Малороссы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Малоро́ссы (малоро́сы, малору́сы, малороссийцы[1], малороссияне[1], малороссийский народ; также нем. Kleinrussen, англ. Little Russians[1] и др.) — понятие, использовавшееся в Российской империи в отношении юго-западной группы восточных славян, проживающих на территории современной Украины и Польши. В качестве их самоидентификации и идентификации извне и пережившее ряд кардинальных трансформаций на протяжении XVIII — начала XX веков[2].

Считается, что само понятие «малоросс», хотя и появилось несколько ранее, получило широкое распространение с начала XVIII века[2] среди населения Гетманщины в составе Российской империи[3] на почве его объединения с великороссами общим монархом и православной верой без обозначения приоритетов такого объединения в этнической или исторической плоскости. Раньше в письменных источниках для идентификации населения древней Руси использовались термины «русь» или «русины»[2]. К XIX веку оно трансформировалось в обозначение населения Малороссии, левого берега Днепра без каких либо намёков на этническое или историческое единство с великороссами[2]. Согласно официальной государствообразующей концепции Российской империи, малороссы представляли собой одну из трёх ветвей общерусского народа (наряду с великороссами и белорусами)[4]. Во второй половине XIX и начале XX века на фоне своеобразных семантических войн термин «малороссийский (малорусский)» стал употребляться реже, а украинские деятели от него отказались полностью. В период советской коренизации понятие «малоросс» утратило легитимность и в широком употреблении повсеместно было заменено понятием украинец[2].

В дискурсе украинства термин «малоросс» и в наши дни продолжает оставаться политически нагруженным сугубо негативным смыслом[5].

Происхождение и развитие понятия[править | править код]

Появление термина Малая Русь относится ко временам после монгольского нашествия, когда единая Русь оказалась разделена на Северо-Восточную Русь (Владимиро-Суздальскую, преобразованную позднее в Московскую) и Юго-Западную (Галицко-Волынскую). Византийские церковные и государственные деятели, общавшиеся с раздробленной надвое Русью, стали применять к этим двум частям Руси географические термины классической древности: страна Малая и страна Великая, означавшие то, что Малой землёй (Малая Русь) именуют метрополию того или иного этноса, а Великой (Великая Русь) — земли, на которые из этой метрополии расселился этот народ[6][7]. Начиная с позднего XV века православные книжники как в Юго-Западной, так и в Северо-Восточной Руси всё чаще употребляли слово Русь в греческой форме «Рос(с)ия». Термин Малая Россия и производный от него этнохороним обрели особое распространение после заключения Брестской унии 1596 года, когда в ходе межконфессиональной борьбы и литературной полемики православные Речи Посполитой начали возрождать идеи о единстве культуры, веры и происхождения «славенороссийского народа». В своём Белоцерковском универсале 1648 года гетман Богдан Хмельницкий обращается к «Малороссиянам»[8]. После вхождения Гетманщины в состав Русского царства термины Малороссия и малороссияне/малороссы использовались прежде всего в официальных документах, а также в среде православного духовенства[9]. В простонародном языке самоназванием оставались главным образом слова «русин», «руський», тогда как в великорусских землях жителей среднего Поднепровья в допетровское время продолжали именовать «черкасами»[источник не указан 709 дней].

Согласно предположению А. Котенко, О. Мартынюка и А. Миллера своеобразный момент «седлового времени» для определения «малоросса/Малороссии/русского/России» наступил в начале XVIII века. Появление в русском языке этого понятия на рубеже XVII—XVIII веков связывается исследователями с влиянием исторических процессов, происходивших в это время вокруг Киева. Именно в XVIII веке, пишут авторы, в русский язык постепенно проникают «малороссияне/малоросийцы/малороссиянцы/малороссы» причем определяется ими это понятие как типичное раннемодерное географическое значение жителей, уроженцев данной территории, не имеющее этнической основы. Отмечается бессистемность применения данного термина на протяжении всего XVIII века[2].

