

По этому поводу начальник ГУК П. П. Муравьёв писал: "Прошу к 1 сентября 1912 г. доставить на моё имя заявление на цену и сроки готовности одного из двух крейсеров, оно должно быть подано в запечатанном конверте с надписью «Цена и срок на постройку лёгких крейсеров» … «если общество предоставит к тому же сроку свой проект крейсера, то это будет весьма желательно». [Цветков с.62]

17 августа 1912 г. по распоряжению директора правления РСО Д. Ф. Крукстона, управляющий делами РСО Н.Селянин — вручил запрос Морского министерства главному корабельному инженеру РСО полковнику Л. Л. Коромальди, отъезжающему из С.-Петербурга в Николаев, с просьбой передать запрос и приложения (чертежи и спецификации лёгкого крейсера для Балтийского моря, разработки Адмиралтейского завода) заводоуправлению РСО, «предварительно ознакомившись с ними дорогой, на тот случай, если завод найдёт нужным разработать проект крейсера для представления его в ГУК вместе с заявлением цен и сроков».

Но к 1 сентября 1912 г. РСО и ОНЗиВ не представили своего проекта КРЛ и, воспользовавшись полученными материалами эскизного проекта КРЛ для Балтийского моря разработки Адмиралтейского завода, только заявили ориентировочную цену и определили примерные сроки готовности кораблей, сообразуясь с возможностями своих заводов. [Цветков с.70]

Этап эскизного проектирования 1912÷1913 гг.:[править | править вики-текст]

1 сентября 1912 г. 2-й вариант ТУ на проектирование КРЛ (утверждённый морским министерством) был разослан заводам, участвующим в конкурсном проектировании КРЛ. [Цветков с.62]

1 сентября 1912 г. ОНЗиВ и РСО (после взаимных согласований) заявили цены и сроки готовности двух крейсеров. При этом РСО высказало сомнение в том, что при водоизмещении 6600 т (проект Адмиралтейского завода) будет невозможно выполнить все требования ТУ предъявляемые Морским министерством на проектирование КРЛ. По мнению РСО: в проекте Адмиралтейского завода занижены статьи нагрузок, особенно по массе корпуса; массам артиллерии, брони и боевых рубок — которые меньше соответствующих масс, приведенных в ТУ; объём помещений, отведенных под котельные отделения — совершенно недостаточен для размещения котлов; нерациональное расположение артиллерии и брони. В письме РСО в Морское министерство от 1 сентября 1912 г. сообщалось: «на основании изложенного полагаем, что проект должен быть переработан, причём для сохранения водоизмещения 6600 т необходимо несколько снизить требования Технических условий (в первую очередь скорость и район плавания) или в случае сохранения этих требований придётся увеличить водоизмещение».

В дальнейшем замечания ОНЗиВ и РСО по проекту КРЛ Адмиралтейского завода послужили основой для разработки нового эскизного проекта КРЛ для Чёрного моря. [Цветков с.71,72]

3 сентября 1912 г. Путиловский завод представил «утяжелённый проект» КРЛ, водоизмещением 6750 т, выполненный по дополнительному заданию ГУК. При рассмотрении этот проект был признан слишком дорогим, и в последующем в отделах ГУК рассматривались проекты водоизмещением не более 6600÷6650 т. [Цветков с.66]

По дополнительному заданию ГУК — Ревельским заводом был также представлен эскизный проект «облегчённый вариант» КРЛ водоизмещением 6100 т. Директор Ревельского завода — полковник И. А. Гаврилов — сообщал в ГУК: « … я придерживался возможно близко проекта крейсера, представленного нами 1 сентября 1912 г. Вследствие изменения водоизмещения на 650 т, главные размерения крейсера изменилась: длина уменьшилась до 150 м, ширина — до 14,8 м расположение артиллерии и внутреннее расположение осталось прежним. Водоизмещение было уменьшено некоторым снижением запаса топлива, массы брони и механизмов, последнее же повлекло за собой снижение скорости». По мнению начальника МГШ вице-адмирала князя А. А. Ливена, которое поддержал и начальник ГУК: «крейсер водоизмещением 6100 т следует считать неприемлемым ни по бронированию, ни по скорости, ни по району плавания». [Цветков с.65]

