Макаренко, Михаил Янович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Макаренко.
Михаил Янович Макаренко
Михаил Янович Макаренко в 1992 году
Михаил Янович Макаренко в 1992 году
Имя при рождении Мойше Гершкович
Дата рождения 4 мая 1931(1931-05-04)
Место рождения Галац, Румыния[1]
Дата смерти 15 марта 2007(2007-03-15) (75 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности правозащитник
Отец Янкель Гершкович[1]
Мать Малка Вайсман[1]
Супруга Людмила Степановна Макаренко
Дети Сергей (1945, приёмный), Ольга (1955), Елизавета(1958)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Михаил Янович Макаренко (4 мая 1931, Галац, Румыния[1] — 15 марта 2007[2], Вашингтон, США) — советский коллекционер, галерист и предприниматель, активно участвовал в диссидентском и правозащитном движении. Из-за своей деятельности подвергался гонениям со стороны властей СССР, был осуждён к лишению свободы и впоследствии вынужден эмигрировать. В эмиграции жил в США, занимался правозащитной деятельностью. Погиб в 2007 году: был убит на улице психически неуравновешенным незнакомцем.

Детство, побег в СССР, война[править | править код]

Михаил Макаренко родился в 1931 году в еврейской семье в городе Галац, Румыния. При рождении он получил имя Моисей Гершкович. В 1939 году в Румынии усилились антисемитские настроения, мальчик видел свастики на стенах, стал свидетелем еврейских погромов[1] и принял решение убежать в СССР, где, как он считал, все равны и нет антисемитов. Убежать удалось со второй попытки, он сумел пересечь советскую границу на грузовой барже, был задержан советскими пограничниками[3] и больше никогда не возвращался в Румынию и не увидел своих родных, лишь много позже случайно узнав об их судьбе[4]. За год, проведённый в детском доме в Бендерах, он сумел в достаточной степени овладеть русским языком и в 1940 году поступил во второй класс русской школы. Одновременно он обнаружил, что бытовой антисемитизм существует и в Советском Союзе[3].

Весной 1941 года он окончил второй класс школы и убежал из детского дома в Бендерах, намереваясь попасть в РСФСР, но был задержан в Тирасполе[5]. На этот раз он назвался Михаилом Голигорским и под этим именем был помещён в Тираспольский детский дом, где и встретил Великую Отечественную войну. Во время эвакуации Михаил сбежал из детского дома на фронт, став «сыном полка» — воспитанником в пехотной войсковой части[5].

Период 1941—1944 годов Михаил провёл в действующей армии на Северном Кавказе и в Закавказье, в мае 1942 года получил звание красноармейца и красноармейскую книжку на имя Михаила Ивановича Голигорского[5]. За это время он был контужен, ранен, несколько раз попадал в госпитали в Пятигорске, Нальчике и Тбилиси. К этому времени относится процитированный им в своих воспоминаниях абзац из истории болезни в тбилисском госпитале «Рядовой Голигорский Михаил Иванович, 1930 года… Примечание: адрес родных и местожительство до войны записано: „не знает“. Основание истории болезни 879-ОВГ-367»[6]. Осенью 1944 года он был направлен из тыловой части тбилисского гарнизона в Московское суворовское военное училище[6].

После войны, учёба и работа[править | править код]

Из Суворовского училища Михаил сбежал почти сразу, уехал в Донбасс и до 1948 года сменил несколько детских домов и мест учёбы и работы, побывав также в Грузии, Белоруссии, Смоленской области[7]. В 1948 году Михаилу исполнилось 17 лет и он несколько раз пытался получить паспорт, указывая при заполнении документов свои настоящие имя, фамилию и место рождения. Рассказанная история всякий раз вызывала подозрения, и Михаил несколько раз терял работу и был вынужден скрываться от органов госбезопасности. Паспорт удалось получить только с третьего раза, в МВД Винницкой области, где ему выписали временный паспорт на фамилию Хершкович, несмотря на его просьбы написать настоящую фамилию (Гершкович) правильно[8]. Обменять временный полугодовой паспорт на стандартный Михаилу удалось в Москве, где он прибег к хитрости, позвонив в отделение милиции якобы из вышестоящей инстанции[9].

В 1949 году за попытку съездить повидать родителей его исключили из комсомола и лишили советского гражданства. Михаил скрылся, испортил свой паспорт, удалив оттуда сведения о месте рождения и национальности, и обратился в милицию с просьбой о восстановлении паспорта. При восстановлении документа он сумел получить его уже с отметкой «русский» в графе о национальности[10]. В 1951 году Михаил был призван на действительную военную службу, служил на Дальнем Востоке в авиационной части, некоторое время прослужил в Китае и Корее, демобилизовавшись в 1953 году[11].