Часть государствообразующего народа Российской империи[править | править код]

Малороссы официально в рамках Российской империи считались одной из трёх частей государствообразующего общерусского народа. Как правило, в среде дореволюционных историков для обозначения таких составных частей общерусского народа применялся термин «ветка», «ветвь», иногда — «племя»[10]. Согласно результатам Всероссийской переписи населения 1897 года малороссы составили 17,8 % населения Российской империи или 22,3 млн человек.

Данные Всероссийской переписи 1897 года. На левом нижнем фрагменте карты обозначены малороссы

Основное расселение малороссов по губерниям Российской империи представляло такую картину:
Киевская губерния — 2,819 млн. (79 %)
Полтавская губерния — 2,583 млн. (92 %)
Подольская губерния — 2,242 млн. (80 %)
Волынская губерния — 2,019 млн. (70 %)
Харьковская губерния — 2,009 млн. (80 %)
Черниговская губерния — 1,526 млн. (66 %)
Херсонская губерния — 1,462 млн. (53 %)
Екатеринославская губерния — 1,456 млн. (68 %)
Холмская губерния — 446,839 тыс. (50 %)
Кубанская область — 908,818 тыс. (48 %)
Таврическая губерния — 611,121 тыс. (42 %)
Ставропольская губерния — 319,817 тыс. (36 %)
Воронежская губерния — 915,883 тыс. (36 %)
Область Войска Донского — 719,655 тыс. (28 %)
Курская губерния — 527,778 тыс. (22 %)
Гродненская губерния — 362,526 тыс. (22 %)
Бессарабская губерния — 379,698 тыс. (19 %)
Амурская область — 21,096 тыс. (17 %)
Черноморская губерния — 9,252 тыс. (16 %)
Люблинская губерния — 196,476 тыс. (16 %)
Приморская область — 33,326 тыс. (15 %)
Астраханская губерния — 133,115 тыс. (13 %)
[11]

Одно из наиболее авторитетных энциклопедических изданий Российской империи, Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (том 18А, 1896 год), описывал малороссов следующим образом:

Малороссы (в антр. отнош.), или южно-русы, — одна из трех русских народностей, превышающая, по численности, в 4 раза белорусов и уступающая в 2 ⅓ раза великорусам. Некоторые видят в М. потомков древних полян, угличей, тивердов, древлян и других южно-русских племен; но, по-видимому, большинство этих племен исчезло ещё в начале русской истории, подвергшись разорению и смешению с тюркскими кочевниками (половцами и др.), а затем страна была опустошена монгольско-татарским нашествием, причем все оставшееся население бежало на запад. Здесь, в Галиции и на Волыни, и сложилась, по-видимому, малорусская народность (Малая Россия), выступающая уже отчетливо, с особенностями своего языка, в XIV в. отсюда она заселила, мало-помалу, все Приднепровье, дав начало различным украинским говорам.

В Российской империи было принято выделять антропологические и физические и бытовые отличия малоросов от других русских народностей. Русским антропологом Дмитрием Анучиным отмечалось, что особенностями малоросов является их более высокий средний рост (на 1-4 см выше, чем белорусы и великороссы), высокий процент темноволосых людей (60-70 %), темноглазых (хотя встречается и достаточное число голубоглазых), длина ног (особенно бедер)[12]:31. «Не подлежит сомнению, что малороссы должны были воспринять в себя немало крови древних тюркских народов южной России — во всяком случай более, чем великорусы, которые зато ассимилировали многие финские народности. Антропологическое различие проявляется, отчасти, и в темпераменте, и в характере, на которые, впрочем, могли ещё иметь влияние окружающая природа и весь ход истории, иной, чем на севере. Как бы то ни было, малоросы отличаются от великорусов многими чертами своего умственного и нравственного склада, своим отношением к религии, к женщине, к семье, к собственности и т. д.» — писалось о малороссах в словаре Брокгауза и Эфрона[13].

