Максим Горький

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Максим Горький
Portrait of Maxim Gorky sitting in an armchair wearing a light shirt. (14728267252).jpg
Около 1900 года
Имя при рождении:

Алексей Максимович Пешков

Псевдонимы:

Максим Горький,
Иегудиил Хламида

Дата рождения:

16 (28) марта 1868[1][2]

Место рождения:

Нижний Новгород, Российская империя[2]

Дата смерти:

18 июня 1936(1936-06-18)[1][2] (68 лет)

Место смерти:

Горки, Московская область, РСФСР, СССР

Гражданство:

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности:
Годы творчества:

1892—1936

Направление:

Романтизм/Реализм

Язык произведений:

русский

Награды:

Орден Ленина

Подпись:

Подпись

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
(аудио)
Запись голоса М. Горького
Отрывок из речи на I съезде писателей (1934 год)
Помощь по воспроизведению

Макси́м Го́рький (настоящее имя — Алексе́й Макси́мович Пешко́в[3][4]); устоявшимся является также употребление настоящего имени писателя в сочетании с псевдонимом — Алексе́й Макси́мович Го́рький, (16 [28] марта 1868, Нижний Новгород, Российская империя — 18 июня 1936, Горки[5], Московская область, СССР) — русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. Начиная с 1918 года, был 5 раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе[6].

Начав с романтически одухотворённых новелл, песен в прозе и рассказов, в 1901 году Горький обратился к драматургии, а на рубеже XIX и XX веков прославился как автор произведений с революционной тенденцией, лично близкий социал-демократам и находившийся в оппозиции царскому режиму. Расцвет творческой биографии писателя отмечен циклами очерков, автобиографических повестей, пьесами, двумя крупными романами, а также книгами и рассказами в жанре публицистической документалистики. Основной пафос творений Горького — мечта о «новых людях», бесстрашных и свободных, обладающих высочайшими интеллектуальными и физическими способностями, способных добиться сверхцелей за гранью возможного, не исключая бессмертия[7].

В общей сложности более 18 лет провёл в эмиграции, включая 15 лет в Италии, при этом не овладел ни одним иностранным языком[8][9]. В начале двадцатого века был одним из идеологов богостроительства[10], в 1909 году помогал участникам этого течения содержать фракционную школу на острове Капри для рабочих, которую В. И. Ленин называл «литераторским центром богостроительства». С 1902 по 1921 год Горький стоял во главе трёх крупных издательств — «Знание», «Парус» и «Всемирная литература», привнёс в книгоиздательскую деятельность новаторские подходы.

Несмотря на то, что в некоторые годы Горький был крупнейшим спонсором большевистской фракции,[11] к Октябрьской революции он отнёсся скептически[12]. Ходатайствовал перед большевиками за арестованных и приговорённых к казни. Однако после нескольких лет культурной и правозащитной работы в Советской России и жизни за рубежом в 1920-е годы (Берлин, Мариенбад, Сорренто), в 1932 году окончательно вернулся в СССР, где в последние годы жизни получил официальное признание как основатель социалистического реализма.

Горький был самым издаваемым в СССР советским писателем за 1918—1986 годы: общий тираж 3556 изданий составил 242,621 млн экземпляров; если же принимать в расчёт не только советских писателей, то Горький уступает лишь Л. Н. Толстому и А. С. Пушкину[13]. С 1932 по 1990 год имя Горького носил его родной город Нижний Новгород.

Псевдоним М. Горький впервые появился 12 сентября 1892 года в тифлисской газете «Кавказ» в подписи к рассказу «Макар Чудра»[14].

Содержание

Биография[править | править вики-текст]

Детство[править | править вики-текст]

Алексей Максимович Пешков родился в 1868 году в городе Канавино Нижегородской губернии (сейчас Канавинский район Нижнего Новгорода), в большом деревянном доме на каменном фундаменте на Ковалихинской улице, принадлежащем деду, небедному владельцу красильной мастерской Василию Васильевичу Каширину[15]. Мальчик появился в семье столяра Максима Савватьевича Пешкова (1840—1871), который был сыном солдата, разжалованного из офицеров. По другой версии, которую ряд литературоведов игнорируют, биологическим отцом писателя был управляющий астраханской конторой пароходства И. С. Колчин[16][17]. Был крещён в православие[18]. Трёхлетний Алёша Пешков заболел холерой, отец сумел выходить его. Однако заразившись от сына холерой, М. С. Пешков умер 29 июля 1871 года в Астрахани, где в последние годы жизни работал управляющим пароходной конторой. Алёша почти не помнил родителя, но рассказы близких о нём оставили глубокий след — даже псевдоним «Максим Горький», по утверждению старых нижегородцев, был взят им в 1892 году в память о Максиме Савватьевиче. Мать Алексея звали Варвара Васильевна, урождённая Каширина (1842—1879) — из мещанской семьи; рано овдовев, вторично вышла замуж, умерла 5 августа 1879 года от чахотки. Бабушка Максима — Акулина Ивановна заменила мальчику родителей. Дед Горького Савватий Пешков дослужился до офицера, но был разжалован и сослан в Сибирь «за жестокое обращение с нижними чинами», после чего записался в мещане. Его сын Максим пять раз убегал от отца и в 17 лет ушёл из дома навсегда[14][19].

Рано осиротев, Алексей провёл детские годы в семье деда по матери, Василия Каширина в Нижнем Новгороде, в частности в доме на Почтовом съезде, где в ХХI веке располагается музей. С 11 лет вынужден был зарабатывать — идти «в люди»: работал «мальчиком» при магазине, буфетным посудником на пароходе, пекарем, учился в иконописной мастерской.

Читать Алексея научила мать, дед Каширин обучил азам церковной грамоты. Недолго учился в приходской школе, потом, заболев оспой, вынужден был прекратить обучение в школе. Затем два класса отучился в слободском начальном училище в Канавине, где жил с матерью и отчимом. Отношения с учителем и со школьным священником складывались у Алексея тяжело. Светлые воспоминания Горького о школе связаны с посещением её епископом Астраханским и Нижегородским Хрисанфом. Владыка выделил Пешкова из всего класса, долго и назидательно беседовал с мальчиком, похвалил его за знания житий святых и Псалтири, попросил вести себя благонравно, «не озорничать». Однако после отъезда епископа Алексей назло деду Каширину искромсал его любимые святцы и отстриг в книгах ножницами лики святых. В автобиографии Пешков отмечал, что в детстве не любил ходить в церковь, но дед заставлял его идти в храм силой, при этом ни про исповедь, ни про причащение не упоминается вовсе. В школе Пешков считался трудным подростком[20].

После домашней ссоры с отчимом, которого Алексей едва не зарезал за жестокое обращение с матерью, Пешков вернулся обратно к деду Каширину, который к тому времени совсем разорился. На некоторое время «школой» мальчика стала улица, где проводил время в компании подростков, лишённых родительского присмотра; получил там кличку Башлык. Недолго учился в начальном приходском училище для детей из неимущих слоёв. После уроков для пропитания собирал тряпьё, вместе с компанией сверстников подворовывал дрова со складов; на уроках Пешкова высмеивали как «ветошника» и «нищеброда». После очередной жалобы одноклассников учителю, что от Пешкова будто бы пахнет помойной ямой и неприятно сидеть рядом с ним, несправедливо обиженный Алексей вскоре бросил училище. Среднего образования не получил, документов для поступления в университет не имел. При этом Пешков обладал сильной волей к обучению и, по свидетельству деда Каширина, «лошадиной» памятью. Пешков много и жадно читал, через несколько лет уверенно изучал и цитировал философов-идеалистов — Ницше, Гартмана, Шопенгауэра, Каро, Сёлли; в качестве вчерашнего бродяги поражал дипломированных приятелей своим знакомством с произведениями классиков. Однако и к 30 годам Пешков писал полуграмотно, с массой орфографических и пунктуационных ошибок, которые ещё долго выправляла его жена Екатерина, профессиональный корректор[21].

Начиная с юности и в течение всей жизни Горький постоянно повторял, что не «пишет», а только «учится писать». Себя писатель с молодых лет называл человеком, который «в мир пришёл, чтобы не соглашаться»[22][23].

С детства Алексей был пироманом, чрезвычайно любил смотреть, как завораживающе горит огонь[24].

По общему мнению литературоведов, автобиографическую трилогию Горького, включающую повести «Детство», «В людях» и «Мои университеты», нельзя воспринимать как документальное, а тем более научное описание его ранней биографии. События, изложенные в этих художественных произведениях, творчески преображены фантазией и воображением автора, контекстом революционной эпохи, когда были написаны эти книги Горького. Семейные линии Кашириных и Пешковых выстроены мифологично, далеко не всегда писатель отождествлял личность своего героя Алексея Пешкова с собой, в трилогии фигурируют как подлинные, так и вымышленные события и персонажи, характерные для времени, на которое пришлись молодые годы Горького[25].

Сам Горький вплоть до преклонного возраста считал, что он родился в 1869 году; в 1919 году в Санкт-Петербурге широко отмечался его 50-летний «юбилей»[26]. Документы, подтверждающие факт рождения писателя в 1868 году, происхождение и обстоятельства детства (метрические записи, ревизские сказки и бумаги казённых палат), были обнаружены в 1920-х годах биографом Горького, критиком и историком литературы Ильёй Груздевым и энтузиастами-краеведами; впервые опубликованы в книге «Горький и его время»[27].

По социальному происхождению Горький ещё в 1907 году подписывался как «города Нижнего Новгорода цеховой малярного цеха Алексей Максимович Пешков». В словаре Брокгауза и Ефрона Горький указан как мещанин[28].

Юность и первые шаги в литературе[править | править вики-текст]

В 1884 году Алексей Пешков приехал в Казань и попытался поступить в Казанский университет, но потерпел неудачу. В тот год уставом университета было резко сокращено число мест для выходцев из беднейших слоёв, к тому же у Пешкова не было аттестата о среднем образовании. Работал на пристанях, где начал посещать сходки революционно настроенной молодёжи. Познакомился с марксистской литературой и пропагандистской работой. В 1885—1886 годах работал в крендельном заведении и булочной В. Семёнова. В 1887 году работал в булочной народника Андрея Степановича Деренкова (1858—1953), доходы которой направлялись на нелегальные кружки самообразования и прочую финансовую подпитку движения народников в Казани. В этом же году потерял бабушку и дедушку: А. И. Каширина скончалась 16 февраля, В. В. Каширин — 1 мая[29]

12 декабря 1887 года в Казани, на высоком берегу над Волгой, за оградой монастыря, 19-летний Пешков в приступе юношеской депрессии предпринял попытку самоубийства, прострелив себе из ружья лёгкое. Пуля застряла в теле, подоспевший сторож-татарин срочно вызвал полицию, и Алексея отправили в земскую больницу, где сделали успешную операцию. Рана оказалась не смертельной, однако она послужила толчком к началу длительной болезни дыхательных органов. Попытку суицида спустя несколько дней Пешков повторил в больнице, где повздорил с профессором медицины Казанского университета Н. И. Студентским, внезапно схватил в ординаторской крупную склянку хлоральгидрата, и сделал несколько глотков, после чего был вторично спасён от смерти промыванием желудка. В повести «Мои университеты» Горький со стыдом и самоосуждением назвал случившееся самым тяжёлым эпизодом из своего прошлого, описать историю он пытался в рассказе «Случай из жизни Макара». За попытку самоубийства и отказ от покаяния Казанской духовной консисторией был отлучён от церкви на четыре года[30][31].

По мнению психиатра, профессора И. Б. Галанта, который в середине 1920-х годов изучал личность писателя и психопатологическую подоплёку его произведений и его жизни, в юности Алексей Пешков был психически неуравновешенным человеком и сильно страдал по этой причине; о выявленном им постфактум «целом букете» психических заболеваний профессор Галант сообщил в письме самому Горькому. У молодого Пешкова усматривался, в частности, суицидальный комплекс, склонность к самоубийству как к средству кардинального решения житейских проблем. К сходным выводам в 1904 году пришёл также психиатр, доктор медицины М. О. Шайкевич, написавший книгу «Психопатологические черты героев Максима Горького», изданную в Санкт-Петербурге. Сам Горький в преклонном возрасте отвергал эти диагнозы, не желая признавать себя излечившимся от психопатологии, однако воспретить медицинские исследования своей личности и творчества был не в состоянии[32].

В 1888 году вместе с революционером-народником М. А. Ромасем приезжает в село Красновидово под Казанью для ведения революционной пропаганды. Был впервые арестован за связь с кружком Н. Е. Федосеева. Находился под постоянным надзором полиции. После того, как зажиточные крестьяне спалили мелочную лавку Ромася, Пешков некоторое время батрачил. В октябре 1888 года поступил сторожем на станцию Добринка Грязе-Царицынской железной дороги. Впечатления от пребывания в Добринке послужили основой для автобиографического рассказа «Сторож» и рассказа «Скуки ради». Потом уехал на Каспийское море, где подрядился в артель рыболовов[33][14]

В январе 1889 года, по личному прошению (жалобе в стихах), переведён на станцию Борисоглебск, затем весовщиком на станцию Крутая[34]. Там Алексея застало первое сильное чувство к дочери начальника станции Марии Басаргиной; Пешков даже просил руки Марии у её отца, но получил отказ[35]. Спустя 10 лет уже женатый писатель в письме к женщине с нежностью вспоминал: «Я всё помню, Мария Захаровна. Хорошее не забывается, не так уж много его в жизни, чтобы можно было забывать…»[36]. Пытался организовать среди крестьян земледельческую колонию толстовского типа. Составил коллективное письмо с этой просьбой «от лица всех» и хотел встретиться с Л. Н. Толстым в Ясной Поляне и Москве. Однако Толстой (к которому тогда шли за советом тысячи людей, многих из них его жена Софья Андреевна называла «тёмными бездельниками»), не принял ходока, и Пешков вернулся ни с чем в Нижний Новгород в вагоне с надписью «для скота»[37].

В конце 1889 — начале 1890 года познакомился в Нижнем Новгороде с писателем В. Г. Короленко, которому принёс для отзыва своё первое произведение, поэму «Песнь старого дуба». Прочитав поэму, Короленко разнёс её в пух и прах. С октября 1889 года Пешков работал письмоводителем у адвоката А. И. Ланина. В этом же месяце впервые был арестован и заключён в нижегородскую тюрьму — это было «эхо» разгрома студенческого движения в Казани; историю первого ареста описал в очерке «Время Короленко»[38]. Завязал дружбу со студентом-химиком Н. З. Васильевым, который познакомил Алексея с философией[14].

29 апреля 1891 года Пешков отправился из Нижнего Новгорода странствовать «по Руси». Побывал в Поволжье, на Дону, на Украине (в Николаеве попал в больницу), в Крыму и на Кавказе, большую часть пути прошёл пешком, иногда ехал на подводах, на тормозных площадках железнодорожных грузовых вагонов. В ноябре пришёл в Тифлис. Устроился рабочим в железнодорожную мастерскую. Летом 1892 года, будучи в Тифлисе, Пешков познакомился и сдружился с участником революционного движения Александром Калюжным. Слушая рассказы юноши о странствиях по стране, Калюжный настойчиво предлагал Пешкову записывать случившиеся с ним истории. Когда рукопись «Макара Чудры» (драма из цыганской жизни) была готова, Калюжный с помощью знакомого журналиста Цветницкого сумел напечатать рассказ в газете «Кавказ». Публикация вышла 12 сентября 1892 года, подписан рассказ был — М. Горький. Псевдоним «Горький»[39] Алексей придумал сам. Впоследствии он говорил Калюжному: «Не писать же мне в литературе — Пешков…». В октябре этого же года Пешков вернулся в Нижний Новгород[40][14].

