Мари-Анжелик ле Блан

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мари-Анжелик ле Блан
фр. Marie-Angélique
Портрет
Дата рождения 1712
Место рождения
Дата смерти 15 декабря 1775(1775-12-15)
Место смерти
Страна
Сайт marie-angelique.com

Мари́-Анжели́к Мемми́ ле Бла́н (фр. Marie-Angélique Memmie le Blanc, родившаяся около 1712 года в Новой Франции и умершая в Париже 15 декабря 1775) — коренная американка, ставшая впоследствии монахиней ордена Августинок, знаменитостью века Просвещения и вошедшая в историю как дикий ребёнок (фр. enfant sauvage). После того, как Мари-Анжелик прожила 10 лет в лесу (ноябрь 1721 г. — сентябрь 1731 г.), в отрыве от цивилизации, лишенная человеческого общения, она сумела научиться чтению и письму, — исключительный случай у диких детей.

Её случай более спорный, чем у других диких детей, поэтому некоторые видные современные учёные считают его полностью или частично вымышленным[SII 1][SII 2][SII 3]. Но по мнению французского врача и писателя Сержа Ароля (фр. Serge Aroles)[N 1], автора книги «Marie-Angélique (Haut-Mississippi, 1712 — Paris, 1775). Survie et résurrection d’une enfant perdue dix années en forêt» («Мари-Анжелик (Верхняя Миссисипи, 1712 — Париж, 1775). Выживание и восстановление ребёнка, проведшего десять лет в лесу»), Мари-Анжелик за эти 700 лет :

  • единственный дикий ребёнок, чьё выживание в лесу в течение десяти лет прошло проверку подлинности в обширных собраниях архивов, в том числе, в документах, хранящихся в Секретном Архиве Ватикана[SI 1],
  • единственный дикий ребёнок, который, научившись читать и писать, представляет значительное интеллектуальное возрождение[SII 4].

Основанием для этого заключения послужили сведения о повадках Мари-Анжелик в тот период, когда на неё открыли настоящую охоту, пытаясь изловить. Она плавала и лазала по деревьям, иногда действовала с невероятной жестокостью. Для пропитания ловила рыбу и зверей, в её обычный рацион входили растения и мясо дичи, — всё это она употребляла сырым. Впоследствии от пищи варёной или жареной ей становилось плохо. Эти привычки служили доказательством того, что период её жизни вне общества был продолжителен.

Мари-Анжелик была поймана в сентябре 1731 г. близ деревни Сонжи[en]. Поэтому она также известна под именем «сонжийской дикарки» или «дикарки из Шампани» (в литературе на английском языке Wild Child of Songy или Wild Girl of Champagne).

Шотландский философ Джеймс Барнет[en] после встречи с Мари-Анжелик в 1765 г. называл её самым выдающимся человеком своего времени.

Биография[править | править код]

Происхождение[править | править код]

Существует несколько версий того, как девушка необычной для Франции внешности оказалась на территории Шампани, южнее города Шалон-на-Марне.

Учёный-исследователь Шарль Мари де Ла Кондамин, который встречался с ней в 1747 году и подробно её расспрашивал, пытаясь разгадать эту загадку, утверждал, что она родилась в 1712 среди эскимосов Северной Америки. Он исходил из её немногочисленных детских воспоминаниях об описании жилищ, покрытых снегом, и животных, похожих на тюленей, её пищевых пристрастий (сырая рыба и сырое мясо) а также из того факта, что она выбрала из нескольких кукольных костюмов эскимосский. Память мадемуазель ле Блан сохранила также два различных переезда по морю и её пребывание в странах, где есть сахарный тростник и маниок[SI 2].

Я думаю, что капитан судна, отплывшего из Голландии, Шотландии или какого-то норвежского порта, взял рабов в арктических землях или на земле Лабрадора и что он перевозил их для продажи в какой-нибудь из европейских колоний на островах Вест-Индии. Там она увидит и будет есть сахарный тростник и маниок. Тот же капитан мог доставить кого-то из этих рабов в Европу, либо не обнаружив в её продаже выгоды, либо по прихоти или из любопытства, и молодость нашей маленькой дикарки может вполне естественно заслужить это предпочтение; в этом случае, вполне вероятно, что она будет продана или отдана в качестве подарка по его прибытии в Европу.[SI 2]

Ла Кондамин также полагал, что после покупки в порту Голландии новые хозяева могли её потом перевезти в район Арденн, где она сбежит, или же от неё откажутся добровольно из-за безнадёжности приручения[SI 2].