Трудно переоценить важность изучения этнографической истории народов России. Видное место в ней занимает труд действительного члена Русского географического общества Густава-Теодора Паули (1817—1867), немца по происхождению, известного в России под именем Федор Христианович. В фундаментальном сводном труде по этнографии всех народов России, включая малороссов, созданном на уникальных коллекциях Географического общества и изданным в 1862 году под заглавием «Description ethnographique des Peuples de la Russie» («Этнографическое описание народов России») Паули писал:

Нынешние малороссы происходят от туземного населения, они сохранили древнюю веру своих предков, и до отделения Малороссии от России жили вместе с русскими — единоверной и братской нацией. Малороссы суть, так сказать, народ древнейших времен, предающийся мечтаниям о прошлом и отрицающий настоящее вместе с нынешним прогрессом. Вместе с тем, земли, которые они населяют, удачно расположенные на юге, несомненно сохранили несметные богатства, которые в будущем приведут малороссов к процветанию. Малороссы остались свободными от внешних влияний и сохранили чистоту нации.

— Густав-Теодор Паули, русский этнограф

Господствующие в официальной среде Российской империи подходы к рассмотрению племенного единства великороссов, малороссов и белорусов исключали какие-либо представления малороссов как инородцев. Малороссы не считались инородцами в Российской империи, и исключались из таких трактовок даже радикальными правыми националистическими организациями, такими, как Союз русского народа Алексанра Дубровина. В ряде организаций подобного характера, как, например, Киевский клуб русских националистов, малороссы занимали большинство должностей и находились на главенствующих ролях[14].

Совмещение с понятием украинец и потеря легитимности[править | править код]

Активный защитник легитимности понятия малоросс, политик и публицист Анатолий Савенко (1874—1922)

Как пишут исследователи А. Котенко, О. Мартынюк и А. Миллер, для части группы, члены которой идентифицировали себя малороссами, начинает утрачиваться легитимность этого понятия, и оно начинает заменяться понятием украинец. Одновременно с тем, подобная смена привела к сопротивлению (порой весьма ожесточенному) той части группы, для которой малоросс оставался легитимным понятием самоидентификации, а также «со стороны официальных властей империи и русского общественного мнения»[2]. Е. Фомина полагает, что «украинский вопрос», как противовес «общерусскому проекту», согласно которому восточные славяне в совокупности составляли единую русскую нацию, встал во второй половине XIX века в результате развития украинофильства и оформления его политической программы эмансипации от общерусской народности[15].

Несмотря на то, что малороссийская идентичность ещё в 1917—1921 годах продолжала оставаться господствующей[16]:131, с распадом Российской империи официальный статус малороссов потерял легитимность.

Вместе с тем, имел место ряд актов ожесточенного сопротивления оспариванию легитимности понятия малороссы, к которым может быть отнесена деятельность Киевского клуба русских националистов, в частности одного из его лидеров, малоросса Анатолия Савенко (автора брошюры «Украинцы или малороссы?»), Василия Шульгина, а также ряда представителей консервативной малороссийской интеллигенции, в частности Тимофея Флоринского, Андрея Стороженко и ряда других политических, общественных и культурных деятелей бывшей Российской империи. Политическая ситуация для сторонников сохранения малороссийской идентичности складывалась неблагоприятно, большинство активных представителей которой в ходе Революции и Гражданской войны на территории Украины примкнуло к Белому движению и оказалось в эмиграции, остальная часть приняла условия победившей советской стороны, которая не признавала легитимности понятия малороссы.

Согласно свидетельствам А. Миллера, в ходе Всесоюзной переписи 1926 года переписчикам было дано указание не записывать опрашиваемых малороссами, а только украинцами либо русскими[17]. В советский период, в условиях появления Украинской советской социалистической республики (УССР), и развернутых в её пределах политики коренизации партийного аппарата и украинизации[18], понятие малоросс оказалось в числе запрещённых и неиспользуемых в официальной терминологии и постепенно оказалось утрачено[19], а в качестве господствующего представления проживающего в УССР населения утвердилось понятие украинец.