Единственная законная жена[41] Горького Екатерина Пешкова

В 1893 году начинающий писатель опубликовал несколько рассказов в нижегородских газетах «Волгарь» и «Волжский вестник». Его литературным наставником становится Короленко. В этом же году 25-летний Алексей Пешков вступил в первый, невенчанный брак с акушеркой Ольгой Юльевной Каменской, героиней его позднего рассказа «О первой любви» (1922). С Ольгой он был знаком с 1889 года, она была старше на 9 лет, к тому времени уже ушла от первого мужа и имела дочь. Писателю показался забавным также факт, что мать Каменской, тоже акушерка, когда-то принимала новорожденного Пешкова. Каменской обращена первая из известных автобиографий Горького, написанная в виде письма под влиянием поэта Гейне и имевшая вычурное название «Изложение фактов и дум, от взаимодействия которых отсохли лучшие куски моего сердца» (1893). Расстался Алексей с Каменской уже в 1894 году: перелом в отношениях наступил после того, как Ольга, которой «всю мудрость жизни заменил учебник акушерства», заснула при авторском чтении только что написанной новеллы «Старуха Изергиль»[42][43].

В августе 1894 года по рекомендации Короленко Пешков написал рассказ «Челкаш» о приключениях босяка-контрабандиста. Рассказ отнёс в журнал «Русское богатство», вещь некоторое время пролежала в редакционном портфеле. В 1895 году Короленко посоветовал Пешкову переехать в Самару, где тот стал профессиональным журналистом, и начал зарабатывать себе на хлеб статьями и очерками — под псевдонимом Иегудиил Хламида. В июньском номере журнала «Русское богатство», наконец, был опубликован «Челкаш», который приносит первую литературную известность своему автору — Максиму Горькому[44].

В 1895 году в «Самарской газете» был опубликован очерк «Бабушка Акулина» — первый набросок к будущей повести «Детство»[45].

30 августа 1896 года в самарском Вознесенском соборе Горький обвенчался с дочерью разорившегося помещика (ставшего управляющим), вчерашней гимназисткой, корректором «Самарской газеты» Екатериной Волжиной, младше себя на 8 лет. Немало повидавший и уже достаточно известный писатель показался работнице корректуры «полубогом», сам же Горький воспринимал невесту снисходительно, долгих ухаживаний не удостоил. В октябре 1896 года болезнь стала проявлять себя всё более тревожно: Горький месяц лежал с бронхитом, перешедшим в воспаление лёгких, а в январе ему был впервые поставлен диагноз — туберкулёз. Лечился в Крыму, долечивался в сопровождении жены на Украине, в деревне Мануйловке под Полтавой, где осваивал украинский язык. 21 июля 1897 года там же родился его первенец — сын Максим[46].

В 1896 году Горький пишет отклик на первый киносеанс аппарата «Синематограф» в кафешантане Шарля Омона на Нижегородской ярмарке[47][48].

В 1897 году Горький — автор произведений в журналах «Русская мысль», «Новое слово» и «Северный вестник». Опубликованы его рассказы «Коновалов», «Зазубрина», «Ярмарка в Голтве», «Супруги Орловы», «Мальва», «Бывшие люди» и другие. В октябре начал работу над первым крупным произведением, повестью «Фома Гордеев»[44].

Литературная и общественная деятельность[править | править вики-текст]

Максим Горький, 1906 год

От первой известности — к признанию (1897—1902)[править | править вики-текст]

С октября 1897 года до середины января 1898 года Горький жил в посёлке Каменка (ныне город Кувшиново Тверской области) на квартире у своего друга Николая Захаровича Васильева, работавшего на Каменской бумагоделательной фабрике и руководившего нелегальным рабочим марксистским кружком. Впоследствии жизненные впечатления этого периода послужили писателю материалом для романа «Жизнь Клима Самгина».

В 1898 году издательством С. Дороватовского и А. Чарушникова выпущены первые два тома сочинений Горького. В те годы тираж первой книги молодого автора редко превышал 1000 экз. А. Богданович советовал выпустить первые два тома «Очерков и рассказов» М. Горького по 1200 экз. Издатели «рискнули» и выпустили больше. Первый том 1-го издания «Очерков и рассказов» вышел тиражом 3000 экз.[49], второй том — 3500. Оба тома были быстро распроданы. Через два месяца после выхода книги писатель, чьё имя было уже на слуху, был снова арестован в Нижнем, этапирован и заключён в Метехский замок Тифлиса за прежние революционные дела. В рецензии на «Очерки и рассказы» критика и публициста, главного редактора журнала «Русское богатство» Н. К. Михайловского отмечалось проникновение в творчество Горького «особой морали» и мессианских идей Ницше[50].

В 1899 году Горький впервые появляется в Санкт-Петербурге. В этом же году издательством С. Дороватовского и А. Чарушникова первым изданием выпущен третий том «Очерков и рассказов» тиражом 4100 экз. и вторым изданием 1-й и 2-й тома тиражом по 4100 экз. В этом же году публикуются роман «Фома Гордеев», поэма в прозе «Песня о Соколе». Появляются первые переводы Горького на иностранных языках[51].

В 1900—1901 году Горький написал роман «Трое», оставшийся малоизвестным. Происходит личное знакомство Горького с Чеховым, Толстым.

1900 год, Ясная Поляна. Лев Толстой и Максим Горький

В марте 1901 года в Нижнем Новгороде создал произведение небольшого формата, но редкого, оригинального жанра, песню в прозе, — широко известную как «Песня о Буревестнике». Участвует в марксистских рабочих кружках Нижнего Новгорода, Сормова, Санкт-Петербурга; написал прокламацию, призывающую к борьбе с самодержавием. За это арестован и выслан из Нижнего Новгорода.

В 1901 году Горький впервые обратился к драматургии. Создаёт пьесы «Мещане» (1901), «На дне» (1902). В 1902 году он стал крёстным и приёмным отцом еврея Зиновия Свердлова, который взял фамилию Пешков и принял православие. Это было необходимо для того, чтобы Зиновий получил право жить в Москве.

21 февраля 1902 года после всего шести лет регулярной литературной деятельности происходит избрание Горького в почётные академики Императорской Академии наук по разряду изящной словесности. Возмущённый Николай II наложил язвительную резолюцию: «Более чем оригинально». И прежде чем Горький смог воспользоваться своими новыми правами, его избрание было аннулировано правительством, поскольку новоизбранный академик «находился под надзором полиции». В связи с этим Чехов и Короленко отказались от членства в Академии. Дружить с Горьким и проявлять солидарность с ним в литературной среде стало престижно. Горький становится основоположником течения «социальный реализм» и законодателем литературных мод: появляется целая плеяда молодых писателей (Елеонов, Юшкевич, Скиталец, Гусев-Оренбургский, Куприн и десятки других), коих обобщённо называли «подмаксимками» и кои старались подражать Горькому во всём, начиная от манеры носить усы и широкие шляпы, акцентированной резкости и грубоватости манер, свойственных, как считалось, простолюдинам, умения вставить по месту в литературную речь солёное словцо, и заканчивая волжским оканьем, которое и у Горького звучало несколько наигранно, искусственно[52][53]. 20 марта 1917 года после свержения монархии Горький был избран почётным членом Академии наук повторно.

В 1902 году Горький впервые опубликовал стихотворение «Валашская легенда», ставшее потом известным под названием «Легенда о Марко».

А вы на земле проживёте,
Как черви слепые живут:
Ни сказок о вас не расскажут,
Ни песен про вас не споют.

— Максим Горький. «Легенда о Марко», последняя строфа

Первоначально «Легенда о Марко» входила в рассказ «О маленькой фее и молодом чабане (Валашская сказка)». Позже Горький существенно переработал вещь, заново написал заключительную строфу, сделал стихотворение отдельным произведением и дал согласие композитору Александру Спендиарову положить его на музыку. В 1903 году вышло первое издание нового текста, сопровождавшегося нотами. В дальнейшем стихотворение много раз переиздавалось под названиями: «Валашская сказка», «Фея», «Рыбак и фея». В 1906 году стихотворение включено в книгу «М. Горький. Песня о Соколе. Песня о Буревестнике. Легенда о Марко». Это первая книга из объёмной «Дешёвой библиотеки товарищества „Знание“», изданной в Санкт-Петербурге в 1906 году, где насчитывалось более 30 произведений Горького[54].

Квартира в Нижнем Новгороде[править | править вики-текст]

В сентябре 1902 года уже получивший мировую известность и солидные гонорары Горький, с женой Екатериной Павловной и детьми Максимом (род. 21 июля 1897) и Катей (род. 26 мая 1901), поселился в арендованных 11 комнатах нижегородского дома барона Н. Ф. Киршбаума (ныне Музей-квартира А. М. Горького в Нижнем Новгороде). К этому времени Горький был автором шести томов литературных сочинений, около 50 его произведений были изданы на 16 языках. В 1902 году о Горьком было опубликовано 260 газетных и 50 журнальных статей, издано более 100 монографий. В 1903 и 1904 году Общество русских драматических писателей и композиторов дважды присуждало Горькому Грибоедовскую премию за пьесы «Мещане» и «На дне». Писатель приобрёл престиж в столичном обществе: в Санкт-Петербурге Горький был известен по деятельности книжного издательства «Знание», а в Москве являлся ведущим драматургом в Художественном театре (МХТ).

В Нижнем Новгороде, при щедрой финансовой и организационной поддержке Горького, завершалось строительство Народного дома, создавался народный театр, открылась школа им. Ф. И. Шаляпина.

Квартиру писателя в Нижнем Новгороде современники называли «Горьковской академией», в ней, по оценке В. Десницкого, царила «атмосфера высокого духовного настроя». Почти ежедневно писателя посещали в этой квартире представители творческой интеллигенции, в просторной гостиной зачастую собирались по 30-40 деятелей культуры. Среди гостей были Лев Толстой, Леонид Андреев, Иван Бунин, Антон Чехов, Евгений Чириков, Илья Репин, Константин Станиславский. Самый близкий друг — Фёдор Шаляпин, который также снимал квартиру в доме барона Киршбаума, активно участвовал в жизни семьи Горького и города.

В нижегородской квартире Горький закончил пьесу «На дне», ощутил вдохновляющий успех после её постановок в России и Европе, сделал наброски к повести «Мать», написал поэму «Человек», осмыслил канву пьесы «Дачники»[55].

Отношения с Марией Андреевой, уход из семьи, «двоежёнство»[править | править вики-текст]

Гражданская жена Горького, актриса МХТ Мария Андреева

На рубеже 1900-х годов в жизни Горького появилась статусная, красивая и успешная женщина[56]. 18 апреля 1900 года в Севастополе, куда Московский Художественный театр (МХТ) выезжал показать А. П. Чехову его «Чайку», Горький познакомился с известной московской актрисой Марией Андреевой. «Меня захватила красота и мощь его дарования», — вспоминала Андреева. Обоим в год их первой встречи исполнилось по 32 года. Начиная с крымских гастролей писатель и актриса стали видеться часто, Горький в числе других званых гостей стал посещать вечера-приёмы в богато обставленной 9-комнатной квартире Андреевой и её мужа, важного железнодорожного чиновника Желябужского, в Театральном проезде[57]. Особенное впечатление Андреева произвела на Горького в образе Наташи в его первой пьесе «На дне»: «Пришёл весь в слезах, жал руки, благодарил. В первый раз тогда я крепко обняла и поцеловала его, тут же на сцене, при всех»[58][59]. В кругу своих друзей Горький называл Марию Фёдоровну «Чудесной Человечинкой»[57].Чувство к Андреевой стало существенным фактором эволюции Горького, отмечали Павел Басинский и Дмитрий Быков, в 1904—1905 году писатель под влиянием Андреевой сблизился с ленинской партией РСДРП и вступил в неё. 27 ноября 1905 года происходит первая встреча Горького с Лениным, месяцем ранее вернувшимся из политэмиграции[60][61][62][63].

В 1903 году Андреева окончательно уходит из своей семьи (где она долгое время жила лишь как хозяйка и мать двоих детей), снимает себе квартиру, становится гражданской женой и литературным секретарём Горького, о чём свидетельствует Большая Советская Энциклопедия[64]. Писатель, захваченный новой страстной любовью, навсегда покинул Нижний Новгород, стал жить в Москве и Санкт-Петербурге, где состоявшееся литературное признание и начавшаяся общественная деятельность открыли перед ним новые перспективы. Когда Горький с Андреевой летом 1906 года находились в США, в Нижнем Новгороде от внезапного менингита 16 августа умирает 5-летняя дочь Горького Катя. Горький написал из Америки покинутой жене утешительное письмо, где требовал беречь оставшегося сына[65]. Супруги по взаимному согласию приняли решение расстаться, незарегистрированные отношения Горького с Андреевой продолжались до 1919 года, при этом развод с первой женой писателем не оформлялся. Официально Е. П. Пешкова оставалась его женой до конца жизни, и это не было просто формальностью. 28 мая 1928 года, после семилетней эмиграции приехав в СССР из Италии на празднование своего 60-летия, Горький остановился в Москве на Тверской улице в квартире Екатерины Пешковой, возглавлявшей тогда Комитет помощи политзаключённым — единственную легальную правозащитную организацию в СССР. В июне 1936 года, на похоронах Горького Екатерина Павловна присутствовала в качестве его законной, всеми признаваемой вдовы, которой лично выразил соболезнование Сталин[66][67][68][69].

В 1958 году была впервые выпущена в серии «Жизнь замечательных людей» массовым 75-тысячным тиражом биография «Горький», автором которой выступил исследователь его жизни и творчества, советский писатель и сценарист Илья Груздев, который был знаком и состоял в переписке с самим Горьким. В этой книге ни словом не сказано о том, что Андреева была фактической женой Горького, а сама она упомянута единственный раз как актриса МХТ, заболевшая в Риге в 1905 году перитонитом, о чём Горький в письме Е. П. Пешковой выразил беспокойство. Впервые об истинной роли Андреевой в жизни Горького массовому читателю стало известно только в 1961 году, когда были изданы воспоминания Марии Андреевой, сопровождавшего их в поездке по США Николая Буренина и других коллег по сцене, революционной борьбе[70][71]. В 2005 году в серии ЖЗЛ вышла новая биография «Горький», авторства Павла Басинского, где, хотя и скупо, но освещена роль Марии Андреевой в жизни писателя, упоминается также и о том, что отношения между двумя жёнами не были конфликтными: так, Е. П. Пешкова с сыном Максимом приезжала на Капри в гости к Горькому и непринуждённо общалась с М. Ф. Андреевой. В день похорон Горького, 20 июля 1936 года, согласно исторической фотографии у Колонного зала Дома Союзов, Е. П. Пешкова и М. Ф. Андреева шли за катафалком в одном ряду, плечом к плечу[62][72]. Тема «Горький и Андреева» исследуется также в монографии Дмитрия Быкова «Был ли Горький?» (2012)[63].

