Макдональд, Джон Александр

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Макдональд; Макдональд, Джон.
Джон Александр Макдональд
англ. John Alexander Macdonald
Джон Александр Макдональд
Джон Александр Макдональд
Флаг Премьер-министр Канады
1 июля 1867 — 5 ноября 1873 года
Монарх Виктория
Преемник Александр Макензи
17 октября 1878 — 6 июня 1891 года
Монарх Виктория
Предшественник Александр Макензи
Преемник Джон Эббот
Флаг Министр юстиции и Генеральный прокурор Канады
1867 — 1873
Монарх Виктория
Преемник Антуан Дорион
Флаг Министр внутренних дел Канады
17 октября 1878 — 2 октября 1887 года
Монарх Виктория
Предшественник Дэвид Миллс
Преемник Эдгар Дьюдней
Флаг Генеральный суперинтендант по делам индейцев
17 октября 1878 — 2 октября 1887 года
Монарх Виктория
Предшественник Дэвид Миллс
Преемник Томас Уайт
Флаг Министр железных дорог и каналов Канады
28 ноября 1889 — 6 июня 1891 года
Монарх Виктория
Предшественник Джон Генри Поп
Преемник Джон Грэм Хаггарт
с 10 апреля 1889 года — исполняющий обязанности

Рождение 11 января 1815(1815-01-11)[1][2][3]
Смерть 6 июня 1891(1891-06-06)[1][2][3] (76 лет)
Место погребения
Супруга Isabella Macdonald[d] и Agnes Macdonald, 1st Baroness Macdonald of Earnscliffe[d]
Дети Хью Джон Макдональд
Партия Либерально-консервативная партия
Профессия адвокат
Вероисповедание пресвитериаство
Автограф John A MacDonald Signature-rt.svg
Награды
Рыцарь (Дама) Большого креста ордена Бани
Военная служба
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Джон Александр Макдональд[7] (англ. John Alexander Macdonald; 11 января 1815, Глазго, Шотландия — 6 июня 1891, Оттава) — канадский юрист и политик, премьер Объединённой провинции Канады, а в дальнейшем один из отцов Канадской конфедерации и первый премьер-министр суверенной Канады. Рыцарь Большого креста ордена Бани, первый представитель политического руководства бывших колоний в Тайном совете королевы.

Содержание

Семья и детство[править | править код]

Джон Александр Макдональд родился в январе 1815 года в Глазго в семье уроженца Дорноха Хью Макдональда и Хелен Шо. Оба его родителя были выходцами из кланов шотландских горцев. Дед Джона, носивший то же имя, покинул родные земли в результате огораживаний, осуществлявшихся герцогом Сазерлендским, и Хью Макдональд родился уже в Дорнохе, перебравшись в Глазго с началом экономического бума в этом городе. Когда Хью женился, ему было 28 лет, а его супруге 34[8].

Хелен Макдональд (ок. 1850)

Запись в приходской книге указывает в качестве даты рождения Джона 10 января, в то время как в дневнике его отца запись о его рождении датирована 11 января — в эту дату семья Макдональдов в дальнейшем и отмечала его день рождения[9]. Точное место рождения мальчика тоже невозможно определить, так как именно в это время семья переезжала из одного дома на южном берегу Клайда в другой. Джон стал третьим из пяти детей в семье, рождавшихся с разрывом в 1-2 года: ему предшествовали брат Уильям и сестра Маргарет (Молл), а позже родились брат Джеймс и младшая сестра Луиза (Лу)[10]. Изначально Джону, вероятно, прочили карьеру священника. Известен эпизод его шотландского детства, когда четырёхлетний мальчик, забравшись на стул, поставленный на стол, изображал перед другими детьми пресвитерианского проповедника; сооружение рухнуло, и Джон на всю жизнь заработал шрам на подбородке[11].

Когда Джону было пять лет, его отец, чьи коммерческие инициативы в Глазго потерпели неудачу, перевёз семью в американские колонии Великобритании; Хью, Хелен и их четверо детей (первенец Уильям умер ещё в Глазго) добрались на судне Duke of Buckingham до Квебека, а оттуда направились в Кингстон — крупнейший город Верхней Канады, где на первых порах поселились у своего родственника, полковника Дональда Макферсона[12]. Там Хью Макдональд возобновил свою деловую активность[13][Комм. 1].

В 1927 году младший брат Джона, Джеймс, в возрасте пяти с половиной лет был убит пьяным слугой, и Джон остался единственным наследником мужского пола в семье. Родители, в особенности мать, баловали мальчика и позаботились о том, чтобы он получил хорошее для своего времени и социального положения образование. Начав учёбу в небольших общих школах в Кингстоне, а затем в Адолфустауне[15], он позже посещал Мидлендскую окружную среднюю классическую школу в 1827—1828 годах, а затем частную школу в Кингстоне, где учился латыни, греческому, арифметике, географии, английскому языку и литературе, а также риторике[13]. Одним из его соучеников в этой школе был Оливер Моуат — будущий премьер-министр канадской провинции Онтарио. Ричард Гвин утверждает, что Джон благодаря живому уму и весёлому, общительному нраву легко сходился с соучениками[16]; другой биограф Макдональда, Гед Мартин, напротив, пишет, что сын небогатых эмигрантов не особо ладил с другими учениками — выходцами из семей кингстонской элиты — и позже сказал об этих годах: «У меня не было детства»[17]. Значительную часть знаний Макдональд получил благодаря самообразованию: в Кингстоне была публичная библиотека, и мальчик запоем читал книги на любые темы[18].

Начало адвокатской и деловой деятельности. Первый брак[править | править код]

Дом на Ридо-стрит, где жил и работал Макдональд

Когда Джону Макдональду было 15 лет, он по совету отца занялся юриспруденцией. Одним из соображений в пользу карьеры в этой области было то, что она на тот момент не требовала ни первоначального вложения капитала, ни университетского образования. Сдав в Йорке (ныне Торонто) экзамен по латыни и математике, Джон получил право стать стажёром в юридической фирме и устроился на работу в одну из самых престижных адвокатских контор в городе, принадлежавшую Джорджу Маккензи. Маккензи хорошо относился к молодому стажёру, который столовался у него дома и пользовался его личной библиотекой[19]. Уже в 17 лет Макдональд получил под своё начало филиал конторы Маккензи в Напани, а с 1833 по 1835 год замещал своего родственника Лоутера Пеннингтона Макферсона в адвокатской конторе в Хеллоуэлле. В августе 1835 года Джон открыл в Кингстоне уже собственное дело, а в феврале 1836 года, за несколько месяцев до того, как ему исполнился 21 год, получил адвокатскую лицензию в Верхней Канаде[13]. В результате скоропостижной смерти Маккензи от холеры многие его клиенты перешли к его ученику[20]. Вскоре он уже сам взял в свою контору двух стажёров — своего бывшего однокашника Оливера Моуата и Александра Кэмпбелла, будущего лейтенант-губернатора Онтарио. В 1836 году эта контора перебралась из съёмного помещения в отдельный большой дом на Ридо-стрит, куда переехала также семья Макдональда, а ещё через три года — на престижную Куин-стрит[21].

Макдональд почти сразу же начал зарабатывать себе репутацию специалиста по сложным делам, в 1837 году став защитником Уильяма Брасса — члена влиятельного местного рода, обвинённого в изнасиловании, — а в ноябре 1838 года защищая революционного повстанца Миколая Шульца, пытавшегося в так называемой «Битве за ветряную мельницу» возобновить Восстание Патриотов. Примечательно, что в 1837 году Макдональд, как член лоялистского ополчения, сам принимал участие в боевых действиях в Торонто, включая штурм таверны Монтгомери[9]. В первом деле противником молодого адвоката был будущий премьер провинции Канада Уильям Дрейпер. Оба этих громких дела Макдональд проиграл, но и они, и другие его процессы, привлекавшие внимание публики, работали на его репутацию как юриста[22].

В 1839 году Макдональд был принят на работу в качестве солиситора в Коммерческий банк округа Мидленд, где также занял директорский пост. В начале 1840-х годов его клиентом стала и другая влиятельная кингстонская финансовая организация — Доверительно-ипотечная компания Верхней Канады[13]. В эти же годы Макдональд, продолжая вести адвокатскую практику, занимал руководящие посты во многих кингстонских компаниях, а также занялся земельным бизнесом, приобретая участки в разных районах провинции[9].

В 1841 году умер Хью Макдональд, и Джон в 26 лет остался единственным кормильцем матери и незамужних сестёр. Нервное напряжение подрывало его силы, и в конце концов врач посоветовал ему взять продолжительный отпуск, начав его с морского путешествия. Макдональд воспользовался этим советом, чтобы посетить Англию. Там он завёл некоторые полезные деловые связи[23]. Во время визита к родственникам на остров Мэн Джон познакомился со своей дальней родственницей Изабеллой Кларк. Между ними завязались романтические отношения, и Джон уговорил Изабеллу в свою очередь посетить Кингстон. Она приехала в Верхнюю Канаду в 1843 году, и вскоре после этого, 1 сентября 1843 года, они поженились[24].

Через два года брака у Изабеллы развилась хроническая болезнь[13]. Макдональд по совету врача повёз её на юг — в Саванну (штат Джорджия), оставив перенёсшую в это же время два инсульта мать на поручение старшей сестры. Хотя вылечиться Изабелле не удалось, во время пребывания в США она забеременела и в августе 1847 года после тяжёлых схваток родила сына, которого тоже назвали Джоном Александром. По возвращении в Канаду состояние Изабеллы снова ухудшилось, а в конце августа 1848 года первенец Макдональдов неожиданно умер[25]. Ко всеобщему удивлению, Изабелле удалось забеременеть вторично, и в марте 1850 года у Макдональдов родился второй сын, получивший имя Хью Джон[26].

Начало политической карьеры[править | править код]

Амбициозный и деятельный характер Макдональда заставил его уже в юности заняться, помимо карьеры в юриспруденции, также общественной деятельностью. В 19 лет он стал секретарём Совета по образованию округа Принс-Эдвард и Общества молодёжи Хеллоуэлла. Через два года он уже занимал пост секретаря Кельтского общества в Кингстоне, в 1837 году — председателя Общества молодёжи Кингстона, а в 1839 году — вице-президента местного Общества св. Андрея, играя также заметную роль в кингстонской пресвитерианской общине[13]. Однако интерес к настоящей политике Макдональд начал проявлять только после возвращения из первой поездки в Англию в начале 1840-х годов. По совету друзей он вступил в Оранжевый орден — влиятельную протестантскую организацию, а затем стал членом масонской ложи и общества «Оддфеллоуз[en]»[27]. В 1841 году он руководил в Кингстоне избирательной кампанией кандидата-тори Джона Форсайта, однако тот в упорной борьбе проиграл сопернику, рассматривавшемуся как ставленник генерал-губернатора[28].

Джон А. Макдональд, 1842 или 1843 год

В 1843 году Макдональд был избран олдерменом городского совета Кингстона[13]. К этому времени в британских колониях в Северной Америке начался процесс формирования местного самоуправления, частью которого стало учреждение в 1841 году парламента провинции Канады, созданной слиянием Верхней и Нижней Канады. В 1844 году Макдональд, активный деятель консервативного лагеря в местной политике, был избран от Кингстона в нижнюю палату парламента — законодательную ассамблею[29]. На парламентские выборы он шёл под лозунгами крепления связей с британской метрополией, развития провинции Канады и Кингстона и его окрестностей и одержал убедительную победу в своём округе; его победа стала частью общего триумфа консерваторов, занявших в парламенте в два с лишним раза больше мест, чем сторонники реформ[13]. Позже в разговоре с Джоном Томпсоном, министром юстиции в одном из его правительств, Макдональд упомянул, что в то время планировал заняться политикой лишь на один парламентский срок. Ричард Гвин предполагает, что его основной целью в тот момент было завести полезные для бизнеса знакомства в политических кругах[30]. Сам он четверть века спустя рассказывал, что пошёл на выборы только чтобы «заткнуть дыру», так как кроме него никто не хотел баллотироваться[31]. Однако к 1846 году молодой депутат погрузился в политику настолько, что ему пришлось пересмотреть контракт с Кэмпбеллом. С этого момента Кэмпбелл получал не треть, как раньше, а половину дохода от их адвокатской конторы, а также треть платежей от Коммерческого банка и ежегодную зарплату в 250 фунтов, при этом освобождая Макдональда от ведения большей части текущих дел, чтобы тот мог сосредоточиться на парламентской работе[32]. Деловое партнёрство с Кэмпбеллом продолжалось до сентября 1849 года; за это время его условия ещё раз изменились в пользу младшего партнёра, но в конечном итоге тот, недовольный недостаточным вниманием, которое Макдональд уделял адвокатской работе, продал ему свою долю за 1250 фунтов и вышел из дела[33].

В течение первой в своей политической карьере парламентской сессии Макдональд ни разу не выступил на заседаниях и не подал ни одного парламентского запроса. При этом он был активен в кулуарах, заводя друзей благодаря чувству юмора и отсутствию склонности к морализаторству. В следующую сессию молодой депутат присоединился к числу выступающих, делая это с весьма консервативных позиций[34]. В частности, в одной из своих первых речей в парламенте он выступил против законопроекта об отмене майората, аргументируя свою позицию тем, что Канада не должна следовать примеру США, отменивших у себя этот принцип, а также тем, что подобная отмена «противоречит законам политической экономии»[29]. Он также защищал идеи королевской прерогативы и государственной поддержки духовного образования[9] и выступал против расширения рамок активного избирательного права и введения ответственного правительства, полагая, что эти меры приведут к ослаблению британского влияния[13]. Своё выступление против билля о введении в экспериментальном порядке тайного голосования Макдональд обосновывал тем, что в Канаде, в отличие от метрополии, нет расслоения на влиятельных богачей и зависимых арендаторов и поэтому нет опасности, что при открытом голосовании первые будут использовать своё влияние на вторых. Другие темы, которые он затрагивал в официальных прениях, носили местный характер — примером может служить законопроект об учреждении в Кингстоне католического колледжа. Тем не менее выступления Макдональда ещё оставались редкостью, и он проводил много времени в парламентской библиотеке и в общении с другими депутатами в неформальной обстановке[35].

Несмотря на демонстрируемый консерватизм взглядов, Макдональд в повседневной политике демонстрировал прагматизм и готовность достигать практических целей практическими средствами. Уже в 1844 году он заявил, что не готов «тратить время законодательного собрания и народные деньги на бесплодные обсуждения абстрактных и теоретических вопросов управления страной»[13]. Эта черта в сочетании с энергией и амбициозностью привлекла к нему внимание консервативного руководства в парламенте. В июне 1846 года Джон Александр рассматривался как кандидат на пост главы управления по распределению земельных наделов, но по политическим соображения его в итоге обошли назначением. Однако уже в декабре он был назначен королевским адвокатом[36]. Вскоре после этого премьер Уильям Дрейпер включил Макдональда в правительстве в качестве генерального казначея (англ. Receiver General), а затем назначил на пост комиссара коронных земель[29]. На этих должностях тот проявил себя умелым администратором, способным к реформаторской деятельности, хотя его основная политическая инициатива в этот период — законопроект о перераспределении фондов на высшее образование в 1847 году — не была связана с ними. В качестве автора законопроекта Макдональд снова проявил себя как прагматик: его билль представлял собой компромисс между курсом консерваторов на поддержку англиканского Королевского колледжа в Торонто и планами реформаторов по созданию единого светского провинциального университета. План Макдональда предполагал распределение фондов на высшее образование между несколькими религиозными вузами (с выделением большей доли на нужды Королевского колледжа), но не прошёл в парламенте[13].

В оппозиции[править | править код]

Первый период деятельности Макдональда в качестве члена правительственного кабинета оказался коротким, поскольку вскоре после его назначения консерваторы потерпели поражение на канадских парламентских выборах 1847 года. Сам Макдональд, однако, сумел сохранить своё место в законодательном собрании и с 1848 по 1854 год защищал в нём главным образом интересы своих избирателей. Он регулярно вносил на рассмотрение парламента петиции и законопроекты, направленные на улучшение благосостояния жителей Кингстона, лоббировал интересы его благотворительных, религиозных и образовательных организаций, а также компаний и предприятий (в их числе были многочисленные предприятия, чьим акционером был и он сам). При его поддержке ещё в 1846 году Кингстон получил статус большого города (англ. city; до этого официально считался малым городом, англ. town)[13]. В 1849 году, когда радикальные тори сожгли здание парламента в Монреале, Макдональд предпринял попытку убедить власти в способности Кингстона снова стать местом пребывания законодательного собрания[37]. Его видимые старания на благо избирателей принесли свои плоды уже к 1851 году: в ходе выборов в этом году он не только был переизбран сам уже на третий срок, но и помог быть избранными консерваторам в трёх соседних округах. В других регионах его партия таких успехов не добилась[38].

Макдональд не оставлял без внимания и партийную деятельность. Национальный биографический словарь 1893 года называет его главным двигателем консервативной партии в оппозиции, несмотря на то, что формально партийным лидером являлся тори старой школы Аллан Макнаб. На протяжении шести лет в оппозиции Макдональд не переставал критиковать правительство в целом и его отдельных членов за коррупцию, которая, по его словам, «позорила Канаду больше, чем любую другую колонию, когда-либо находившуюся под покровительством Великобритании»[29]. В эти годы вокруг него начал собираться круг соратников, многие из которых остались с ним на долгие годы. Среди них были Кэмпбпелл, ставший со сременем главным организатором кампаний Макдональда; британский адвокат Джон Роуз, некоторое время живший в Монреале, а затем вернувшийся в Лондон, но сохранивший связи с канадскими друзьями (в дальнейшем Макдональд назначит его министром финансов в первом правительственном кабинете Канадской конфедерации); и лидер канадского Оранжевого ордена Огл Гоуэн, впоследствии отстранённый от руководства реакционным крылом этой организации[39].