Согласно историко-генеалогическому исследованию современного автора Жан-Поля Дениза (фр. Jean-Paul Denise), проведённого на основе на доступных архивных источников, эта девушка, имеющая определённые привычки своего окружения, также является аборигенкой Северной Америки[SII 5].

Архивы, хранящиеся в Шотландии, предлагают другую версию её происхождения, а именно: философ и лингвист Джеймс Бернет, лорд Монбоддо (англ. James Burnett, Lord Monboddo), который интересовался Мари-Анжелик во Франции в 1765 году и записывал слова из её детства, идентифицировал её язык как принадлежащий к огромной группе алгонкинских языков.

В согласии с этой версией и со ссылкой на работы Сержа Ароля предложена такая история её обнаружения на территории метрополии.

Мари-Анжелик родилась в 1712 году в индейском племени месквоков, известных также как племя лис, занимавших часть территории Верхней Луизианы во время её управления французской администрацией. В двух крупных сражениях против французов, в 1712 и 1716 годах, это племя потеряло большую часть своих мужчин, в результате чего не могло прокормить детей. Именно в этом положении многие маленькие «лисы» (так они названы в канадских реестрах) в возрасте 5-7 лет были отданы или проданы Французской Канаде в качестве будущей прислуги. Таким образом, в 1718 году Мари-Анжелик попала к богатой канадской француженке, Мари-Шарлотте Шаре (фр. Marie-Charlotte Charest), жене Огюстена ле Гардёр де Куртеманш (фр. Augustin le Gardeur de Courtemanches), администратора побережья Лабрадора. В их доме, до лета 1719 года, жили также две эскимосские девушки, в том числе Acoutsina, дочь вождя Ouibignaro, с целью предупреждения нападения их народа. После крупного нападения эскимосов в сентябре 1719 года на французскую концессию а затем повсеместного пожара в форта Понтчартрейна (фр. Ponchartrain) мадам Куртеманш 12 сентября 1720 года была вынуждена отправиться во Францию с 3 дочерьми и с маленькой дикаркой[SI 3]. Ради защиты от пиратов она выбрала вооружённое рыболовное судно Aventurier. Попавший в шторм, преследуемый берберскими пиратами и тяжело нагруженный треской, корабль 20 октября пришвартовался в Марселе, в разгар последней большой эпидемии чумы в истории Запада.

Цветная гравюра с изображением сцены опустошения перед ратушей города Марселя во время Большой Чумы 1720 г. Картина Мишеля Сэра (фр. Michel Serre).

Серж Ароль отметил значительное число — порядка 1 214 — кораблей, вошедших в порт в течение официального периода эпидемии (1720—1723), среди которых он также обнаружил присутствие судна Геркулес из Архангельска, что добавляет в качестве гипотезы происхождения Мари-Анжелик коренных народов севера России: ненцев, коми, самоедов, и т. д. Не имея возможности выбраться из Марселя и потратив все наличные деньги[SI 4], мадам Куртеманш в период с июля по сентябрь 1721 года отдаёт Мари-Анжелик на работу в шелко-прядильню в северной части города. В ноябре 1721 года по неясной причине (плохое обращение или изнасилование, ввиду того, что Мари-Анжелик будет всегда бояться прикосновения к ней мужчины) она сбегает вместе с чернокожей девушкой-рабыней, происходящей из Палестины и прибывшей в Марсель в начале эпидемии на корабле Святого Франциска Ксавьера (фр. Saint-François Xavier)[SI 5]. Спасаясь от чумы и перебираясь через обезлюдевший Прованс, они прошли тысячи километров по лесам Франции. В течение десяти лет их совместного выживания две девушки научились защите себя от сильного холода закапываясь в землю, в частности, расширяя норы животных, но так и не смогли найти общий разговорный язык, общаясь только с помощью жестов, криков и свиста. Чернокожая девушка в возрасте немногим более двадцати лет будет найдена мёртвой 7 сентября 1731 года в Шампани, недалеко от селения Сен-Мартен (фр. Saint-Martin). Мари-Анжелик долго будут обвинять в этом преступлении, но виновник её смерти сам признается Джеймсу Бернету в 1765 году в выстреле, испуганный этими двумя дикими существами.