Пролетарский писатель[править | править вики-текст]

Максим Горький, 1905

В 1904—1905 годах Максим Горький пишет пьесы «Дачники», «Дети солнца», «Ва́рвары». За революционную прокламацию, и в связи с расстрелом 9 января, арестован и заключён в одиночную камеру Петропавловской крепости. В защиту Горького выступили известные деятели искусства Герхарт Гауптман, Анатоль Франс, Огюст Роден, Томас Харди, Джордж Мередит, итальянские писатели Грация Деледда, Марио Раписарди, Эдмондо де Амичис, сербский писатель Радое Доманович[73], композитор Джакомо Пуччини, философ Бенедетто Кроче и другие представители творческого и научного мира из Германии, Франции, Англии. В Риме прошли студенческие демонстрации[74]. Под давлением общественности 14 февраля 1905 года освобождён под залог. В ноябре 1905 года Горький вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию.

В 1904 году у Горького произошёл разрыв с Московским Художественным театром. У Алексея Максимовича возникли планы создания в Санкт-Петербурге нового масштабного театрального проекта. Главными организаторами товарищества должны были стать, помимо Горького, Савва Морозов, Вера Комиссаржевская, Константин Незлобин. Театр предполагалось открыть в арендованном на средства Саввы Морозова здании на Литейном проспекте, а в составе труппы планировалось объединить актёров театров Незлобина и Комиссаржевской, из Москвы приглашён был и Василий Качалов. Однако по ряду причин, как творческих, так и организационных, новый театр в Санкт-Петербурге так и не удалось создать. Осенью 1905 года в МХТ состоялась премьера новой пьесы Горького «Дети солнца», где Андреева исполнила роль Лизы[75].

Личная жизнь Горького в этот политически бурный период, напротив, характеризуется умиротворением, стабильностью и благополучием. Вторую половину 1904 года Горький и Андреева вместе провели в дачном посёлке Куоккала под Петербургом. Там, на мызе Линтуля, Андреевой арендовалась большая дача, построенная в псевдорусском стиле, окружённая садом в духе старинных имений русских помещиков, где Горький обрёл с Марией Фёдоровной счастье и покой, вдохновляюще отразившиеся на его творчестве. Они наведывались в соседнюю усадьбу «Пенаты», к художнику Илье Репину, в его необычном доме авторской архитектуры сделано несколько известных фотографий пары. Потом Горький и Андреева отправились в Ригу, где гастролировал МХТ. Отдыхали на целебных источниках курорта Старая Русса. Часть времени Горький и Андреева проводили в квартире актрисы в Москве во Вспольном переулке, 16[76]. С 29 марта по 7 мая 1905 года Горький с Андреевой отдыхали в Ялте, потом снова на даче актрисы в местечке Куоккала, где 13 мая пару и застала весть о загадочном самоубийстве в Ницце их общего друга и мецената Саввы Морозова[68][57].

Горький — издатель[править | править вики-текст]

Максим Горький талантливо проявил себя и как издатель. С 1902 по 1921 год он возглавлял три крупных издательства — «Знание», «Парус» и «Всемирная литература». Равноправным участником-партнёром издательства «Знание», организованного в 1898 году в Санкт-Петербурге и специализировавшегося первоначально на научно-популярной литературе, Горький стал 4 сентября 1900 года. Первой его идеей было расширение профиля издательства книгами по философии, экономике и социологии, а также выпуск «Дешёвой серии» для народа по образу и подобию «книг-копеек» Ивана Сытина. Всё это вызвало возражение других партнёров и не было принято. Ещё более конфликт Горького с остальными членами товарищества обострился, когда он предложил издавать книги новых писателей-реалистов, что встретило опасения коммерческого провала. В январе 1901 года Горький вознамерился покинуть издательство, однако в результате развязки конфликтной ситуации, напротив, из товарищества ушли прочие его члены, а остались только Горький и К. П. Пятницкий. После разлома Горький возглавил издательство и стал его идеологом, а Пятницкий ведал технической стороной дела. Под началом Горького издательство «Знание» полностью сменило своё направление, сделало главный упор на беллетристику и развило большую активность, выдвинувшись на лидирующие позиции в России. Ежемесячно выпускалось около 20 книг совокупным тиражом более 200 тысяч экземпляров. Позади остались крупнейшие петербургские издатели А. С. Суворин, А. Ф. Маркс, М. О. Вольф. К 1903 году «Знание» выпустило отдельными изданиями с необычно крупными по тем временам тиражами сочинения самого Горького, а также Леонида Андреева, Ивана Бунина, Александра Куприна, Серафимовича, Скитальца, Телешова, Чирикова, Гусева-Оренбургского и других писателей. Благодаря стараниям Горького и книге, вышедшей в издательстве «Знание», стал знаменит журналист московской газеты «Курьер» Леонид Андреев. В издательстве Горького получили всероссийскую известность и другие писатели-реалисты. В 1904 году вышел в свет первый коллективный сборник писателей-реалистов, что укладывалось в тенденцию начала ХХ века, когда повышенным спросом у читателей пользовались альманахи и коллективные сборники. В 1905 году выпущена серия «Дешёвая библиотека», в беллетристический цикл которой вошло 156 произведений 13 писателей, включая Горького. Цена книжек колебалась от 2 до 12 копеек. В «Библиотеке» Горький впервые обозначил близкие ему идеологические ориентиры, в ней был организован отдел марксистской литературы и образована специальная редакционная комиссия по отбору книг для народа. В состав комиссии вошли марксисты-большевики В. И. Ленин, Л. Б. Красин, В. В. Воровский, А. В. Луначарский и другие[77].

Горький произвёл переворот в гонорарной политике — «Знание» выплачивало за авторский лист в 40 тысяч знаков гонорар 300 рублей (в начале ХХ века стопка водки стоила 3 копейки, буханка хлеба — 2 копейки). За первую книгу Леонид Андреев получил от горьковского «Знания» 5642 рубля (вместо 300 рублей, которые обещал заплатить конкурирующий издатель Сытин), что сразу сделало нуждающегося Андреева состоятельным человеком. Кроме высоких гонораров Горький внедрил новую практику ежемесячных авансов, благодаря которой писатели словно оказались «в штате» и начали получать в издательстве «заработную плату», что было тогда в России беспрецедентно. «Знание» ежемесячно авансировало Бунина, Серафимовича, Скитальца, всего около 10 писателей. Новацией для российского книгоиздания стали гонорары от иностранных издательств и театров, которых добилось «Знание» в отсутствие официальной конвенции об авторских правах — достигалось это путём пересылки зарубежным переводчикам и издателям литературных произведений ещё до первой публикации их в России. С декабря 1905 года по инициативе Горького за рубежом было образовано специальное книгоиздательство для русских авторов, где Горький стал одним из учредителей. Материальное обеспечение писателей в горьковском издательстве «Знание» явилось прообразом будущего Союза писателей СССР, включая как финансовую сторону, так и определённую идеологическую ориентацию, — что годы спустя стало основой советской литературной политики[77].

В начале 1906 года Горький покинул Россию, где его начали преследовать за политическую деятельность, и стал политическим эмигрантом. По мере углубления в собственное творчество Горький утратил в эмиграции интерес к деятельности издательства «Знание». В 1912 году Горький покинул товарищество, а в 1913 году, когда он вернулся в Россию, издательство уже перестало существовать. За всё время работы «Знание» выпустило около 40 коллективных сборников[78].

В США[править | править вики-текст]

В феврале 1906 года по поручению Ленина и Красина Горький с фактической женой, актрисой Марией Андреевой отправились через Финляндию, Швецию, Германию, Швейцарию и Францию пароходом в Америку. Началось путешествие 19 января 1906 года с благотворительного литературно-музыкального вечера в Финском национальном театре в Гельсингфорсе, где Горький выступал вместе со Скитальцем (Петровым) и Андреевой, которая, согласно отчётам царской охранки, прочитала воззвание «противоправительственного содержания». 4 апреля в Шербуре Горький, Андреева и их связной и телохранитель, агент «боевой технической группы» большевиков Николай Буренин поднялись на борт океанского лайнера «Фридрих Вильгельм Великий». Андреева выхлопотала у капитана парохода для Горького самую комфортабельную каюту на борту, которая наилучшим образом подходила для писательского труда в течение 6 дней перехода через Атлантику. В каюте Горького был кабинет с большим письменным столом, гостиная, спальня с ванной и душем[76].

В Америке Горький с Андреевой пробыли до сентября. Цель — сбор средств в кассу большевиков для подготовки революции в России. По прибытию в США Горького ждала восторженная встреча журналистов и сочувствующих большевикам, он участвовал в нескольких митингах в Нью-Йорке (собрано в партийную кассу 1200 долларов), Бостоне, Филадельфии. К гостю из России ежедневно толпились репортёры, желавшие взять интервью. Вскоре Горький познакомился и произвёл приятное впечатление на Марка Твена. Однако затем в Америку просочилась информация (не без помощи царского правительства и эсеров) о том, что Горький с первой женой не развёлся, а с Андреевой не венчался, из-за чего пуритански настроенные владельцы отелей, посчитавшие, что пара оскорбляет моральные устои американцев, стали выселять гостей из номеров. Приютили Горького и Андрееву состоятельные супруги Мартин — в своём имении на острове Статен-Айленд в устье Гудзона[76][79].

«Где бы ни был Алексей Максимович, он обычно становился центром внимания. Он горячо говорил, широко размахивал руками… Двигался он необычайно легко и ловко. Кисти рук, очень красивые, с длинными выразительными пальцами, чертили в воздухе какие-то фигуры и линии, и это придавало его речи особые красочность и убедительность… Не будучи занятой в спектакле «Дядя Ваня», я наблюдала, как воспринимал Горький происходящее на сцене. Глаза его то вспыхивали, то гасли, иногда он крепко встряхивал длинными волосами, видно было, как он старается сдержаться, пересилить себя. Но слёзы неудержимо заливали глаза, лились по щекам, он досадливо смахивал их, громко сморкался, смущённо оглядывался и снова неотрывно смотрел на сцену.

В Америке Горький создал сатирические памфлеты о «буржуазной» культуре Франции и США («Мои интервью», «В Америке»). В поместье супругов Мартин в горах Адирондак Горький начал пролетарский роман «Мать»; по оценке Дм. Быкова — «самая навязываемая при советской власти и самая забытая сегодня книга Горького»[81]. Вернувшись в сентябре на краткое время в Россию, пишет пьесу «Враги», завершает роман «Мать»[82][17][83].

На Капри. Распорядок рабочего дня Горького[править | править вики-текст]

В октябре 1906 года из-за туберкулёза Горький с гражданской женой поселился в Италии. Сначала остановились в Неаполе, куда приехали 13 (26) октября 1906 года. В Неаполе спустя два дня был устроен митинг перед гостиницей «Везувий», где перед воодушевлённой толпой сочувствующих русской революции зачитано воззвание Горького к «товарищам итальянцам». Вскоре по просьбе обеспокоенных властей Горький обосновался на острове Капри, где вместе с Андреевой прожил 7 лет[84] (с 1906 по 1913). Пара поселилась в престижной гостинице Quisisana[85]. С марта 1909 года по февраль 1911 года Горький с Андреевой проживали на вилле «Спинола» (ныне «Беринг»), останавливались на виллах (имеют памятные доски о пребывании писателя) «Блезиус» (с 1906 по 1909) и «Серфина» (ныне «Пьерина»)[86]. На острове Капри, с которого раз в сутки до Неаполя ходил маленький пароход, была немалая русская колония. Здесь жили поэт и журналист Леонид Старк и его жена, впоследствии — библиотекарь Ленина Шушаник Манучарьянц, писатель Иван Вольнов (Вольный), наездами бывали писатели Новиков-Прибой, Михаил Коцюбинский, Ян Струян, Феликс Дзержинский, другие литераторы и революционеры. Раз в неделю на вилле, где жили Андреева и Горький, устраивался литературный семинар для молодых писателей[87].

Вилла на Капри (бордовая), которую арендовал Горький в 1909—1911 гг.

Мария Андреева подробно описала виллу «Спинола» на виа Лонгано, где они с Горьким жили длительное время, и распорядок писателя на Капри. Дом находился на полугоре, высоко над берегом. Вилла состояла из трёх комнат: на нижнем этаже супружеская спальня и комната Андреевой, весь второй этаж занимал большой зал с панорамными окнами из цельного стекла длиной три метра и высотой полтора метра, одно из окон с видом на море. Там находился кабинет Горького. Мария Фёдоровна, занимавшаяся (помимо домашнего хозяйства) переводами сицилийских народных сказок, находилась в нижней комнате, откуда вела наверх лестница, чтобы не мешать Горькому, но при первом же зове помочь ему в чём-либо. Для Алексея Максимовича был специально построен камин, хотя обычно дома на Капри отапливались жаровнями. Возле окна, выходящего на море, стоял покрытый зелёным сукном большой письменный стол на весьма длинных ножках — чтобы Горькому с его высоким ростом было удобно и не приходилось слишком нагибаться. С правой стороны от стола находилась конторка — на случай, когда Горький уставал сидеть, он писал стоя. Повсеместно в кабинете, на столах и всех полках располагались книги. Писатель выписывал газеты из России — как большие столичные, так и губернские, а также иностранные издания. Ему приходила на Капри обширная корреспонденция — как из России, так и из других стран. Просыпался Горький не позднее 8 часов утра, спустя час подавался утренний кофе, к которому поспевали выполненные Андреевой переводы статей, которые интересовали Горького. Ежедневно в 10 часов писатель садился за письменный стол и за редкими исключениями работал до половины второго. В те годы Горький работал над трилогией из провинциальной жизни «Городок Окуров». В два часа — обед, в ходе приёма пищи Горький знакомился с прессой, несмотря на возражения врачей. За обедом из иностранных газет, преимущественно итальянских, французских и английских, Горький получал представление, что происходит в мире, и как рабочий класс отстаивает свои права. После обеда до 4 часов пополудни Горький отдыхал, сидя в кресле, глядя на море и покуривая — с вредной привычкой, несмотря на больные лёгкие, постоянный сильный кашель и кровохарканье, он не расставался. В 4 часа Горький и Андреева выходили на часовую прогулку к морю. В 5 часов подавался чай, с половины шестого Горький снова поднимался к себе в кабинет, где работал над рукописями или читал. В семь часов — ужин, за которым Горький принимал товарищей, прибывших из России или живших на Капри в эмиграции — тогда случались оживлённые беседы и затевались весёлые интеллектуальные игры. В 11 часов вечера Горький опять поднимался в кабинет, чтобы что-то ещё написать или почитать. Ложился в постель Алексей Максимович около часа ночи, однако засыпал не сразу, а ещё полчаса-час читал, лёжа в кровати. Летом на виллу повидаться с Горьким приезжало много россиян и иностранцев, наслышанных о его славе. Среди них были как родные (например, Е. П. Пешкова и сын Максим, приёмный сын Зиновий[88], дети Андреевой Юрий и Екатерина), друзья — Леонид Андреев со старшим сыном Вадимом, Иван Бунин, Фёдор Шаляпин, Александр Тихонов (Серебров), Генрих Лопатин (переводчик «Капитала» Маркса), знакомые[89]. Приезжали и совершенно незнакомые люди, пытающиеся найти правду, узнать, как жить, много было и просто любопытствующих. Из каждой встречи оторванный от России Горький пытался извлечь хотя бы крупицу новых житейских знаний или опыта с родины для своих произведений. Регулярную переписку Горький поддерживал с Лениным, находившимся в эмиграции во Франции. Осенью все обычно разъезжались, и Горький снова погружался в работу на целые дни. Изредка, в солнечную погоду, писатель совершал более дальние прогулки или посещал миниатюрный кинематограф, играл с местной детворой. Иностранными языками, в частности, итальянским, Горький нисколько не овладел, единственная фраза, которую он за 15 лет в Италии запомнил и повторял: «Buona sera!» («Добрый вечер»)[90].