Коалиция с Синей партией и умеренными реформистами (1854—1862)[править | править код]

В начале 1854 года Макдональд, осознававший, что крайне консервативные тори Верхней Канады в одиночку не имеют шансов на создание правительства, начал работу по расширению избирательной базы своей партии, формальным лидером которой оставался Макнаб. Привлечению избирателей послужили включение в партию некоторого количества политиков из Реформистского движения[en], разочаровавшихся в своих лидерах, и заключение союза с рядом независимых кандидатов. Одновременно Макдональд искал подходы к консервативным депутатам от Нижней Канады, с которыми рассчитывал создать коалицию после очередных выборов, подобно тому, как до него лидер реформистов Роберт Болдуин сформировал коалицию с франкоканадским либералом Луи-Ипполитом Лафонтеном, чтобы ввести в Канаде ответственного правительства[40].

Выборы в Канаде были объявлены после того, как правительственный кабинет Фрэнсиса Хинкса и О.-Н. Морена проиграл два подряд вотума недоверия в законодательном собрании. Консерваторы Верхней Канады на них выступили недостаточно удачно, и право формировать правительство было снова предоставлено Хинксу, однако вскоре тому снова был вынесен вотум недоверия, и он подал в отставку окончательно. После этого было сформировано правительство во главе с Макнабом (в роли премьера) и Мореном (на посту комиссара коронных земель). Все франкоканадские министры кабинета Хинкса сохранили свои посты, а от Либерально-консервативной партии в правительство вошли трое консерваторов и трое бывших реформистов. В этом кабинете Макдональд занял кресло генерального прокурора[41]. Историки долгое время рассматривали его как основную движущую силу в формировании коалиции между консерваторами и умеренными реформистами Верхней Канады и Синей партией — консервативным большинством Нижней Канады (впоследствии эта коалиция оформилась в Либерально-консервативную партию Канады[9]), но позже возобладала точка зрения, согласно которой его вклад в формирование коалиции был не выше среднего. Тем не менее этот шаг был вполне в русле его собственных идей о расширении границ партии и налаживании отношений с франкоканадцами[13].

Джон А. Макдональд, 1856 год

Среди задач, которые Макдональду пришлось решать в качестве генерального прокурора, была реализация закона о ликвидации земель клира — закона, который противоречил его личному консервативному мировоззрению. В итоге ему удалось провести в жизнь компромиссный вариант решения проблемы, позволивший англиканским священникам сохранить часть их доходов с земельных владений. В парламенте в 1855 году он взял на себя роль защитника билля об отдельной системе католических школ Верхнего Онтарио, автором которого был его квебекский коллега Этьен-Паскаль Таше. Законопроект, который Макдональд защищал в соответствии с собственными убеждениями о правах представителей любой конфессии воспитывать детей в соответствии со своей верой, встретил сопротивление депутатов от Верхней Канады во главе с реформистом Джозефом Хартманом, но прошёл благодаря поддержке депутатов-католиков от Нижней Канады[13][Комм. 2]. Генеральный прокурор также успешно провёл через парламент Акт о постепенном окультуривании (англ. Gradual Civilization Act) 1857 года; согласно ему любой индеец мужского пола, имеющий образование и свободный от долгов, получал после трёхлетнего испытательного срока право на приобретение в безраздельную собственность 50 акров резервационной земли. Одновременно с этим он получал все права гражданина провинции Канада, но терял официальный статус индейца. Этот акт законодательно закреплял рекомендации коронной комиссии о том, что индейцев необходимо защищать от «пагубного влияния» белых поселенцев, одновременно позволяя им приобщаться к обычаям белых. В течение трёх лет после принятия закона метрополия полностью переложила ответственность за дела аборигенов на канадские власти[43].

К 1856 году премьер Алан Макнаб навлёк на себя неудовольстие собственной партии своими негибкими взглядами и общей неэффективностью из-за ухудшившегося состояния здоровья. Поскольку он отказывался сложить полномочия, Макдональд, объединившись с двумя членами кабинета от реформаторского крыла и ещё одним консерватором, сам подал заявление об отставке, мотивируя это тем, что при недавнем вотуме недоверия у правительства не оказалось большинства среди депутатов от Верхней Канады. Этот шаг наконец заставил Макнаба расстаться с портфелем премьера. Его сменил на этом посту Этьен-Паскаль Таше, а Макдональд (к этому времени ставший лидером нижней палаты законодательного собрания[29]) разделил с ним власть как второй премьер[13]. Когда 25 ноября 1857 года Таше в свою очередь подал в отставку, именно Макдональду генерал-губернатор Канады Эдмунд Уокер Хед поручил сформировать новый кабинет. Однако тот внёс в состав правительства лишь минимальные изменения, пригласив Жоржа-Этьена Картье на место Таше, и вскоре распустил законодательное собрание[29]. Как премьер, он определял порядок округов, в которых будут проходить растянутые на несколько недель выборы, и одним из первых поставил свой Кингстон, надеясь, что убедительная победа там поможет консерваторам добиться успеха и в дальнейшем. Он действительно победил очень уверенно, но его партия понесла в Западной Канаде ощутимые потери, и коалиция сохранила большинство в объединённом парламенте только за счёт триумфа союзников из Восточной Канады. Макдональд хотел подать в отставку, но поддался уговорам и остался на посту премьера[44].

Слабая поддержка консерваторов в Западной Канаде заставляла Макдональда заниматься созданием широких коалиций и искать поддержки других групп населения, в том числе приверженцев Оранжевого ордена и прихожан католической и методистской церкви. Ключевой стала для него поддержка Картье и франкоканадцев из Синей партии. Верно оценивая высокий потенциал депутатского блока Нижней Канады, Макдональд упорно отстаивал принцип равного представительства обеих Канад в законодательном собрании и сопротивлялся попыткам заменить его на представительство, пропорциональное населению, которое дало бы преимущество Западной Канаде[13].

Избегая радикальных реформ, на посту премьера Макдональд тоже проводил политику постепенного совершенствования структур государственного управления. Эти шаги включали расширение и стандартизацию системы тюрем и психиатрических лечебниц и создание структуры социальной поддержки[Комм. 3]. Принятый в 1857 году Акт о ревизии, учреждавший должность аудитора публичных счетов, был первым шагом к ответственному правительству. В 1859 году ведомство генерального инспектора было преобразовано в министерство финансов; в 1857 году было сформировано Бюро сельского хозяйства и статистики[Комм. 4], а в декабре 1861 года, в ответ на начавшуюся в США гражданскую войну, учреждено министерство народного ополчения, первым главой которого стал сам Макдональд[13]. Проведённый в 1857 году закон создавал во всех министерствах должности заместителей министра; если сами министры порой назначались по политическим соображениям, то на посты заместителей Макдональд с тех пор (в том числе и после формирования Канадской конфедерации) назначал крепких управленцев с многолетним опытом бюрократической работы[45]. В 1860 году имперские власти передали провинции контроль над вопросами, связанными с коренными народностями. В эти же годы были заключены двусторонние соглашения о почтовом сообщении с Великобританией, США, Францией, Пруссией и Бельгией[13].

Популярная в Западной Канаде идея аннексии территорий к западу от провинции, формально находившихся под управлением Компании Гудзонова залива, не находила отклика у правящей коалиции. В то же время кабинет Макдональда, осознавая проблему, которую создавала нехватка пахотных земель, предпринимал шаги по освоению новых территорий. На севере в 1858 году были созданы два новых временных округа Алгома и Ниписсинг, а на юге строилась сеть дорог для облегчения колонизации южных регионов Канадского щита. Понимание важности развития собственной промышленности выражалось в последовательной поддержке железнодорожной компании Grand Trunk Railway[en] и в принятой в бюджете 1858 года системе протекционистских тарифов, благодаря которой число канадских компаний во всех сферах производства значительно выросло в три последующих года[13].

В 1858 году Макдональд инициировал передачу на рассмотрение королевы Виктории вопроса о постоянной столице Канады. Оппозиция в законодательном собрании во главе с Джорджем Брауном, владельцем самой влиятельной газеты в стране, The Globe[46], и лидером «Чистых реформистов» (англ. Clear Grits — предшественников Либеральной партии Канады), встретила этот шаг такой яростной обструкцией[29]. Более того, передачу выбора королеве не поддержали и собственные союзники Макдональда из Синей партии, и он был подал в отставку, сославшись на «оскорбление величества». Генерал-губернатор Хед поручил формирование нового кабинета Брауну. Однако закон требовал, чтобы вновь назначенные министры освободили места в парламенте для проведения довыборов в их округах. В итоге уже у Брауна не оказалось большинства в парламенте, и либеральное правительство пало всего через два дня после назначения. Браун попросил генерал-губернатора назначить новые выборы, но предыдущие состоялись только семь месяцев назад, и генерал-губернатор просьбу не удовлетворил. Это повлекло за собой обвинения в сговоре между Хедом и Макдональдом, что последний с негодованием отрицал; Гед Мартин полагает, что причиной была всего лишь личная симпатия Хеда к обаятельному консерватору. В итоге вновь был сформирован консервативный кабинет, на этот раз формально возглавляемый Картье (Макдональд стал ко-премьером). Закон позволял не проводить перевыборы в округах министров, если тех перемещают с одного поста на другой в течение 30 дней. Это позволило дать министрам прежнего кабинета формальные новые назначения, а на следующий день вернуть их в привычные министерства, избежав тех же проблем, с которыми столкнулись реформисты. Этот трюк остался в истории Канады как «двойная перетасовка» (англ. Double Shuffle)[47][Комм. 5]. В 1859 году решение королевы о предоставлении статуса постоянной столицы Канады Оттаве было утверждено законодательной ассамблеей с перевесом всего в пять голосов[13].

Макдональд в 1861 году

К этому времени Макдональд овдовел: его жена Изабелла умерла в конце 1857 года. Его сын Хью проживал у его сестры Маргарет и её мужа Джеймса Уильямсона в Кингстоне, и Макдональд вернулся к холостяцкому образу жизни. Он проживал на съёмных квартирах, иногда деля их с другими политиками, подолгу задерживался на работе и всё больше пил. Его мать Хелен, тоже жившая в последние годы с Уильямсонами, скончалась в октябре 1862 года. В эти годы Макдональд неоднократно заводил речь об отставке, что могло отражать приступы депрессии, связанной с личными потерями, или же разочарование в бесцельной и мелочной колониальной политике[49].

Противостояние с либералами Брауна, убеждёнными, что существующая система противоречит интересам Западной Канады, продолжалось и в начале 1860-х годов. The Globe постоянно выступала с обличениями «французского доминирования» в правительстве Картье и Макдональда[9]. Провозглашаемая реформистами идея «представительства по населению» (англ. Representation by Population), демократическая по своей сути и популярная даже среди однопартийцев Макдональда, грозила ему потерей власти, поскольку означала бы снижение представительства менее населённой Восточной Канады в парламенте[50]. В ответ Макдональд в 1861 году предпринял агитационное турне по Западной Канаде — такие действия, обычные для США в предвыборный период, в Канаде до этого момента никто не совершал. В ходе турне Макдональд доказывал, что единство с Восточной Канадой — неотъемлемая часть единства с метрополией. Активная кампания принесла свои плоды — консерваторы впервые за политическую карьеру Макдональда получили не просто суммарное большинство в парламенте, но и большинство в Западной Канаде[51].

Кризис власти и «Великая коалиция»[править | править код]

К лету 1861 года, когда в Канаде прошли победные для консерваторов выборы, к югу от границы началась гражданская война. В годы войны США стремительно милитаризовались: если перед её началом их армия номинально насчитывала 13 тысяч военнослужащих (фактически — ещё меньше), то за два первых года только вооружённые силы Севера достигли численности в 800 тысяч человек, а позже выросли до двух миллионов хорошо обученных и оснащённых солдат. Это могло стать опасным для Канады. Учитывая напряжённость между северными штатами и Великобританией, метрополия начала направлять в североамериканские колонии дополнительные военные контингенты (в общей сложности, однако, составлявшие только 13 тысяч солдат). В самой Канаде было создано министерство милиции, которое возглавил Макдональд[52].

В марте 1862 года специально учреждённая комиссия рекомендовала увеличить численность канадской милиции с 5 до более чем 50 тысяч человек, при необходимости введя даже принудительный призыв. Макдональд представил парламенту опиравшийся на эти рекомендации законопроект, но огромные расходы, сопряжённые с его воплощением (10 % всех доходов Канады), не позволили его принять. Кроме того, премьер был весьма неубедителен, представляя проект парламенту — путался в цифрах и выглядел растерянным; Ричард Гвин предполагает, что причиной был очередной запой. После провала проекта в парламенте правительство Макдональда и Картье ушло в отставку[53]. Макдональду предлагали высокие посты в судебной системе, но он отказался от них и на некоторое время уехал в Англию[54].

К этому времени в объединённой Канаде набирала влияние идея конфедерации с другими британскими колониями Северной Америки. В число её активных сторонников входили как главный противник консерваторов — Браун, так и собственный министр финансов Макдональда Александр Галт. Сам Макдональд к объединению североамериканских колоний на первых порах относился амбивалентно: на словах он мог высказать поддержку самой идее, но финансовые трудности, сопряжённые с её реализацией, не давали ему относиться к ней всерьёз[55].

В 1864 году в канадской политике сложилась патовая ситуация. Либеральное правительство Джона Сандфилда Макдональда, сменившее у власти кабинет Картье-Макдональда, продержалось у власти чуть больше года. На выборах 1863 года Западная Канада с её более прогрессивными общественными институтами отправила в законодательное собрание вдвое больше либералов, чем консерваторов, а в Восточной Канаде, где были по-прежнему сильны католическая церковь и феодальные пережитки, господствовал консервативный Синий блок[29]. За следующие несколько месяцев у власти сменились три кабинета, в том числе очередная коалиция Таше и Макдональда, получившая вотум недоверия всего через два месяца[56]. Выходом из этого положения могла стать широкая коалиция, в которую вошли бы вечные противники — «Чистые реформисты» и союз консерваторов Восточной и Западной Канады. 14 июня 1864 года (в день, когда пало новое правительство Таше и Макдональда[57]) конституционная комиссия законодательного собрания, председателем которой был Джордж Браун, приняла резолюцию о желательности федеративного правительства для обеих Канад, а в перспективе для всех британских колоний в Северной Америке. Лидер консерваторов, опасавшийся, что в такой федерации центральное правительство будет слишком слабым, тем не менее согласился на предложение Брауна работать над реформой совместно[13][Комм. 6].

«Великая коалиция» была сформирована. Восточную Канаду в ней представляли министры от Синей партии во главе с Таше и Картье, а министерские посты для Западной Канады были поровну распределены между консерваторами (включая Макдональда) и либералами (включая Брауна). Формальным главой коалиционного правительства стал Таше. Конечной целью правительства было создание конфедерации всех британских колоний в Америке, но по настоянию Брауна, если она окажется недостижима, конфедеративное устройство должно было распространиться хотя бы на Онтарио и Квебек (Западную и Восточную Канаду)[58].

На пути к Конфедерации[править | править код]

После создания «Великой коалиции» именно Макдональд превратился в наиболее красноречивого защитника идеи федерации всех североамериканских колоний Великобритании[13], при условии, что общее руководство ею будет осуществлять сильное унитарное правительство. В сентябре 1864 года они с Брауном, Картье и ещё несколькими коллегами приняли участие в конференции в Шарлоттауне (Остров Принца Эдуарда), на которой представители небольших атлантических провинций тоже обсуждали вопрос об объединении[46]. Британское правительство предпочитало вариант с их объединением в унитарное государство, но каждая колония дорожила своей самобытностью и стремилась сохранить максимум независимости[59]. Поэтому идея конфедерации, предложенная делегатами от Канады, была принята с энтузиазмом[29].

Участники Квебекской конференции (1864). Макдональд — четвёртый слева в первом ряду.

За шарлоттаунской конференцией уже в октябре последовала новая — в Квебеке. В общей сложности с 10 по 27 сентября делегатами были приняты 72 резолюции, в основном сформировавших характер будущей конфедерации; согласно Томасу Д’арси Макги, Макдональд был автором текста 50 из этих резолюций[60]. По его настоянию было решено, что все вопросы, не находящиеся однозначно в юрисдикции провинций, попадают в ведение федерального центра. Он же настоял на совместной юрисдикции в области иммиграции и сельского хозяйства и на прерогативе федерального правительства назначать лейтенант-губернаторов провинций и пожизненных членов верхней палаты федерального парламента[61]. В то же время он отказался от ещё большей концентрации власти. В конституции Новой Зеландии, которую делегаты конференции во многом взяли за образец, предусматривалось право федерального правительства на ликвидацию провинций[Комм. 7], но Макдональд отклонил предложение делегата от Новой Шотландии ввести такой пункт в законодательство североамериканской конфедерации[62]. В ведении провинций должны были остаться такие социальные институты, как больницы (за исключением военно-морских госпиталей), приюты для душевнобольных и работные дома[63]. Конституция конфедерации также должна была гарантировать свободу вероисповедания и языковые права[64].