В 1955 году Михаил женился на Людмиле Макаренко, забрал из детского дома и усыновил её сына Сергея[12], взял в браке фамилию жены и обосновался в Ленинграде. В 1955 году у них родилась дочь Ольга. В 1958 году брак был расторгнут, а дети, в том числе и родившаяся в 1958 году Елизавета, остались с отцом[13]. Возможно, что развод в 1958 году был фиктивным, так как в 1965 году Макаренко рассказывал, что он строил дом вместе с тестем, православным священником, и что тесть настоял на том, чтобы он крестился[14]. При расторжении брака суд оставил Михаилу фамилию жены[13] и в дальнейшем он всегда представлялся как Михаил Янович Макаренко. Чтобы обеспечить себя и троих детей, Макаренко много работал, совмещал несколько работ, в том числе работал реставратором дворцовой мебели в Эрмитаже и реставратором икон в Ленинградской епархии[13]. К этому же времени относится, по-видимому, и начало его деятельности по коллекционированию живописи.

Макаренко совмещал учёбу и работу, самостоятельно подготовился по программе 8-10 классов и в июле 1962 года поступил на заочное отделение философского факультета МГУ. Тогда же, в июле 1962 года на заводе железобетонных изделий, где работал Макаренко, рабочие переизбрали профсоюзный комитет и выдвинули руководству завода требования об увеличении зарплаты. Макаренко согласился возглавить новоизбранный протестный комитет[15], за что был уволен с завода, исключён из МГУ[16] и впоследствии лишён возможности видеться с детьми[17][18].

Коллекционер и галерист[править | править код]

В 1965 году московский художник Александр Семёнович Жигалко обратился к руководству Сибирского отделения АН СССР с предложением подарить свою коллекцию Сибирскому отделению. Предложение было принято, в качестве своего доверенного лица Жигалко представил Михаила Макаренко[14]. В процессе передачи коллекции в галерею Дома учёных в Новосибирском академгородке Макаренко предпринял некоторые усилия, чтобы остаться в Новосибирске, и вскоре он и его помощник Вячеслав Родионов были приняты в штат Дома Учёных на должности слесарей-сантехников. Фактически Макаренко стал руководителем картинной галереи Дома[19]. Присущая ему деловая хватка, энергия и любовь к мистификациям оставляли у большинства современников неоднозначное впечатление, лично знавшие сравнивали его с Остапом Бендером[19][20], одновременно отмечая его глубокую порядочность, целеустремлённость и организаторские способности[19].

Идея Макаренко, сообщённая им и одобренная руководством СО АН, заключалась в создании на базе Дома Учёных картинной галереи вне подчинения фурцевского Минкульта[19]. В такой галерее можно было бы собрать и демонстрировать коллекцию русского авангарда, в котором Макаренко разбирался очень хорошо. Возможно, что на выбор Макаренко оказал влияние тот факт, что в Новосибирск была выслана вдова Эля Лисицкого и работал Николай Грицюк. По некоторым свидетельствам, Макаренко сумел убедительно создать у окружающих впечатление, что «добро» на галерею исходит из высших эшелонов КПСС и что у него есть в этих эшелонах личные связи[21][4]. Первым событием галереи стала обещанная при дарении картин персональная выставка Жигалко, она открылась весной 1966 и не произвела особого впечатления[19]. Но этой выставкой был дан старт деятельности галереи, далее подбор картин для выставок осуществлял Макаренко во взаимодействии с Советом картинной галереи (фактически, с председателем совета физиком Львом Розенфельдом, тоже крупным коллекционером). Безукоризненный вкус и эрудиция Макаренко и Розенфельда превратили галерею в заметное явление в культурной жизни СССР[19][22].

В 1966—1967 годах в Доме Учёных прошли выставки Николая Грицюка[22], Дмитрия Гриневича[22], Эля Лисицкого[23], Павла Филонова[24], Роберта Фалька[24], Михаила Шемякина[24] и других художников. Выставки пользовались огромной популярностью как в Академгородке, так и за его пределами, в Новосибирск приезжали посетители со всей страны, в том числе многие известные деятели науки и культуры. Художники и их наследники охотно предоставляли сохранившиеся у них картины для экспозиции в галерее.