В современном мире[править | править код]

В настоящее время в русском языке понятие малоросс часто рассматривается как устаревшее определение украинца[20][21]. В украинском языке четкое определение понятия малоросс (укр. малорос) отсутствует, и не просматривается в дореволюционных вариантах языка (в частности, его нет в двух наиболее полных и авторитетных дореволюционных словарях украинского языка — «Словаря українськoї мови» Бориса Гринченко и «Малорусько-німецького словаря» Евгения Желеховского). Согласно выводам советских лингвистов, это слово проникло в украинский язык из русского и «представляет собой в современном украинском языке своеобразный экзотизм, отражающий действительность дореволюционной России, в частности, бытовавшие в официальном употреблении этнонимы»[22]:151.

Современные дискурсы[править | править код]

Многими современными исследователями признается, что неоднозначность понятийной ситуации вокруг категории малоросс создает необычайное напряжение и динамику при попытке научного исследования данного понятия. Существование понятия малоросс в пространстве и времени, в которых стратегии идентификации являются полем ожесточенной борьбы в сложных структурах взаимодействия, превращает его в проблему многих параллельных дискурсов идентичности. При этом выделяются такие основные дискурсы, как «внутренний» дискурс (вопрос малороссийской идентичности), русский или великорусский, украинский (наиболее ожесточенный по отношению к понятию), польский и другие[2].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Kamusella Tomasz. The Change of the Name of the Russian Language in Russian from Rossiiskii to Russkii: Did Politics Have Anything to Do with It? (англ.) // ACTA SLAVICA IAPONICA : International and Interdisciplinary Journal of the Study of Russia, Eastern Europe, the Caucasus, and Central Asia.. — Hokkaido: Slavic Research Center, Hokkaido University, 2012. — Iss. 32. — P. 73-97.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Котенко А. Л., Мартынюк О. В., Миллер А. И. «Малоросс»: эволюция понятия до Первой мировой войны // Новое литературное обозрение : журнал ВАК РФ. — 2011. — Вып. 2 (108). — С. 9-27. — ISSN 0869-6365.
  3. Долбилов М., Миллер А. И. Западные окраины Российской империи. — Москва: Новое литературное обозрение, 2006. — С. 465—502. — 606 с.
  4. Реєнт О. П.[uk] Українсько-білоруські взаємини у XIX - на початку XX ст.: процес становлення (укр.) // Головний редактор: В. А. Смолій Український історичний журнал : науковий журнал. — Київ: Інститут історії НАНУ, 2008. — Вып. 1 (478). — С. 161-169. — ISSN 0130-5247.
  5. Котенко А. Л., Мартынюк О. В., Миллер А. И. Малоросс // «Понятия о России»: К исторической семантике имперского периода. В 2-х т. Под редакцией А. Миллера, Д. Сдвижкова, И. Ширле. Т. 2. М., 2012. С. 393
  6. Смолин, М. Б. Украинофильство в России. Идеология раскола //Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник. /Вступительная статья и комментарии М. Б. Смолина. Оформление М. Ю. Зайцева. — М.: Москва, 1998. — 432 с. — (Пути русского имперского сознания). ISBN 5-89097-010-0, С. 7
  7. Гайда, Ф. А. Украина и Малая Русь: окраина и центр // Русский Сборник: исследования по истории России. Том XVI. М.: Издатель Модест Колеров, 2014
  8. Універсали Богдана Хмельницького. 1648—1657 / Нац. акад. наук України, Ін-т історії України; упоряд. І. Крип’якевич, І. Бутич; ред. кол. В. Смолій [та ін.]. — К. : Альтернативи, 1998.