Плакат «Свободу Ирландии» (Нью-Йорк, 1866)

Объединению британских колоний в Америке ускорили общие угрозы. Одна из них состояла в обострении отношений с США после того, как в октябре 1864 года с территории Канады конфедератским отрядом был атакован городок Сент-Олбанс в Вермонте. В ответ американское правительство ужесточило пограничные процедуры для всей Британской Америки, а Конгресс США инициировал процедуру расторжения таможенного союза с Канадой, действовавшего с 1854 года. Второй угрозой была активизация в США Братства фениев — вооружённой организации, боровшейся за независимость Ирландии. Опасения, что их деятельность по окончании гражданской войны перекинется в Британскую Америку, подтвердились в 1866 году, когда фении совершили несколько набегов через границу, в том числе на остров Кампобелло в Нью-Брансуике и на Форт-Эри в Западной Канаде[13]. В результате в Канаде было приостановлено действие принципа «хабеас корпус», что облегчило бы в случае необходимости аресты активистов Братства. При этом Макдональду пришлось выпустить циркуляр, объясняющий, что пока такие аресты не санкционированы[65] — он опасался, что «неграмотные чиновники» начнут арестовывать всех католиков без разбора как сочувствующих фениям[66][Комм. 8].

Квебекские соглашения утверждал в январе-марте 1865 года парламент объединённой Канады, где они в основном пользовались поддержкой. Предложения оппозиции провести всеобщие выборы до утверждения соглашений были отклонены большинством голосов. Среди критиков этих предложений был Макдональд, называвший референдумы «антиконституционными» и «антибританскими», а саму идею выносить на всеобщее голосование подобные сложные предложения — абсурдной. 11 марта парламент утвердил соглашения 99 голосами против 33[68]. В Новой Шотландии и Нью-Брансуике противники конфедерации пользовались большей поддержкой, и её сторонникам в конечном итоге удалось взять верх только весной 1866 года. Этому способствовали открытая поддержка британского министерства по делам колоний и прямое финансирование их кампаний из Канады (финансовые вложения в эти кампании, первоначально оценивавшиеся в 8-10 тысяч фунтов, в итоге выросли впятеро)[69].

Летом 1865 года скончался премьер Этьен Таше. Взаимная подозрительность Макдональда и Брауна не позволила занять его кресло ни тому, ни другому (Браун также отверг кандидатуру Картье, и очередной коалиционный кабинет снова сформировал представитель Восточной Канады — Нарсис-Фортунат Белло[en][70]). Браун в итоге покинул коалицию в декабре, но другие реформисты остались в правительстве[71].

Макдональд продолжал сильно пить, вызывая резкую критику не только в Globe, но и в метрополии, где даже предлагалось отстранить его от участия в формировании конфедерации[72]. Учитывая шаткое положение британского правящего кабинета, его члены предпочли бы, чтобы объединение колоний было оформлено официально как можно скорее. Однако процесс тормозили как формальные обстоятельства (ещё не были написаны конституции будущих провинций Онтарио и Квебек, а канадские таможенные тарифы должны были быть снижены по требованию восточных колоний), так и личная тактическая игра Макдональда. Он опасался, что в промежутке между подписанием соглашений и их утверждением метрополией могут возникнуть проблемы из-за каких-нибудь нюансов, и старался этот промежуток максимально сократить. В итоге делегаты колоний собраались в Лондоне для окончательного утверждения соглашений лишь в конце ноября 1866 года, и по настоянию Макдональда детали переговоров нигде не фиксировались[73].

По предложению делегатов от Атлантических провинций Макдональд был избран председателем конференции и сыграл ключевую роль в её успехе; это отмечали коллега по канадской делегации Эктор Ланжевен и товарищ министра по делам колоний Фредерик Роджерс[74]. В Лондоне было определено, что в состав предполагаемой федерации не войдёт Ньюфаундленд, и разработаны планы освоения земель к северо-западу от Канады, включая прокладку трансконтинентальной железной дороги. Последнее должно было обеспечить независимость Британской Америки от портов США в сезон, когда река Святого Лаврентия закрыта для судоходства[29]. В целом изменения в проекте оказались незначительными, что соответствовало целям Макдональда, не хотевшего усиления будущих провинций за счёт центра[Комм. 9]. Новое образование, которое Макдональд предлагал назвать Королевством Канада (с переименованием генерал-губернатора в вице-короля и назначением на этот пост члена правящей династии), в итоге получило название Доминион Канада[76].

Акт о Британской Северной Америке был утверждён Палатой лордов 26 февраля 1867 года, а Палатой общин — 8 марта. Монаршее согласие было получено 29 марта[77]. Акт вступал в силу 1 июля; согласно ему создавался единый доминион в составе четырёх провинций — Онтарио, Квебека, Новой Шотландии и Нью-Брансуика — с общим федеральным правительством[29].

Во время пребывания в Лондоне Макдональд едва не погиб. Заснув в постели с газетой, он проснулся от того, что простыни и занавески в комнате объяты огнём. Ему удалось с помощью Картье потушить пожар, но он серьёзно обжёг плечо, его волосы, лоб и руки тоже обгорели и, по собственным словам, от смертельных ожогов его спасла только толстая фланелевая рубашка, надетая под ночной[78]. Всё ещё находясь в Лондоне, через десять лет после смерти Изабеллы, Макжональд женился вторично — на Сьюзен Агнес Бернард. Свадьба состоялась 16 февраля 1867 года. Агнес, которой к этому времени исполнился 31 год, не была ни особо красивой, ни очень богатой. Это был прежде всего взаимно удобный брак: Макдональду как премьер-министру нужна была супруга, которая бы вела его хозяйство и принимала гостей, а Агнес уже чувствовала опасность так и не выйти замуж[79].

Формирование первого правительственного кабинета Доминиона Канада было поручено Макдональду. Необходимость достойного представительства в нём Синей партии и либералов Онтарио заставило будущего премьер-министра отказаться от включения в правительство некоторых старых соратников, в том числе Д’арси Макги, а также лидера федералистов Новой Шотландии Чарльза Таппера. Макдональдом были также подготовлены назначения новых лейтенант-губернаторов и премьер-министров Онтарио и Квебека; в частности, лейтенант-губернатором Квебека становился бывший премьер объединённой Канады Нарсис-Фортунат Белло, а премьером Онтарио — Джон Сандфилд Макдональд. 1 июля 1867 года, в день Доминиона Канада, его первый премьер-министр был произведён в рыцари-командоры ордена Бани[80][Комм. 10]. Лорд Монк, бывший последним генерал-губернатором провинции Канады, стал первым генерал-губернатором новообразованного доминиона[29].

Первый премьер-министр суверенной Канады[править | править код]

Законодательные реформы первых лет независимости[править | править код]

Центральный корпус парламента Канады, 1870 год

Формально на пост премьер-министра доминиона Макдональд был назначен генерал-губернатором Монком. Подобное положение было двусмысленным, и уже к концу лета 1867 года были объявлены первые федеральные выборы. Их проведение ещё не было синхронным, и разные избирательные округа голосовали в разные дни на протяжении сентября и октября. В итоге партия Макдональда — первая в Канаде федеральная партия, к тому же достаточно быстро внедрявшая партийную дисциплину — одержала уверенную, хотя и не сокрушительную победу над своими разрозненными соперниками, получив 101 мандат против 80 у оппозиции. Единственной провинцией, где консерваторы Макдональда потерпели поражение, оказалась Новая Шотландия, где 18 из 19 мест получили противники конфедерации[82]. Тем не менее даже в рядах консерваторов не было полного единства — Картье и бывший министр финансов Александр Галт чувствовали себя обойдёнными при раздаче наград в дни получения независимости. Поэтому в течение следующих двух лет Макдональду пришлось выхлопотать обоим титулы — соответственно, баронетский (дававший наследственное дворянство) и рыцарский, — чтобы их задобрить[83].

Первое правительство суверенной Канады, сформированное Макдональдом, включало в себя пять министров от провинции Онтарио, четверых от Квебека (троих франкофонов и одного англоязычного протестанта) и по два министра от Новой Шотландии и Нью-Брансуика (при этом Таппер уступил собственное место в кабинете малоизвестному Эдварду Кенни из Галифакса, чтобы а правительстве был хотя бы один ирландский католик[84]). Таким образом премьер-министр претворял в жизнь свои идеи о том, как правительство должно выражать интересы всех граждан страны[Комм. 11]. За 1868 год были проведены две сессии парламента и приняты 72 закона, регулирующих, среди прочего, отношения федерального центра и провинциальных властей и полномочия правительства Канады в таких сферах как банковское дело, товарные перевозки, судоходство, уголовное право и т. п.[86]

«Строительство нации»[править | править код]

Макдональд оставался премьер-министром Канады до 1873 года, посвятив шесть лет на этом посту «строительству нации»[9]. Ввиду сильных антифедералистских настроений в Новой Шотландии премьер-министр был вынужден пойти на ряд уступок этой провинции в вопросах торговых тарифов, национального долга и ассигнований, выделяемых федеральным центром. Лидера антифедералистов Джозефа Хоу[en] ему удалось со временем убедить, что остаться в составе Канады будет в интересах самой Новой Шотландии, которая в противном случае рискует быть поглощённой США. В итоге к январю 1869 года Хоу пошёл на перевыборы уже как кандидат от Консервативной партии, а выиграв их, присоединился к кабинету Макдональда[87]. Было начато строительство Межколониальной железной дороги[en] длиной 500 миль, которая к 1876 году свяжет Галифакс с центром континентальных провинций[88].

Одновременная деятельность Макдональда по привлечению в конфедерацию провинции Ньюфаундленд не принесла успеха. Хотя ещё в ходе Квебекской конференции удалось увлечь идеей конфедерации будущего премьера Ньюфаундленда Фредерика Картера, крупнейшие собственники острова оказались в ней не заинтересованы. После поражения федералистов на выборах 1869 года в Ньюфаундленде Макдональд прекратил попытки присоединения этой провинции[89].

С другой стороны, трёхсторонние переговоры между канадским и британским правительствами и руководством Компании Гудзонова залива завершились успешно. По достигнутому соглашению Канада за сумму в 300 тысяч фунтов (полностью одолженную ей метрополией) приобрела у компании обширные территории между Онтарио и Скалистыми горами к северу от американской границы, известные как Земля Руперта. Эта территория, за вычетом 45 тысяч акров вокруг 120 торговых постов компании, по площади примерно равнялась половине Европы. В освоении этих земель Макдональд видел залог успешного развития и независимости Канады. Положение осложнялось тем, что вкладывать ресурсы в их освоение следовало незамедлительно, иначе американцы могли начать делать то же самое явочным порядком и потом официально заявить права на территории. Аналогичным образом в 1840-е годы был установлен американский суверенитет в Орегоне[90][Комм. 12].

Уже после достижения всех договорённостей между Канадой, Великобританией и Компанией Гудзонова залива выяснилось, что оседлое население приобретаемой территории в массе своей не радо такой перспективе. Около тысячи канадцев, проживавших на этой территории, были в основном горячими сторонниками присоединения, но 10 тысяч франкоязычных метисов, а также служащие компании, опасающиеся за свои посты и пенсии, были настроены резко против. Назначенного лейтенант-губернатором новой территории Уильяма Макдугалла остановил на границе отряд вооружённых метисов. Попытки Макдональда изменить ситуацию, посылая к метисам влиятельных франкоязычных эмиссаров, успеха не принесли[92]. Пытаясь отсрочить конфликт, Макдональд отправил телеграмму в Лондон, где заявлял, что Канада не может считать сделку о покупке земель завершённой, если не будет гарантировано их мирное присоединение, и не намерена выплачивать оговоренную в соглашении сумму[93].

Напряжение в регионе, который должен был стать Северо-Западной территорией Канады, привело к жертвам. Сначала в стычке был убит молодой выходец из Шотландии — убившему его метису показалось, что тот пытается его арестовать. Убийца в свою очередь был избит до смерти группой англоязычных лоялистов. Затем контролировавший регион лидер метисов Луи Риэль, раздражённый растущим сопротивлением лоялистов, устроил показательный суд над одним из них, выходцем из Онтарио Томасом Скоттом, и приговорил его к смертной казни. Скотт был казнён 3 марта 1870 года[94].

Эти события вызвали гнев англоязычного населения Канады и осложнили переговоры, которые Макдональд вёл через своего посланника Дональда Смита[en] с Риэлем и метисской общиной. Премьер-министр договорился с метрополией о посылке на Северо-Западную территорию вооружённого отряда, состоящего из британских и канадских военнослужащих. Однако в стремлении предотвратить дальнейшее возможное кровопролитие премьер-министр дал Смиту полномочия идти практически на любые уступки и давать любые обещания и взятки лидерам метисов. В итоге были вчерне сформулированы условия, на которых метисская община Северо-Западной территории соглашалась мирно войти в состав Канады[95].

Позже Макдональд уже лично продолжил переговоры в Оттаве с посланниками Риэля. Большинство данных Смитом обещаний были им подтверждены, хотя в одном ключевом вопросе — закрепления за метисами земель — премьер-министр внёс в соглашение важные изменения: земли (в общей сложности 1,4 миллиона акров) даровались не единой общине, а отдельным лицам и семьям. Впоследствии это позволило отдельным владельцам продавать свою землю, таким образом разрушая территориальное единство метисской территории. Кроме того, Макдональд сумел исключить из договорённостей условие полной амнистии для всех участников суда и казни Томаса Скотта, сославшись на то, что такое решение является прерогативой короны. В итоге 1 мая 1870 году на утверждение канадского парламента было представлено соглашение о создании небольшой (по размерам сопоставимой с Островом Принца Эдуарда) провинции Манитоба, внутри которой корона сохраняла права на определённые участки земли. Эта земля была необходима для дальнейшего строительства трансконтинентальной железной дороги. Остальная Северо-Западная территория также оставалась государственной собственностью. 15 июля законопроект был утверждён парламентом; новым лейтенант-губернатором как Манитобы, так и Северо-Западной территории стал уроженец Новой Шотландии Адамс Арчибальд[96]. Риэль покинул страну — как позже выяснилось, Макдональд заплатил ему за это деньгами из фонда для содержания канадской службы безопасности[97].

Британская делегация на переговорах в Вашингтоне, 1871 год. Макдональд стоит в центре.

В начале 1871 года Макдональд был включён в делегацию, отправлявшуюся на переговоры в США с целью урегулирования конфликта между этой страной и Великобританией. Темами конференции должны были стать дело «Алабамы» (вопрос о компенсациях за действия каперов, чьи суда были построены в Англии) и ряд других разногласий. Вместе с Макдональдом в делегацию вошли четверо представителей Великобритании, в том числе граф Грей и сэр Стаффорд Генри Норткот. Канадский премьер стал членом делегации как представитель наиболее заинтересованной в разрешении конфликта британской территории (темы разногласий между Канадой и США включали, среди прочего, взаимные претензии по следам событий гражданской войны в США и фенийских вылазок, а также права́ на рыбные промыслы[98]). Несмотря на формально скромную роль Макдональда в британской делегации, ему удалось повернуть ход конференции так, что две трети времени переговоры велись вокруг вопросов, непосредственно интересовавших Канаду. В итоге сэр Джон получил гарантии оплаты права американских рыбаков вести лов в канадских водах[99][Комм. 13]. Кроме того, в компенсацию за нападения фениев британцы пообещали Канаде ссуду в размере 2,5 млн фунтов стерлингов, которая должна была позволить начало строительства железной дороги через континент[101]. Подписанный в мае 1871 года Вашингтонский договор урегулировал взаимные территориальные претензии США и Канады[29]. Сознавая, что длинная южная граница малонаселённой Канады в случае войны окажется беззащитной, Макдональд пытался замедлить процесс вывода британских войск, но не преуспел в этом. Либеральное правительство Гладстона завершило вывод частей уже к ноябрю 1871 года, мотивируя поспешность процесса в том числе и самим фактом канадского суверенитета[102].

Расширение и эволюция территориального деления Канады, 1867—2003 годы

Вхождение Северо-Западной территории в состав Канады открыло дорогу к присоединению Британской Колумбии — колонии на тихоокеанском побережье Северной Америки, где проживали около 20 тысяч поселенцев из Европы. Позиции американцев и сторонников аннексии в Британской Колумбии были намного слабее, чем в метисских общинах, и Макдональд без труда договорился с лидерами этой колонии. Им он пообещал широкое представительство в канадском парламенте и существенные федеральные субсидии (и то, и другое было основано на завышенной оценке общей численности населения колонии, включавшей аборигенов и китайских рабочих). Ппремьер-министр и его соратник Картье сумели также заинтересовать делегацию Британской Колумбии перспективой постройки трансконтинентальной железной дороги. В итоге законодатели Британской Колумбии поддержали постройку дороги ещё до того, как со своей позицией определились парламентарии конфедерации, так что отказ от строительства стал бы нарушением условий союзного договора. Британская Колумбия вошла в состав Канадской конфедерации 20 июля 1871 года[103].

Наконец, 1 июля 1873 года, в День Доминиона, к Канадской конфедерации присоединился также Остров Принца Эдуарда. Условиями его вхождения в конфедерацию были ежегодная субсидия в размере 45 тысяч долларов на развитие сельского хозяйства и обязательство федерального правительства поддерживать сообщение между островом и континентом в любое время года[104]. К концу первого пребывания Макдональда на посту премьер-министра территория Канады расширилась до 3,5 миллионов квадратных миль (более 9 млн км²), а население достигло четырёх миллионов[29][Комм. 14].

Личные финансовые трудности и проблемы со здоровьем[править | править код]

Конец 1860-х годов, помимо политической деятельности, был ознаменован для Макдональда личными финансовыми проблемами. Будучи премьером, он не сумел предотвратить крах Коммерческого банка, в котором его кредит был превышен на сумму 80 тысяч долларов. Его долг перешёл к монреальскому банку и позже был предъявлен к оплате[84]. Проблем добавила смерть партнёра по фирме, Арчибальда Макдоннелла, после которой премьер-министр обнаружил, что тот занимался рискованными денежными вложениями их совместного капитала и общие долги конторы достигают 64 тысяч долларов. Попытки Макдональда спешно продать принадлежащую ему недвижимость, чтобы рассчитаться с банками, принесли совсем незначительные суммы, и долг продолжал расти. Премьер-министр впал в депрессию, обернувшуюся в 1868 году новым запоем. Наконец, в 1870 году его друг Д. Л. Макферсон организовал среди богатых предпринимателей подписку, по которой были собраны 67 тысяч долларов. Эти деньги составили трастовый фонд, проценты с которого шли на повседневные расходы Макдональда, а основной капитал был записан на его жену и близких[107] (по предположению Мартина — чтобы избежать его растраты премьером[108]).