В течение первой половины сентября 1912 г. в МГШ и отделах ГУК были рассмотрены поступившие от заводов проекты, которые по мере доработки по замечаниям ГУК всё больше приближались один к одному. [Цветков с.65]

5 сентября 1912 г. после беседы начальника ГУК вице-адмирала П. П. Муравьёва с директором Русского судостроительного общества (РСО, правление в Петербурге — телеграфировало в Николаев: «Муравьёв советует пока воздержаться от составления эскизного проекта. В понедельник в Главном управлении кораблестроения рассматриваются три проекта: представленные здешними заводами (Адмиралтейским, Путиловским и Обществом для изготоваления снарядов и военных припасов), после чего будет решено, каким заданиям придерживаться». [Цветков с.62]

7 сентября 1912 г. МГШ представил свой отзыв: «Рассмотрев проекты Адмиралтейского, Путиловского и Ревельского заводов, Морской генеральный штаб пришёл к выводу, что они более или менее идентичны, хотя по бронированию, боевым рубкам и общему расположению предпочтение следует отдать Адмиралтейскому заводу». [Цветков с.65]

18 сентября 1912 г. эскизные проекты КРЛ были рассмотрены на заседании Технического совета ГУК, в ходе которого:

 — Кораблестроительный отдел ГУК отметил общим недостатком всех проектов — отсутствие броневой защиты дымоходов и котельных кожухов; остальные замечания были незначительными, в основном были отмечены недостаточность площадей под механизмы и неудобство расположения некоторых помещений. [Цветков с.66]
 — Механический отдел ГУК указал на чрезмерно высокий пропульсивный коэффициент (0,534), принятый Путиловским заводом при проектировании энергетической установки, вследствие чего общая масса механизмов оказалась заниженной. Путиловскому заводу также было указано на тесноту турбинных отделений, недостаточность количества вспомогательных холодильников, масляных и нефтяных насосов, малый объём тёплых ящиков. Аналогичные замечания по вспомогательным механизмам были сделаны при рассмотрении проектов Адмиралтейского и Ревельского заводов. Общим недостатком всех проектов отмечено отсутствие расчётов, обосновывавших запас топлива и район плавания. [Цветков с.66]
 — Артиллерийский отдел ГУК уведомил заводы, что окончательные чертежи 130-мм орудия со станками и щитами (круглыми и коробчатыми) будут им выданы в январе 1914 г, а элеваторы должны быть разработаны самими заводами; даны замечания относительно углов обстрела орудий, удобства расположения элеваторов и подачи боеприпасов, способа бронирования подачных труб. [Цветков с.66]

По общему мнению заседания Технического совета: «Главное управление кораблестроения считает, что ни один из проектов не может быть принят без надлежащих переделок и исправлений, которые предпочтительно делать на проекте, в наибольшей мере удовлетворяющем требованиям механического отдела. Что касается теоретических обводов судна, то для выбора проекта следует произвести параллельные испытания моделей этих проектов в Опытовом судостроительном бассейне Морского министерства». В связи с этим, казённый Адмиралтейский завод — выполнив свою функцию регулятора цен и технического уровня разработки — приказом Морского министерства был выведен из конкурсного проектирования КРЛ, а Путиловскому и Ревельскому заводам было поручено разработать совместный окончательный проект КРЛ водоизмещением 6600 т и представить его на утверждение Морскому министерству в октябре 1912 г. На этом был завершён 2- тур конкурсного проектирования КРЛ. [Цветков с.63, 67]

Совместный эскизный проект Путиловского и Ревельского заводов:[править | править вики-текст]