На Капри Горький написал также «Исповедь» (1908), где обозначились его философские расхождения с Лениным (вождь Октябрьской революции посещал Капри для встреч с Горьким в апреле 1908 и июне 1910 годов) и сближение с богостроителями Луначарским и Богдановым. Между 1908 и 1910 годом Горький переживал душевный кризис, отразившийся и на его творчестве: в примиренческой, антибунтарской повести «Исповедь», вызвавшей своим конформизмом раздражение и досаду Ленина, сам Горький после переосмысления уловил избыточную дидактичность. Горький искренне не понимал, почему Ленин более склонен к альянсу с меньшевиками-плехановцами, чем с большевиками-богдановцами. Вскоре и у Горького обозначился разрыв с группой Богданова (его школа «богостроителей» была отселена на виллу «Паскуале»), под влиянием Ленина у писателя начался отход от махистской и богоискательской философии в пользу марксизма. Идеализация приближающейся революции у Горького продолжалась вплоть до того, как он воочию убедился в беспощадной жестокости послеоктябрьских реалий в России[91][92]. Другие важные события жизни Горького периода пребывания на Капри:

  • 1907 год — делегат с правом совещательного голоса V съезда РСДРП в Лондоне, встреча с Лениным.[93].
  • 1908 год — пьеса «Последние», повесть «Жизнь ненужного человека».
  • 1909 год — повести «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина».
  • 1912 год — поездка с М. Ф. Андреевой в Париж, встреча с Лениным.
  • 1913 год — завершил «Сказки об Италии».

В 1906—1913 годах на Капри Горький сочинил 27 небольших рассказов, составивших цикл «Сказки об Италии». Эпиграфом ко всему циклу писатель поставил слова Андерсена: «Нет сказок лучше тех, которые создаёт сама жизнь». Первые семь сказок были опубликованы в большевистской газете «Звезда», часть — в «Правде», оставшиеся напечатаны в других большевистских газетах и журналах. По оценке Степана Шаумяна, сказки ещё более сблизили Горького с рабочими. «И рабочие с гордостью могут заявить: да — Горький наш! Он наш художник, наш друг и соратник в великой борьбе зa освобождение труда!». «Великолепными и духоподъёмными» назвал «Сказки об Италии» и Ленин, который тепло вспоминал 13 дней на Капри, проведённых в 1910 году вместе с Горьким в совместной рыбной ловле, прогулках и спорах, которые после ряда идейных расхождений снова укрепили их дружеские отношения и избавили Горького, как полагал Ленин, от его «философских и богоискательских заблуждений». В обратный путь в Париж Горький в целях безопасности сопровождал Ленина в поезде до французской границы[91].

Возвращение в Россию, события и деятельность 1913—1917 годов[править | править вики-текст]

31 декабря 1913 года, закончив в Италии повесть «Детство», после объявления всеобщей амнистии по случаю 300-летия дома Романовых (коснувшейся прежде всего политических литераторов), Горький поездом через станцию Вержболово вернулся в Россию. На границе охранка его проглядела, был взят под наблюдение филёрами уже в Санкт-Петербурге. В донесении департамента полиции указан как «эмигрант, нижегородский цеховой Алексей Максимов Пешков»[94]. Поселился с Марией Андреевой в Мустамяках, Финляндия, в деревне Неувола, на даче Александры Карловны Горбик-Ланге, а затем в Санкт-Петербурге на Кронверкском проспекте, дом 23, квартира 5/16 (ныне 10). Здесь они прожили с 1914 по 1919 (по другим данным — по 1921 год)[95][92].

В 11-комнатной квартире с разрешения гостеприимных хозяев поселилось более 30 их родственников, знакомых и даже профессиональных приживал. Большинство из них ни в чём не помогали по хозяйству и не получали никаких пайков. В соседней с Горьким комнате обосновалась Мария Будберг, которая однажды принесла на подпись Горькому какие-то бумаги, тут же при хозяевах «упала в обморок от голода», была накормлена и приглашена пожить, а вскоре стала предметом страсти писателя. По воспоминаниям дочери Андреевой Екатерины Андреевны Желябужской об атмосфере дома в эти пять лет, перенаселённая частная квартира фактически превратилась в приёмную учреждения, жаловаться на жизнь и невзгоды Горькому «сюда приходили все: академики, профессора, всякие обиженные интеллигенты и псевдоинтеллигенты, всякие князья, дамы из „общества“, ущемлённые российские капиталисты, ещё не успевшие сбежать к Деникину или за границу, вообще те, чью хорошую жизнь дерзко нарушила Революция». Среди гостей были и широко известные люди — Фёдор Шаляпин, Борис Пильняк, Корней Чуковский, Евгений Замятин, Лариса Рейснер, издатель З. Гржебин, академик С. Ольденбург, режиссёр С. Радлов, комиссар Балтфлота М. Добужинский, литераторы А. Пинкевич, В. Десницкий, революционеры Л. Красин, А. Луначарский, А. Коллонтай, председатель Петросовета Г. Зиновьев и уполномоченный Совета рабоче-крестьянской обороны Л. Каменев, приезжал из Москвы и Ленин[96]. Основное времяпрепровождение бесчисленных обитателей и гостей квартиры Горького состояло в том, что они беспрерывно ели, пили, танцевали, азартно играли в лото и в карты, непременно на деньги, пели «какие-то странные песни», происходило соборное чтение распространённых в то время изданий «для старичков» и порнографических романов XVIII века, популярен у собравшихся был Маркиз де Сад. Беседы велись такие, что у дочери Андреевой, молодой женщины, по её признанию, «горели уши»[92].

В 1914 году Горький редактировал большевистские газеты «Звезда» и «Правда», художественный отдел большевистского журнала «Просвещение», издавал первый сборник пролетарских писателей. Издавал с 1915 по 1917 год журнал «Летопись», основал издательство «Парус»[95]. В 1912—1916 годах Горький создает серию рассказов и очерков, составивших сборник «По Руси», автобиографические повести «Детство», «В людях». В 1916 году в издательстве «Парус» была опубликована автобиографическая повесть «В людях» и цикл очерков «По Руси»[95]. Последняя часть трилогии «Мои университеты» была написана в 1923 году.

Февральская и Октябрьская революции, события и деятельность 1917—1921 годов[править | править вики-текст]

В 1917—1919 годах Горький, прохладно воспринявший Февральскую и Октябрьскую революцию, вёл большую общественную и правозащитную работу, критиковал методы большевиков, осуждал их отношение к старой интеллигенции, спасал ряд её представителей от репрессий большевиков и голода. Вступался за низложенных Романовых, над которыми повсеместно глумились стихийно собирающиеся толпы. Не найдя подходящей трибуны для выражения самостоятельной позиции, Горький 1 мая 1917 года начал издавать газету «Новая жизнь» на гонорары, полученные за издание книг в издательстве «Нива», и на займы банкира, владельца банка «Груббе и Небо» Э. К. Груббе. Реагируя на обвинения в продажности и на то, что играет на руку врагам рабочего класса, Горький пояснил, что такие методы финансирования пролетарской печати в России не новы: «За время с 1901 по 1917 год через мои руки прошли сотни тысяч рублей на дело российской социал-демократической партии, из них мой личный заработок исчисляется десятками тысяч, а всё остальное черпалось из карманов „буржуазии“. „Искра“ издавалась на деньги Саввы Морозова, который, конечно, не в долг давал, а — жертвовал. Я мог бы назвать добрый десяток почтенных людей — „буржуев“, — которые материально помогали росту с.-д. партии. Это прекрасно знает В. И. Ленин и другие старые работники партии»[97].

М. Горькій. Революція и культура (1918).djvu

В газете «Новая жизнь» Горький выступил в качестве колумниста; из своих публицистических колонок, которые Дм. Быков оценил как «уникальную хронику перерождения революции», позже Горький сформировал две книги — «Несвоевременные мысли» и «Революция и культура». Красной нитью публицистики Горького этого периода были размышления о свободе русского народа («Готовы ли мы к ней?»), призыв к овладению знаниями и преодолению невежества, к занятиям творчеством и наукой, к сбережению культуры (ценности которой нещадно разграблялись). Горький активно осуждал разгром «звероватыми» сельскими мужиками имений Худекова и Оболенского, сожжение барских библиотек, уничтожение картин и музыкальных инструментов как классово чуждых крестьянству предметов. Неприятно удивило Горького, что из всех ремёсел в стране процветала спекуляция. Не понравилась Горькому начавшаяся в России люстрация и публикация списков тайных сотрудников охранного отделения, которых, к удивлению писателя и общества, в России необъяснимо оказались многие тысячи. «Это позорный обвинительный акт против нас, это один из признаков распада и гниения страны, признак грозный», — счёл Горький. Эти и подобные заявления вызвали напряжённость во взаимоотношениях писателя и новой рабоче-крестьянской власти[98][99][100].

После победы Октября революционным властям свободная пресса была уже не нужна, и 29 июля 1918 года газета «Новая жизнь» была закрыта. «Несвоевременные мысли» с их честными, критическими оценками событий первых послереволюционных лет в следующий раз изданы в СССР только 70 лет спустя, в 1988 году. 19 ноября 1919 года в доме Елисеева на Мойке, 29 по инициативе Горького был открыт «Дом искусств» (ДИСК), прообраз писательского профсоюза, где проводились лекции, чтения, доклады и диспуты, писатели общались и получали материальное вспомоществование по профессиональному признаку. В Доме искусств спорили между собой реалисты, символисты и акмеисты, работала поэтическая студия Гумилёва «Звучащая раковина», выступал Блок, дни и ночи проводили в доме Чуковский, Ходасевич, Грин, Мандельштам, Шкловский. В 1920 году благодаря Горькому возникла Центральная комиссия по улучшению быта учёных (ЦЕКУБУ), она занималась распределением продовольственных пайков, что помогли петроградским научным работникам пережить эпоху «военного коммунизма». Поддерживал Горький и группу молодых литераторов «Серапионовы братья»[101].

Рисуя психологический портрет убеждённого революционера, Горький излагает своё кредо так: «Вечный революционер — это дрожжа, непрерывно раздражающая мозги и нервы человечества, это — или гений, который, разрушая истины, созданные до него, творит новые, или — скромный человек, спокойно уверенный в своей силе, сгорающей тихим, иногда почти невидимым огнём, освещая пути к будущему»[102].

Охлаждение супружеских отношений между Горьким и Андреевой произошло в 1919 году не только по причине всё более резко проявлявшихся политических разногласий. Горький, одухотворённо мечтавший о «новых идеальных людях» и пытавшийся создать их романтический образ в своих произведениях, не принял революцию, был поражён её жестокостью и беспощадностью, — когда, несмотря на его личное заступничество перед Лениным, были расстреляны великий князь Павел Александрович и поэт Николай Гумилёв. К личному разрыву с Андреевой, по утверждению её дочери Екатерины, привёл не легкомысленный флирт с Будберг, а длительное увлечение Горького Варварой Васильевной Шайкевич — женой их общего друга, издателя и писателя Александра Тихонова (Сереброва)[92].

В феврале 1919 года Горький и Андреева были назначены руководителями Оценочно-антикварной комиссии Народного комиссариата торговли и промышленности. К работе были привлечены 80 лучших питерских специалистов в области антиквариата. Цель состояла в том, чтобы отобрать из имущества, конфискованного в церквях, во дворцах и особняках имущего класса, в банках, антикварных лавках, ломбардах, предметы, представляющие художественную или историческую ценность. Затем эти предметы предполагалось передать в музеи, а часть конфискованного реализовать на аукционах за границей. Через некоторое время, по словам Зинаиды Гиппиус, квартира Горького на Кронверкском приобрела вид «музея или лавки старьёвщика». Однако при расследовании, проведённым следователем ВЧК Назарьевым, доказать личной корысти возглавляющих Оценочно-антикварную комиссию не удалось, а в начале 1920 года комиссии для пополнения экспортного фонда разрешили и скупать частные коллекции[92].

В эти годы Горький стал известен и как собиратель предметов искусства, коллекционировал гигантские китайские вазы, стал в Петрограде знатоком в этой области. Писатель ценил (не только за тексты) и редкие дорогие книги, оформленные как изысканные, утончённые и затейливые произведения полиграфического искусства. Будучи в послереволюционные годы на фоне обнищания масс довольно состоятельным человеком, Горький финансировал собственные издательские проекты, много занимался благотворительностью, содержал в своей квартире около 30 домочадцев, высылал материальную помощь бедствующим литераторам, провинциальным учителям, ссыльным, часто совсем незнакомым людям, обращавшимся к нему с письмами и просьбами[103].

В 1919 году по инициативе и при решающем участии Горького организовано издательство «Всемирная литература», целью которого на пять лет, вместившие более 200 томов, стал выпуск в стране мировой классики в эталонном переводе, с высококвалифицированными комментариями и интерпретациями крупнейших литературоведов[104].

После покушения на Ленина в августе 1918 года отношения Горького и Ленина, омрачённые до того рядом ссор, снова укрепились. Горький отправил Ленину сочувственную телеграмму и возобновил переписку с ним, перестал заниматься фрондёрской деятельностью. Искал у Ленина защиты от питерских чекистов, пытавшихся установить у писателя правонарушения и наведывавшихся на квартиру Горького с обысками. Горький несколько раз выезжал в Москву для встреч с Лениным, Дзержинским, Троцким, много обращался к старому другу, которого теперь именовали вождём Октябрьской революции, с разными просьбами, в том числе с ходатайствами об осуждённых. Хлопотал Горький и о разрешении на выезд за границу для Александра Блока, однако оно было получено лишь за день до смерти поэта. После расстрела Николая Гумилёва у Горького появилось ощущение безысходности собственных усилий, писатель стал задумываться об отъезде за границу. Ленин, ценивший Горького за прежние заслуги и социальный реализм в творчестве, подал идею отправиться в Европу для лечения и сбора средств для борьбы с голодом, поразившем Россию после засухи 1921 года. В июле 1920 года Горький увиделся с Лениным, когда тот приезжал в Петроград на Второй конгресс Коминтерна. Писатель получил в подарок от Ленина, навестившего Горького в его квартире перед возвращением в Москву, только что изданную ленинскую книгу «Детская болезнь левизны в коммунизме», они вместе сфотографировались у колонн Таврического дворца. Это была последняя встреча Горького и Ленина[105].

Эмиграция после Октябрьской революции[править | править вики-текст]

16 октября 1921 года — отъезд M. Горького за границу, слово «эмиграция» в контексте его поездки тогда не употреблялось. Официальной причиной отъезда было возобновление его болезни и необходимость, по настоянию Ленина, лечиться за границей. По другой версии, Горький был вынужден уехать из-за обострения идеологических разногласий с советской властью[106]. В 1921—1923 годах жил в Гельсингфорсе (Хельсинки), Берлине, Праге. Сразу в Италию Горького не отпустили как «политически неблагонадёжного»[22].

По воспоминаниям Владислава Ходасевича, в 1921 году Горький, как колеблющийся и неблагонадёжный мыслитель, по инициативе Зиновьева и советских спецслужб, с согласия Ленина, отправлен в Германию, а Андреева вскоре последовала за бывшим гражданским мужем «в целях надзора за его политическим поведением и тратою денег». С собой Андреева взяла нового любовника, сотрудника НКВД Петра Крючкова (будущего бессменного секретаря писателя), с которым вместе поселилась в Берлине, в то время как сам Горький с сыном и невесткой обосновался за городом. В Германии Андреева, воспользовавшись своими связями в советском правительстве, устроила Крючкова главным редактором советского книготоргового и издательского предприятия «Международная книга». Таким образом Крючков при содействии Андреевой стал фактическим издателем произведений Горького за рубежом и посредником во взаимоотношениях писателя с российскими журналами и издательствами. Вследствие этого Андреева и Крючков смогли полностью контролировать расходование Горьким его немалых денежных средств[107][108][109].