Помимо запоев, к началу 1870-х годов у Макдональда начались дополнительные проблемы со здоровьем. В первые месяцы 1870 года он начал испытывать периодические боли в спине. 6 мая 1870 года боль стала настолько сильной, что премьер-министр потерял сознание. Вызванный личный врач диагностировал выход крупного жёлчного камня и заявил, что шансов на выздоровление немного. В течение большей части месяца оттавская газета Times держала свёрстанным большой некролог, который пошёл бы в номер в случае смерти главы правительства. Один из ранних биографов Макдональда сравнил тревогу и сочувствие, которые состояние премьер-министра вызвало у канадцев, с горем американцев после убийства Линкольна. Однако Макдональд вскоре пошёл на поправку. В середине июня Агнес Макдональд вывезла мужа на отдых на атлантическое побережье, и он вернулся в Оттаву в сентябре относительно здоровым, хотя после этого достаточно часто страдал от разных краткосрочных болезней[109][Комм. 15].

Железнодорожный проект и Тихоокеанский скандал[править | править код]

Уже в 1871 году Макдональд начал поиск людей, способных претворить в жизнь планы строительства железной дороги, которая соединит Западное побережье формирующейся страны с городами Онтарио и Квебека. В США к этому времени была построена Тихоокеанская железная дорога в Калифорнию и начато строительство так называемой Северной Тихоокеанской дороги, но сэр Джон считал, что собственная дорога обеспечит выживание Канады как государства, скомпенсировав недостаток населения на её огромной территории[112].

Выбор пал на квебекского транспортного магната Хью Аллана. Первоначальный план предполагал координацию канадских и американских усилий, однако сэр Джон быстро убедился, что такой подход будет означать американский контроль над всем предприятием, и потребовал замены партнёров из США на канадских. В частности, в роли партнёра Аллана он рассматривал торонтского предпринимателя Дэвида Макферсона, но те не сработались (позже Макферсон будет даже противодействовать постройке Канадской тихоокеанской дороги). В итоге Аллан получил фактически полный контроль над всем процессом[113].

К выборам 1872 года Макдональд сумел ратифицировать в парламенте Вашингтонский договор и добиться принципиального одобрения железнодорожного проекта. После этого он развернул предвыборную кампанию консерваторов, в том числе создав в Торонто газету The Mail, которую рассматривал как противовес контролируемой либералом Брауном Globe. Премьер-министр мобилизовал на кампанию большие суммы от частных пожертвователей, обещая им компенсацию из государственных средств после победы на выборах. Один только Хью Аллан пожертвовал консерваторам 350 тысяч долларов, причём сэр Джон лично подписался под телеграммой, запрашивавшей у магната последние 10 тысяч из этой суммы. В своём собственном избирательном округе премьер-министр в итоге выиграл у соперника всего 130 голосов, но общая победа либерально-консервативной партии была достигнута. Официально правящая партия получила 104 места в парламенте против 96 у оппозиции, но фактически количество верных премьеру депутатов приближалось к 130, включая большинство формально независимых депутатов от Новой Шотландии[114].

В первые месяцы после победы консервативное правительство учредило новый департамент в министерстве внутренних дел, отвечающий за развитие и межевание западных земель. Кроме того, несмотря на последовательное сопротивление либеральной оппозиции, опасавшейся высоких затрат, была официально учреждена Северо-Западная конная полиция — в будущем Королевская канадская конная полиция. Первые 150 человек были приняты на службу в середине осени[115].

На отсрочку сессии парламента газета Grip отреагировала карикатурой, на которой пьяный Макдональд ногами попирает лежащую в грязи Канаду

Однако второе премьерство Макдональда продолжалось недолго. Победа на выборах обернулась для консерваторов так называемым Тихоокеанским скандалом (англ. Pacific Scandal), когда стали известны подробности её финансирования Хью Алланом[9]. В разгар скандала, 3 августа, в дни парламентских каникул, Макдональд, до этого не трезвевший неделями, тайком ушёл из дома в Ривьер-дю-Лу и пропал на два дня. В прессе начали появляться слухи о самоубийстве, но в действительности, как пишет Ричард Гвин, Макдональд всего лишь беспробудно пил эти дни в доме друга[116].

Премьер-министру не помогли ни симпатии нового генерал-губернатора лорда Дафферина, которого связывали с ним дружеские отношения[Комм. 16], ни коронная комиссия по расследованию обвинений в незаконном получении и использовании средств в ходе предвыборной кампании, составленная из его однопартийцев и личных друзей. Благодаря действиям спикера парламента консерваторам удалось добиться отсрочки начала очередной сессии на 10 недель, но ещё до назначенной даты первого заседания, в письме от 14 октября 1873 года, Дафферин дал Макдональду понять, что дни его правительства подходят к концу[118].

3 ноября, после нескольких дней, полных обвиняющими речами представителей оппозиции, сэр Джон наконец взял слово. В ходе пятичасового выступления коллега по кабинету подавал ему стаканы с чистым джином, на глаз неотличимым от воды, но алкоголь оказал на ораторские способности премьера положительное, а не отрицательное воздействие[119]. В своей речи он атаковал своих критиков, доказывая их собственную нечистоплотность в отношениях с американцами и в том, как они получили компрометирующий его материал. Он также доказывал, что кандидатура Аллана на пост руководителя проекта была наилучшей, что американские пайщики были уже исключены и что сам он лично не использовал пожертвований Алана в ходе предвыборной кампании. Речь признали блестящей даже противники Макдональда, но на исходе дела это никак не сказалось. Ему отказали в поддержке независимые депутаты и даже часть представителей собственной партии (в том числе его бывший личный посланник в Манитобе Дональд Смит[120]). Сэр Джон отказался от неожиданного предложения Дафферина сформировать новый кабинет и подал в отставку. Новым премьер-министром был назначен лидер либеральной партии Александр Маккензи[121].

Оппозиция Александру Маккензи[править | править код]

На последовавших в январе 1874 года внеочередных выборах партия Макдональда потерпела сокрушительное поражение: либералы получили 138 мест в парламенте против 67 у консерваторов[122]. Этому способствовал и сложившийся к тому моменту имидж Макдональда как горького пьяницы; по собственным словам, в ходе переговоров с Алланом он бывал настолько пьян, что даже не мог впоследствии вспомнить их содержание[9]. Тем не менее бывший премьер победил в своём округе, хотя и с разницей всего в 37 голосов. Его соперник обратился в суд с требованием пересмотра этого результата, обвиняя Макдональда в подкупе избирателей. Известный пролиберальными взглядами судья объявил об аннулировании результата выборов в данном округе, при этом избегая прямого подтверждения, что Макдональд лично занимался подкупом. В итоге сэр Джон принял участие в повторных выборах и снова победил — теперь с разницей в 17 голосов[123]. В этих условиях он предлагал сложить с себя полномочия главы партии, но другие лидеры консерваторов отвергли эти предложения. Когда Александр Галт попробовал выдвинуть свою кандидатуру на пост партийного лидера, его мало кто поддержал. После этого Макдональд формально назначил своим преемником Таппера, непулярного из-за своей неуживчивости[124]).

Во время сессий 1874 и 1875 годов политическая активность бывшего премьера была сведена к минимуму. Он провозгласил, что ни он, ни либерально-консервативная партия «не будут противостоять мерам, предпринимаемым в интересах нации, только во имя противостояния». Фактическим лидером партии в парламенте был Чарльз Таппер[125]. Макдональд всё ещё много пил, но стал много времени проводить за чтением и вернулся к активной адвокатской практике, перенеся свой офис, а затем и перевезя семью в Торонто, куда переехал его основной клиент — кингстонская Trust and Loan Company. Младшим партнёром в его фирме был его сын Хью; на некоторое время Макдональд-младший открыл собственную практику в Кингстоне, но позже снова присоединился к отцу, и названием их фирмы стало «Макдональд и Макдональд»[126].

Бывший премьер действительно сумел наладить конструктивное взаимодействие с правительством и способствовать проведению ряда реформ судебной системы (в том числе принятию Акта о неплатёжеспособности)[29]. Однако он оставался принципиальным критиком либералов в вопросах экономики: начавшийся в 1874 году финансовый кризис давал консерваторам повод объявить правительство неэффективным[9]. В 1876 году Макдональд развернул кампанию в защиту канадских производителей и против политики свободного рынка, которую проводили либералы. Он доказывал, что принципы свободного рынка ставят Канаду, с её относительно неразвитой экономикой, в неравное положение с США, которые со своей стороны уже ввели протекционистские меры. Согласно Макдональду, долгом правительства в этой ситуации было способствование развитию национальной промышленности и технологий. Этому подходу консервативная пропаганда дала название «Национальная политика»[127].

Летом 1876 года Макдональд начал турне по Онтарио под лозунгом «Канада для канадцев», на каждой остановке организуя митинги, совмещённые с пикниками[128], а в следующем году стал первым партийным лидером, который в своей предвыборной кампании выбрался за пределы собственной провинции — в расписание его поездок вошли населённые пункты Восточного побережья. В англоязычных общинах он выступал сам, а во франкоязычных — бывшие министры его кабинета из Квебека. Он почти перестал пить — по словам лорда Дафферина, «он определённо может пить вино за ужином, не испытывая соблазна злоупотребить им, на что до сих пор он никогда не был способен»[129]. Многие в Канаде ожидали, что выборы состоятся уже в 1877 году, но этот год ведущие партии потратили на подготовку к ним. Если либералы в своей пропаганде апеллировали к таким знаменитым теоретикам свободного рынка, как Адам Смит, Давид Рикардо и Джон Стюарт Милл, то консерваторы обращались к широким слоям населения, говоря с ними на понятном им языке. К выборам консервативная партия подошла крайне ответственно, в каждом округе выставив только одного кандидата (в прошлом бывало, что кандидаты от одного лагеря отбивали голоса друг у друга)[130].

Премьерство 1878—1891 годов[править | править код]

Национальная политика[править | править код]

Макдональд въезжает во власть на Национальной политике, карикатура в газете Grip, 1878 год

На выборах, прошедших 17 сентября 1878 года, консерваторы одержали убедительную победу. Они взяли верх над либералами не только в Квебеке (где получили 47 из 65 мест) и — уже традиционно — на западе, но и в сельских округах Онтарио, собрав 3/4 всех депутатских мандатов от этой провинции. При этом сам сэр Джон неожиданно впервые за 34 года потерпел поражение в своём родном округе в Кингстоне. Чтобы снова занять кресло премьер-министра, ему нужно было теперь организовать довыборы в новом округе — и Макдональд организовал их сразу в двух местах: в Манитобе и Виктории в Британской Колумбии. Выиграв в обоих округах, он предпочёл войти в парламент как представитель Британской Колумбии, принеся депутатскую присягу 17 октября[131]. Получив солидную добавку к семейному бюджету в виде зарплаты премьер-министра, семья Макдональдов вернулась в Оттаву, сняв у богатого лесопромышленника особняк, известный как «Стадакона-холл»[132].

В новом консервативном правительстве собрались в основном министры из прежнего кабинета Макдональда. За собой он сохранил, помимо собственно премьерского поста, также портфель министра внутренних дел, предполагавший, среди прочего, контроль за развитием западных регионов (с 1883 года он сменил эту должность на пост генерального суперинтенданта по индейским делам[29]). Первоочередной задачей перед новым правительством было выполнение предвыборных лозунгов — введение таможенных тарифов, защищающих отечественного производителя. Разработка системы тарифов, варьировавшихся от нуля (на товары, не производимые в Канаде) до более чем 30 % (на полные аналоги канадской продукции), заняла несколько месяцев, но в дальнейшем эта система проявила себя настолько надёжно, что долгие годы нуждалась только в косметических поправках. В среднем таможенные тарифы в результате выросли вдвое, хотя всё ещё оставались намного более низкими, чем аналогичные американские, и способствовали более быстрому росту производства в Канаде. Положительный эффект таможенной реформы на экономику был во многом связан и с фактором, напрямую от правительства никак не зависящим — в 1879 году во всём мире подошла к концу Долгая депрессия[133]. Протекционистские тарифы регулярно пересматривались правительством Макдональда в сотрудничестве с ведущими канадскими производителями, продолжая составлять основу Национальной политики[9][Комм. 17].

В 1879 году Макдональд первым из постоянных жителей колоний стал членом Тайного совета королевы[135]. Вскоре после этого в рамках работы над усилением автономии Канады от метрополии был учреждён пост верховного комиссара Канады в Великобритании (англ. High Commission of Canada in the United Kingdom). Таким образом Канада, также первой из колоний, получила фактического полномочного посла в Великобритании[136]. В 1882 году аналогичная должость была учреждена для канадского представителя во Франции[98].

Начало строительства Тихоокеанской дороги[править | править код]

В 1880 году наконец началось воплощение планов по строительству Тихоокеанской железной дороги: канадская делегация в Англии, кроме самого Макдональда включавшая министров железнодорожного сообщения и сельского хозяйства[29], утвердила контракт на строительство дороги с Джорджем Стефеном[en]. Синдикат Стефена в рамках договора получал государственную субсидию в размере 25 млн долларов и земли общей площадью 25 миллионов акров (10 млн га)[9]. Кроме того, синдикат получил от Канады многочисленные налоговые льготы — от полного снятия таможенного сбора на строительные материалы до 20-летнего освобождения от налогов на полученные в дар земли. Ему была также предоставлена 20-летняя монополия на строительство железнодорожных веток на юг от основной линии. По оценке, сделанной в газете Ottawa Free Press вскоре после заключения контракта, общая стоимость подарков, полученных Стефеном и его компаньонами от государства, составляла 261 миллион долларов. В обмен Канада получила обязательство, что в десятилетний срок будут построены оставшиеся 1900 миль железнодорожных путей — в том числе через отличающееся суровыми условиями плато к северу от озера Верхнего и два горных хребта в Британской Колумбии. На синдикат возлагались и обязательства по развитию гражданской инфраструктуры вдоль маршрута дороги. Несмотря на огромные затраты для казны и кампанию, развёрнутую оппозицией в парламенте и прессе, канадские законодатели утвердили проект в начале 1831 года[137].

Синдикат взялся за дело очень энергично, уже к концу 1883 года завершив строительство среднего отрезка дороги — от Виннипега до подножия Скалистых гор на западе. Маршрут был предельно приближен к американской границе, чтобы использовать плодородные земли прерий в этом регионе; одновременно этот обессмыслило планы американских конкурентов по постройке веток от Северной тихоокеанской дороги в Канаду — в них отпала надобность. Виннипег, основной транспортный узел строительства, стремительно развивался, в нём был основан свой университет и открывались новые газеты. Был также дан толчок развитию Реджайны — новой столицы Саскачеванского округа, сменившей в этой роли более северный Норт-Батлфорд[en][138].

В 1882 году канадские консерваторы пошли на федеральные выборы на пике экономического бума и одержали достаточно убедительную победу, в том числе и в Онтарио, где взяли 55 из 92 мандатов. Этому способствовал также джерримендеринг, осуществлённый правительством, которое перекроило избирательную карту так, чтобы максимально затруднить жизнь либералам (сэр Джон саркастично указывал, что перекройку избирательных округов, устроенную консерваторами, называют «джерримендерингом», а аналогичные действия провинциального либерального правительства Онтарио тремя годами раньше — «реорганизацией»). Сам Макдональд баллотировался в местах своего детства — в графстве Леннокс, но его победа была аннулирована по техническим причинам, и в итоге премьер представлял в парламенте округ Карлтон, расположенный рядом со столицей[139].

Усадьба Эрнсклифф в 2005 году

Экономический расцвет страны непосредственно отразился и на состоянии премьер-министра: зарплата Макдональда в начале 1880-х годов была повышена до 8000 долларов. После этого он впервые приобрёл в собственность дом — трёхэтажный особняк на тогдашней восточной окраине Оттавы, получивший название Эрнсклифф (с шотландского — «Орлиное гнездо»[Комм. 18]. Общая стоимость покупки и дальнейших улучшений составила более 17 тысяч долларов[141]. В ноябре 1884 года сэр Джон произведён в рыцари Большого креста ордена Бани[29].

Экономический и политический кризис середины 1880-х годов[править | править код]

К этому моменту, однако, в канадской внутренней политике ситуация уже складывалась не в пользу премьер-министра. К концу 1883 года Долгая депрессия возобновилась с новой силой, и Канада пострадала от неё особенно тяжело[142]. Самый серьёзный удар перенесла Северо-Западная территория, население которой во многом зависело от сельского хозяйства и (в случае метисов) охоты на бизонов. Гигантские бизоньи стада прошлого исчезли из прерий, а цена на зерно упала с 1,21 доллара США за бушель в 1880 году до 81 цента восемью годами позже[143]. Одновременно с тяжёлыми финансовыми проблемами столкнулись строители Канадской тихоокеанской дороги: непредвиденно быстрые темпы строительства привели к тому, что заложенного бюджета оказалось недостаточно и компания оказалась на грани банкротства. Выплата жалованья рабочим стала нерегулярной, и синдикат обратился к правительству с просьбой о субсидиях. Вначале кабинет Макдональда согласился выплатить акционерам 60 % причитавшихся им дивидендов, а затем, в начале 1884 года, выдал синдикату ссуду в размере 22,5 млн долларов[144].