24 октября 1912 г. в ГУК рассмотрен вариант проекта КРЛ водоизмещением 6650 т, разработанный Путиловской верфью совместно с Ревельским заводом, и был принципиально одобрен с незначительными замечаниями, после чего каждый завод самостоятельно внёс исправления в свои чертежи и спецификации, а затем снова выслал их для утверждения. [Цветков с.123]

26 октября 1912 г. Ревельский завод представил в ГУК переработанный проект КРЛ. По этому поводу член правления Ревельского завода К. М. Соколовский сообщил в ГУК: «Русское общество для изготовления снарядов и боеприпасов подтверждает, что оно согласно строить на Ревельском судостроительном заводе по цене 8300000 руб. за каждый корабль два лёгких крейсера водоизмещением 6650 т по проекту, представленному 26 октября 1912 г.» [Цветков с.123]

29 октября 1912 г. состоялось расширенное заседание Технического совета ГУК по рассмотрению эскизного проекта КРЛ совместной разработки Путиловского и Ревельского заводов, в присутствии флагманских специалистов штаба («флагманских чинов»), командующего Морскими силами Балтийского моря, офицеров МГШ и ГУК, представителей Путиловского и Ревельского заводов, на котором совместный проект КРЛ подвергся всестороннему обсуждению, в целом не вызвал возражений и был утверждён… [Цветков с.67,123]

В ноябре 1912 г. были утверждены общие чертежи и спецификация КРЛ Путиловской верфи. [Цветков с.136]

25 ноября 1912 г. Ревельский завод, после внесения исправлений, выработанных Техническим советом ГУК, представил в Морское министерство для окончательного утверждения проект КРЛ водоизмещением 6650 т и скоростью 29,5 уз. В течении непродолжительного времени этот проект был рассмотрен. [Цветков с.123]

26 ноября 1912 г. были утверждены общие чертежи и спецификация КРЛ проекта Ревельского завода, которые полностью определяли тип новых кораблей, которые в скором времени предполагалось заложить на двух больших стапелях Ревельского завода. [Цветков с.125]

29 ноября 1912 г. Ревельский завод запросил через ГУК, у Адмиралтейского завода чертежи каютных переборок, трапов, иллюминаторов, шпилей, деталей рулевых устройств, шлюп-балок и др. для — «однообразия проектирования с прочими судами флота». [Цветков с.127]

До конца 1912 г. Ревельский завод представил в ГУК схему бронирования и расположение артиллерии, диаграмму углов обстрела, чертежи артиллерийских погребов, а так же расчёт стоимости и сроки поставки брони Ижорским заводом, необходимые для заключения контракта, и другие документы. [Цветков с.127]

18 декабря 1912 г. проект КРЛ Ревельского завода был утверждён морским министром. Его отличие от проекта Путиловского завода состояло лишь в том, что в спецификации по механизмам значились турбины «Кэртис-АЭГ-Вулкан», а в спецификации по механизмам на проект Путиловской завода — турбины Парсонса, в связи с тем, что Ревельскому заводу техническую помощь в проектировании энергетической установки оказывала германская фирма «Вулкан» в Штеттине. [Цветков с.123. 124]

Таким образом, настойчивые усилия морского министерства, направленные на полную унификацию эскизных проектов (общих чертежей и спецификаций) КРЛ для Балтийского моря, не пропали даром. Путём внесения многочисленных изменений и исправлений в проекты Путиловской верфи и Ревельского судостроительного завода по замечаниям ГУК удалось, наконец, добиться почти полной идентичности этих проектов. [Цветков с.123]

Рабочее проектирование: В соответствии с «Основаниями для разработки лёгких крейсеров» утверждённых морским министром, разработка детальных чертежей производилась каждым заводом самостоятельно. [Цветков с.127]

После утверждения совместного эскизного проекта КРЛ, Путиловский и Ревельский заводы самостоятельно приступили к разработке детальных чертежей проекта (рабочему проектированию). В соответствии с «Основаниями для разработки лёгких крейсеров» утверждённых морским министром, разработка детальных чертежей производилась каждым заводом самостоятельно. [Цветков с.127] [Цветков с.67, 127]