Несмотря на успех начинания, в том числе заметные сборы от продажи билетов, СО АН не смогла обеспечить должного административного оформления штата галереи и финансирования деятельности выставок[25] и Макаренко был вынужден вкладывать в работу галереи собственные средства, продавая картины старых мастеров из личной коллекции, как в государственные музеи, так и через комиссионные магазины[26]. В общей сложности он профинансировал расходы галереи из собственных средств более чем на 30 тысяч рублей[27], что было очень значительной суммой в СССР в 1966-67 годах. По-видимому, в процессе работы в галерее Макаренко находил пути возмещения этих расходов, документальных свидетельств об этом пока нет, но многие считали его очень состоятельным деловым человеком[20][21][4].

Заключённый и правозащитник[править | править код]

В марте 1968 года состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором руководство партии приняло решение сворачивать идеологические свободы «хрущёвской оттепели». Для Академгородка это выразилось в закрытии ряда молодёжных клубов и организаций, исключении причастных к их деятельности людей из комсомола и КПСС[28]. Партийное руководство области сообщило Макаренко о прекращении выставочной деятельности, а руководство СО АН уволило его из штата и предложило закрыть галерею, сдать картины на склад и освободить служебную жилплощадь[29]. Протесты студентов и преподавателей против закрытия галереи[30] не произвели никакого впечатления на ответственных лиц в Новосибирске[31] и в апреле 1968 года Макаренко был вынужден уехать обратно в Ленинград[32].

В Ленинграде Макаренко немедленно попал в поле зрения милиции: ему выписывали предупреждения о тунеядстве и одновременно увольняли с тех мест работы, которые ему удавалось находить[33]. Это было обычной практикой органов внутренних дел для той поры применительно к диссидентам, предпринимателям, цыганам и другим маргинальным группам[34]. Одним из вариантов избежать обвинения в тунеядстве был статус свободной профессии, но для этого было необходимо официальное членство в одной из профессиональных художественных организаций. 6 июня 1969 года Макаренко и его помощник Вячеслав Родионов были приняты в члены Ленинградского городского комитета художников[35]. Позже председатель комитета показал на допросе по делу Макаренко: «На заседании Комитета был рассмотрен вопрос о принятии Макаренко М. Я. и Родионова В. С. в члены Горкома, на котором, после просмотра их творческих работ, они были приняты. Работы были выполнены на среднем техническом уровне, технически грамотно. В июне 1969 года Макаренко М. Я. было выдано отношение в архив кино-фото документов СССР в связи с его просьбой ознакомиться с документами, относившимися к жизни и деятельности В. И. Ленина. Он говорил, что делает работу к 100-летию Ленина»[36].

В июле 1969 году Макаренко был арестован за участие во «всесоюзном движении „Труд за коммунизм“», очередной своей мистификации[37]. По свидетельствам людей знавших Макаренко, у «движения» могло быть и другое название: «Параллельная Коммунистическая партия Советского Союза»[4]. От имени «движения» Макаренко писал письма в ЦК КПСС и в зарубежные компартии, оставаясь анонимным и доставляя изрядное беспокойство органам госбезопасности. Личность «лидера движения» была открыта случайно[4] и хотя на самом деле в «движении» было всего два действительных члена: сам Макаренко и его помощник Вячеслав Родионов[27], но органы госбезопасности отнеслись к делу очень серьёзно. В сентябре 1970 года по обвинению в антисоветской агитации, незаконных валютных операциях, занятии частнопредпринимательской деятельностью и даче взятки Макаренко по приговору Московского городского суда получил восемь лет строгого режима, а Родионов три года, причём оба приговора были вынесены «с конфискацией имущества», что по сути означало, что Макаренко мог быть ограблен на всю свою коллекцию[38]. Во время предварительного заключения находясь под следствием Макаренко сумел на основании материалов своего уголовного дела написать и переправить на волю биографическую хронику «Из моей жизни», изданную в 1974 издательством «Посев» в Франкфурте[39].

Изучая материалы своего уголовного дела и дела товарищей по заключению, Макаренко обнаружил, что непрофессионализм следствия и суда часто оставлял много возможностей для оспаривания вынесенных приговоров[40]. И Макаренко писал и помогал товарищам писать множество жалоб и заявлений по найденным им основаниям, требуя пересмотра уголовных дел и отмены вынесенных приговоров[40]. В некоторых случаях эта деятельность приводила к успеху и ему удавалось сокращать сроки заключения своих товарищей на годы[40].

В заключении Макаренко познакомился с многими известными диссидентами и пользовался в лагерной среде большим уважением за организаторские и коммуникативные способности и умение использовать официальные правила в свою пользу[4]. По-видимому именно Макаренко ввёл в обиход мест заключения новую форму коллективного сопротивления заключённых: массированное написание жалоб и заявлений[40]. Во время одной из кампаний, проведённых Макаренко в лагере, все заключённые должны были писать и отправлять не меньше пяти жалоб ежедневно[4].