А Мари-Анжелик, испытывая голод и жажду, приблизится к небольшому селению Сонжи (фр. Songy).

Поимка[править | править код]

Обстоятельства её обнаружения сообщаются в начале книги «История юной дикой девушки, найденной в лесу в возрасте десяти лет» (фр. «Histoire d’une jeune fille sauvage, Trouvée dans les Bois à l’âge de dix ans») написанной Мари-Катрин Омассель Эке (фр. Marie-Catherine Hommasel Hecquet), но автором которой предположительно является Шарль Мари де Ла Кондамин:

В сентябре месяце 1731 года девочка девяти или десяти лет, страдающая от жажды, в сумерки вышла к селению Сонжи, расположенному в четырёх или пяти лье от Шалон-ан-Шампань, с южной стороны. У неё были босые ноги, покрытое тряпьём и шкурами тело, волосы под колпаком из тыквы, лицо и руки чёрные, как у негритянки. Она была вооружена короткой и толстой палкой с наконечником в форме булавы. Первые, которые её увидели, бросились бежать с криками: Там дьявол!; действительно, её убранство и её цвет могли и впрямь подать эту мысль селянам. Те поспешили закрыть двери и окна. Но кто-то, видимо, полагая, что дьявол боится собак, спустил на неё мастифа, вооружённого ошейником с железными шипами; Дикарка, видя приближение к ней злого пса, отважно его ожидала, держа свою дубинку двумя руками, в позе тех, кто для усиления их удара делает замах в сторону, и, увидев пса в пределах его досягаемости, нанесла ему такой страшный удар по голове, что он свалился замертво к её ногам. Торжествуя свою победу, она попрыгала несколько раз по туловищу собаки. Затем она попыталась открыть дверь, и, не добившись успеха, ушла назад за селение в сторону реки и забралась на дерево, где спокойно заснула.[SI 2]

Местный кастелян, виконт д’Эпинуа (фр. Vicomte d'Epinoy)[SI 6], поставленный в известность его крестьянами, решил её поймать. Он велел поставить ведро воды у подножия дерева, чтобы схватить её, когда она спустится пить. Осмотревшись по сторонам, это существо спустилось пить из ведра, погружая в воду подбородок, но, почувствовав опасность, быстро забралось наверх. Тогда решили взять её голодом, поставив под дерево женщину с рыбой и корнеплодами в руках, показывающую ей дружелюбие. В конце концов дикарка спустилась вниз, а женщина стала медленно отходить, чтобы спрятавшиеся рядом мужчины успели подбежать и схватить её. Приведённая на кухню замка, она бросилась на пищу, которую ей предложили, и, в присутствии виконта, быстро содрала кожу с кролика и стала есть его сырым. После неоднократного мытья кожа пленницы оказалась светлой, у неё были голубые глаза, а пальцы на руках, особенно большие, были непропорционально длинные. Она обнаруживала некоторые признаки поведенческой регрессии: опускалась на четвереньки, чтобы пить воду втягивая её, как это делает корова, у неё наблюдалось постоянные боковые движения глаз, похожие на нистагм, по причине жизни в состоянии перманентной бдительности. Она плавала очень хорошо, в том числе в зимний период. Она не разговаривала, отказывалась спать в постели, и её желудок переваривал только сырую пищу. Её пытались приучить к обычной еде: из учтивости она могла поесть немного хлеба, но потом её сильно рвало, и она начала слабеть. Поэтому ей разрешили есть сырое мясо; ей приносили курицу или живого кролика, у которых она сосала тёплую кровь, действовавшую, по её собственному признанию много лет спустя, «как бальзам, который растекался повсюду и восстанавливал мои силы». Отвращение к приготовленной пище продлится несколько лет после её возвращения к цивилизованной жизни[SI 2].