Дальнейшая унификация КРЛ для Балтийского моря осуществлялась автоматически, поскольку в качестве субконтрагентов при заказе основных корабельных устройств и систем для КРЛ Путиловской верфи и Ревельского завода выступали практически одни и те же прдприятия, которым было гораздо выгоднее тиражировать электрические генераторы, двигатели, шпилевые устройства рулевые машины и другие механизмы о уже готовым чертежам, чем разрабатывать новые. [Цветков с.127]

18 января 1913 г. состоялся совместный доклад МГШ и ГУК морскому министру по поводу окончания эскизного проекта КРЛ для Балтийского моря. В докладе сообщалось: «Представленные заводами для утверждения проекты крейсеров водоизмещением около 6000 т считаем вполне приемлемыми, за исключением запаса топлива»… поскольку по первоначальным тактическим заданиям МГШ крейсера должны были иметь запас топлива, необходимый для 18 ч полного хода и 50 ч 24-уз хода. Однако, несмотря на все усилия, предпринятые в процессе проектирования, Путиловская верфь и Ревельский завод пришли к заключению, что эти требования, как и требования 30 -уз скорости, не выполнимы. В связи с этим заводы обратились в Морское министерство с ходатайством снизить установленные нормы до 16 ч полного хода и 48 ч 24-уз хода, а также уменьшить скорость полного хода до 29,5 уз. [Цветков с.136] Впоследствии эскизный проект КРЛ совместной разработки Путиловского и Ревельского заводов — был взят за основу для разработки эскизного проекта КРЛ на южных заводах. [Цветков с.67]

6 марта 1913 г. начальник ГУК кронтр-адмирал П. П. Муравьёв направил в правление РСО и ОНЗиВ в Петербурге письма одинакового содержания: «Препровождая при сём чертежи лёгкого крейсера для Балтийского моря, прошу правление, приняв их за основу, представить к 20 марта 1913 г. в запечатанных конвертах на имя начальника ГУК свои заявления о стоимости и сроках постройки одного или двух таких же крейсеров для Чёрного моря». Эти документы явились первым запросом о ценах и сроках готовности КРЛ для Чёрного моря, они также содержали предписание морского министра об установке на крейсерах для Чёрного моря котлов типа Долголенко-Бельвиля, которое внесло некоторую напряжённость в процесс проектирования КРЛ для Чёрного моря, но в то же время послужило фактором для конкурсного проектирования всей энергетической установки. [Цветков с.67, 80]

Рабочее проектирование КРЛ для Балтийского моря[править | править вики-текст]

В феврале 1913 г. одновременно заключён контракт с Путиловской верфью на постройку двух КРЛ типа «Адмирал Бутаков», и с Ревельским заводом на постройку двух КРЛ типа «Светлана». Срок готовности первого крейсера запланирован на 1 августа 1915 г., а второго — на 15 октября 1915 г. [Цветков с.136,137]