Всё более проблематичным становилось и положение коренных народов Северо-Западной территории. Исчезновение бизонов к началу 1880-х годов нанесло тяжёлый удар традиционному укладу жизни равнинных индейцев, которым они поставляли мясо, шкуры и кость, обеспечивая все их потребности. Правительство Канады стало в массовом порядке направлять индейцев в резервации, где им предлагалось отныне заниматься сельским хозяйством. В культурном отношении это было для индейцев прерий катастрофой, и сам Макдональд, на тот момент бывший также генеральным суперинтендантом по индейским делам и официальным руководителем Северо-Западной конной полиции, не верил в быстрое превращение охотников в земледельцев, предсказывая, что на это уйдут поколения. Однако жители прерий оказались на грани голодной смерти — их число в первой половине 1880-х годов сократилось с 32 до 20 тысяч человек. Поэтому перемещение их в резервации вкупе со временным обеспечением продовольствием выглядело единственно возможным решением. Оппозиционные либеральные политики при этом резко выступали против снабжения индейцев продуктами, указывая на высокие затраты и выражая опасения, что индейцы навсегда останутся зависимыми от правительственной помощи. Последнее опасение разделяли и консерваторы, поэтому обеспечение индейцев продовольствием оставалось скудным и нерегулярным, порой вызывая голодные бунты[145].

Макдональд в 1883 году

Современные историки отрицательно оценивают роль консервативного кабинета Макдональда в истории вытеснения канадских индейцев в резервации (в том числе с целью освободить земли для строительства трансконтинентальной железной дороги) и создании системы интернатов для индейских детей, в следующем веке получившей печальную известность[9]. В то же время именно Макдональд стал инициатором распространения активного избирательного права на индейцев на общих для всех подданных британской короны основаниях. Этот законопроект он внёс в парламент в марте 1885 года, доказывая, что коренным жителям Америки нельзя отказывать в тех правах, которые автоматически получали в своё время беглые рабы, прибывающие из США с «Подпольной железной дорогой». При этом от индейцев, получавших избирательные права, не требовалось отказа от тех прав, которые им причитались по договорам их племён с федеральным правительством или Индейскому закону 1876 года. Таким образом закон фактически предоставлял индейцам больше прав, чем гражданам европейского происхождения[146]. Билль оказался слишком радикальным для канадских парламентариев и был принят лишь в урезанном виде, с введением имущественного ценза и исключением «неблагонадёжных» народов западных территорий. Даже это урезанное избирательное право было у канадских индейцев отнято после смерти Макдональда, в 1898 году[9].

Не снискал поддержки и другой предложенный премьером пункт того же законопроекта — о предоставлении избирательных прав женщинам. Идея дать их хотя бы девицам и вдовам и тоже с учётом имущественного ценза вызвала решительное противодействие не только оппозиции, решившей, что премьер просто ищет новые голоса к выборам, но и квебекских консерваторов. Даже леди Макдональд не понимала, зачем муж хочет дать избирательные права «этим глупым женщинам». Обнаружив, что даже в собственной партии его готовы поддержать только четыре депутата, сэр Джон убрал спорный пункт из законопроекта. В итоге женщины в Канаде получили избирательные права только в 1918 году[147][Комм. 19].

Кризис в метисской общине привёл к возрождению интереса к лидеру восстания 1869 года — Луи Риэлю. К этому времени срок высылки, к которой он был приговорён за роль в тех событиях, истёк, и он вернулся в Канаду на законных основаниях, но с ещё более мессианскими идеями[149]. Теперь в его представлении метисы стали новым богоизбранным народом, преемником ветхозаветных израильтян, и метисская версия католицизма должна была сменить римскую церковь. Планы Риэля включали основание автономного метисского государства на одной седьмой площади Северо-Западной территории[150]. Правительство Макдональда соглашалось удовлетворить те требования метисов, которые не шли вразрез с достигнутыми ранее соглашениями (в частности, на выделение личных участков земли площадью по 240 акров), но игнорировало требования об автономии. Было принято решение о создании комиссии по делам метисов, но её членов премьер-министр назначал долго и к работе они приступили нескоро. Кроме того, все действия правительства совершались в обход Риэля — безоговорочного лидера метисской общины, что усиливало её недоверие по отношению к Оттаве[151].

В марте 1885 года брожение среди метисов Северо-Западной территории переросло во второе восстание Луи Риэля. Одновременно на тропу войны выступила часть молодых воинов из племён равнинных кри. В кровавом столкновении погибли 12 военнослужащих и пятеро метисов; в другом, в деревне Фрог-Лейк, кри из племени Большого Медведя, несмотря на призывы вождя остановиться, вырезали почти всё гражданское мужское население. В форте Питт воины кри из племени Паундмейкера дали уйти гарнизону, но взяли в заложники местных жителей. В ответ были спешно собраны и переброшены по недостроенной Тихоокеанской дороге канадские и британские войска под командованием Фредерика Миддлтона. Переброска заняла девять дней, на недостроенных участках солдат перевозили на собачьих упряжках, строительная компания обеспечивала их горячей пищей. В первой половине мая состоялось генеральное сражение, в котором истратившие боеприпасы метисы были рассеяны, а Риэль схвачен[152].

Суд присяжных в Реджайне приговорил Риэля к смерти за государственную измену. Макдональдом была назначена медицинская комиссия, чтобы установить вменяемость подсудимого, и врачи решили, что тот осознавал смысл своих действий. До последнего момента как квебекцы, так и онтарийцы ждали, что премьер-министр, чьё большинство в парламенте зависело от поддержки консервативных франкоязычных католиков, смягчит приговор или даже устроит подсудимому побег. Однако этого не произошло, и 15 ноября Риэль был повешен. В итоге в Квебеке широко распространилсь мнение, что нежелание Макдональда помиловать Риэля было связано именно с тем, что тот был франкофоном, и со временем вокруг лидера метисов сформировался ореол невинного мученика[153][Комм. 20]. Исход процесса, возмутивший франкоканадцев, усугубил противоречия между ними и англоязычным большинством, которые сохранялись и много лет спустя[98].

Процессы над индейцами, параллельные процессу Риэля или следовавшие за ним, окончились восемью смертными приговорами. Все приговорённые были казнены публично в присутствии людей из своих племён. Вожди Паундмейкер, Большой Медведь и Одна Стрела были приговорены к тюремному заключению[155]. Отношение белых канадцев к индейцам резко ухудшилось, что впоследствии отразилось в местном и федеральном законодательстве. Макдональд, меньше чем через год после восстания отказавшийся от портфеля министра по делам индейцев, после этого в основном не препятствовал таким дискриминационным инициативам, хотя и не продвигал их лично[156]. Впрочем, противоречащая индейским договорам дискриминационная система пропусков, без которых индейцы прерий не имели права покидать территории резерваций, была введена ещё в его бытность министром[157].

В этот же период Макдональд потерпел важное поражение в противостоянии центра и провинций, когда политики Онтарио (в частности Оливер Моуат) успешно оспорили в суде ряд полномочий федерального правительства в пользу провинциальных властей. Если в первые дни Конфедерации федеральное правительство периодически пользовалось правом отменять проводимые в провинциях законы, к концу века такая практика была сведена на нет[9]. Расширению свобод провинций способствовала позиция британских лордов, входивших в Юридический комитет тайного совета. Правовая ситуация к началу 1880-х годов сложилась так, что этот комитет представлял собой высшую судебную инстанцию Канады, имевшую право отмены решений Верховного суда. Если сам Макдональд закладывал в конституцию Канады идеи сильного федерального центра, то члены Юридического комитета рассматривали Канаду как конфедерацию, механическое объединение суверенных государств, и соответственно считали правильным защищать их права[158].

Последние годы жизни[править | править код]

Дональд Смит вбивает последний гвоздь в полотно Тихоокеанской железной дороги

В выигрыше от мятежа на Северо-Западной территории оказалась главным образом Тихоокеанская железная дорога, к моменту его начала находившаяся на грани банкротства. За оперативную доставку войск строивший её синдикат выставил правительству счёт на сумму 850 тысяч долларов, который был полностью оплачен. Эта операция также улучшила отношение канадского общества к проекту. Новый кредит компания получила намного легче, и 7 ноября 1885 года состоялась церемония соединения путей в Крейгеллахи (Британская Колумбия). Сэр Джон по этому случаю заявил: «Нас сделала одним народом дорога»[159]. Уже в декабре его жена совершила показательную поездку на специальном составе из Оттавы до Скалистых гор и обратно, а в июле 1886 года супруги Макдональд проделали поездом весь путь до крайней западной точки Тихоокеанской дороги — Порт-Муди в Британской Колумбии[160].

За годы строительства трансконтинентальной железной дороги синдикат Стефена ввёз в Канаду множество неквалифицированных рабочих из Китая — в первую очередь для прокладки полотна через незаселённые Скалистые горы. Большинство из примерно 17 тысяч рабочих приехали на временные заработки, но, работая за гроши, они отрицательно влияли на уровень заработной платы, что беспокоило канадские рабочие союзы. Начиная с 1878 года в канадском парламенте регулярно предлагались резолюции об ограничении или полном запрете на въезд в страну из Китая, но все они были отвергнуты, в том числе благодаря позиции премьер-министра. Макдональд был убеждён, что без китайских рабочих Тихоокеанскую дорогу не удастся закончить[161]. После окончания строительства, однако, правительство приняло решение отказать в избирательном праве «лицам монгольской или китайской расы». В качестве формального основания было выдвинуто утверждение, что у таких лиц не было «британских инстинктов, британских чувств или стремлений». Таким образом, права голоса были лишены осевшие в Канаде 15 тысяч китайских рабочих[9]. С 1885 года был также введён подушный налог на иммиграцию из Китая: с каждого въезжавшего китайца отныне взимались 50 долларов[98][Комм. 21].

В конце 1886 года премьер-министр учредил коронную комиссию по отношениям рабочей силы и капитала, почти половину её членов (7 из 15) назначив из числа рабочих, что было передовым для того времени шагом. Выводы комиссии о положении рабочих в Канаде, представленные в отчёте 1889 года, были крайне неутешительными, и она дала многочисленные рекомендации по его улучшению, однако реализация этих идей растянулась на долгое время[163].

После окончания постройки трансконтинентальной железной дороги и утверждения парламентом закона 1885 года об избирательном праве Макдональд несколько раз заявлял, что достиг своих целей в жизни и готов уйти на покой[164]. Однако по тогдашним законам бывшие министры не имели права на государственную пенсию, и уход с поста означал бы для постоянно стеснённого в средствах сэра Джона потерю основного источника дохода[165]. Кроме того, к 1887 году консерваторы успели проиграть провинциальные выборы в Квебеке и Онтарио, либералы набирали влияние в Манитобе, а сепаратисты — в Новой Шотландии. Угроза потери большинства на федеральных выборах заставила Макдональда активизировать работу с избирателями и обновить правительственный кабинет, введя в него молодых перспективных политиков[166]. Эти шаги принесли свои плоды. Консервативная партия достаточно уверенно выиграла федеральные выборы в феврале 1887 года, получив большинство мандатов даже в Квебеке, несмотря на казнь Риэля и связанное с нею возмущение франкоканадцев. В Новой Шотландии верные Макдональду кандидаты получили 14 мандатов против семи у кандидатов-сепаратистов[167]. Сам премьер, впрочем, лишь с большим трудом одержал победу в Кингстоне[168].

Третий подряд срок Макдональда на посту премьер-министра также оказался трудным. Борьба между центром и провинциями продолжалась и после выборов. В октябре 1887 года пять из семи премьеров провинций (четверо из них либералы) собрались на конференцию. В её резолюциях содержались требования отказа федерального правительства от права отменять провинциальные законы, реформы Сената, финансовых льгот для провинций. Макдональду, однако, удалось добиться отказа от участия в конференции двух премьеров-консерваторов (из Британской Колумбии и Острова Принца Эдуарда) и представителей федеральной Либеральной партии. Это позволило правительству отнестись к выдвинутым её участниками требованиям как к неофициальным[169].

«Старый флаг, старая политика, старый лидер» — предвыборный плакат Макдональда в 1891 году

В конце 1880-х враждебность между жителями англоязычных провинций и франкоканадцами усилилась настолько, что реальной стала опасность отмены официального билингвизма как минимум в западных провинциях. Эту идею горячо поддерживали не только либералы Онтарио, традиционно враждебные по отношению к Квебеку, но и некоторые консерваторы. Премьер-министр, в парламенте одновременно зависевший от онтарийских оранжистов и консерваторов Квебека, был вынужден лавировать между этими двумя силами. В итоге ему удалось убедить парламент в том, что дискриминационная политика по отношению к франкофонам противоречит наследию лоялистов, за сто лет до этого закрепивших в законах Верхней Канады необходимость перевода официальных документов на французский язык. Парламент подавляющим большинством голосов отверг законопроект об отмене билингвизма на Северо-Западных территориях. После смерти Макдональда, однако, процесс возобновился и в ряде провинций и территорий французский язык утратил официальный статус[170].

Ещё одной важной проблемой для консерваторов с их Национальной политикой стала растущая популярность лозунгов о беспошлинной торговле с США. Либералы, формально отказавшись от идеи политического союза, выступали теперь за таможенный союз, который помог бы канадским товарам находить своего покупателя на большом рынке к югу от границы. Без такого союза американские таможенные пошлины, в среднем составлявшие к 1890 году 48 %, делали торговлю практически невозможной. Макдональд и консерваторы, однако, считали, что молодая промышленность Канады не выдержит конкуренции с более развитым хозяйством США и таможенный союз окончится аннексией. На одном из митингов премьер-министр, объясняя этот факт, заявил: «Британским подданным я родился — британским подданным я и умру». Кабинет Макдональда был готов обсуждать отмену или взаимное снижение пошлин только на «природные продукты» — лес, рыбу, зерно и другие продукты питания. Эта позиция вполне устраивала фермеров Онтарио, большинство которых были сторонниками Консервативной партии[171].

На руку консерваторам в преддверии выборов 1891 года сыграло обнародование факта секретных переговоров, которые вели некоторые из идеологов Либеральной партии с американскими политиками. Это позволило обвинить либералов в измене и заставить их защищаться. Выборы состоялись 5 марта. Консерваторы снова одержали победу, хотя и потеряли несколько мандатов в сельских районах Онтарио и ещё несколько — в Квебеке, хотя в процентном отношении за них голосовало больше жителей провинции, чем за оппозицию. В то же время партия Макдональда увеличила своё представительство среди депутатов от западных и атлантических провинций. В частности, от Манитобы в парламент был избран его сын Джон Хью[172].

Поезд с телом Джона А. Макдональда

Вскоре после победы консерваторов на выборах состояние здоровья премьер-министра снова ухудшилось. 12 мая, во время встречи с генерал-губернатором Стэнли у него случился инсульт. Макдональду удалось оправиться от его последствий достаточно, чтобы окончить сессию парламента 22 мая, но через несколько дней у него временно отнялась левая нога. Третий инсульт, 28 мая, вызвал паралич всей правой половины тела, при этом сэр Джон почти утратил способность говорить. Смерть наступила 6 июня вскоре после 10 часов утра. Гроб с телом премьер-министра был на два с половиной дня выставлен в зале заседаний Палаты общин, где только за последний день его посетили 20 тысяч человек — вдвое больше, чем всё население Оттавы. Затем гроб был отправлен поездом в Кингстон; на каждой станции по пути его следования поезд встречали толпы народа. Джон Александр Макдональд был предан земле на кладбище Катараки, рядом с могилами родителей, сестёр и старшего сына[173]. Несмотря на настояния членов правительства, лорд Стэнли назначил нового премьер-министра Канады только после того, как состоялись похороны[174]. Семье после смерти премьер-министра достались усадьба Эрнсклифф и сбережения в размере 80 тысяч долларов[175][Комм. 22].

Гед Мартин пишет, что смерть премьер-министра, возможно, предотвратила новую потерю власти консерваторами по причинам, схожим с Тихоокеанским скандалом. Как раз в это время вскрылась афера с участием депутата-консерватора, получившего через фиктивную компанию контракт на строительство в Кингстоне сухого дока, и министра общественных работ Ланжевена. Неизвестно точно, знал ли об афере Макдональд, но Мартин убеждён, что премьер, снова представлявший в парламенте Кингстон, не мог не быть в курсе. Расследование, известное как «Банкрофтовский скандал» (по фамилии подставного лица, на которое был оформлен подряд), могло покончить с политической карьерой Макдональда вторично, если бы не его смерть[176].

Семья[править | править код]

Изабелла Кларк (1828)

За свою жизнь Джон А. Макдональд был дважды женат. В этих браках родились трое детей — двое сыновей в первом и дочь во втором. Семейная жизнь была омрачена долгой болезнью и ранней смертью первой жены, смертью первого сына и врождённой инвалидностью дочери.