Реабилитация[править | править код]

Виконт д’Эпинуа поместил дикарку у своего пастуха, за что она получила прозвище «пастуший зверь», а 30 октября 1731 года её перевели в Приют Сен-Мор (фр. Hospice Saint-Maur) в городе Шалон-ан-Шампань. Приют включал в себя три отделения: для мужчин, для женщин, которые были должны работать в мастерской чулочно-носочных изделий, и для детей до подросткового возраста из бедных семей, где они получали питание и обучение ремеслу. В этом приюте, помещённая в женское отделение, она легко училась всему, что ей показывали, аккуратно шила и вспомнила своё имя, «Мари-Анжелик де Олив» (фр. Marie-Angélique des Olives)[SI 7]. В декабре 1731 журнал Mercure de France посвятил ей две статьи[SI 8], вызывая к ней интерес среди интеллигенции и двора в Париже, а затем делая известной её историю в Европе. Потом виконт д’Эпинуа отдал её на воспитание монахиням Шалона, которые терпеливо приобщали её к культуре. Там она начала получать образование и обрела речь. В последующие годы она жила в шести монастырях других четырёх городов Шампани: Витри-ле-Франсуа, Сент-Мену, Жуенвиле-ан-Шампань (фр. Joinville en Champagne) и короткое время в Реймсе. 16 июня 1732 года она приняла крещение и получила имя Мари-Анжелик Мемми и фамилию Леблан. Это второе имя, Мемми́ (фр. Memmie), было дано ей при крещении, чтобы (по словам Мари-Анжелик) напоминать тот факт, что она была найдена в епархии Шалона, где первым епископом был святой Мемми́й (фр. Saint Memmie). Ей тогда установили возраст 19—20 лет, позже кем-то исправленный на 11. После смерти виконта заботу о ней принял на себя епископ Шалона Шуазель (фр. Choiseul). В 1737 году её взяла под защиту бывшая королева Польши, Катажина Опалинская, мать Марии Лещинской, королевы Франции и супруги Людовика XV. В 1744 году её посетил и взял под своё покровительство герцог Луи Орлеанский, сын регента, который назначил ей ренту в 600 ливров в год.

В 1747 году у кларисс монастыря в Сен-Мену с ней встретился учёный-исследователь Ла Кондамин, который расспрашивал её о прошлом.

23 апреля 1750 года герцог Луи Орлеанский ввёл её в монастырь Новых католиков (фр. Nouvelles-Catholiques) в Париже, а затем, 20 января 1751, она присоединилась к новициату древнего и престижного королевского аббатства Сен-Перрин в Шайо (фр. Sainte-Périne de Chaillot) (расположенного рядом с теперешней Эйфелевой башней). Она готовилась стать монахиней, когда в этом аббатстве получила тяжёлую травму после падения из окна. 14 июня 1751 герцог Луи Орлеанский приказал перевести её в карете скорой помощи в монастырь-больницу на улице Муфтар (фр. Mouffetard), о чём свидетельствуют архивы герцога. Но после смерти герцога Орлеанского, 4 февраля 1752, она на несколько месяцев почти полностью лишается ухода ввиду отсутствия у неё средств.

Выходящий в Германии бюллетень, Journal épistolaire, 22 марта 1755 года выразит своё удивление тем, что личность такой важности «могла оказаться почти на грани нищеты».

К счастью, извещённый Луи Расином (фр. Louis Racine) и Ла Кондамином, новый герцог Орлеанский продолжил по отношению к ней благотворительную деятельность своего отца.

В монастыре госпитальеров на улице Муфтар (теперешние казармы Монж, фр. Monge), она познакомилась с благотворительницей, проживающей в этом же квартале (в настоящее время улица Брока, фр. Broca), Мари-Катрин Эке (Marie-Catherine Hecquet), с которой в 1753 году она записала свои воспоминания, опубликованные в 1755 году под названием «История юной дикой девушки, найденной в лесу в возрасте десяти лет» («Histoire d’une jeune fille sauvage trouvée dans les bois à l'âge de dix ans»). Ла Кондамин сделал к этой книге дополнения. Книга имела большой успех, сразу была перепечатана, а затем переведена на немецкий (1756) и английский (много изданий в Англии и Шотландии с 1760 года), и принесла финансовую поддержку Мари-Анжелик[SI 2].