Весной 1922 года Горький написал открытые письма А. И. Рыкову и Анатолю Франсу, где выступил против суда в Москве над эсерами, который был чреват для них смертными приговорами. Получившее резонанс письмо напечатала немецкая газета «Vorwärts», а также ряд русских эмигрантских изданий. Ленин охарактеризовал письмо Горького как «поганое» и назвал его «предательством» друга. С критикой письма Горького выступили Карл Радек в «Правде» и Демьян Бедный в «Известиях». К русской эмиграции Горький, однако, относился настороженно, но до 1928 года открыто не критиковал её. В Берлине Горький не почтил присутствием чествование себя по случаю 30-летия литературной деятельности, устроенное дружелюбно расположенными к нему А. Белым, А. Толстым, В. Ходасевичем, В. Шкловским и другими русскими литераторами[22].

Летом 1922 года Горький жил в Херингсдорфе, на берегу Балтийского моря, общался с Алексеем Толстым, Владиславом Ходасевичем, Ниной Берберовой. В 1922 году написал язвительную брошюру «О русском крестьянстве», в которой возложил ответственность за трагические события в России и «жестокость форм революции» на крестьянство с его «зоологическим инстинктом собственника». Эта брошюра, хотя и не публиковалась в СССР, явилась, по мнению П. В. Басинского, одним из первых литературно-идеологических обоснований будущей сталинской политики сплошной коллективизации. В связи с книгой Горького в русской эмигрантской прессе появился неологизм «народозлобие»[110].

С 1922 по 1928 год Горький написал «Заметки из дневника», «Мои университеты», а также «Рассказы 1922—24 гг.». Ядром сборника, пронизанного единым сюжетом, являются «Рассказ о необыкновенном» и «Отшельник», где Горький единственный раз в своём творчестве обратился к теме Гражданской войны в России. Октябрьская революция и последующая Гражданская война предстают в книге событиями всеобщего упрощения, плоской рационализации и деградации, метафорами низведения явлений необыкновенного и гуманного — к обыденному, примитивному, скучному и жестокому[111]. В 1925 году вышел в свет роман «Дело Артамоновых»[22].

С 1924 года Горький жил в Италии, в Сорренто — на вилле «Il Sorito» и в санаториях. Опубликовал воспоминания о Ленине. В Сорренто художником Павлом Кориным написан один из лучших портретов Горького; особенностью картины является изображение писателя на фоне вулкана Везувий, при этом Горький как бы возвышается над горным исполином. Вместе с тем в сюжете картины явственно звучит тема одиночества, в которое постепенно погружался Горький[112].

В Европе Горький играл роль своеобразного «моста» между русской эмиграцией и СССР, пытался предпринимать усилия по сближению русских эмигрантов первой волны с исторической родиной[113].

Вместе с Шкловским и Ходасевичем Горький начал свой единственный издательский проект в Европе — журнал «Беседа». В новом концептуальном издании Горький хотел соединить культурный потенциал литераторов Европы, русской эмиграции и Советского Союза. Планировалось издавать журнал в Германии, а распространять преимущественно в СССР. Идея заключалась в том, чтобы молодые советские писатели получили возможность издаваться в Европе, а у писателей из русской эмиграции появились бы читатели на родине. И таким образом журнал сыграл бы связующую роль — моста между Европой и Советской Россией. Предполагались высокие авторские гонорары, что вызвало писательский энтузиазм по обе стороны границ. В 1923 году в берлинском издательстве «Эпоха» вышел в свет первый номер журнала «Беседа». Сотрудниками редакции под началом Горького были Ходасевич, Белый, Шкловский, Адлер, приглашены европейские авторы Р. Роллан, Дж. Голсуорси, С. Цвейг; эмигрантские А. Ремизов, М. Осоргин, П. Муратов, Н. Берберова; советские Л. Леонов, К. Федин, В. Каверин, Б. Пастернак. Хотя тогда власти в Москве проект на словах поддержали, позднее в секретных архивах Главлита обнаружились документы, характеризовавшие издание как идеологически вредное. Всего вышло 7 номеров, но Политбюро ЦК РКП(б) запретило допускать тираж журнала в СССР, после чего проект был закрыт ввиду бесперспективности. Горький был морально унижен. Как перед писателями эмиграции, так и перед советскими литераторами Горький, не сумев сдержать обещания, оказался со своим неосуществимым социальным идеализмом в неловком положении, что нанесло урон его репутации[114][115].

В марте 1928 года в Италии Горький отметил свой 60-летний юбилей. Телеграммы и письма с поздравлениями ему прислали Стефан Цвейг, Лион Фейхтвангер, Томас и Генрих Манны, Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Сельма Лагерлёф, Шервуд Андерсон, Эптон Синклер и другие известные писатели Европы. Празднование юбилея Горького на высоком уровне было организовано и в Советском Союзе. Во множестве городов и сёл СССР состоялись выставки о жизни и творчестве Горького, в театрах широко шли спектакли по его произведениям, в образовательных учреждениях, клубах, на предприятиях прочитаны лекции и доклады о Горьком и значении его трудов для строительства социализма[116].

Содержание Горького и сопровождавших его лиц в Италии составляло примерно 1000 долларов в месяц. В соответствии с договором, подписанным Горьким в 1922 году с Торгпредством СССР в Германии и рассчитанным на срок до 1927 года, писатель терял право как самостоятельно, так и через других лиц издавать свои сочинения на русском языке — как в России, так и за границей. Единственные оговоренные каналы издания — Госиздат и Торгпредство. Горькому выплачивался ежемесячный гонорар за издание его собрания сочинений и иных книг 100 тысяч германских марок, 320 долларов. Финансирование Горького осуществлялось через П. П. Крючкова, выбить деньги писателя из СССР, по словам Андреевой, было делом тяжёлым[117].

Поездки в СССР[править | править вики-текст]

В мае 1928 года по приглашению Советского правительства и лично Сталина первый раз за 7 лет после отъезда в эмиграцию Горький приехал в СССР. 27 мая 1928 года, в 22 часа, поезд из Берлина остановился на первой советской станции Негорелое, Горького на перроне приветствовал митинг. С воодушевлением писателя встречали и на других станциях по пути к Москве, а на площади перед Белорусским вокзалом Горького ждала многотысячная толпа, часть пути до дома (остановился он в квартире жены Е. П. Пешковой) писателя несли на руках[118].

Горькому предстояло оценить успехи строительства социализма. Писатель совершил пятинедельную поездку по стране. С середины июля 1928 года Горький посетил Курск, Харьков, Крым, Ростов-на-Дону, Баку, Тбилиси, Ереван, Владикавказ, Царицын, Самару, Казань, Нижний Новгород (на родине провёл три дня), 10 августа вернулся в Москву. Во время поездки Горькому показывали достижения СССР, больше всего его восхитила организация труда и чистота (водили писателя на заранее подготовленные объекты). Константина Федина, писателей и литературоведов поразила отличная физическая форма, полное отсутствие дряхлости и богатырское рукопожатие Горького, перенёсшего после трёх десятилетий тяжёлой болезни такие путевые нагрузки. Впечатления от поездки нашли своё отражение в цикле очерков «По Союзу Советов». Но в СССР Горький не остался, осенью уехал обратно в Италию[119].

В 1929 году Горький второй раз приезжает в СССР и 20-23 июня посетил Соловецкий лагерь особого назначения, прибыв туда на мрачно известном теплоходе «Глеб Бокий», привозившем на Соловки заключённых, в сопровождении самого Глеба Бокия. В очерке «Соловки» положительно отозвался о режиме в тюрьме и перевоспитании её узников[120]. 12 октября 1929 года Горький уехал обратно в Италию.

В 1931 году Горькому был предоставлен советским правительством для постоянного проживания в Москве особняк С. П. Рябушинского на Малой Никитской улице[Комм 1], с 1965 года — Музей-квартира А. М. Горького в Москве.

Возвращение в СССР[править | править вики-текст]

Фотография Альперта «Возвращение Максима Горького на Родину»

С 1928 по 1933 годы, как утверждает П. В. Басинский, Горький «жил на два дома, зиму и осень проводя в Сорренто» на вилле Il Sorito, а окончательно вернулся в СССР 9 мая 1933 года[121]. Большинство распространённых источников указывает, что Горький приезжал в СССР в тёплый сезон 1928, 1929 и 1931 годов, в 1930 году не приезжал в СССР из-за проблем со здоровьем, а окончательно вернулся на родину в октябре 1932 года. При этом Сталин обещал Горькому, что он и дальше сможет проводить зиму в Италии, на чём настаивал Алексей Максимович, однако писателю вместо этого с 1933 года предоставили большую дачу в Тессели (Крым), где он находился в холодный сезон с 1933 по 1936 год. В Италию Горького больше не выпускали[122].

В начале 1930-х годов Горький ждал и рассчитывал на Нобелевскую премию по литературе, на которую он номинировался 5 раз, а по многим признакам было известно, что с года на год её впервые присудят русскому писателю. Конкурентами Горького считались Иван Шмелёв, Дмитрий Мережковский и Иван Бунин. В 1933 году премию получил Бунин, надежды Горького на статусное мировое признание рухнули. Возвращение Алексея Максимовича в СССР литературоведы отчасти связывают и с интригой вокруг премии, которую, по распространённой версии, Нобелевский комитет желал присудить писателю из русской эмиграции, а Горький эмигрантом в полном смысле слова не был[123].

В марте 1932 две центральные советские газеты, «Правда» и «Известия», одновременно напечатали статью-памфлет Горького под названием, которое стало крылатой фразой — «С кем вы, мастера культуры?»[124].

Огонек 1934.JPG
Обложка журнала «Огонёк» приуроченная к
первому съезду советских писателей, 1934 г..

И. В. Сталин и М. Горький.
«Вы, писатели, — инженеры,
строящие человеческие души»
.
И. В. Сталин.

В октябре 1932 год Горький, согласно распространённой версии, окончательно возвращается в Советский Союз. Репатриироваться писателя настойчиво уговаривал сын Максим, не без влияния ОГПУ, плотно опекавшего его в качестве кремлёвского курьера. Эмоциональное воздействие на Горького оказали приезжавшие к нему в Италию молодые, жизнерадостные, полные гигантских планов и восторгов от успехов первой пятилетки в СССР писатели Леонид Леонов и Всеволод Иванов[22][125].

В Москве правительство устроило Горькому торжественную встречу, за ним и его семьёй был закреплены бывший особняк Рябушинского в центре Москвы, дачи в Горках и в Тессели (Крым), его именем был назван родной город писателя Нижний Новгород. Горький сразу получает заказ Сталина — подготовить почву для 1-го съезда советских писателей, а для этого провести среди них разъяснительную работу. Горьким создаётся множество газет и журналов: возобновляется серия «Жизнь замечательных людей», открываются книжные серии «История фабрик и заводов», «История гражданской войны», «Библиотека поэта», «История молодого человека XIX столетия», журнал «Литературная учёба», он пишет пьесы «Егор Булычёв и другие» (1932), «Достигаев и другие» (1933). В 1934 году Горький проводит I Всесоюзный съезд советских писателей, выступает на нём с основным докладом.

В этом же году Горький — соредактор книги «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина». Это произведение Александр Солженицын охарактеризовал как «первую книгу в русской литературе, воспевающую рабский труд»[120][126].

23 мая 1934 года по заказу Сталина одновременно в газетах «Правда» и «Известия» напечатана статья Горького «Пролетарский гуманизм», где в контексте идеологического противостояния «коммунизм-фашизм» давалась категоричная оценка гомосексуальности как зловредному свойству немецкой буржуазии (в Германии к власти уже пришёл Гитлер): «Не десятки, а сотни фактов говорят о разрушительном, разлагающем влиянии фашизма на молодёжь Европы, — возглашал Горький. — Перечислять факты — противно, да и память отказывается загружаться грязью, которую всё более усердно и обильно фабрикует буржуазия. Укажу однако, что в стране, где мужественно и успешно хозяйствует пролетариат, гомосексуализм, развращающий молодёжь, признан социально преступным и наказуемым, а в „культурной“ стране великих философов, учёных, музыкантов он действует свободно и безнаказанно. Уже сложилась саркастическая поговорка: „Уничтожьте гомосексуалистов — фашизм исчезнет“»[127][128].

В 1935 году Горький имел в Москве интересные встречи и беседы с Роменом Ролланом, в августе совершил ностальгическое путешествие на пароходе по Волге. 10 октября 1935 года во МХАТе состоялась премьера пьесы Горького «Враги»[129].

В течение последних 11 лет жизни (1925 — 1936 годы) Горький пишет своё самое крупное, итоговое произведение, роман-эпопею в четырёх частях «Жизнь Клима Самгина» — о судьбах русской интеллигенции в переломную эпоху, её трудном и скользком пути в революцию, разоблачении её иллюзий и заблуждений. Роман остался не дописан до финала, тем не менее воспринимается литературоведами как цельное произведение, обязательное для прочтения любым человеком, кто хочет постигнуть и понять русский ХХ век. Отмечая, что Горького и его героя, Клима Самгина, роднит прицельный взгляд подмечать за людьми «самое отвратительное, сосредоточенность на отталкивающих деталях и жутковатых историях», Дм. Быков называет «Жизнь Клима Самгина» отличным примером «использования собственных пороков для создания настоящей литературы». Роман неоднократно экранизирован как культовое произведение социалистического реализма, стал литературной основой для спектаклей во многих театрах СССР[130].

11 мая 1934 года, простудившись после ночёвки на холодной земле под открытым небом на даче в Горках под Москвой, неожиданно умирает от крупозного воспаления лёгких сын Горького — Максим Пешков. В ночь, когда умирал его сын, Горький на первом этаже дачи в Горках обсуждал с профессором А. Д. Сперанским достижения и перспективы Института экспериментальной медицины и проблему бессмертия, которую он считал актуальной и достижимой для науки. Когда в три часа ночи собеседникам сообщили о смерти Максима, Горький возразил: «Это уже не тема» и продолжал увлечённо теоретизировать о бессмертии[125][131].

Смерть[править | править вики-текст]

Максим Горький на смертном одре
Надгробная плита в Кремлёвской стене

27 мая 1936 года Горький поездом в неважном состоянии вернулся в Москву с отдыха из Тессели (Крым). С вокзала отправился в свою «резиденцию» в особняке Рябушинского на Малой Никитской улице повидать внучек Марфу и Дарью, которые в это время болели гриппом; вирус передался и дедушке[132]. На следующий день, после посещения могилы сына на Новодевичьем кладбище, Горький простудился на холодной ветреной погоде и заболел; пролежал в Горках три недели. К 8 июня стало ясно, что пациент уже не выздоровеет. Трижды к постели умирающего Горького приезжал Сталин — 8, 10 и 12 июня, Горький нашёл в себе силы поддержать беседу о женщинах-писательницах и их замечательных книгах, о французской литературе и жизни французского крестьянства[133]. В спальне безнадёжно больного, находившегося в сознании, в последние дни жизни с ним попрощались самые близкие люди, среди которых были официальная супруга Е. П. Пешкова, невестка Н. А. Пешкова по прозвищу Тимоша, личный секретарь в Сорренто М. И. Будберг, медсестра и друг семьи О. Д. Черткова (Липа), литературный секретарь, а затем директор Архива Горького П. П. Крючков[125], художник И. Н. Ракицкий, несколько лет живший в семье Горького[69].