Вариантное эскизное проектирование КРЛ для Балтийского моря осуществлялось в течении 19071913ов, с учётом послевоенных тенденций развития малых быстроходных крейсеров 2-го и 3-го класса для ВМФ Англии и Германии и особенностей ведения морской войны на Балтийском ТВД. В связи с обострением геополитической обстановки на Черноморском театре, разработанный на конкурсной основе эскизный проект КРЛ для Балтийского моря, был взят за основу при эскизном проектировании КРЛ для Чёрного моря. Особенность проектирования КРЛ для ВМФ РИ проявилась в посредническом участии английских и германских фирм в процессах разработки энергетических установок различных типов. Рабочее проектирование и постройка КРЛ для Балтийского моря осуществлялась на двух «северных», а для Чёрного моря — на двух «южных» судостроительных заводах России, с использованием местного опыта проектирования, технологических особенностей производства, под влиянием различных условий снабжения комплектующими изделиями. В 19131914ах, всего было заложено 8 однотипных лёгких крейсеров: на северных верфях — 4 единицы, типа «Светлана» — для Балтийского моря, а на южных верфях — 4 единицы типа «Адмирал Нахимов» — для Чёрного моря. КРЛ типа «Адмирал Нахимов» отличались несколько большими размерениями и водоизмещением, обводами корпуса, количеством котлов и их компоновкой, типом паротурбинных двигателей, но, при обсуждении эскизного проекта КРЛ для Чёрного моря, Морской технический комитет (МТК), единогласно признал его идентичным эскизному проекту КРЛ разработки Путиловского завода. Первые турбинные КРЛ создаваемые для ВМФ РИ, функционально соответствовали решению тех же задач, что и их предшественники — бронепалубные крейсера довоенных проектов: ведение разведки при эскадре, огневая поддержка соединений эсминцев, но они были более приспособлены для эскадренного боя с участием линейных кораблей дредноутного типа, благодаря: увеличенной до 30 узлов скорости хода, более высокой мореходностьи, бортовому бронированию, более современному и однородному составу артиллерийского вооружения с казематной его защитой. Реализованная на КРЛ - преимущественно казематная схема размещения артиллерии (по аналогии с русскими ЛК и ЛКР) обеспечила возможность снижения себестоимости КРЛ в условиях ограниченного бюджета, однако по мнению некоторых военно-морских историков уже якобы не соответствовала современным требованиям... Завершение постройки крейсеров планировалось в 19151916 годах, но в связи с началом Первой мировой войны корабли в установленные сроки достроить не успели, хотя степень готовности некоторых единиц была весьма высокой… Вызванная войной нехватка материалов, вкупе со срывом поставок механизмов, заказанных на германских заводах, сорвали сроки завершения постройки кораблей. Вследствие Октябрьской революции и последовавшей Гражданской войны постройка кораблей была приостановлена. В 1920-х годах Советского правительства приняло решение достроить шесть из восьми заложенных крейсеров. Однако, фактически только один из балтийских и два из черноморских кораблей были завершены постройкой, в качестве крейсеров. Два корабля были достроены в качестве танкеров под названиями «Азнефть» (быв. «Адмирал Грейг») и «Грознефть» (быв. «Адмирал Спиридов») — их бронированные корпуса оказались весьма кстати для плавания в ледовых условиях. При этом в ходе достройки котлы и турбины обоих судов были заменены на двигатели внутреннего сгорания Коломенского завода[10]. Крейсер «Ворошилов» (быв. «Адмирал Бутаков») так и не был введён в строй, хотя решение о его достройки в качестве учебного корабля принималось и отменялось дважды. В конце 1920-х — начале 1930-х годов, три крейсера, под новыми названиями: «„Профинтерн“» (быв. «Светлана»), «Червона Украина» (быв. «Адмирал Нахимов») и «Красный Кавказ» (быв. «Адмирал Лазарев») были введены в состав ВМС РККА. В 1930 году крейсер «Профинтерн» перешёл в Чёрное море и был включён в состав бригады крейсеров Черноморской эскадры. Крейсер «Красный Кавказ» — единственный из крейсеров данного типа, был достроен по модернизированному проекту, что позволило приблизить его тактико-технические характеристики к лёгким крейсерам нового поколения, постройки 1930-х годов. С первых часов Великой Отечественной войны, бригада крейсеров приняла участие в боевых действиях на Черноморском театре. В 1941 году, при отражении ноябрьского штурма Севастополя, героически погиб крейсер «Червона Украина». В ходе войны крейсера «Красный Кавказ» и «Красный Крым» стали гвардейскими кораблями. После войны оба крейсера были переведены в ранг учебных кораблей, и во второй половине 1950-х годов исключены из списков корабельного состава ВМФ СССР.