  9. Клосс Б. М. О происхождении названия «Россия». М., 2012. С. 76, 100.
  10. Юсова Н. Н. Идейная и терминологическая генеалогия понятия «древнерусская народность» (рус.) // Rossica antiqua : научно-теоретический журнал. — Санкт-Петербург: Исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2010. — Вып. 2. — С. 1-53.
  11. Ярошевич А. Малороссы по переписи 1897 г. Результаты первой всеобщей переписи населенія Российской. Имперіи, произведенной въ началѣ 1897 г. // Киевская старина. PDF
  12. Железный А. И. Украина: два языка - один народ. — Киев: ООО «Нила ЛТД», 2011. — 250 с. — 10 000 экз.
  13. Анучин Д. Н. Малороссы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  14. Горбань Т. Інородці чи складова "Единоруської нації"? Українці в етнополітичній моделі Російської імперії (кінець ХХ - початок XXI століть)) // Вісник Киїівського національного університету ім. Т. Г. Шевченка. Серія "Історія" : науковий журнал. — Київ: КНУ ім. Т. Г. Шевченка, 2007. — Вып. 92. — С. 78-92. — ISSN 1728-2640.
  15. Фомина Е. Малороссы в изображении И. С. Тургенева // Русская филология. 23: Сб. науч. работ молодых филологов. Тарту, 2011. С. 31-40. PDF
  16. Барановська Н. М. Актуалізація ідей автономізму та федералізму в умовах національної революції 1917–1921 рр. як шлях відстоювання державницького розвитку України // відповідальний редактор Л. Є. Дещинський Держава та армія : збірник наукових праць. — Львів: Видавництво Національного університету “Львівська політехніка”,, 2012. — Вып. 724. — С. 130-135.
  17. Закатнова А. Украинцы победили малороссов в трехвековом идейном бою // Российская газета : газета. — 2012, 3 июня.
  18. Храпачевский Р. П. Русь, Малая Русь и Украина: происхождение и становление этнонима (рус.) // Редкол.: О. А. Яновский (отв. ред.) и др. Российские и славянские исследования : Сб. науч. статей.. — Минск: БГУ, 2004. — Вып. 1. — С. 34–43.
  19. Миллер А. И. Дуализм идентичностей на Украине // Отечественные записки : литературный журнал. — 2007. — Вып. 1 (34). — С. 84-96. — ISSN 1683-5581.
  20. Малорусы // Большой толковый словарь русского языка. / Ред. Кузнецов С. А.. — СПб: Норинт. — 1536 с.
  21. Малороссы // Толковй словарь русского языка / Ред С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. — Москва: Азъ, 1992.
  22. Ткаченко О. Б. Рецензия на работу: В. Т. Коломіець. Розвиток лексики слов’янських мов у післявоенний перioд.—KHIB, «Наукова думка», 1973, 304 стр. // Вопросы языкознания : научный филологический журнал. — Москва, 1974. — Вып. 5. — С. 149-152. — ISSN 0373-658X.

Литература[править | править код]

Современная[править | править код]

XIX-начало XX века[править | править код]

  • Бантыш-Каменский Д. Н. История Малой России. М.: Тип. Семена Селивановского, 1830. ИсточникиТекст
  • Березин Н. Украина : Малороссы, их страна, быт и прошлое. — Санкт–Петербург: тип. Спб. АО "Слово", 1907. — 128 с.
  • Миллер Г. Ф. О малороссийском народе и запорожцах // Миллер Г. Ф. Исторические сочинения о Малороссии и малороссиянах Г. Ф. Миллера, бывшего историографа российского, писанные на русском и немецком языках и хранящиеся в Московском Главном архиве Министерства иностранных дел. М., 1846.
  • Паули Густав-Теодор. Этнографическое описание народов России / Description ethnographique des peuples de la Russie. СПб.: Тип. Ф. Беллизард, 1862. — 310 с. Руниверс