18 июня около 11 утра Максим Горький скончался в Горках, на 69-м году жизни, пережив сына чуть более чем на два года. Последние слова Горького, оставшиеся в истории, были сказаны медсестре Липе (О. Д. Чертковой) — «А знаешь, я сейчас с Богом спорил. Ух, как спорил!»[107][69].

При немедленно проведённом тут же, на столе в спальне, вскрытии выяснилось, что лёгкие умершего находились в ужасающем состоянии, плевра приросла к рёбрам, заизвестковалась, оба лёгких закостенели, — так что врачи поражались, каким образом Горький вообще дышал. Из этих фактов следовало, что с докторов снималась ответственность за возможные ошибки в лечении столь далеко зашедшего заболевания, несовместимого с жизнью. В ходе вскрытия мозг Горького был извлечён и доставлен в московский Институт мозга для дальнейшего изучения. По решению Сталина, тело было кремировано, прах помещён в урне в Кремлёвскую стену на Красной площади в Москве. При этом вдове Е. П. Пешковой было отказано в захоронении части праха в могиле сына Максима на Новодевичьем кладбище[69].

На похоронах, в числе прочих, урну с прахом Горького несли Сталин и Молотов.

Обстоятельства смерти Максима Горького и его сына некоторыми считаются «подозрительными», ходили слухи об отравлении[134], которые не нашли подтверждения[107][125].

Среди других обвинений Генриха Ягоды и Петра Крючкова на Третьем Московском процессе 1938 года было обвинение в отравлении сына Горького. Согласно допросам Ягоды, Максим Горький был убит по приказу Троцкого, а убийство сына Горького, Максима Пешкова, было его личной инициативой. Сходные показания дал Крючков. И Ягода, и Крючков в числе других осуждённых были расстреляны по приговору суда. Объективных подтверждений их «признаниям» не существует, Крючков впоследствии был реабилитирован[125][107].

Некоторые публикации в смерти Горького обвиняют Сталина[135]. Важным эпизодом в «Московских процессах» был Третий московский процесс (1938), где среди подсудимых были три врача (Казаков, Левин и Плетнёв), обвинявшиеся в убийствах Горького и других[125].

Семья и личная жизнь[править | править вики-текст]

  1. Жена в 1896—1903 гг. — Екатерина Павловна Пешкова (урождённая Волжина) (1876—1965). Развод официально не оформлялся[136].
    1. Сын — Максим Алексеевич Пешков (1897—1934), его жена Введенская, Надежда Алексеевна («Тимоша»)
      1. Внучка — Пешкова, Марфа Максимовна, её муж Берия, Серго Лаврентьевич
        1. Правнучки — Нина и Надежда
        2. Правнук — Сергей (носили фамилию «Пешков» из-за судьбы Берии)
      2. Внучка — Пешкова, Дарья Максимовна, её муж Граве, Александр Константинович
        1. Правнук — Максим — советский и российский дипломат
        2. Правнучка — Екатерина (носят фамилию Пешковы)
          1. Праправнук — Алексей Пешков, сын Екатерины[137]
          2. Праправнук — Тимофей Пешков, PR-технолог, сын Екатерины[138][139]
    2. Дочь — Екатерина Алексеевна Пешкова (1901—1906), умерла от менингита[62][63]
    3. Приёмный и крёстный сын — Пешков, Зиновий Алексеевич, брат Якова Свердлова, крестник Горького, взявший его фамилию, и де факто приёмный сын, его жена (1) Лидия Бураго
  2. Фактическая жена[64][136][140] в 1903—1919 г.г. — Мария Фёдоровна Андреева (1868—1953) — актриса, революционерка, советский государственный и партийный деятель
    1. Приёмная дочь — Екатерина Андреевна Желябужская (отец — действительный статский советник Желябужский, Андрей Алексеевич) + Абрам Гармант
    2. Приёмный сын — Желябужский, Юрий Андреевич (отец — действительный статский советник Желябужский, Андрей Алексеевич)
  3. Сожительница в 1920—1933 гг. — Будберг, Мария Игнатьевна (1892—1974) — баронесса, предположительно двойной агент ОГПУ и английской разведки[141].

Окружение Максима Горького[править | править вики-текст]

Петр Крючков, Максим Горький и Генрих Ягода в 1933 году
Горький, Каганович, Ворошилов, Сталин на трибуне Мавзолея, 1931 год
  • Варвара Васильевна Шайкевич — жена А. Н. Тихонова (Сереброва), возлюбленная Горького, предположительно имевшая от него дочь Нину[142].
  • Александр Николаевич Тихонов (Серебров) — литератор, помощник, друг Горького и Андреевой с начала 1900-х годов.
  • Иван Ракицкий — художник, приживал в семье Горького на протяжении 20 лет.
  • Ходасевичи: Владислав, его жена Нина Берберова; племянница Валентина Михайловна, её муж Андрей Дидерихс.
  • Яков Израилевич[143].
  • Пётр Крючков — литературный секретарь, затем директор Архива Горького, в 1938 году вместе с Ягодой расстрелян по обвинению в убийстве сына Горького[125].
  • Николай Буренин — большевик, член «боевой технической группы» РСДРП, сопровождал в поездке по Америке, музыкант, каждый вечер в США играл для Горького.
  • Олимпиада Дмитриевна Черткова («Липа») — медсестра, друг семьи[69].
  • Евгений Г. Кякист — племянник М. Ф. Андреевой.
  • Алексей Леонидович Желябужский — племянник первого мужа М. Ф. Андреевой, писатель драматург.

Концепция бессмертия[править | править вики-текст]

«Вообще же смерть, в сравнении с длительностью жизни по времени и с её насыщенностью великолепнейшим трагизмом — момент ничтожный, к тому же лишённый всех признаков смысла. И если это страшно — то страшно глупо. Речи на тему «вечного обновления» и т. д. не могут скрыть идиотизма так называемой природы. Было бы разумнее и экономичней создать людей вечными, как, надо полагать, вечна вселенная, тоже не нуждающаяся в частичном «разрушении и возрождении». О бессмертии или долголетнем бытии необходимо позаботиться воле и разуму людей. Совершенно уверен, что они этого достигнут».

Максим Горький, из письма Илье Груздеву, 1934[144]

Метафизическая концепция бессмертия — не в религиозном смысле, а именно как физического бессмертия человека, — занимавшая ум Горького на протяжении десятилетий, базировалась на его тезисах о «полном переходе всей материи в психическую», «исчезновении физического труда», «царстве мысли»[145].

Эта тема обсуждалась и была подробно законспектирована писателем в ходе беседы с Александром Блоком, состоявшейся 16 марта 1919 года в Санкт-Петербурге, в издательстве «Всемирная литература», на праздновании мнимого 50-летнего юбилея Горького («юбиляр» убавил себе год). Блок был настроен скептически и заявил, что в бессмертие не верит. Горький в ответ возразил, что число атомов во Вселенной, каким бы невообразимо огромным оно ни было, — всё равно конечно, а следовательно вполне возможно «вечное возвращение». И через многие столетия опять может получиться так, что Горький и Блок снова будут вести диалог в Летнем саду «таким же хмурым вечером петербургской весны». Спустя 15 лет тему бессмертия Горький с прежней убеждённостью обсуждал с врачом, профессором А. Д. Сперанским[146].

По возвращению в СССР в 1932 году, Горький обратился к Сталину с предложением создать Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), который занимался бы, в частности, и проблемой бессмертия. Сталин поддержал просьбу Горького, институт был в том же году создан в Ленинграде на базе прежде существовавшего Императорского института экспериментальной медицины, основанного принцем Ольденбургским, являвшимся попечителем института до февраля 1917 года. В 1934 году институт ВИЭМ был переведён из Ленинграда в Москву. Одной из приоритетных задач института было максимальное продление человеческой жизни, эта идея вызвала сильнейший энтузиазм Сталина и других членов Политбюро. Сам Горький, будучи тяжело больным человеком, относясь к собственной неотвратимо приближающейся смерти равнодушно, иронически и даже презирая её, верил в принципиальную возможность достижения научными средствами человеческого бессмертия. Друг и врач Горького, заведующий отделом патофизиологии ВИЭМ, профессор А. Д. Сперанский, с которым Горький постоянно вёл доверительные беседы о бессмертии, считал в разговоре с писателем максимальным научно обоснованным пределом продолжительности жизни человека, и то в отдалённой перспективе, — 200 лет. Однако профессор Сперанский прямо сказал Горькому, что сделать человека бессмертным медицина не сможет никогда. «Плохая ваша медицина», — вздохнул Горький с большой обидой за возможности идеального человека будущего[147].

Горький и еврейский вопрос[править | править вики-текст]

В жизни и творчестве Максима Горького еврейский вопрос занимал значительное место, для современного мирового еврейства Горький традиционно является самым почитаемым из советских писателей нееврейского происхождения. Одним из девизов своей жизни Горький признавал слова еврейского мудреца и законоучителя Гиллеля: «Если я не за себя, то кто же за меня? А если я только за себя, то что же я?». Именно эти слова, по убеждению Горького, выражают самую суть коллективного идеала социализма[148].

В 1880-х годах писатель в очерке «Погром» (впервые опубликован в сборнике «Помощь евреям, пострадавшим от неурожая», 1901[149][150]) с гневом и осуждением описал еврейский погром в Нижнем Новгороде, свидетелем которого он стал, а тех, кто громил еврейские жилища, изобразил выразителями тёмной и озлобленной силы[148]. В 1914 году, в ходе Первой мировой войны, когда евреев массово выселяли из прифронтовой зоны русско-германского фронта, по инициативе Горького было создано Русское общество для изучения еврейской жизни и в 1915 году начат выпуск публицистического сборника «Щит» в интересах защиты евреев. Всего Горький написал несколько интересных статей о евреях, где не только возвысил этот тысячелетиями гонимый народ, но и объявил его основоположником идеи социализма, «движителем истории», «дрожжами, без которых невозможен исторический прогресс». В глазах революционно настроенных масс такая характеристика выглядела тогда весьма престижно, в охранительных консервативных кругах — вызвала насмешку. Применительно к лейтмотиву своего творчества Горький нашёл в евреях тех самых «идеалистов», которые не признавали утилитарного материализма и во многом соответствовали его романтическим представлениям о «новых людях». В 1921—1922 годах Горький, пользуясь своим авторитетом у Ленина и Сталина, лично помог 12 еврейским писателям во главе с крупным сионистом, поэтом Хаимом Бяликом эмигрировать из Советской России в Палестину. Вследствие этого события Горького причисляют к деятелям, стоявшим у истоков выезда советских евреев на исторические территории Земли обетованной. В 1906 году, выступая на еврейском митинге в Нью-Йорке, Горький произнёс речь, которая затем была опубликована статьёй под названием «О евреях» и вместе со статьёй «О „Бунде“» и очерком «Погром» составила вышедшую в том же году отдельным изданием книгу Горького, посвящённую еврейскому вопросу. В нью-йоркской речи Горький, в частности, заявил: «В продолжение всего тяжёлого пути человечества к прогрессу, к свету, на всех этапах утомительного пути еврей стоял живым протестом, исследователем. Он всегда был тем маяком, на котором гордо и высоко разгорался над всем миром неослабный протест против всего грязного, всего низкого в человеческой жизни, против грубых актов насилия человека над человеком, против отвратительной пошлости духовного невежества»[148]. Далее в своей речи с трибуны Горький распространялся о том, что «одна из причин ужасной ненависти к евреям — это то, что они дали миру христианство, подавившее в человеке зверя и разбудившее в нём совесть — чувство любви к людям, потребность думать о благе всех людей». Впоследствии учёные и историки много спорили о странном понимании Горьким христианства как иудейской религии — некоторые списывали это на отсутствие у писателя базового образования по Закону Божьему и знаний в религиоведении, другие считали необходимым делать поправку на исторический контекст. Вместе с тем интерес учёных и литературоведов вызывали также загадочная любовь Горького к Ветхому Завету и, в особенности, к Книге Иова[148].

В дореволюционной России отдельные литературные критики подозревали Горького и в антисемитизме. Поводом к таким предположениям послужили слова некоторых персонажей писателя — например, Григория Орлова в первой редакции рассказа «Супруги Орловы». Под «антисемитским» углом частью критиков воспринимался и рассказ «Каин и Артём». При более внимательном анализе современного литературоведения можно увидеть, что рассказ амбивалентен, то есть даёт возможность множественных интерпретаций, извлечения разных смыслов — даже противоположных и взаимоисключающих, при том что подлинный авторский замысел был известен только Горькому[148].

В предисловии к сборнику «Горький и еврейский вопрос», изданном в 1986 году на русском языке в Израиле, его авторы-составители Михаил (Мелех) Агурский и Маргарита Шкловская признавали: «Вряд ли найдётся русский культурный или общественный деятель ХХ века, который бы в такой мере, как Максим Горький, был знаком с еврейскими проблемами, с еврейскими культурными ценностями, еврейской историей, политическими и духовными исканиями еврейского народа»[151].

Сексуальность Горького[править | править вики-текст]

Повышенную сексуальность Горького, отразившуюся в его творчестве, отмеченную многими его современниками и находившуюся в загадочном противоречии с многолетней тяжёлой хронической болезнью, выделяют писатели и литературоведы Дмитрий Быков и Павел Басинский. Подчёркивались уникальные особенности мужской природы организма Горького: он не испытывал физической боли, обладал сверхчеловеческой интеллектуальной работоспособностью и весьма часто манипулировал своей внешностью, что подтверждает множество его фотографий[152]. В этой связи ставится под сомнение корректность диагноза чахотки, которая, согласно общепризнанному эпикризу, развивалась у Горького в течение 40 лет, в отсутствие антибиотиков, — и тем не менее писатель сохранял трудоспособность, выносливость, темперамент и незаурядную мужскую силу на протяжении всей жизни, почти вплоть до кончины. Свидетельством этого являются многочисленные браки, увлечения и связи Горького (порой мимолётные, протекающие параллельно), сопровождавшие весь его писательский путь и засвидетельствованные множеством независимых друг от друга источников. Ещё в письме 1906 года Леониду Андрееву из Нью-Йорка только что прибывший в Америку Горький отмечает: «Интересна здесь проституция и религия»[153]. Распространённым среди современников Горького было утверждение о том, что на Капри «Горький в отелях не пропускал ни одной горничной». Это качество личности писателя проявило себя и в его прозе. Ранние произведения Горького осторожны и целомудренны, однако в поздних, отмечает Дм. Быков, «он перестаёт стесняться чего бы то ни было — даже Бунину далеко до горьковского эротизма, хотя у Горького он никак не эстетизирован, секс описывается цинично, грубо, часто с отвращением»[154]. Помимо известных возлюбленных Горького мемуаристки Нина Берберова и Екатерина Желябужская указывали также на связь Горького с женой писателя Александра Тихонова (Сереброва) Варварой Шайкевич, чья дочь Нина ошеломляла современников своим сходством с Горьким. Крайне нелестная для пролетарского классика прижизненная версия, циркулировавшая среди его знакомых, указывает на страсть Горького к собственной невестке Надежде, которой он дал прозвище Тимоша[155]. По воспоминаниям Корнея Чуковского, последняя пассия Горького Мария Будберг привлекла писателя не столько красотой, сколько «невероятной сексуальной притягательностью». О прощальных крепких, здоровых объятиях и страстном, далеко не братском поцелуе уже умирающего Горького вспоминала его домашняя медсестра Липа — О. Д. Черткова[156][62][69][92].