Смерть[править | править код]

Утром 15 декабря 1775 года (другие источники указывают 1788 год) Мари-Анжелика была обнаружена истекающая кровью в своей квартире на углу нынешних улиц дю Тампль (фр. du Temple) и Нотр-Дам-де-Назарет (фр. Notre-Dame-de-Nazareth). Вызванный соседями врач ничего не смог сделать[SI 9].

Архивный документ с почерком Мари-Анжелик (" m a m le blanc "). Национальный архив. Главный нотариальный архив. Денежный заём от 7 июня 1775 года.

Сразу прибыл комиссар полиции, который получил показания свидетелей о «внезапной смерти Мари-Анжелик Мемми Леблан». Смерть от побоев было исключена, и гипотеза отравления не выдвигалась, хотя некоторые данные предполагают такую возможность.

За шесть месяцев до её смерти Мари-Анжелик одолжила деньги (приличную сумму в 512 ливров) гражданину Бургундии, сьеру Гуазо (фр. Goisot)[SI 10], и срок погашения кредита наступал в ближайшее время, в начале 1776 года. Между тем как её должник, по результату поисков Сержа Ароля, находился в трудном финансовом положении и раньше уже был осужден за преступление. В протоколах комиссара полиции упоминается необъяснимое присутствие в доме Мари-Анжелик в то утро дочери сьера Гуазо, работающей служанкой у аптекаря принца де Конти. Симптомы же «внезапной смерти» Мари-Анжелик (сильное горловое кровотечение) аналогичны проявлениям при отравлении крыс, бродячих собак и кошек кумарином, эквивалент которого в то время уже существовал. Однако известно, что Мари-Анжелик в последние годы страдала от астмы, из-за чего она оставила свою квартиру на третьем этаже и переселилась на шумный цокольный этаж.

Расследование полиции по поводу «внезапной смерти» Мари-Анжелик Мемми Леблан. Национальный архив, Y-серия, карточка 14470, 15 декабря 1775 года.

По причине отсутствия наследников выморочное наследство Мари-Анжелик подлежало продаже с аукциона в пользу короля Людовика XVI, в связи с чем судебным приставом-аукционистом в январе 1776 года было сделана оценка её имущества. Эта нотариально заверенная опись, в которой также упоминаются книги из её библиотеки, говорит о том, что она была довольно зажиточной: всё её имущество и сумма её пожизненной ренты превышали 10 000 ливров, в то время как жалованье служанки составляло около 150 ливров в год.

После появления кредиторов, утверждающих, что у Мари-Анжелик были долги за продовольствие и медикаменты, Королевская Палата имуществ начала изучение её последних лет жизни, в том числе исследование нравственности. Поддерживая интерес королевской Казны, прокурор короля признал требования кредиторов обманом, заключив, что Мари-Анжелик, будучи состоятельной, не может иметь долги в повседневной жизни: «девица Леблан, хотя и имела довольно значительную пожизненную ренту, жила с порядком и экономией»[SI 11].

Наследие[править | править код]

Свидетельства современников[править | править код]

В дополнении к архивным документам и биографии Мари-Катрин Эке, жизнь «дикарки из Сонжи» была предметом многочисленных комментариев современников.