  • Первая жена Макдональда, Изабелла (в девичестве Кларк) (1809—1857), была старше его: ко времени свадьбы ему было 28 лет, а Изабелле — 33[177]. Изабелла отличалась слабым здоровьем и большую часть времени их брака провела в постели. Тем не менее она родила мужу двух сыновей, что ставит в тупик современных исследователей: ни один известный диагноз не сочетает значительного ухудшения общего физического состояния с сохранением нормального менструального цикла и способности к деторождению. Среди возможных причин слабости Изабеллы называют, таким образом, само пребывание в постели и вызванную этим атрофию мышц, а также возникшую опиоидную зависимость. Также высказывались мнения, что она страдала туберкулёзом лёгких, осложнённой мигренью и истерическим расстройством личности[178] либо невралгией тройничного нерва. Она умерла 28 декабря 1857 года[179].
    • Первенец Джона и Изабеллы, Джон Александр — младший, родился в Нью-Йорке (США) в августе 1847 года. Поскольку его мать уже страдала от болезни, сопровождавшей её остаток жизни (поездка в США была связана как раз с попытками лечения[180]), роды проходили тяжело и стали одними из первых, при которых была применена анестезия (дававшаяся время от времени, чтобы облегчить страдания роженицы). Несмотря на это мальчик родился здоровым. Родители обожали Джона-младшего и окружили его заботой и вниманием, но в сентябре 1848 года он внезапно умер. Причина смерти до конца неясна — одни газеты писали о случайном падении, другие о «конвульсиях»; Мартин высказывает предположение, что мальчик мог упасть с кровати матери, на которой любил играть, и удариться головой[181].
Хью Джон Макдональд (1885)
  • Второй сын Д. А. Макдональда от первого брака, Хью Джон (1850—1929), после ранней смерти матери достаточно быстро отдалился от отца, для которого долго оставался в тени рано умершего старшего брата. В детстве он проживал отдельно от отца, в доме тёток в Кингстоне[182]. Макдональд планировал, что сын станет юристом, хотя тот мечтал о военной карьере. Хью участвовал в качестве добровольца в походе на Северо-Западную территорию в 1870 году, однако по возвращении отец пристроил его стажёром в адвокатскую контору Роберта Гаррисона[183]. В середине 1870-х годов, после поражения консерваторов на парламентских выборах, Хью некоторое время был партнёром в отцовской адвокатской фирме. Тогда же он женился на католичке Джин Кинг; это вызвало возмущение его мачехи, и сэр Джон отказался дать отцовское благословение на брак, который тем не менее состоялся[184]. Отношения между отцом и сыном позже снова потеплели, чему способствовала любовь премьер-министра к дочери Хью Дейзи (названной в честь Изабеллы Кларк-Макдональд[185]).
После возвращения старшего Макдональда на пост премьер-министра сын вёл в их семейной фирме большинство дел, хотя многих клиентов ему обеспечивало политическое влияние отца[186]. Видя, как конце 1870-х и начале 1880-х быстро развивается Виннипег, Хью перебрался туда вместе с сыном одного из соратников отца — Чарльзом Хиббертом Таппером, тоже адвокатом[187]. Второй раз он женился в 1883 году на Агнес Гертруд Ванкафнет — дочери заместителя министра внутренних дел и близкого товарища сэра Джона[188]. Макдональд-сын сделал успешную карьеру как адвокат[189], в 1891 году впервые был избран в федеральный парламент от Консервативной партии, вторично вернувшись туда уже после смерти отца, а позже был премьером Манитобы. Остаток активной карьеры провёл в качестве судьи[190].
  • Второй раз Макдональд вступил в брак 16 февраля 1867 года. Его новая жена, Сьюзен Агнес Бернард (1836—1920), была сестрой Хьюитта Бернарда, его бывшего личного секретаря, а позже директора по кадрам генеральной прокуратуры. Между Джоном А. и Хьюиттом были дружеские отношения, и возможно, что Макдональд пытался ухаживать за Агнес и раньше, но тогда предложение руки и сердца так и не было сделано[191]. Хотя брак между ними был совершён по расчёту, Агнес позже действительно полюбила мужа, восхищаясь его политическими талантами и лёгким нравом[79]. Он платил ей уважением и супружеской верностью, хотя Ричард Гвин убеждён, что чувственной любви с его стороны не было[192].
Сьюзен Агнес Макдональд (1868)
Новая леди Макдональд была глубоко набожной женщиной. Она не посещала балы и театральные представления, а дома под запретом оказались любые карточные игры, за исключением пасьянса, который помогал Джону расслабиться после тяжёлого рабочего дня. Под влиянием жены Макдональд начал регулярно появляться на воскресных службах в церкви, хотя иногда вместо англиканской церкви посещал пресвитерианскую или методистскую ради общения с прихожанами этих деноминаций. Пытаясь отучить его от пристрастия к спиртному, Агнес сама полностью отказалась даже от вина, встречала его после поздних заседаний и сопровождала в ходе предвыборных кампаний. Один из первых биографов Макдональда писал, что без Агнес тот не протянул бы и десяти лет после провозглашения независимости Канады. При этом, по словам Ричарда Гвина, на его политические решения Агнес никогда не имела влияния, хотя её поддержки постоянно искали всевозможные просители[193] (Гед Мартин предполагает, что из этого правила могли быть исключения[194]).
После возвращения Макдональда на пост премьер-министра в 1878 году Агнес начала диктовать свои строгие правила морали оттавскому высшему свету. Министра юстиции, пресвитерианина Джона Томпсона, жена премьер-министра за его брак с католичкой называла «извращенцем». По её настоянию оказался в опале министр финансов Джордж Фостер, женившийся на разведённой женщине и только после смерти Макдональда сумевший вернуться в большую политику[195].
После смерти Макдональда его вдова была возведена в достоинство пэра Соединённого королевства как баронесса Макдональд из Эрнсклиффа[29]. Перебравшись в 1893 году в Англию, она умерла в возрасте 84 лет в Истборне[196].
  • Младшая дочь Макдональда, Мэри, родилась в феврале 1869 года. Роды были тяжёлыми, а спустя три месяца врачи диагностировали у девочки гидроцефалию. Джону и Ангес сообшили, что Мэри до конца жизни не сможет ходить, самостоятельно одеваться и есть. Родители отказались отдавать девочку в специальное заведение, и она росла в кругу семьи[197]. Повзрослев, Мэри освоила пишущую машинку и сама печатала письма[198]. Современные ей средства медицины не могли улучшить её состояния, но она всегда была окружена любовью близких. Отец всячески баловал Мэри, которая выросла доброй и терпеливой[199]. В 1874 году Хью-Джон настоял, чтобы отец в завещании оставил почти всё своё имущество сестре[200]. Переехав с матерью в Лондон, она прожила там до смерти Агнес, а затем купила дом в приморском городке Хове, где скончалась в 1933 году[201].

Личность[править | править код]

Внешний вид и манера поведения[править | править код]

Макдональд во второй половине 1880-х годов

Джон А. Макдональд был внешне некрасив. В детстве его дразнили «Уродливый Джон», а младшая сестра Луиза позже называла его самым уродливым человеком в Канаде[202], но Ричард Гвин пишет, что Макдональд не был по-настоящему уродлив. Младший современник премьер-министра и его парламентский противник Шарль Ланжелье описывал его «живые глаза» и «очаровательную улыбку». Однако большой нос картошкой и мелко вьющиеся волосы делали Макдональда непривлекательным. У него была своеобразная походка — коллега по парламенту сравнивал его мелкие шажки с птичьими; сходство с птицей усугубляли быстрые оценивающие взгляды и специфичный наклон головы. В первые годы в парламенте Макдональд выделялся среди других депутатов щеголеватой яркой одеждой, включавшей брюки в крупную клетку и ярко-красные шейные платки (его стиль, по словам одного из первых биографов, подходил скорее актёру) и чисто выбритым лицом — в то время как почти все вокруг носили пышные бакенбарды, усы или бороды[203][204]. Как внешностью, так и манерой одеваться канадец походил на Бенджамина Дизраэли. Они были настолько похожи, что как минимум однажды их общий знакомый Чарльз-Вентворт Дильк принял Макдональда за Дизраэли[205]. В последние годы жизни престарелый политик стремился придать себе более моложавый вид, нося светлые костюмы и белый цилиндр[206].

В начале адвокатской карьеры в общении с людьми Макдональд пытался демонстрировать профессиональную отстранённость и величие, но по совету своего первого работодателя Джорджа Маккензи быстро изменил имидж, с тех пор оставаясь открытым и дружелюбным с людьми любых сословий[207]. Лёгкость характера, общительность и уверенность, с которой он ощущал себя в женском обществе, создали ему репутацию дамского угодника. Гвин пишет, что в промежутке между двумя браками он, вполне вероятно, успел побывать в романтических отношениях с пятью разными женщинами[208]. В то же время ничто не указывает на то, что в последние годы первого брака, когда его жена была прикована к постели, Макдональд изменял ей[185].

Признавая ум и эрудицию Макдональда, его знание человеческой природы, Гвин подчёркивает, что вне политической сферы эти качества не использовались им в достаточной мере. Его партнёр по адвокатской фирме Александр Кэмпбелл позже писал, что Макдональд так и не стал хорошим адвокатом, хотя всегда был опасным соперником в суде. Бизнесмен Айзек Бьюкенен, соратник по консервативной партии, писал, что в финансовых делах сэр Джон оставался «сущим ребёнком». Его деловые предприятия, хотя и не столь провальные, как у его отца, редко приносили солидные прибыли; Гвин заключает, что его недостаточно привлекали возможности «делать деньги» и слишком интересовали возможности их потратить[209]. Качества Макдональда как администратора в канадской историографии оценивались неоднозначно. Известен ряд провальных административных решений Макдональда, среди которых наиболее известны разрушенные отношения с канадскими метисами, поэтому многие историки считают первого канадского премьера бездарным администратором. Только в 1980-е годы исследователи начали отмечать трудолюбие Макдональда, его внимание к деталям, образцовую организацию бюрократической машины (благодаря которой его деловая переписка и архивы возглавляемых им ведомств сохранились в беспрецедентно полном объёме), способность прислушиваться к мнению подчинённых и искреннее желание успеха дела[210].

Несмотря на карьеру в судах, а затем в политике, требовавшую ораторских способностей, Макдональд не входил в число выдающихся ораторов своего времени. Его речи в парламенте были деловыми и относительно короткими, обычно продолжаясь не более получаса, в то время как другие депутаты могли выступать по два-три часа. В своих выступлениях он был тактичнее большинства коллег, поскольку, по словам дипломата и сенатора Эктора Фабра, «слишком далеко продвинулся в своём знании человеческой природы, чтобы быть жестоким». При этом Макдональд редко готовил речи заранее, полагаясь на импровизацию и умение «прочитать» реакцию публики, и произносил их в разговорной манере, как будто обращаясь к каждому из присутствующих лично. Это делало их более убедительными, но негромкий голос и невыразительная интонация часто приводили к тому, что какие-то слова оставались нерасслышанными. Как правило, Макдональда отличала, по выражению Ланжелье, «элегантная невозмутимость», хотя и ему случалось выходить из себя — порой в ходе сложных закулисных переговоров, в ущерб собственному делу. Его сильными сторонами как оратора и полемиста были неизменное чувство юмора, благодаря которому он мог заставить оппонентов смеяться над самими собой, и исключительная память. Он был способен процитировать документ, прочитанный много лет назад, или напомнить оппоненту его же слова, произнесённые давным-давно. Гвин сообщает, что долгое время Макдональд сам писал все речи и деловую корреспонденцию, обращаясь к помощи референтов лишь для первичного поиска информации, и только в 1864 году обзавёлся постоянным секретарём-стенографистом[211][212][Комм. 23].

Система взглядов[править | править код]

Когда семья Макдональдов прибыла из Шотландии в Верхнюю Канаду в конце второго десятилетия XIX века, эти малонаселённые территории были почти избавлены от жёсткого социального расслоения. Более 80 % населения составляли жители сельской местности, немногочисленные дворяне образовывали подобие семейного клана, управлявшего колонией от лица генерал-губернатора и известного как «Семейный пакт» (англ. Family Compact). Отсутствие развитой иерархии одновременно облегчило карьерный рост Джона А. Макдональда (как и многих других канадских политиков) и обеспечило отсутствие у него сословных предрассудков[213].

На взгляды Макдональда оказала влияние и его принадлежность к шотландской общине. Её члены преимущественно не верили в идеи совершенствования человеческой натуры или в политическую демократию, но были убеждены в преимуществах технического и социального прогресса и не считались с классовыми предрассудками. Для Макдональда были характерны и другие черты типичного образованного шотландца XIX века — граничащая со скупостью бережливость, верность клану и любовь к выпивке[214]. Последнее, впрочем, было характерно и для Канады в целом в дни его молодости: согласно Гвину, в это время каждый житель британских колоний в Северной Америке в среднем потреблял 4 галлона (порядка 18 литров) спиртного в год. Лишь позже, с укреплением в Канаде викторианской морали, политики стали скрывать склонность к выпивке, и Макдональд остался одним из немногих, кто её не стеснялся[215][Комм. 24]. В равной степени он не испытывал смущения, проводя и всячески развивая протекционизм, предоставляя государственные должности, пенсии и контракты соратникам по партии, друзьям, потенциальным сторонникам и просто «нужным людям». Протекционизм в эти годы уже вытеснялся из политики в европейских государствах, но ещё процветал в Северной Америке, и Макдональд довёл его в Канаде до небывалого размаха[217].

Сочетание приверженности традициям, уважения к конституционным свободам и готовности к поэтапным социальным реформам, по определению Рода Приса, по сути превращало Макдональда в последователя идей Эдмунда Берка, основателя британского консерватизма. Не веря, что социальные реформы способны улучшить человеческую натуру, он предпочитал высоким идеям о прогрессе общества практическое улучшение условий жизни избирателей[218][219]. Гвин отмечает, однако, что схожих взглядов в то время в Канаде придерживалось большинство политиков, включая членов так называемого реформистского движения в Верхней Канаде; либеральная Красная партия Нижней Канады была исключением из общего правила, а популистское движение «чистых реформистов» начало формироваться не ранее 1850 года[220]. В независимой Канаде мало что изменилось: правительства — в том числе либеральные — вкладывали полученные от налогоплательщиков деньги в стройки и разработку новых земель, но не в институты социальной поддержки. Социальное законодательство в Канаде начало набирать силу только в середине 1920-х годов[221]. Ещё одним проявлением социального консерватизма Макдональда было его категорическое неприятие «обескровливающих нацию» абортов, которые он считал худшим преступлением, чем изнасилование[222].

Макдональд, гордившийся отсутствием в Канаде сословных барьеров и потомственной аристократии (в отличие от «аристократии достоинств и талантов»), тем не менее оставался противником всеобщего избирательного права. Для него отменить имущественный ценз означало бы доверить управление страной людям, которые не заинтересованы материально в её процветании[223][Комм. 25]. «Равенство» в его лексиконе означало лишь равенство перед законом, а «свобода» — права, закреплённые конституцией за всеми гражданами страны[225]. В целом приветствуя частную инициативу, сэр Джон неоднократно предпринимал шаги по обеспечению общественного контроля над нею. Так, принятый в его бытность премьер-министром Закон о банках 1871 года заложил основы системы, значительно уменьшающей шансы банкротств этих учреждений. Премьер-министр также был озабочен хищнической вырубкой лесов, но в отсутствие федеральной юрисдикции в этом вопросе мог только призывать провинциальные правительства перенять опыт Норвегии и Германии по регулированию этого процесса[226]. В 1885 году именно правительство Макдональда создало первую в Канаде охраняемую природную зону — национальный парк Банф, где планировалось создать бальнеологические лечебницы[227]

Личный консерватизм Макдональда не мешал ему находить союзников среди людей со взглядами, отличными от его собственных. Гед Мартин связывает этот постоянный поиск компромисса с ранним влиянием Джорджа Маккензи и травматичными событиями подавленного восстания 1837 года, которые много позже Макдональд называл «днями унижения»[228]. Макдональд с презрением относился к «тори Семейного пакта», у которых, по его словам, было «мало способностей, никаких политических принципов и никакой массовой поддержки», и с 1854 года отстаивал идею широкой коалиции «умеренных» политиков, включающей как выходцев из разных регионов Великобритании, так и франкоканадцев, как «прогрессивных консерваторов», так и умеренных либералов. У такой центристской коалиции были хорошие шансы стать на долгое время партией власти; к аналогичным выводам примерно в то же время пришёл Джордж Браун, но Макдональд, в отличие от него, действительно сумел наладить хорошие отношения с франкоканадскими политиками[229]. После получения Канадой независимости сэр Джон старался обеспечить представительство в своих кабинетах всех провинций и основных этнических группировок. В вопросе соотношения полномочий федерального центра и провинциальных властей Макдональд был последовательным сторонником центра. Тем не менее он позаботился о том, чтобы законодательство, позволяющее федеральной власти отменять решения провинциальных правительств, предусматривало такое вмешательство только в случаях, когда провинции явно выходят за рамки своей юрисдикции или когда их законы наносят очевидный вред национальным интересам[230].

Ближе к концу жизни осторожность и стремление избежать конфликтов выразились в том, что Макдональд стал подолгу откладывать принятие важных и спорных решений, заработав прозвище «Старина Завтра» (англ. Old Tomorrow)[71]. Постоянная готовность к политическому компромиссу создала ему в истоиографии имидж циничного манипулятора, которого власть интересовала сама по себе, а не как средство реализации политических принципов. Ричард Гвин, однако, показывает, что Макдональд отстаивал собственные воззрения на общественное устройство даже в явном меньшинстве[231]. Как пример он приводит опередивший своё время законопроект о предоставлении избирательных прав женщинам, который не поддержали даже соратники премьера по партии[147].

Несмотря на шотландское происхождение, сэр Джон был убеждённым англофилом и личным почитателем королевы Виктории, которую, возможно, первым назвал «королевой Канады». Он, однако, не смешивал личные чувства к «матери-родине» и канадские политические интересы. При нём Канада последовательно оказывалась поставлять солдат в британские колониальные войска, а тарифная система Национальной политики вредила не только американским, но и британским импортёрам. На словах Макдональд постоянно подчёркивал, что Канада — часть империи, и даже озвучивал проекты структуры «основного» и «вспомогательных» королевств, напоминающей будущее Британское содружество, однако ничего не предпринимал для их реализации[232]. Англофильство в его системе взглядов сопровождалось с равнодушно-неприязненным отношением к США: внутренняя американская политика Макдональда не интересовала, но, как и многие современные ему канадцы, он был убеждён в моральном и практическом превосходстве британских общественных институтов над американскими[Комм. 26] и категорически не хотел политического объединения Канады и США[234].

