Лётчики (фильм)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лётчики
Жанр мелодрама
Режиссёр Юлий Райзман
Автор
сценария
Александр Мачерет
Оператор
Композитор
Кинокомпания Московская кино-фабрика
Страна  СССР
Язык русский
Год 1935
IMDb ID 0026623

«Летчики» — советский художественный фильм, снятый в 1935 году режиссером Юлием Райзманом.

Другое название фильма — «Окрыленные люди»[1].

Сюжет[править | править код]

Фильм рассказывает о том, как летчик-лихач Сергей Беляев и влюбленная в него курсантка летной школы Галя Быстрова под руководством начальника Рогачева становятся опытными пилотами. Вняв мудрым советам Рогачева, они с успехом заканчивают учебу и получают назначение в разные концы СССР: на Памир и на Сахалин.

«Летчики» — лирическая драма: любовный треугольник, разыгрывающийся в авиашколе и отображающий развитие отношений между командиром авиаотряда Сергеем Беляевым (Иван Коваль-Самборский), ученицей летной школы Галей Быстровой (Евгения Мельникова) и начальником авиашколы Николаем Рогачевым (Борис Щукин)[2].

По ходу развития истории выясняется, что Рогачев – тяжело больной человек, узнавший, что никогда больше не сможет сесть за штурвал самолета. Но он победил болезнь и запрет летать, и именно ему, а не красавцу Беляеву, отдает предпочтение юная Галя Быстрова.

В ролях[править | править код]

Фильм «Лётчики» (1935)

Съемочная группа[править | править код]

Съемки[править | править код]

Съемки фильма проходили в 1935 году на окраине Воронежа — на территории аэродрома (ныне улица Хользунова в Северном жилом районе)[3].

Критика[править | править код]

Фильм вызвал положительные отклики с момента его выхода на экран. Знаменитый летчик того времени Михаил Громов заявил в связи с выходом фильма на экран: «Аэропланы появлялись на экранах часто. Но пилота не было». Максим Горький назвал «Летчиков» в числе лучших советских фильмов того времени[4].

В том, что на экране появился пилот, — огромная заслуга Райзмана и Щукина[5].

Когда фильм вышел на экраны, возглавлявший советскую кинопромышленность в те годы Борис Шумяцкий сравнил «Летчиков» с «Чапаевым» (1934) режиссеров Васильевых и «Юностью Максима» (1934) Григория Козинцева и Леонида Трауберга за человеческое правдоподобие, с которым в этих фильмах были изображены героические персонажи[2].

Критик Б.В. Алперс откликнулся в газете «Кино» (1935, № 15) перечислением режиссерских достоинств. Он писал, что аэроплан в фильме обыгран, как живое существо, отметил общий «колорит прозрачности, чистоты и нарядности», а также роль белого цвета «как стилистического лейтмотива, выполняющего смысловое и эмоциональное назначение»[6].

Высокую оценку критиков получила режиссерская и операторская работы и спустя многие годы после создания фильма.

Следующий фильм Райзмана и Косматова — «Летчики» — показал, что «уверенность мастера» пришла и к режиссеру и к оператору. Это уже был поистине «райзмановский» и «косматовский» фильм[5].

«В „Летчиках“ Райзман и Косматов затопили кадры солнцем, и даже тени самолетов приобрели воздушную легкость», — писал в своей книге М.Е. Зак[7].

Во всех статьях о «Летчиках» щедро используются эпитеты «светлый», «радостный», «солнце», «простор», «движение». Действительно, атмосфера радости и света, движения и простора настолько пронизывает фильм, что даже самые строгие критики писали о нем в приподнятом тоне. <…> Такие сцены фильма, как пробег по аэродрому или сцена в солярии, стали хрестоматийными — без упоминания о них не обходится, пожалуй, ни одна книга по операторскому мастерству[8].

Киновед Нея Зоркая отмечала, что «хроника чувств, лирический подтекст любви — это кинематографическое открытие Райзмана в „Летчиках“ — были еще важнее для его собственного творчества, для „райзмановского течения“, нежели сияющая белизна в кадре»[9]. Режиссер предложил «свой особый — антимонтажный — режиссерский контрапункт, а именно, чтение людских драм, мыслей и чувств да и всей рассказываемой с экрана истории „по глазам“»[10].

Кинокритики высоко оценивали нюансированную игру актеров и прежде всего Бориса Щукина[9].

Вместе с режиссером Щукин построил роль на внешней сдержанности. Напряженную внутреннюю жизнь героя Щукин передал тончайшими нюансами мимики, интонации, движений и только в сцене в солярии позволил своему темпераменту проявиться во всю мощь[11].

Примечания[править | править код]

  1. Вил, 2012, с. 123.
  2. 1 2 Вил, 2012, с. 121.
  3. Татьяна Подъяблонская. Год кино: 25 фильмов, снятых на воронежской земле (25 января 2016). Дата обращения 30 ноября 2016.
  4. Зак, 1962, с. 85.
  5. 1 2 Бутовский, 1978, с. 163.
  6. Алперс, 1995, с. 132.
  7. Зак, 1962, с. 81.
  8. Бутовский, 1978, с. 163—164.
  9. 1 2 Зоркая, 2004, с. 75.
  10. Зоркая, 2004, с. 73.
  11. Бутовский, 1978, с. 164.

Литература[править | править код]

  • Зак М.Е. Юлий Райзман. — М.: Искусство, 1962. — 228 с.
  • Бутовский Я. Л.В. Косматов // Десять операторских биографий / Сост. М. Голдовская. — М.: Искусство, 1978. — С. 157—176. — 207 с.
  • Алперс Б.В. Дневник кинокритика. 1928-1937. — М.: Фонд «Новое тысячелетие», 1995. — 183 с.
  • Зоркая Н. Сгустки истории. Портрет режиссёра Юлия Райзмана // Искусство кино. — 2004. — № 2. — С. 65—82.
  • Вил К. Лётчики (1935) // Ноев ковчег русского кино: от «Стеньки Разина» до «Стиляг» / Сост. и предисл. Е. Васильева, Н. Брагинский. — М.: Глобус-Пресс, 2012. — С. 121—126. — 552 с.

Ссылки[править | править код]

  • «Лётчики» на сайте «Энциклопедия отечественного кино»