  • Два письма были опубликованных в декабрьском выпуске 1731 года журнала Mercure de France. Одно из них Клода Фарона (фр. Claude Faron), шалонского историка, который снова пишет о ней в 1737 году[SI 8].
  • Луи Расин, французский поэт и сын Жан-Батиста Расина, посвятил ей несколько стихов в своей поэме «Epître II sur l’homme» (1747)[SII 6]. После встречи с ней в 1750 году, он опубликовал «Разъяснения о дикой девушке» (фр. Eclaircissements sur la Fille sauvage).
  • Философ Жюльен Офре де Ламетри заметил о ней в 1748 году: «Я думаю, что дикая девушка из Шалон-ан-Шампани расплатится за своё преступление, если это правда, что она съела свою сестру»[SII 7].
  • Французский королевский придворный и мемуарист герцог де Люин встретил её в 1753 и передал разговор с ней в своих мемуарах[SI 12].
  • В апреле 1755 года Mercure de France опубликовал письма Ла Кондамина, в которых он отрицал своё авторство "Истории юной дикой девушки… " Он указал условия написания этой книги[SI 13].
  • В 1756 году Вольтер кратко упомянул о ней в «Поэме о естественном законе» (фр. Poème sur la loi naturelle)[SII 8].
  • В 3-м и 4-м томах «Всеобщей и частной естественной истории» (фр. Histoire naturelle, générale et particulière) Жорж-Луи Леклерк, граф де Бюффон рассказал о Мари-Анжелик и о её неспособности говорить до поимки[SII 9][SII 10].
  • Естествоиспытатель Жак-Кристоф Вальмон де Бомар кратко упомянул Мари-Анжелик в издании 1764 года его «Универсального толкового словаря естественной истории» (фр. Dictionnaire raisonné universel d’histoire naturelle), в статье «Дикий человек» (фр. Homme sauvage) в издании 1775 года он посвятил ей несколько строк, резюмирующих "Историю юной дикой девушки…. ", к которым добавил личные наблюдения[SI 14].
  • Шотландский судья и философ Джеймс Бернет, лорд Монбоддо (James Burnett, Lord Monboddo), который предвосхитил в принципе идею естественного отбора, развитую позже в эволюционную теорию Чарлзом Дарвином, познакомился с ней в 1765 году и упомянул о ней в нескольких работах. Он назвал её «самой необычной личностью своего времени».
  • Шалонский юрист-антиквар Клод-Реми Бюиретт де Верьер (фр. Claude-Rémy Buirette de Verrières) писал о ней в «Исторических летописях города и графства-пэрства Шалон-на-Марне» (фр. Annales historiques de la ville et comte-pairie de Châlons-sur-Marne)[SI 15].
  • Французский историк Абель Жозеф, граф Эго (фр. Abel Joseph, comte Hugo) рассказал о ней в книге La France pittoresque.

Однако все эти авторы повторили ошибку относительно её возраста на момент поимки («десять лет», в то время как она была в два раза старше), которая будет существовать в течение почти трёх веков.

Мари-Катрин Омассель Эке[править | править код]

Мари-Катрин Омассель Эке (12 июня 1686 — 8 июля 1764) — французский биограф первой половине XVIII века. Она была женой абвильского купца Жака Омасселя (фр. Jacques Homassel) и полу-анонимной «Madame H---t», которая написала брошюру-биографию знаменитого дикого ребёнка Мари-Анжелик Мемми ле Блан, «История юной дикой девушки, найденной в лесу в возрасте десяти лет» (фр. «Histoire d’une jeune fille sauvage, Trouvée dans les Bois à l’âge de dix ans») в Париже в 1755 году.

Авторство этой книги иногда приписывают французскому учёному-исследователю Шарлю Мари де Ла Кондамину, что он публично отрицал. Биография была анонсирована в Париже в 1755 г. как «Brochure in-12 de 72 pag. Prix 1 liv.» (Брошюра формата duodecimo из 72 страниц. Цена 1 французский ливр)[SI 16] и продавалась в магазинах города, чтобы обеспечить небольшой доход для Мари-Анжелик. В то же время, Ла Кондамин описал мадам Эке как «вдову, которая живёт рядом с Сен-Марсо (фр. Saint-Marceaux) и которая, встретившись и подружившись с девушкой после смерти её покровителя м. герцога Орлеанского, взяла на себя труд написать её историю».

О ней мало известно кроме того, что она была корреспондентом и бывшим другом детства Мари-Андре Реньяр Дюплесси (фр. Marie-Andrée Regnard Duplessis,1687-1760), летописца и настоятельницы монастыря Hôtel-Dieu du Précieux Sang в Квебеке, в Канаде. Позже она предположительно посвятила себя религии.

Новое открытие в XXI веке[править | править код]

История жизни Мари-Анжелик по-прежнему мало известна в мире и оставалась почти забытой во Франции в XIX и XX веках до недавнего времени. В сентябре 2002 года издательство University of Chicago Press выпустило первую научную книгу Джулии В. Датвейт (англ. Julia V. Douthwaite) «Дикая девушка, естественный человек, и Чудовище: опасные эксперименты в эпоху Просвещения» (англ. The Wild Girl, Natural Man, and the Monster: Dangerous Experiments in the Age of Enlightenmentе) о жизни самых известных «диких детей» в Европе XVIII века, где также уделено внимание данному персонажу.