Взгляды Макдональда на «индейский вопрос» диктовало его представление о превосходстве британской культуры над любой другой, в том числе и культурой коренных народов Канады. Сэр Джон, как и большинство современных ему политиков, был сторонником идеи, что индейцев необходимо «цивилизовать», при этом защищая их земли от посягательств европейских колонистов[235]. В бытность генеральным прокурором он неоднократно аннулировал сделки о покупке поселенцами земель в резервациях, даже если индейцы соглашались их продать[236]. В целях мирной ассимиляции индейцев его правительство в 1879 году учредило систему управляемых священнослужителями школ-интернатов для детей коренных народов[Комм. 27]. Сам Макдональд не жалел усилий, лично помогая тем индейцам, которые выбрали путь приобщения к европейской культуре — некоторые из них стали его друзьями[238]. Впрочем, поддерживая идею «окультуривания», он сомневался в её быстром осуществлении и в одной из известных речей цитировал индейца, якобы сказавшего ему: «Нельзя научить лису жить, как бобр, и нельзя заставить индейца жить и работать, как белый»[239].

В 1885 году по инициативе Макдональда был принят закон о порядке предоставления коренным жителям Канады полных избирательных прав, через семь лет после его смерти отменённый либеральным правительством Вильфрида Лорье. Правительству Канады удалось избежать полномасштабных индейских войн, подобных тем, которые шли к югу от границы, а после переселения индейцев прерий в резервации Макдональд, также в отличие от американцев, не допускал их дальнейшего вытеснения и с этих земель белыми поселенцами[240]. Он также был сторонником равноправия между белыми и чернокожими канадцами, но при этом не был лишён расовых и культурных предубеждений и, подобно большинству современников, разделял «своих» и «чужих». Для него это было различие между теми иммигрантами, кто, в его представлении, мог ассимилироваться (выходцы из Европы, включая евреев), и теми, кто не мог (в первую очередь выходцы из Восточной Азии)[Комм. 28]. Кроме того, он опасался включения в состав Канады целых территорий, заселённых неграми — так, не были реализованы идеи о вступлении в Конфедерацию Ямайки и Барбадоса[242].

Признание заслуг и память[править | править код]

Награды и звания[править | править код]

За свои заслуги перед Британской империей Джон А. Макдональд был удостоен следующих наград и званий:

  • Орден Бани — в 1867 году произведён в рыцари-командоры[243], а в 1884 году — в рыцари Большого креста[29].
  • Членство в Тайном совете королевы — в 1879 году; сэр Джон был первым из постоянных жителей колоний в составе Тайного совета[135].

Макдональду были присвоены почётные учёные звания Университета Куинс в Кингстоне и Оксфордского университета. Докторская степень Университета Куинс была первой почётной степенью, присвоенной этим университетом, к основанию которого приложил руку и сам Макдональд; он также был первым канадцем, ставшим почётным доктором Оксфордского университета[244].

Увековечение памяти[править | править код]

Бюст Макдональда в соборе Святого Павла

Уже в ноябре 1892 года, через полтора года после смерти Макдональда, в южном нефе собора Святого Павла в Лондоне был установлен его мраморный бюст[29]. В самой Канаде первый памятник ему был воздвигнут в 1893 году в центре Гамильтона (Онтарио) на общественные пожертвования. За короткий срок после этого — к октябрю 1895 года — к нему добавились ещё три монумента в Торонто, Монреале и Кингстоне, тоже установленные на собранные пожертвования[245]. Особняком стоял памятник, воздвигнутый в июле 1895 года в Оттаве: правящая Либерально-консервативная партия выделила на него 10 тысяч долларов из государственной казны, несмотря на возражения либеральной оппозиции. Либералы требовали, чтобы и этот монумент возводился на частные пожертвования или чтобы аналогичная сумма была выделена на памятник недавно умершему Александру Маккензи[246]. Памятник в столице Канады расположен на Парламентском холме[247].

Впоследствии памятники первому премьер-министру появились ещё в ряде городов Канады — в общей сложности в 11 местах[248]. Эти памятники неоднократно становились жертвами политической ситуации в стране — так, статую в Монреале пытались взорвать, а позже отпилили ей голову. От вандализма страдал и памятник в Кингстоне[247]. Статуя в Бадене (Онтарио) оказалась там после того, как от неё отказались в Китченере и Уотерлу. В 2018 году, на фоне общественной дискуссии о роли Макдональда в истории дискриминации коренных народов, был демонтирован памятник перед зданием парламента Британской Колумбии в Виктории[248].

Джон А. Макдональд изображён стоящим в центре самого известного исторического живописного полотна Канады — «Отцы Конфедерации» (англ. The Fathers of Confederation) Роберта Харриса[en]. Картина, написанная в 1884 году, погибла в пожаре 1916 года и была восстановлена в 1964 году по оригинальным эскизам[249].

Макдональд является центральным персонажем нескольких произведений художественной литературы. Так, в XXI веке ему были посвящены романы Роя Макскимминга («Макдональд»), Ричарда Ромера («Крестовый поход сэра Джона А. и великолепная глупость Сьюарда»), Родерика Беннса («Легенды озера на горе»)[250].

В честь первого премьер-министра Канады назван посёлок Макдональд в Манитобе. Международный аэропорт Оттавы носит два имени — Макдональда и Жоржа-Этьена Картье. Двойное имя Макдональда и Картье получило также шоссе на юге Онтарио[251]. Помимо этого, в честь Макдональда названы улицы в Кингстоне, Саскатуне и Оттаве[250]. Имя Макдональда было присвоено как минимум 13 государственным школам, большинство из которых расположено в провинции Онтарио. В 2017 году профсоюз учителей начальных школ Онтарио выступил с инициативой по переименованию этих школ; по словам авторов инициативы, Макдональд сыграл «ключевую роль в развитии систем, осуществлявших последовательный геноцид коренных народов». Инициатива, однако, не снискала поддержки в политических кругах — в частности, против переименования выступила премьер-министр Онтарио от Либеральной партии Кейтлин Винн[248].

Макдональд на купюре в 500 долларов 1935 года

В 1935 году была выпущена единственная в истории Канады серия банкнот достоинством в 500 долларов. На ней была размещена гравюра работы Уилла Форда, изображающая Джона Макдональда[252]. С 1971 года выпускалась купюра достоинством 10 долларов с портретом Макдональда[253]. Хотя дизайн банкноты несколько раз менялся, портрет первого премьер-министра оставался его неотъемлемой частью. На банкнотах этого же достоинства специальной серии, вышедшей в 2017 году, были сразу четыре портрета — рядом с Макдональдом были изображены Картье, первая женщина в Палате общин Канады Агнес Макфейл и первый сенатор-абориген Джеймс Гладстон[254]. После того, как с 2018 года на десятидолларовой банкноте начали размещать изображение правозащитницы Виолы Десмонд, планируется перенос портрета Макдональда на купюру более высокого достоинства[253]. В 2015 году, в год 200-летия Макдональда, в его честь были выпущены несколько памятных монет и почтовая марка[255]. Почта Канады также выпускала марки достоинством 1 цент с портретом первого премьер-министра в 1927 году (к 60-летию Конфедерации) и в 1973 году. Парный портрет Макдональда и Вильфрида Лорье размещён на 12-центовой марке 1927 года, а в группе основателей Конфедерации он изображён на почтовых марках 1917 и 1927 годов (достоинством соответственно 3 и 2 цента)[256]. Двух- и трёхцентовая марки 1927 года были выпущены суммарным тиражом почти в 482 млн экземпляров, составив свыше 90 % общего тиража серии, посвящённой 60-летию Конфедерации[257].

Биографические исследования[править | править код]

Первая печатная биография сэра Джона — «Жизнь и времена достопочтенного сэра Джона А. Макдональда» — увидела свет ещё при его жизни, в 1883 году. Её автором стал Джозеф Эдмунд Коллинз. Несмотря на то, что он был сотрудником газеты The Globe, выражавшей взгляды политических противников Макдональда, Коллинз изобразил героя книги в самых благожелательных тонах. В течение первого года после смерти Макдональда вышли три его биографии на английском языке, включая дополненное переиздание книги Коллинза, и одна на французском. Бывший личный секретарь Макдональда Джозеф Поуп в 1894 году выпустил мемуары о нём, а в 1921 году — сборник его писем (эта книга представляет большую ценность и веком позже[13]). В конце первого десятилетия нового века биографию Макдональда издал консервативный автор Дж. Р. Паркин[258]. В 1927 году в буклете, выпущенном канадским правительством к 60-летию страны, Макдональд рассматривался как первый и наиболее влиятельный из так называемых Отцов Конфедерации[259].

В целом, однако, канадские историки уделяли фигуре первого премьер-министра достаточно мало внимания[Комм. 29]. Наконец, в 1950-е годы Дональд Крейтон издал фундаментальную двухтомную биографию Макдональда — второй том, по свидетельству историка Роя Макскимминга, обошёл в списке бестселлеров в Канаде романы Стейнбека[261]. Эта работа, остававшаяся основной в библиографии, посвящённой Макдональду, на протяжении около 60 лет, была написана исследователем, во многих отношениях более консервативным, чем её герой, и не уделяла должного внимания его наиболее передовым инициативам. Эти лакуны заполнил ещё один двухтомник, за авторством Ричарда Гвина, вышедший в начале XXI века. Тома вышли в 2007 и 2011 годах и оба номинировались на престижные премии в области документальной литературы[262]. В своей работе Гвин ставит Макдональда в один ряд с такими отцами национальной государственности, как Бисмарк, Гарибальди и Боливар, и такими демократическими лидерами XIX века, как Авраам Линкольн, Бенджамин Дизраэли и Уильям Гладстон[263]. К 200-летию первого премьер-министра Канады вышли в свет биографические книги, написанные историками Гедом Мартином и Патрисией Финикс, сборник речей Макдональда и сборник научных статей различных авторов, посвящённый его памяти — «Макдональд в 200 лет» (англ. Macdonald at 200)[250].

Комментарии[править | править код]