В эмиграции[править | править код]

Справка об освобождении Макаренко (Хершковича) М. Я.

В июле 1977 года Макаренко вышел на свободу, получив пять лет поражения в правах с запретом селиться ближе 100 километров от крупных городов. Органы внутренних дел определили ему место жительства в городе Луга в 147 км от Ленинграда. Запрет на посещение Ленинграда и Москвы он нарушил почти сразу и регулярно посещал живущих в Ленинграде родных. Кроме того, он поддерживал контакты с диссидентами, в частности, организовал 22 апреля 1978 года захоронение символического праха жертв строительства Беломорканала у Кремлёвской стены[41].

В середине 1978 года органы госбезопасности поставили его перед выбором: эмиграция либо повторное заключение, Макаренко выбрал эмиграцию и был выслан из страны вместе с дочерью Ольгой и внуком Михаилом. Сотрудники госбезопасности высадили их из самолёта в Вене, откуда Макаренко с дочерью и внуком в том же 1978 году перебрались в Западную Германию. В 1980 году Макаренко, уже один, устроив дочь с внуком в Германии, переехал в США[41].

В США Макаренко участвовал в протестных акциях советских диссидентов, давал интервью масс-медиа[42], свидетельствовал перед официальными лицами США о событиях в СССР и положении заключённых в советских тюрьмах и лагерях[41]. По-видимому, он также предпринимал усилия по розыску и возвращению предметов своей коллекции, в частности, сумел в начале перестройки отсудить украденную у него в Новосибирске картину Филонова[43].

Смерть и память[править | править код]

Михаил Макаренко трагически погиб 15 марта 2007 года[44]: он был убит на улице психически неуравновешенным незнакомцем. Суд признал убийцу невменяемым и отправил его на принудительное лечение на неопределённый срок[2].

Михаил Янович Макаренко похоронен в Вашингтоне, на православном участке кладбища Rock Creek[44], принадлежащем Свято-Иоанно-Предтеченскому Собору в Вашингтоне, прихожанином которого он был.

В 2014 году архив Макаренко был приобретён Гуверовским институтом, сведения о нём можно найти в сетевом каталоге The Online Archive of California[41].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 «Из моей жизни», 1977, с. 3.
  2. 1 2 Inquirer Daily.
  3. 1 2 «Из моей жизни», 1977, с. 4.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Операция «Свадьба».
  5. 1 2 3 «Из моей жизни», 1977, с. 5.
  6. 1 2 «Из моей жизни», 1977, с. 6.
  7. «Из моей жизни», 1977, с. 7.
  8. «Из моей жизни», 1977, с. 9.
  9. «Из моей жизни», 1977, с. 10.
  10. «Из моей жизни», 1977, с. 14.
  11. «Из моей жизни», 1977, с. 17.
  12. «Из моей жизни», 1977, с. 21.
  13. 1 2 3 «Из моей жизни», 1977, с. 22.
  14. 1 2 Академгородок 1965 Пост 3.
  15. «Из моей жизни», 1977, с. 34.
  16. «Из моей жизни», 1977, с. 41.
  17. «Из моей жизни», 1977, с. 48.
  18. «Кругозор».
  19. 1 2 3 4 5 6 Академгородок 1965 Пост 6.
  20. 1 2 У голубой лагуны, том 3А.
  21. 1 2 Исраэль Шамир.
  22. 1 2 3 Наука в Сибири №13 2007.
  23. Академгородок 1966 Пост 13.
  24. 1 2 3 Три выставки Михаила Макаренко.
  25. «Из моей жизни», 1977, с. 83.
  26. «Из моей жизни», 1977, с. 84.
  27. 1 2 «Из моей жизни», 1977, с. 121.
  28. «Из моей жизни», 1977, с. 94.
  29. «Из моей жизни», 1977, с. 95.
  30. «Из моей жизни», 1977, с. 96.
  31. «Из моей жизни», 1977, с. 98.
  32. «Из моей жизни», 1977, с. 99.
  33. «Из моей жизни», 1977, с. 106.
  34. АиФ 2015.
  35. «Из моей жизни», 1977, с. 111.
  36. «Из моей жизни», 1977, с. 112.
  37. «Из моей жизни», 1977, с. 115.
  38. ХТС №16.
  39. «Из моей жизни», 1977, с. 1.
  40. 1 2 3 4 Сокирко, ЗЭС-6.
  41. 1 2 3 4 Makarenko papers.
  42. The 700 Club.
  43. «Взгляд» 2006.
  44. 1 2 Некролог.

Ссылки[править | править код]