Во Франции с 2006 года существовали проекты инсценировать жизнь Мари-Анжелик ле Блан на телевидении, в театре и кино, которые не увенчались успехом. Среди создателей этих заброшенных проектов можно отметить: Андре Таржа (фр. André Targe), который начал с энтузиазмом в 2006 году, но его смерть прервала работу, Патрика Шарля Мессанса (фр. Patrick Charles Messance) для кино, в копродукции с США, Доминик Дешам (фр. Dominique Deschamps) для театра, Соню Парамо (фр. Sonia Paramo) и Marc Jampolsky для телевидения. Были сделаны только небольшие репортажи, транслировавшиеся по France-3 в июле 2006 года.

В результате 10-летней научно-исследовательской работы с использованием более 400 архивных документов, происходящих из разных источников: от Шотландии до России, Серж Ароль реконструирует биографию Мари-Анжелик в своей книге Marie-Angélique (Haut-Mississippi, 1712 — Paris, 1775) : Survie et résurrection d’une enfant perdue dix années en forêt, опубликованной в 2004 году. Он, в частности, устанавливает фальсификацию её возраста. В оригинале её свидетельства о крещении было вычеркнуто слово «девятнадцать» (лет) и заменено на «одиннадцать» (лет) другими чернилами и другим почерком, нежели у кюре (Муниципальный архив Шалон-ан-Шампань, GG 126). Копия свидетельства о крещении, хранящаяся в архиве канцелярии суда[SI 17] даёт ей «двадцать лет». Это изменение её возраста будет вводить в заблуждение всю литературу на протяжении почти трёх веков и препятствовать выяснению происхождения Мари-Анжелик ввиду того, что её приезд во Францию необходимо было искать в регистрах предыдущего десятилетия[SII 4].

В январе 2015 года парижское издательство Delcourt выпустило книгу комиксов о жизни Мари-Анжелик под названием «Дикарка: Биография Мари-Анжелик ле Блан» (фр. Sauvage: Biographie de Marie-Angélique le Blanc) с текстом Жан-Давида Морвана (Jean-David Morvan) и Орели Beviere (Aurélie Beviere) и иллюстрациями Гаэля Эрсана (Gaëlle Hersent)[SII 11].

В 2009 году в память о Мари-Анжелик в деревне Сонжи, где она была поймана в 1731 году, была установлена высокая статуя.

Примечания[править | править код]

Эта статья частично заимствована из аналогичной статьи Википедии на французском языке.