  1. «Канадский биографический словарь» сообщает, что в колониях дела Хью пошли лучше, принадлежавшая ему камнедробилка в Гленоре (графство Принс-Эдвард) оставалась крупнейшей в округе на протяжении десятка лет, а в 1829 году он был избран мировым судьёй округа Мидленд[13]. В то же время современный биограф Джона А. Макдональда Ричард Гвин пишет, что три лавки, которые открывал Хью сначала в Кингстоне, а потом в деревне Хей-Бей (графство Леннокс) к западу от города, прогорели; прибылей не принесла и камнедробилка, и Хью устроился с помощью родственника клерком в кингстонском Коммерческом банке Мидлендского округа[14].
  2. Для этого Макдональду пришлось прибегнуть к хитрости: законопроект был подан и быстро ратифицирован в самом конце парламентской сессии, когда многие либералы и реформисты разъехались по домам[42].
  3. В рамках этого проекта в 1866 году был принят Акт о городских учреждениях, предусматривавший создание во всех крупных городах в двухлетний срок работных домов или приютов для бедняков[13].
  4. В 1862 году Бюро сельского хозяйства и статистики преобразовано в министерство сельского хозяйства[13].
  5. Отмечая, что пост ведущего в тандеме премьер-министров после «двойной перетасовки» перешла к Картье, Гед Мартин высказывает предположение, что именно он, а не Макдональд, был автором этой идеи, однако нечистоплотный трюк с тех пор вменяется в вину именно премьеру от Западной Канады[48]
  6. Два года спустя Макдональд объяснял это согласие опасениями, что в противном случае на выборах победят либералы и его партия «на следующие десять лет» окажется в оппозиции[57].
  7. Новая Зеландия действительно упразднила провинции в 1876 году[62]
  8. Несколько лидеров фениев в Канаде были арестованы уже после образования доминиона, когда террорист-фений убил Томаса Д’арси Макги[67].
  9. Фактически сферы полномочий центра и провинций остались прежними, и изменения заключались в дополнительных сенаторских местах, увеличении субсидий и усилении роли центра в вопросе школьного образования для меньшинств[75].
  10. Ещё ряд «отцов Конфедерации» 1 июля 1867 года были произведены в компаньоны ордена Бани. В их числе, однако, не было Джорджа Брауна, а также Картье и Александра Галта, посчитавших, что такая награда недостаточно отражает их заслуги. Если Картье и Галт отказались от награды сами, то невключение в список Брауна объясняется только личной неприязнью Макдональда, по чьим рекомендациям составлялся список[81].
  11. Перед выборами 1872 года Макдональд пообещал добавить в кабинет представителя Оранжевого ордена, а по мере образования новых провинций в правительство последовательно добавлялись также министры от Манитобы, Британской Колумбии и Острова Принца Эдуарда[85].
  12. Среди лидеров США многие были аннексационистами. В частности, президент Эндрю Джонсон прямо говорил о необходимости «приобретения и включения прилегающих и островных стран». Сменивший его Улисс Грант с самого начала сообщил своему кабинету министров, что рассматривает присоединение Канады к США как одно из главных политических задач. Госсекретарь Гранта Гамильтон Фиш вёл переговоры с британской стороной о компенсациях за действия построенных на британских верфях каперских судов и вынес из них убеждение, что англичане готовы в качестве компенсации смириться с аннексией Канады Соединёнными Штатами. При этом лидеры метисской общины Земли Руперта, охотно отвечая на подарки и заигрывания с американской стороны, в основном использовали их как рычаг давления на Оттаву, не рассматривая всерьёз присоединение к США, означавшее в том числе отмену католической школьной системы и в конечном итоге этнической самобытности[91].
  13. Размер оплаты за использование канадских рыбных промыслов должна была определять специальная трёхсторонняя комиссия, и в 1877 году она присудила Канаде 5,5 миллионов долларов — сумму настолько значительную, что американцы после этого отказались от продления действия договора[100].
  14. В 1880 году Великобритания передала Канаде Арктический архипелаг, расположенный к северу от континентального побережья. За два года до этого Макдональд, ещё будучи в оппозиции, активно выступал в поддержку присоединения архипелага к территории Канады, доказывя, что иначе им завладеют США[105]. Несколько позже возникла перспектива расширения Канады за счёт присоединения таких британских колоний в Карибском бассейне как Ямайка и Барбадос. Она, однако, была встречена Макдональдом без энтузиазма[106].
  15. Более серьёзные проблемы со здоровьем возобновились к концу 1870-х годов, когда Макдональду было далеко за 60. В середине 1879 года он перенёс холеру, в 1880 году с ним случился обморок во время церковной службы, а с начала 1880-х годов в письмах к зятю Джеймсу Уильямсону премьер-министр регулярно упоминал проблемы с печенью[110]. Его личный врач в 1881 году даже заподозрил у него рак, но визит к специалисту в Англии этих опасений не подтвердил[111].
  16. Летом 1873 года, в разгар Тихоокеанского скандала, леди Дафферин пригласила Макдональда стать крёстным отцом её новорождённой дочери Виктории Мэй — при этом крёстной матерью стала сама королева Виктория[117]. Незадолго до этого премьер-министр провёл через парламент
  17. Тарифы на импорт ударяли по беднейшим слоям населения, вынужденным приобретать товары по более высокой цене. Правительство, однако, настаивало, что на цены на товары первой необходимости (уголь, хлеб, одежду) тарифы влияли не так сильно и что они были необходимы для сохранения рабочих мест в Канаде[134].
  18. В дальнейшем Эрнсклифф стал резиденцией Верховного комиссара Великобритании в Канаде, выполняя эту функцию и в начале XXI века[140].
  19. Макдональд, также в отличие от соратников по партии, был убеждённым сторонником женского образования; это выразилось в том, что по его настоянию в индейские школы-интернаты в середине 1880-х годов начали принимать девочек наравне с мальчиками[148].
  20. Гед Мартин предлагает другое объяснение неуступчивости Макдональда: казнь лидера восстания, по мнению историка, позволила правительству сохранить лицо и максимально смягчить наказание остальным его участникам, не боясь показаться слабым[154].
  21. Даже эта мера многим соотечественникам премьера казалась в то время недостаточной по сравнению с полным запретом на иммиграцию из Китая, введённую за три года до этого в США, и в 1903 году правительство Вильфрида Лорье увеличило налог на въезд уже до 500 долларов[9], а в 1923 году был введён полный запрет на въезд в Канаду китайцев[162].
  22. Мартин указывает, что наличие личных сбережений у премьер-министра, постоянно остро нуждавшегося в деньгах, было удивительным, но не существует никаких доказательств, что эти деньги были им каким-то образом присвоены[175].
  23. В статье, посвящённой кадровой политике Макдональда, Патрис Дютиль, однако, подчёркивает, что с самого начала его министерской работы значительная её часть ложилась на личных секретарей, и он высоко ценил их рабочие качества[45].
  24. Современные биографы отмечают, что Макдональд мог месяцами не употреблять спиртного, а потом срываться в запой. По-видимому, причиной срывов становилось не разочарование от неудач, а стресс и усталость в целом, в том числе в дни успехов[54][216].
  25. Законопроект 1883 года, предполагавший предоставление избирательного права только состоятельным незамужним и вдовым женщинам, некоторые биографы рассматривают именно в ракурсе социального консерватизма Макдональда. Одним из аргументов, которые приводил премьер-министр, была нелепость ситуации, в которой правом голоса обладали мужчины-слуги богатых женщин, но не сами эти женщины[224].
  26. Среди прочего, Макдональд не верил, что американская «безудержная демократия» способна защитить права и интересы меньшинств от диктата большинства, и рассматривал широчайшие полномочия президентов США как форму диктатуры в противовес власти закона в Великобритании[233].
  27. С 1920 года обучение в этих школах стало всеобщим и принудительным, они скомпрометировали себя как места издевательств над детьми и к концу XX века были постепенно ликвидированы[237].
  28. В частности, выступая за лишение китайских иммигрантов избирательных прав, Макдональд подчёркивал возможность, что в противном случае массовый въезд в Британскую Колумбию зажиточных китайцев может поставить провинцию под политический контроль носителей чуждой культуры[241].
  29. Гед Мартин пишет, что недостаток внимания к конкретным историческим фигурам (по сравнению с США, Великобританией или Ирландией) характерен в целом для канадской исторической науки, и жизнь Макдональда освещена даже лучше, чем жизни других канадских деятелей[260]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Encyclopædia Britannica
  2. 1 2 SNAC — 2010.
  3. 1 2 Library of Parliament of Ottawa
  4. L'Encyclopédie canadienne, The Canadian Encyclopedia
  5. Sir John A. Macdonald
  6. 1 2 Макдональд Джон Александер // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  7. Макдональд Джон Александр / Аггеева И. А. // Ломоносов — Манизер [Электронный ресурс]. — 2011. — С. 516—517. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 18). — ISBN 978-5-85270-351-4.
  8. Gwyn, 2007, pp. 10—11.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Johnson J. K. (revised by Marshall T.). Sir John A. Macdonald (англ.). The Canadian Encyclopedia (28 November 2017). Архивировано 7 июня 2019 года.
  10. Gwyn, 2007, pp. 8, 18.
  11. Martin, 2013, p. 18.
  12. Gwyn, 2007, pp. 13, 17—20.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Johnson J. K., and Waite P. B. Macdonald, Sir John Alexander // Dictionary of Canadian Biography : [англ.]. — University of Toronto/Université Laval, 1990. — Vol. 12. Архивированная копия. Дата обращения 9 января 2017. Архивировано 9 июля 2019 года.
  14. Gwyn, 2007, pp. 27—35.
  15. Gwyn, 2007, pp. 27—30.
  16. Gwyn, 2007, pp. 31—33.
  17. Martin, 2013, pp. 21—23.
  18. Gwyn, 2007, p. 32.
  19. Gwyn, 2007, pp. 34—35, 45—46.
  20. Martin, 2013, p. 26.
  21. Gwyn, 2007, p. 48.
  22. Gwyn, 2007, pp. 50—53.
  23. Gwyn, 2007, p. 55.
  24. Gwyn, 2007, pp. 60—61.
  25. Gwyn, 2007, pp. 79—86.
  26. Gwyn, 2007, p. 119.
  27. Gwyn, 2007, pp. 58—59.
  28. Martin, 2013, p. 38.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Bruce H. Macdonald, John Alexander // Dictionary of National Biography. — Vol. XXXV. MacCarwell – Maltby. — P. 43—46.
  30. Gwyn, 2007, pp. 61—62.
  31. Martin, 2013, p. 43.
  32. Gwyn, 2007, p. 89.
  33. Gwyn, 2007, pp. 109—110.
  34. Gwyn, 2007, pp. 71—72.
  35. Gwyn, 2007, p. 73, 104.
  36. Martin, 2013, pp. 48—49.
  37. Martin, 2013, p. 54.
  38. Gwyn, 2007, p. 113.
  39. Gwyn, 2007, pp. 113—115.
  40. Gwyn, 2007, pp. 121—127.
  41. Gwyn, 2007, pp. 132—133.
  42. Gwyn, 2007, p. 173.
  43. Gwyn, 2007, pp. 153—154.
  44. Martin, 2013, pp. 66—68.
  45. 1 2 Dutil P. Macdonald, His "Ottawa Men", and the Consolidation of Prime Ministerial Power (1867—1873) // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 289. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  46. 1 2 Heritage Minutes: Sir John A. Macdonald (англ.). Historica Canada (2014). Архивировано 7 июня 2019 года.
  47. Martin, 2013, pp. 71—73.
  48. Martin G. Understanding Macdonald: Reviewing a Biographical Project // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 417—418. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  49. Gwyn, 2007, pp. 184—188, 197—199.
  50. Gwyn, 2007, pp. 229—230.
  51. Gwyn, 2007, pp. 236—239.
  52. Gwyn, 2007, pp. 244—250.
  53. Gwyn, 2007, pp. 261—264.
  54. 1 2 Gwyn, 2007, p. 268.
  55. Gwyn, 2007, pp. 220—225.
  56. Gwyn, 2007, pp. 270—271.
  57. 1 2 Gwyn, 2007, p. 288.
  58. Gwyn, 2007, pp. 298—299.
  59. Gwyn, 2007, pp. 300—302.
  60. Gwyn, 2007, pp. 309—311.
  61. Gwyn, 2007, pp. 330—331.
  62. 1 2 Martin, 2013, p. 88.
  63. Heaman E. A. Macdonald and Fiscal Realpolitik // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 296—297. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  64. Gwyn, 2007, p. 322.
  65. Wilson D. A. Macdonald and the Fenians // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 107. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  66. Martin, 2013, p. 95.
  67. Wilson, 2014, p. 108.
  68. Gwyn, 2007, pp. 343—344, 350—351, 355.
  69. Gwyn, 2007, pp. 370—371, 375, 382.
  70. Gwyn, 2007, p. 376.
  71. 1 2 Martin, 2013, p. 94.
  72. Martin, 2013, pp. 96—98.
  73. Gwyn, 2007, pp. 384—391.
  74. Martin, 2013, pp. 98—101.
  75. Gwyn, 2007, pp. 393—394.
  76. Gwyn, 2007, pp. 393—397.
  77. Gwyn, 2007, pp. 414—415.
  78. Gwyn, 2007, p. 392.
  79. 1 2 Gwyn, 2011, pp. 17—18.
  80. Gwyn, 2007, pp. 424—429.
  81. Gwyn, 2007, p. 429.
  82. Gwyn, 2011, pp. 36—38, 49.
  83. Gwyn, 2011, pp. 43—44.
  84. 1 2 Martin, 2013, p. 111.
  85. Gwyn, 2011, pp. 42—43.
  86. Gwyn, 2011, pp. 42—44.
  87. Gwyn, 2011, pp. 49—50, 62—64.
  88. Gwyn, 2011, p. 75.
  89. Gwyn, 2011, pp. 72—73.
  90. Gwyn, 2011, pp. 75—76, 87—88.
  91. Gwyn, 2011, pp. 94—98.
  92. Gwyn, 2011, pp. 99—101.
  93. Gwyn, 2011, p. 111.
  94. Gwyn, 2011, pp. 126—127.
  95. Gwyn, 2011, pp. 115—116, 121—124.
  96. Gwyn, 2011, pp. 134—139, 149—150.
  97. Martin, 2013, p. 141.
  98. 1 2 3 4 Sir John Alexander Macdonald - Canada's 1st Prime Minister (англ.). Library and Archives Canada (26 April 2016). Архивировано 10 июля 2019 года.
  99. Gwyn, 2011, pp. 164, 171.
  100. Gwyn, 2011, p. 171.
  101. Gwyn, 2011, p. 174.
  102. Gwyn, 2011, pp. 82—85.
  103. Gwyn, 2011, pp. 152—155.
  104. Gwyn, 2011, pp. 231—232.
  105. Waiser W. Macdonald's Appetite for Canadian Expansion: Main Course or Leftovers? // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 348—349. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  106. Gwyn, 2011, pp. 529—530.
  107. Gwyn, 2011, pp. 53—54.
  108. Martin, 2013, p. 124.
  109. Gwyn, 2011, pp. 140—144.
  110. Gwyn, 2011, p. 300.
  111. Martin, 2013, p. 162.
  112. Gwyn, 2011, pp. 178—179.
  113. Gwyn, 2011, pp. 179—180, 183—186.
  114. Gwyn, 2011, pp. 192—193, 199—201, 205—206, 213.
  115. Gwyn, 2011, pp. 238—241.
  116. Gwyn, 2011, pp. 237—238.
  117. Gwyn, 2011, p. 220.
  118. Gwyn, 2011, pp. 245—248.
  119. Martin, 2013, p. 139.
  120. Martin, 2013, p. 140.
  121. Gwyn, 2011, pp. 251—256.
  122. Gwyn, 2011, p. 256.
  123. Gwyn, 2011, pp. 260—261.
  124. Martin, 2013, pp. 145—146.
  125. Gwyn, 2011, p. 262.
  126. Gwyn, 2011, pp. 269—274.
  127. Gwyn, 2011, pp. 280—282.
  128. Gwyn, 2011, pp. 276—277.
  129. Gwyn, 2011, pp. 289—290.
  130. Gwyn, 2011, pp. 292—294, 296.
  131. Gwyn, 2011, pp. 295—296, 299.
  132. Gwyn, 2011, p. 301.
  133. Gwyn, 2011, pp. 306—309.
  134. Heaman, 2014, pp. 211—213.
  135. 1 2 Gwyn, 2011, p. 312.
  136. Gwyn, 2011, p. 325.
  137. Gwyn, 2011, pp. 336—339.
  138. Gwyn, 2011, pp. 330, 345—348.
  139. Martin, 2013, pp. 162—164.
  140. Gwyn, 2011, p. 352.
  141. Gwyn, 2011, pp. 351—353.
  142. Gwyn, 2011, p. 383.
  143. Gwyn, 2011, pp. 390—393.
  144. Gwyn, 2011, pp. 402—406.
  145. Gwyn, 2011, pp. 415—419, 422—426.
  146. Gwyn, 2011, pp. 419—420.
  147. 1 2 Gwyn, 2011, pp. 519—522.
  148. Miller J. R. Macdonald as Minister of Indian Affairs: The Shaping of Canadian Indian Policy // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 327. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  149. Gwyn, 2011, pp. 393—395.
  150. Gwyn, 2011, pp. 409—412.
  151. Gwyn, 2011, pp. 434—436.
  152. Gwyn, 2011, pp. 443—444, 449—456.
  153. Gwyn, 2011, pp. 462—467, 473.
  154. Martin, 2013, p. 171.
  155. Gwyn, 2011, pp. 475—480.
  156. Gwyn, 2011, pp. 489—491.
  157. Miller, 2014, p. 331.
  158. Gwyn, 2011, pp. 373—380.
  159. Gwyn, 2011, pp. 485—487.
  160. Gwyn, 2011, pp. 499, 501—503.
  161. Gwyn, 2011, pp. 530—531.
  162. Gwyn, 2011, p. 533.
  163. Gwyn, 2011, pp. 524—525.
  164. Gwyn, 2011, p. 511.
  165. Martin, 2013, pp. 179—180.
  166. Gwyn, 2011, pp. 514—516.
  167. Gwyn, 2011, pp. 534—536.
  168. Martin, 2013, p. 177.
  169. Gwyn, 2011, p. 539.
  170. Gwyn, 2011, pp. 546—552.
  171. Gwyn, 2011, pp. 554—555, 560—562.
  172. Gwyn, 2011, pp. 568—571.
  173. Gwyn, 2011, pp. 574—579.
  174. Messamore B. J. Macdonald and the Governors General: The Prime Minister's Use and Abuse of the Crown // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 274. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  175. 1 2 Martin, 2013, p. 180.
  176. Messamore B. Formidable, flawed man 'impossible to idealize' // A-historical look at John A. Macdonald. — 2015. — P. 36—37. — (Canadian Issues).
  177. Gwyn, 2007, p. 76.
  178. Gwyn, 2007, pp. 184—185.
  179. Martin, 2013, pp. 45, 67.
  180. Gwyn, 2007, p. 79.
  181. Martin, 2013, pp. 50—53.
  182. Gwyn, 2007, pp. 186—188.
  183. Gwyn, 2011, pp. 24, 147—148.
  184. Gwyn, 2011, pp. 269—271.
  185. 1 2 Gwyn, 2007, p. 186.
  186. Gwyn, 2011, pp. 301—303.
  187. Gwyn, 2011, p. 330.
  188. Miller, 2014, p. 323.
  189. Gwyn, 2011, p. 507.
  190. Gwyn, 2011, pp. 585—586.
  191. Gwyn, 2007, pp. 406—408.
  192. Gwyn, 2011, pp. 25—26.
  193. Gwyn, 2011, pp. 17—18, 21—25.
  194. Martin, 2014, p. 409.
  195. Gwyn, 2011, pp. 304—305.
  196. Gwyn, 2011, pp. 584—585.
  197. Gwyn, 2011, pp. 77—78.
  198. Gwyn, 2011, p. 302.
  199. Gwyn, 2011, pp. 505—506.
  200. Martin, 2013, p. 144.
  201. Gwyn, 2011, pp. 583—585.
  202. Gwyn, 2007, pp. 29—31.
  203. Gwyn, 2007, pp. 71—72, 76.
  204. Gwyn, 2011, pp. 8—9.
  205. Gwyn, 2011, pp. 314—315.
  206. Martin, 2013, pp. 157, 178.
  207. Martin, 2013, p. 25.
  208. Gwyn, 2007, pp. 204—211.
  209. Gwyn, 2007, pp. 50, 111.
  210. Gwyn, 2007, pp. 148—149.
  211. Gwyn, 2007, pp. 104—106, 146.
  212. Gwyn, 2011, pp. 9, 11.
  213. Gwyn, 2007, pp. 14—15.
  214. Gwyn, 2007, pp. 38—42.
  215. Gwyn, 2011, p. 29.
  216. Martin, 2014, pp. 425—428.
  217. Gwyn, 2011, pp. 208—210.
  218. Gwyn, 2007, pp. 295—296.
  219. Ducharme M. Macdonald and the Concept of Liberty // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 141, 144. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  220. Gwyn, 2007, pp. 122—123.
  221. Gwyn, 2011, pp. 34—35.
  222. Martin, 2013, p. 13.
  223. Gwyn, 2011, p. 31.
  224. Grittner C. Macdonald and Women's Enfranchisement // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 36—38. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  225. Ducharme, 2014, pp. 152—153.
  226. Gwyn, 2011, p. 35.
  227. Waiser, 2014, pp. 352—353.
  228. Martin, 2013, pp. 26, 34.
  229. Gwyn, 2007, pp. 124—127.
  230. Gwyn, 2011, pp. 42—45.
  231. Gwyn R. Sir John A. Macdonald, the greatest PM of all. Toronto Star (January 9, 2015). Дата обращения 25 января 2020.
  232. Gwyn, 2011, pp. 316—317, 321—323.
  233. Ducharme, 2014, pp. 157—158, 161.
  234. Gwyn, 2007, pp. 255—260.
  235. Smith D. B. Macdonald's Relationship with Aboriginal Peoples // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 64, 75. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  236. Gwyn, 2007, pp. 154—155.
  237. Ташлыкова А. Л. Политика Канады в области образования коренных народов // Россия и АТР. — 2011. — № 3. — С. 62—68.
    Печальная страница истории. Лента.ру (12 июня 2008). Дата обращения 3 января 2020.
  238. Smith, 2014, pp. 71, 76, 89.
  239. Smith, 2014, pp. 63—64.
  240. Gwyn, 2011, pp. 418—421, 428.
  241. Stanley T. J. "The Aryan Character of the Future of British North America": Macdonald, Chinese Exclusion, and the Invention of Canadian White Supremacy // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 105—106. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  242. Gwyn, 2011, pp. 529—531.
  243. Martin, 2013, pp. 110—111.
  244. Gwyn, 2007, pp. 343.
  245. Pelletier, 2010, p. 34.
  246. Pelletier, 2010, pp. 98—99.
  247. 1 2 Hawthorn T. Raise a glass to Canada's first prime minister (англ.). The Globe and Mail (11 November 2011). Дата обращения 23 сентября 2019.
  248. 1 2 3 Yun T. Where Sir John A. Macdonald stands in Canada: an interactive map (англ.). MacLean's (19 August 2018). Дата обращения 23 сентября 2019.
  249. Gwyn, 2007, p. 332—333.
  250. 1 2 3 Dutil P. Remembering Sir John A. means remembering who we are (англ.). iPolitics (6 February 2015). Дата обращения 6 декабря 2019.
  251. Marche S. Old Macdonald (англ.). The Walrus (15 December 2014). Архивировано 26 декабря 2014 года.
  252. First series $500 note (англ.). Bank of Canada Museum. Дата обращения 23 сентября 2019.
  253. 1 2 Sanderson B. Canadian currency evolves while the U.S. is stuck in the 1700s (англ.). CBC (22 November 2018). Дата обращения 23 сентября 2019.
  254. Alini E. It took how long until a Canadian actually appeared on the $10 bill? (англ.). Global News (5 June 2017). Дата обращения 23 сентября 2019.
  255. Pelletier Y. Y. Soberly Celebrating Sir John (англ.). Canada's History Society (6 January 2015). Дата обращения 23 сентября 2019.
  256. First Canadian prime minister honored on new stamp (англ.). Linn's Stamp News (19 January 2015). Дата обращения 23 сентября 2019.
  257. Pelletier, 2010, pp. 136—137.
  258. Dutil P., & Hall R. A Macdonald for Our Times // Macdonald at 200. — Toronto: Dundurn, 2014. — P. 16—17. — ISBN 978-1-4597-2459-4.
  259. Pelletier, 2010, pp. 142—146.
  260. Martin, 2014, p. 413.
  261. McDowall D. The World of Our Fathers: Revisiting the Lives and Times of Macdonald and McGee. The Underhill Review (Fall 2008). Дата обращения 15 января 2019.
  262. McGoogan K. Nation Maker, by Richard Gwyn. The Globe and Mail (October 14, 2011). Дата обращения 15 января 2019.
  263. Gwyn, 2007, p. 12.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]