Гиперсексуальность Горького связывают с событиями его юности. Согласной распространённой среди литературоведов трактовке, история потери невинности 17-летним Алёшей Пешковым описана в рассказе «Однажды осенью», где герой проводит ночь с проституткой на берегу под лодкой. Из текстов позднего Горького следует, что в юные годы он с неприязнью воспринимал телесные отношения, не основанные на духовной близости. В рассказе «О первой любви» Горький пишет: «Я верил, что отношения к женщине не ограничиваются тем актом физического слияния, который я знал в его нищенски грубой, животно простой форме, — этот акт внушал мне почти отвращение, несмотря на то, что я был сильный, довольно чувственный юноша и обладал легко возбудимым воображением»[157].

Оценки[править | править вики-текст]

«Вы были словно высокая арка, переброшенная между двумя мирами — прошлым и будущим, а также между Россией и Западом», писал Горькому Ромен Роллан в 1918 году[158].

Иван Бунин, выигравший у Горького конкуренцию за Нобелевскую премию по литературе, признавал «мастеровитость» Горького, но не видел в нём крупного таланта, много раз в эмиграции публично критиковал Горького за богемный образ жизни, долгое проживание в комфортных условиях на европейских курортах, наличие неумеренно большой для пролетарского писателя собственности в России, театральное поведение в обществе. В компаниях литераторов и других творческих деятелей Горький, по наблюдениям Бунина, держался нарочито угловато и неестественно, «ни на кого из публики не глядел, сидел в кружке двух-трёх избранных друзей из знаменитостей, свирепо хмурился, по-солдатски (нарочито по-солдатски) кашлял, курил папиросу за папиросой, тянул красное вино, — выпивал всегда полный стакан, не отрываясь, до дна, — громко изрекал иногда для общего пользования какую-нибудь сентенцию или политическое пророчество и опять, делая вид, что не замечает никого кругом, то хмурясь, то барабаня большими пальцами по столу, то с притворным безразличием поднимая вверх брови и складки лба, говорил только с друзьями, но и с ними как-то вскользь, — хотя и без умолку…» Упоминалось также о грандиозном банкете, который в декабре 1902 года в московском ресторане закатил Горький после премьеры в МХТ своей пьесы «На дне», посвящённой нищим, голодным и оборванным обитателям ночлежек[159].

По мнению Вячеслава Пьецуха, значимость Горького как писателя в советскую эпоху была гипертрофирована с идеологических позиций. «В сущности, Горький не был ни хитрецом, ни злодеем, ни ментором, впавшим в детство, а был он нормальный русский идеалист, склонный додумывать жизнь в радостном направлении, начиная с того момента, где она принимает нежелательные черты», отмечал Пьецух в эссе «Горький Горький»[160]. «Горького породил неведомый прочему миру сугубо российский комплекс вины интеллигенции перед мужиком», — полагало в редакционной статье к проекту «Персоны века» «Книжное обозрение Ex libris НГ». Дореволюционного Горького литературоведы называли «одним из лучших экспонатов в витрине музея молодого российского либерализма и демократии», вместе с тем в пророческом пафосе «Старухи Изергиль» усматривалось далеко не безобидное ницшеанство[161].

Литературовед и биограф пролетарского классика Дмитрий Быков в монографии, посвящённой Горькому, находит его человеком, «обделённым вкусом, неразборчивым в дружбах, тщеславным, склонным к самолюбованию при всём своём облике Буревестника и правдолюбца», но вместе с тем называет сильным, хотя и неровным, писателем, которого хочется читать и перечитывать на новом переломе русского исторического пути. В начале ХХI века, отмечает Быков, когда общепринято как можно больше потреблять и как можно меньше при этом думать, вновь стали привлекательны и спасительны романтические идеалы Горького, мечтавшего о «новом типе человека, сочетающего силу и культуру, гуманность и решимость, волю и сострадание»[162].

Литературовед Павел Басинский, выделяя мощный интеллект Горького и чрезвычайно быстро приобретённые им после босяцкого, необразованного детства фантастически широкие, энциклопедические познания, многолетнее служение Горького догматике социализма и «коллективного разума», называет самым ценным и трудно объяснимым в его мировоззрении гуманистическую идею Человека, а самого Горького — создателем новой, постмодернистской «религии Человека» (только в этом революционном смысле надо понимать парадокс «богостроительства» писателя). Искусство изучать в своих произведениях Человека и противоречивую людскую природу изнутри сделали писателя, по оценке Басинского, «духовным вождём своего времени», образ которого сам Горький создал в «Легенде о Данко»[163].

Горький и шахматы[править | править вики-текст]

Ленин — Горький, 1908
a b c d e f g h
8
Chessboard480.svg
g8 чёрные король
a7 чёрные пешка
b7 чёрные пешка
d7 чёрные конь
g7 чёрные пешка
h7 чёрные пешка
d6 чёрные слон
e6 белые конь
d5 белые пешка
f5 чёрные пешка
b4 белые пешка
c4 белые пешка
e3 чёрные ладья
f3 белые слон
g3 чёрные ферзь
h3 чёрные ладья
a2 белые пешка
d2 белые ферзь
g2 белые пешка
f1 белые ладья
g1 белые король
8
7 7
6 6
5 5
4 4
3 3
2 2
1 1
a b c d e f g h
Позиция после 26 хода чёрных
Было сыграно 27. Ф:е3 Лh1+ 28. Кр:h1 Фh2х Ленин получил мат.

Горький являлся умелым игроком в шахматы, известны также шахматные партии среди его гостей. Ему принадлежат несколько ценных замечаний по шахматной теме, в том числе в некрологе Ленина, написанном в 1924 году. Если в первоначальной редакции этого некролога шахматы бегло упоминаются только один раз, то в окончательную редакцию Горький вставил рассказ о партиях Ленина против Богданова на итальянском острове Капри[164]. Сохранилась серия любительских фотографий, сделанных на Капри в 1908 году (между 10 (23) и 17 (30) апреля), когда Ленин находился в гостях у Горького. Фотографии сняты с различных ракурсов и запечатлели Ленина играющим с Горьким и Богдановым — известным революционером-марксистом, врачом и философом[165]. Автором всех этих фотографий (или по крайней мере двух из них) был Юрий Желябужский, сын Марии Андреевой и пасынок Горького, а в будущем — крупный советский кинооператор, режиссёр и сценарист. В то время он был двадцатилетним юношей[166].

Прочее[править | править вики-текст]

Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде[править | править вики-текст]

  • 09.1899 года — квартира В. А. Поссе в доме Трофимова — Надеждинская улица, 11;
  • 02. — весна 1901 года — квартира В. А. Поссе в доме Трофимова — Надеждинская улица, 11;
  • 11.1902 года — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Николаевская улица, 4;
  • 1903 — осень 1904 года — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Николаевская улица, 4;
  • осень 1904—1906 — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Знаменская улица, 20, кв. 29;
  • начало 03.1914 — осень 1921 года — доходный дом Е. К. Барсовой — Кронверкский проспект, 23;
  • 30.08-07.09.1928 г., 18.06-11.07.1929 г., конец 09.1931 г. — гостиница «Европейская» — улица Ракова, 7;

Работы[править | править вики-текст]

Романы[править | править вики-текст]

Повести[править | править вики-текст]

  • 1894 — «Горемыка Павел»
  • 1900 — «Мужик. Очерки» (осталась неоконченной, третья глава при жизни автора не печаталась)
  • 1908 — «Жизнь ненужного человека».
  • 1908 — «Исповедь»
  • 1909 — «Лето»
  • 1909 — «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина».
  • 19131914 — «Детство»
  • 19151916 — «В людях»
  • 1923 — «Мои университеты»
  • 1929 — «На краю Земли»

Рассказы, очерки[править | править вики-текст]

Пьесы[править | править вики-текст]

Публицистика[править | править вики-текст]

Инициировал создание серии книг «История фабрик и заводов» (ИФЗ), выступил с инициативой возрождения дореволюционной серии «Жизнь замечательных людей».

Педагогика[править | править вики-текст]

А. М. Горький был также редактором следующих книг о передовом педагогическом опыте, возникшем в те годы:

  • Погребинский М. С. Фабрика людей. М., 1929 г. — о деятельности знаменитой в те годы Болшевской трудовой коммуны, о которой был снят фильм Путёвка в жизнь, завоевавший первую премию на I межд. кинофестивале в Венеции (1932 г.)[171].
  • Макаренко А. С. Педагогическая поэма. М., 1934 г[172].

Выпуск и успех последней во многом определил возможность дальнейшего обнародования иных произведений А. С. Макаренко, его широкой известности и признания первоначально в Советском Союзе, а затем и во всём мире.

К педагогическим начинаниям А. М. Горького вполне можно отнести и то дружеское внимание, и разнообразную (прежде всего, моральную и творческую) поддержку, которую он находил возможным оказывать многим обращавшимся к нему по самым разным поводам современникам, в том числе молодым писателям. Среди последних можно назвать не только А. С. Макаренко, но, к примеру, и В. Т. Юрезанского[173].

Высказывания А. М. Горького[править | править вики-текст]

«Бог выдуман — и плохо выдуман! — для того, чтобы укрепить власть человека над людьми, и нужен он только человеку-хозяину, а рабочему народу он — явный враг»[174].

Киновоплощения[править | править вики-текст]

Библиография[править | править вики-текст]

  • Максим Горький. Собрание сочинений в двадцати четырёх томах. — М.: ОГИЗ, 1928—1930.
  • Максим Горький. Полное собрание сочинений в тридцати томах. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1949—1956.
  • Максим Горький. Полное собрание сочинений и писем. — М.: «Наука», 1968—наст время.
    • Художественные произведения в двадцати пяти томах. — М.: «Наука», 1968—1976.
    • Варианты к художественным произведениям в десяти томах. — М.: «Наука», 1974—1982.
    • Литературно-критические и публицистические статьи в ? томах. — М.: «Наука», 19??.
    • Письма в двадцати четырёх томах. — М.: «Наука», 1998—наст. время.[175]

Память[править | править вики-текст]

Мемориальная доска Горькому на улице Глинки в Смоленске

Памятники[править | править вики-текст]

Памятники Максиму Горькому установлены во многих городах. Среди них:

  • В России — Борисоглебск, Волгограде, Выборг, Добринка, Красноярск, Москва, Невинномысск, Нижний Новгород, Пенза[180], Печора, Ростов-на-Дону, Рубцовск, Санкт-Петербург, Саров, Сочи, Таганрог, Челябинск, Уфа, Ялта, Оренбург
  • В Белоруссии — Добруш, Минск. Могилёв, парк имени Горького, бюст.
  • На Украине — Винница, Днепропетровск, Донецк, Харьков[181], Ясиноватая, Кривой Рог, Мелитополь.
  • В Азербайджане — Баку.
  • В Казахстане — Алма-Ата[182], Зыряновск, Костанай.
  • В Грузии — Тбилиси.
  • В Молдавии — Кишинёв.
  • В Молдавии — Леово

В филателии[править | править вики-текст]

Максим Горький изображен на почтовых марках:

  • Албании 1986 года,
  • Болгарии 1968 года,
  • Венгрии 1948 и 1951 года,
  • ГДР 1953 и 1968 года

В нумизматике[править | править вики-текст]

  • В 1988 году в СССР была выпущена монета номиналом 1 рубль, посвящённая 120-летию со дня рождения писателя.

См. также[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. А. М. Горький никогда не встречался с бывшим хозяином, но сыграл спасительную роль в судьбе его брата: в 1918 году он добился освобождения из ЧК Дмитрия Павловича Рябушинского, который после выхода на волю, перед тем, как покинуть родину, был у Горького в Петрограде, в квартире на Кронверкском проспекте, благодарил за хлопоты

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 data.bnf.fr: платформа открытых данных — 2011.
  2. 1 2 3 4 Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118639293 // общий нормативный контроль — 2012—2016.
  3. Сам Горький считал, что его настоящая фамилия Пешков должна произноситься с ударением на О.

    Тогда я счёл возможным пояснить ему:
    — Я не Каширин, а — Пешко́в…
    — Пе́шков? — неверно повторил он. — Хорошее дело.

    — Максим Горький. Из автобиографической повести «Детство»

  4. «Фамилия Пешков не имеет отношения к словам пеший или пешка, в её основе лежит разговорный вариант Пешко (от Пётр). Эту фамилию нередко произносят с ударением на первом слоге, хотя правильнее произносить Пешко́в, на этом настаивал и А. М. Горький» (Ганжина И. М. Словарь современных русских фамилий. — М.: Астрель: ACT, 2001. — С. 367. — 672 с. — ISBN 5-237-04101-9.)
  5. Боровкова Серафима Николаевна. Заповедная звенигородская земля. 3-е изд. — М.: Московский рабочий, 1982.
  6. Nomination Database — Literature.
  7. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 346. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  8. Дёмкина, С. М.. Италия в Музее А. М. Горького на Малой Никитской, 6, University of Toronto · Academic Electronic Journal in Slavic Studies. Toronto Slavic Quarterly. Проверено 9 января 2016.
  9. Миракян, Нива. Неаполитанский период Максима Горького, Окно в Россию (16 апреля 2014). Проверено 9 января 2016.
  10. Плеханов Г. В. О так называемых религиозных исканиях в России. «Исповедь» М. Горького как проповедь «новой религии» // Об атеизме и религии в истории общества и культуры. — М: Мысль, 1977. — С. 254.
  11. О’Коннор Т. Э. Инженер революции. Леонид Красин и большевики. М., 1993.
  12. Ленин…считает себя вправе проделать с русским народом жестокий опыт, заранее обречённый на неудачу.
    Горький М. Вниманию рабочих. «Новая жизнь», № 177, 10 ноября 1917 г. // «Несвоевременные мысли» и рассуждения о революции и культуре. — М: Интерконтакт, 1990. — С. 84. — ISBN 5-278-00319-7.
  13. Книгоиздание СССР. Цифры и факты. 1917—1987 / Е. Л. Немировский, М. Л. Платова. — М.: Книга, 1987. — С. 292, 308. — 320 с. — 3000 экз.
  14. 1 2 3 4 5 Басинский, 2005, с. 442.
  15. Басинский, 2005, с. 21.
  16. Биография на Biographer.ru
  17. 1 2 Пешков, Алексей Максимович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  18. Басинский, 2005, с. 15.
  19. Нефедова И. М. Максим Горький. Биография писателя: Пособие для учащихся. — Л.: Просвещение, 1971.
  20. Басинский, 2005, с. 17—18, 51—52.
  21. Басинский, 2005, с. 49—54.
  22. 1 2 3 4 5 Басинский, 2005, с. 369.
  23. Дмитрий Колесников Максим Горький: «Я в мир пришёл, чтобы не соглашаться…» // Советская Россия. — 2013. — 30 марта.
  24. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 342. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  25. Басинский, 2005, с. 8—14, 26.
  26. Басинский, 2005, с. 445.
  27. Басинский, 2005, с. 8.
  28. Басинский, 2005, с. 45, 293.
  29. Басинский, 2005, с. 40, 442.
  30. Басинский, 2005, с. 59—65, 94—111.
  31. Илья Груздев. Горький. — М.: Молодая гвардия, 1958. — С. 210. — 383 с. — (ЖЗЛ). — 75 000 экз.
  32. Басинский, 2005, с. 53, 62—65.
  33. ГАЛО:Алексей Максимович Горький. К 140-летию со дня рождения.
  34. Шилин Н. К. Депо: История локомотивного депо станции имени Максима Горького Волгоградского отделения Приволжской железной дороги. — Волгоград: ГУ «Издатель», 2001. — 592 с.
  35. Классик из железнодорожной мастерской (рус.). Для путешествий из России в Европу и обратно Максим Горький обычно пользовался берлинским экспрессом. Гудок (20 января 2017). Проверено 4 июля 2017.
  36. Басинский, 2005, с. 129.
  37. Басинский, 2005, с. 115, 442.
  38. Басинский, 2005, с. 134.
  39. Насколько мне помнится, Алексей Максимович никогда не именовал себя в печати Максимом Горьким. Он подписывался короче: «М. Горький».