Описание конструкции[править | править вики-текст]

Корпус[править | править вики-текст]

Крейсера имели следующие главные размерения: длина наибольшая 158,4 метра (по ватерлинии — 154,8 метра), ширина с броней и обшивкой 15,35 метра (без обшивки и брони — 15,1 метра), осадка на ровном киле 5,58 метра. высота надводного борта корабля составляла: в носу — 7,6 метра, на миделе — 3,4 метра и в корме — 3,7 метра[11].

Корпуса были разделены на отсеки с помощью водо- и нефтенепроницаемых продольных и поперечных переборок. Также, для обеспечения непотопляемости корабля, было предусмотрено устройство второго дна на протяжении всего корпуса и третьего дна на отдельных его участках (в основном в районе котельных и машинных отделений), а также размещение энергетической установки в семи котельных и четырёх турбинных водонепроницаемых отсеках.

Бронирование[править | править вики-текст]

Броневая защита крейсеров образовывала два контура, основываясь на принципе неуязвимости от поражающих факторов (снарядов и осколков) артиллерии его главных противников — эскадренных миноносцев и лёгких крейсеров. Первый контур броневой защиты ограничивал пространство между бортами корабля и его палубами (верхней и нижней), а второй — между бортами и нижней палубой. Платформа, замыкавшая последний контур снизу, не бронировалась, так как располагалась ниже ватерлинии. Бортовая броня второго контура повышенной толщины защищала жизненно важные центры корабля — котельные и машинные отделения. Броневой 25-мм пояс первого контура, включённый в расчёт продольной прочности корпуса корабля и выполненный из листов нецементированной крупповской стали, имел высоту 2,25 метра и проходил по всей длине корабля, охватывая борт от верхней до нижней палубы. Главный броневой пояс толщиной 75 мм располагался ниже и простирался почти по всей длине корабля. Этот пояс состоял из цементированных плит крупповской стали высотой 2,1 метра. В районе 125-го шпангоута пояс заканчивался броневым траверзом толщиной 50 мм. Нижняя часть главного броневого пояса опускалась ниже ватерлинии на 1,2 метра и опиралась на бортовые кромки платформы, а верхняя часть замыкала контур настила нижней палубы. Настил нижней и верхней палуб имел толщину 20 мм. Кормовой подзор, начинавшийся от броневого траверза, защищался 25-мм броней[12].

Кожухи (защитные элементы) дымовых труб крейсера на протяжении от верхней до нижней палубы (первая труба — до палубы бака) защищалась 20-мм броней. Выше верхней палубы все элеваторы подачи боеприпасов к орудиям имели броневые кожухи из нецементированной крупповской стали толщиной 25 мм. Боевая рубка состояла из двух ярусов и имела вертикальные стены из 75-мм нецементированной крупповской брони, бронированные крышу и подшивку толщиной 50 мм. Также из 20-мм нецементированной стали было изготовлено основание боевой рубки от нижней части до верхней палубы. В качестве защиты многочисленных проводов и кабелей, идущих от приборов управления кораблем и артиллерийским огнём, а также телефонов, установленных в боевой рубке, была предусмотрена специальная труба из кованой пушечной стали с толщиной стенки 75 мм[12].

Значительным недостатком бронирования, по мнению кораблестроительного комитета морского министерства, было отсутствие броневой защиты дымоходов и котельных кожухов.

Представители[править | править вики-текст]