Комментарии
  1. Серж Ароль является одним из псевдонимов, используемых Франком Роленом (фр. Franck Rolin), французским хирургом и писателем, автором исторических исследований о диких детях, а также о жизни Заги Криста, некоторые аспекты которой выделены на основе древних эфиопских рукописей . В 1995 году он посвятил диссертацию доктора медицины неврологическим расстройствам, наблюдаемым у эскимосов с X по XIX века. Никаких сведения о личной жизни Франка Ролена не известно.
Первоисточники
  1. Segr. di Stato, Nunz. Fr. 256, ff. 796v-797r, 5 novembre 1731, " figlia salvatica "
  2. 1 2 3 4 5 6 Marie-Catherine Hecquet. Histoire d'une jeune fille sauvage trouvée dans les bois à l'âge de dix ans  (фр.). — Duchesne éditeur-libraire, 1755. — 72 с.
  3. Archives nationales, fonds Colonies, C11A/109
  4. Archives nationales. 2 copies de cette lettre dans les fonds Colonies et Marine
  5. Archives des Bouches-du-Rhône, 200 E 479
  6. Archives de Châlons, série B
  7. Archives de la Marne, série C
  8. 1 2 Mercure de France : dédié au Roy  (фр.). — Mercure de France, décembre 1731.
  9. Archives nationales. Série Y, carton 14470) Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «ref14» определено несколько раз для различного содержимого Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «ref14» определено несколько раз для различного содержимого
  10. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок ref15 не указан текст
  11. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок ref16 не указан текст
  12. Duc de Luynes. Mémoires du duc de Luynes sur la cour de Louis XV (1735–1758)  (фр.). — Paris: Firmin Didot, 1753–1754. — Т. 13.
  13. Mercure de France : dédié au Roy  (фр.). — Mercure de France, avril 1755.
  14. Jacques-Christophe Valmont de Bomare. Homme sauvage // Dictionnaire raisonné universel d'histoire naturelle. — Paris: Brunet, 1775. — Vol. 4.
  15. Claude-Rémi Buirette de Verrières. Annales historiques de la ville et Comté-Pairie de Chalons-sur-Marne  (фр.). — Seneuze, 1788.
  16. cf. archives de la Bibliothèque historique de la ville de Paris
  17. Archives de la Marne, 2 E 119 / 35
Вторичные источники
  1. Lucien Malson. Wolf Children and the Problem of Human Nature: With the Complete Text of the Wild Boy of Aveyron  (англ.). — Monthly Review Press, 1972. — С. 41–42.
  2. Julia V. Douthwaite. Rewriting the Savage: The Extraordinary Fictions of ‘The Wild Girl of Champagne  (англ.). — New York: Eighteenth-Century Studies, Winter 1994–95. — С. 163–192.
  3. Julia V. Douthwaite. The Wild Girl, Natural Man, and the Monster: Dangerous Experiments in the Age of Enlightenment  (англ.). — Chicago: University of Chicago Press, 2002. — Т. 28. — С. 29–53.
  4. 1 2 Serge Aroles. Marie-Angélique (Haut-Mississippi, 1712–Paris, 1775): Survie et résurrection d'une enfant perdue dix années en forêt  (фр.). — Bonneuil-sur-Marne: Terre Editions, 2004. — ISBN 2 915587 019.
  5. Jean-Paul Denise. L’enfant sauvage de Songy (фр.) // Champagne Généalogie. — Châlons-en-Champagne, 1996. — No 77.
  6. Louis Racine. Louis Racine  (фр.). — Paris: Le Normand, imprimeur libraire. — Vol. 2.
  7. Julien Offray de La Mettrie. Œuvres philosophiques de Mr. de La Mettrie  (фр.). — Amstrdam, 1753. — Vol. 1.
  8. Voltaire. Œuvres complètes de Voltaire  (фр.). — Vol. 8.
  9. Georges-Louis Leclerc comte de Buffon, Louis-Jean-Marie Daubenton. Histoire naturelle, générale et particulière : avec la description du Cabinet du Roy  (фр.). — Paris: Imprimerie Royale. — Vol. 7.
  10. Georges-Louis Leclerc comte de Buffon, Louis-Jean-Marie Daubenton. Histoire naturelle, générale et particulière : avec la description du Cabinet du Roy  (фр.). — Paris: Imprimerie Royale. — Vol. 3.
  11. Aurélie Bévière, Jean-David Morvan. Sauvage : biographie de Marie-Angélique Memmie Le Blanc  (фр.). — Delcourt, 2015. — 216 p. — ISBN 978-2-7560-3551-2.

Дополнение[править | править код]

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Serge Aroles. L’Énigme des enfants-loups : Une certitude biologique mais un déni des archives  (фр.). — Paris: Publibook, 2007. — 303 p. — ISBN 2748339096.
  • Anne Cayre. La Fille sauvage de Songy  (фр.). — L'Amourier, 2013.
  • Benzaquén, Adriana S.,. Encounters with Wild Children: Temptation and Disappointment in the Study of Human Nature  (англ.). — Montreal: McGill-Queen's University Press, 2006.
  • Strivay, Lucienne. Enfants sauvages: Approches anthropologiques  (фр.). — Paris: Editions Gallimard, 2006.
  • Calder, Martin. Encounters with the Other: A Journey to the Limits of Language Through Works by Rousseau, Defoe, Prévoust and Graffigny  (англ.). — Amsterdam/New York: Editions Rodopi, 2003.
  • Douthwaite, Julia V. Les sciences de l'homme au 18e siècle: Le parcours de la jeune fille sauvage de Champagne (англ.). — 2004. — Осень-зима. — P. 46-53.
  • Newton, Michael. Savage Girls and Wild Boys: A History of Feral Children  (англ.). — London: Thomas Dunne Books/St Martin's Press, 2002., переиздание Newton, Michael. Savage Girls and Wild Boys: A History of Feral Children  (англ.). — London: Picador, 2004.

Ссылки[править | править код]