    Как-то раз он сказал, лукаво поглядев на собеседников:

    — Откуда вы все взяли, что «М» — это Максим? А может быть, это «Михаил» или «Магомет»?..

    Маршак С. Я. Сочинения в четырёх томах. — М.: Гослитиздат, 1960. — Т. 4. — С. 107. — 824 с.

  40. Максим Горький. Макар Чудра и другие рассказы. — М: "Детская литература", 1970. — С. 195-196. — 207 с.
  41. Басинский, 2005, с. 128, вкл. 7.
  42. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 101—106. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  43. Басинский, 2005, с. 17, 442.
  44. 1 2 Басинский, 2005, с. 443.
  45. Басинский, 2005, с. 31.
  46. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 117. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  47. Н.А. Лебедев. Глава 1. Кинематограф в дореволюционной России (1896-1917) (рус.). Очерки истории кино СССР. «Библиотекарь». Проверено 5 апреля 2015.
  48. Фильм Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота упоминается в статье Максима Горького (опубликована под псевдонимом «M. Pacatus»), посвящённой первым киносеансам, организованным Шарлем Омоном на Нижегородской ярмарке («Нижегородский листок». — 1896, 4 (16) июля. — № 182. — С. 31)
  49. Издатель А. П. Чарушников
  50. Басинский, 2005, с. 136.
  51. Басинский, 2005, с. 136—139.
  52. Быков, 2012, с. 158.
  53. Мирский Д. С. Максим Горький. ФЭБ. — С. 585. Проверено 20 марта 2011. Архивировано 5 июня 2012 года.
  54. Легенда о Марко
  55. Государственный музей А. М. Горького. Музей-квартира А. М. Горького (Нижний Новгород, ул. Семашко, 19), 2008
  56. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 160. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  57. 1 2 3 А. Л. Желябужский. «Чудесная Человечинка». Мария Фёдоровна Андреева, актриса, революционер, общественный деятель (1 января 1967). Проверено 11 декабря 2016.
  58. 1 2 М. Ф. Андреева. Поездка в Крым // Литературная газета. — 1938. — 26 октября (№ 59).
  59. М. Горький в воспоминаниях современников / под ред. В. Э. Вацуро, Н. К. Гея, С. А. Макашина, А. С. Мясникова, В. Н. Орлова. — М.: Художественная литература, 1981. — Т. 1. — С. 162—164. — 447 с. — (Серия литературных мемуаров). — 75 000 экз.
  60. НОВОЕ ОБ ОТНОШЕНИЯХ ЛЕНИНА И ГОРЬКОГО. Педагогика школьная (24 января 2011).
  61. Мария Фёдоровна Андреева. Переписка. Воспоминания. Статьи. М., «Искусство». 1961
  62. 1 2 3 4 Павел Басинский. Горький. — М.: Молодая гвардия, 2005. — ISBN 5-235-02850-3.
  63. 1 2 3 Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  64. 1 2 Т. М. Родина. Андреева Мария Фёдоровна. Большая Советская Энциклопедия (1969—1978). Проверено 11 декабря 2016.
  65. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 340. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  66. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. фотовкладка с. 4; 340. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  67. Мария Фёдоровна Андреева. Переписка. Воспоминания. Статьи. Москва, 1961
  68. 1 2 Павлов, Михаил. Роковая любовь Саввы Морозова, Первый канал (17 июля 2012). Проверено 9 января 2016.
  69. 1 2 3 4 5 6 ГОРЬКИЙ Алексей Максимович. Cибирское университетское издательство (1 января 2009). Проверено 10 декабря 2016.
  70. Илья Груздев. Горький. — М.: Молодая гвардия, 1958. — С. 160. — 383 с. — (ЖЗЛ). — 75 000 экз.
  71. Мария Фёдоровна Андреева. Переписка, воспоминания, статьи, документы, воспоминания о М. Ф. Андреевой. — М.: Искусство, 1968. — 797 с.
  72. Басинский, 2005, с. 320, вкл. 3.
  73. Вученов Д. Радое Доманович — жизнь, эпоха и творчество. — Белград: Издательство «Рад», 1959. — С. 162. — COBISS.SR-ID 29498127
  74. Toronto Slavic Quarterly: М. Ариас — Одиссея Максима Горького на «острове сирен».
  75. Андреева, Мария Федоровна // Энциклопедия «Кругосвет».
  76. 1 2 3 Н. Е. Буренин. С Горьким и Андреевой в Америке. Мария Фёдоровна Андреева, актриса, революционер, общественный деятель (13 января 1961). Проверено 26 ноября 2016.
  77. 1 2 Басинский, 2005, с. 226—232.
  78. Басинский, 2005, с. 232.
  79. Илья Груздев. Горький. — М.: Молодая гвардия, 1958. — С. 172. — 383 с. — (ЖЗЛ). — 75 000 экз.
  80. М. Горький в воспоминаниях современников / под ред. В. Э. Вацуро, Н. К. Гея, С. А. Макашина, А. С. Мясникова, В. Н. Орлова. — М.: Художественная литература, 1981. — Т. 1. — С. 162—164. — 447 с. — (Серия литературных мемуаров). — 75 000 экз.
  81. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 169. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  82. Максим Горький. Алексей Максимович Пешков. Биография
  83. Воспоминания, 1981, с. 267—271.
  84. М. Ариас Одиссея Максима Горького на «острове сирен»: «русский Капри» как социокультурная проблема. (рус.) // Toronto Slavic Quarterly. — Summer 2006. — № 17.
  85. В ней останавливался также Федор Шаляпин. Ныне Grand Hotel Quisisana входит во всемирную гостиничную ассоциацию The Leading Hotels of the World
  86. Максим Горький на Капри
  87. Ш. Н. Манучарьянц Знакомство с Горьким // в кн. М. Горький в воспоминаниях современников. — 1981. — С. 276—280.
  88. В. И. Ленин в гостях у А. М. Горького играет в шахматы с А. А. Богдановым. 1908 г., между 10 (23) и 17 (30) апреля. Капри, Италия
  89. Павел Басинский. На Капри // Горький. — М.: Молодая гвардия, 2005. — С. 294—295. — 451 [13] с. — (ЖЗЛ). — 5000 экз. — ISBN 5-235-02850-3.
  90. М. Горький в воспоминаниях современников / под ред. В. Э. Вацуро, Н. К. Гея, С. А. Макашина, А. С. Мясникова, В. Н. Орлова. — М.: Художественная литература, 1981. — Т. 1. — С. 271—275. — 447 с. — (Серия литературных мемуаров). — 75 000 экз.
  91. 1 2 Московский В. П., Семёнов В. Г. Ленин в Италии, Чехословакии, Польше — 1910 год. Верные большой дружбе. Ленин: Революционер. Мыслитель. Человек (2015). Проверено 21 января 2017.
  92. 1 2 3 4 5 6 Таисия Белоусова. Горький антиквариат. Совершенно секретно (1 ноября 2002). Проверено 11 декабря 2016.
  93. Московский В.П., Семенов В.Г. Глава III. Ленин у Горького на Капри // Ленин в Италии, Чехословакии, Польше. — М: Издательство политической литературы, 1986. — 176 с. — (Памятные места). — 100 000 экз.
  94. Илья Груздев. Горький. — М.: Молодая гвардия, 1958. — С. 213—214. — 383 с. — (ЖЗЛ). — 75 000 экз.
  95. 1 2 3 Максим Горький — жизнь и творчество.
  96. Быков, 2012, с. 248—249.
  97. Быков, 2012, с. 215—216.
  98. Горький М. Несвоевременные мысли: Заметки о революции и культуре. — М.: Советский писатель, 1990. — С. 400. — ISBN 5-265-02154-X
  99. Так, известно, что в 1918 году Горький посылал деньги нищенствовавшему в Сергиевом Посаде В. В. Розанову
  100. Быков, 2012, с. 215—217.
  101. Быков, 2012, с. 220—222.
  102. Максим Горький. Несвоевременные мысли. 1917—1918 гг. Журнал «Новая жизнь»
  103. Быков, 2012, с. 229—231.
  104. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 233—239. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  105. Быков, 2012, с. 249—256.
  106. В. Ф. Ходасевич. О смерти Горького.
  107. 1 2 3 4 Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 345. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  108. Павел Басинский. Челкаш №9. Горький: версия судьбы. Логос. Литературно-философский журнал (14 июля 2004). Проверено 9 декабря 2016.
  109. Герасимова Е. М. и др. Крючков Пётр Петрович // Современники А. М. Горького. Фотодокументы. Описание. — М.: Издательство института мировой литературы имени А. М. Горького РАН, 2002. — 693 с. — ISBN 5-9208-0117-4.
  110. Басинский, 2005, с. 368.
  111. Быков, 2012, с. 230—231.
  112. Басинский, 2005, с. 369—371.
  113. Басинский, 2005, с. 370.
  114. Басинский, 2005, с. 373—375.
  115. Лебедев-Полянский — в Политбюро о журнале «Беседа» Максима Горького. АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА. Проверено 15 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  116. Басинский, 2005, с. 388—389.
  117. Басинский, 2005, с. 372—373.
  118. Басинский, 2005, с. 375.
  119. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 284—287. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  120. 1 2 Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 287—288. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  121. Басинский, 2005, с. 251.
  122. Басинский, 2005, с. 389, 423—424.
  123. Басинский, 2005, с. 249.
  124. В советских газетах вышла статья-памфлет Максима Горького «С кем вы, мастера культуры?...». // calend.ru (22 марта 1932). Проверено 1 августа 2014.
  125. 1 2 3 4 5 6 7 Павел Басинский. Челкаш №9. Горький: версия судьбы. Логос. Литературно-философский журнал (14 июля 2004). Проверено 9 декабря 2016.
  126. Солженицын, А. И. Архипелаг ГУЛАГ, 1918—1956. [В 3 кн.], Ч. III—IV: опыт художественного исследования // А. И. Солженицын. — Астрель, 2009. — 560 с. — C. 49—51.
  127. Бурлешин, 2010.
  128. Хили, 2008, с. 230-232.
  129. Басинский, 2005, с. 446.
  130. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 279—283. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  131. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 339—340. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  132. Басинский, 2005, с. 396.
  133. Быков, 2012, с. 343—344.
  134. Лидия Спиридонова Бацилла для Буревестника. Как ни удивительно, историкам литературы удалось доказать: убийца М. Горького — «фармацевт» Ягода // Литературная газета
  135. [Анненков Ю. П. Дневник моих встреч]
  136. 1 2 Три жены Максима Горького.
  137. Алеша Пешков пишет книгу о наркотиках // Известия
  138. PR-службу телеканала «Звезда» возглавил праправнук Максима Горького, Тимофей Пешков
  139. Пешков Тимофей. Люди PR-files
  140. Вайнберг, И. И. Горький Максим // Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь. — Москва: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1: А—Г. — С. 656. — 672 с. — ISBN 5-85270-136-X.
  141. The sexy Russian spy in Lib Dem leader hopeful Nick Clegg’s past (англ.)
  142. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 246. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  143. Е. А. Желябужская. Горький антиквариат
  144. Басинский, 2005, с. 397.
  145. Быков, 2012, с. 238—239.
  146. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 238—239, 339—340. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  147. Басинский, 2005, с. 408—410.
  148. 1 2 3 4 5 Басинский, 2005, с. 176—181.
  149. Редакция энциклопедии. Горький Максим. Электронная еврейская энциклопедия (1982). Проверено 3 марта 2017.
  150. Иосиф Тельман. Горький боролся с антисемитизмом. Jewish.ru (7 августа 2009). Проверено 3 марта 2017.
  151. Басинский, 2005, с. 176.
  152. Басинский, 2005, с. 441.
  153. Павел Басинский. На Капри // Горький. — М.: Молодая гвардия, 2005. — С. 289. — 451 [13] с. — (ЖЗЛ). — 5000 экз. — ISBN 5-235-02850-3.
  154. Быков, 2012, с. 245—246.
  155. Протоиерей Михаил Ардов. Ненаписанная трагедия. История невестки Горького ждет своего Шекспира! — «Кулиса НГ». Приложение к «Независимой газете». 1998, № 15, сентябрь.
  156. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 245—246. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  157. Дмитрий Быков. Был ли Горький?. — М.: АСТ. Астрель, 2012. — С. 49—50. — 348 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-17-054542-1.
  158. [1] // Переписка А. М. Горького с зарубежными литераторами. С. 142
  159. Басинский, 2005, с. 234—237, 248.
  160. Быков, 2012, с. 277—278.
  161. Независимая газета, Книжное обозрение «Ex libris НГ», 11 февраля 1999 года, с. 3
  162. Быков, 2012, с. 347—348.
  163. Басинский, 2005, с. 433—441.
  164. Горький.
  165. Владимир Ильич Ленин: часть 1. Photo-Day (22 февраля 2012). Проверено 23 октября 2016.
  166. Московский В. П., Семенов В. Г. Глава III. Ленин у Горького на Капри // Ленин в Италии, Чехословакии, Польше. — М: Издательство политической литературы, 1986. — 176 с. — (Памятные места). — 100 000 экз.
  167. Почетные профессора Университета — Университет Лобачевского
  168. См. М. Горький. Солдаты на Викитеке.
  169. Сказки об Италии
  170. См. «Революция и культура» на Викитеке.
  171. Гётц Хиллиг. А. С. Макаренко и Болшевская коммуна // Постметодика, № 2, 2001 «Громадянська освіта в школі».
  172. Гётц Хиллиг. Как Горький редактировал Макаренко // Relga — электр. научно-культурологический журнал. № 11 (240) от 2012 г.
  173. Юрезанский, Владимир Тимофеевич (архив писателя). Москва, РГАЛИ (упомянуто письмо М. Горького В. Т. Юрезанскому от 1923 г.)
  174. Настольный календарь 1981. — М.: Политиздат, 1980. — С. 45
  175. Серия не завершена. Из запланированных 24-х томов писем выпущено 13 (4—16 тт.)
  176. Федеральная информационная адресная система
  177. Леонид Сергеев. Правда и вымысел о самолёте-гиганте АНТ-20 // Воронежское акционерное самолётостроительное общество, сет. страница
  178. Научная библиотека им. М. Горького СПбГУ
  179. ГКУК «Пермская государственная краевая библиотека им А. М. Горького»
  180. Бюст Максима Горького, памятники Пензы, достопримечательности Пензы и Пензенской области / Туризм и отдых в Пензенской области
  181. Памятник Горькому из центрального парка переехал в Куряжскую колонию
  182. Памятник Горькому из центрального парка переехал на «Свалку истории»
  183. Номера по каталогам ЦФА и «Скотт».

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]