Название Судоверфь Закладка Спуск на воду Вступление в строй Исход
Корабли постройки северных верфей, для Балтийского моря
Светлана /
Профинтерн /
Красный Крым
Русско-Балтийское судостроительное и механическое акционерное общество, Ревель 11 ноября 1913 28 ноября 1915 1 июля 1928 учебный крейсер с ноября 1954, разобран на металл в 1960-х
Адмирал Бутаков Путиловская верфь, Петербург 29 ноября 1913 23 июля 1916 не достроен, разобран на металл в 1950-х[13]
Адмирал Спиридов 16 ноября 1913 27 августа 1916 достроен в 1926 в качестве танкера «Грознефть». Погиб в Азовском море во время Великой Отечественной войны
Адмирал Грейг Русско-Балтийское судостроительное и механическое акционерное общество, Ревель 24 ноября 1913 26 ноября 1916 достроен в 1926 в качестве танкера «Азнефть». Затонул в порту Туапсе во время шторма
Корабли постройки южных верфей, для Чёрного моря
Адмирал Нахимов / Червона Украина Руссуд, Николаев
Объединение Николаевских государственных заводов им. А. Марти, Николаев
18 октября 1913 25 октября 1915 21 марта 1927 потоплен германской авиацией 13 ноября 1941, поднят 3 ноября 1947, потоплен как мишень
Адмирал Лазарев / Красный Кавказ 18 октября 1913 15 мая 1916 25 января 1932 потоплен как мишень 21 ноября 1952
Адмирал Истомин Руссуд, Николаев июль 1914 не достроен, разобран на стапеле[13]
Адмирал Корнилов июль 1914 не достроен, разобран на стапеле[13]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Быков Н.Г. Прожитое и пережитое. — М.: Андреевский флаг, 1996. — С. 10. — 352 с. — 5000 экз. — ISBN 5-85608-034-3.
  2. И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 49.
  3. И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 24.
  4. И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 33.
  5. 1 2 3 И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 50.
  6. 1 2 3 И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 51.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 52.
  8. И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 52,53.
  9. И.Ф.Цветков. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ", Судостроение 1990, с. 55.
  10. Быков Н.Г. Прожитое и пережитое. — М.: Андреевский флаг, 1996. — С. 10. — 352 с. — 5000 экз. — ISBN 5-85608-034-3.
  11. И. Ф. Цветков Гвардейский крейсер «Красный Кавказ».— Л-д, Судостроение, 1989.— 264 с. ил. ISBN 5-7355-0121-6 Указ. соч. — С.125.
  12. 1 2 И. Ф. Цветков Гвардейский крейсер «Красный Кавказ».— Л-д, Судостроение, 1989.— 264 с. ил. ISBN 5-7355-0121-6 Указ. соч. — С.92-93.
  13. 1 2 3 Цветков И. Ф. Глава 5. Под флагом страны советов // Гвардейский крейсер «Красный Кавказ». — Л.: Судостроение, 1989. — 264 с. — ISBN 5-7355-0121-6.

Литература[править | править вики-текст]

  • Gardiner R. All the World's Fighting Ships 1906—1921. — Лондон: Conway Maritime Press / US Naval Institute Press, 1985. — 439 с. — ISBN 0-87021-907-3.
  • Корабли и вспомогательные суда Советского военно-морского флота (1917—1927) / Сост.: С. С. Бережной, Т. Д. Лысикова, В. С. Гигаури и др. — М.: Воениздат МО СССР, 1981. — 589 с.
  • Платонов А. В. Энциклопедия советских надводных кораблей, 1941—1945 / А. В. Платонов. — СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2002. — 640 с. — 5000 экз. — ISBN 5-89173-178-9.
  • Апальков Ю. В. Российский Императорский флот 1914—1917. — М.: Моделист-конструктор, 1998. — 32 с. — (Морская коллекция № 4 (22) / 1998). — 4300 экз.
  • Залесский Н. А. Ещё раз о крейсерах типа «Светлана». — М.: Морской сборник, 1999. — (Морской сборник № 10—12 / 1999).
  • Цветков И. Ф. Гвардейский крейсер «Красный Кавказ». — Л.: Судостроение, 1989. — 264 с. — (Замечательные корабли). — 60 000 экз. — ISBN 5-7355-0121-6.
  • Балакин С. А. «Профинтерн» и «Червона Украина»: Конструктивные особенности и внешние различия. — М.: Коллекция, 2008. — 64 с. — (Морская компания № 5(18) / 2008). — 600 экз.
  • Краснознамённый Черноморский флот. — М: Воениздат МО СССР, 1987. — 334 с. — 30 000 экз.

Ссылки[править | править вики-текст]