Массовое убийство в Метгетене

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Метгетен на карте битвы за Кёнигсберг в апреле 1945 года

Массовое убийство в Метгетене (нем. Massaker von Metgethen) или зверство в Метгетене[1] — уничтожение неустановленными лицами мирного населения в восточно-прусском городке Метгетен (ныне Посёлок имени Александра Космодемьянского), предположительно произошедшее вскоре после его захвата советской армией 29 января 1945 года[источник не указан 2835 дней]. 19 февраля того же года в ходе битвы за Кёнигсберг город был отбит немецкими войсками, которые обнаружили следы массовой гибели гражданского населения, что было использовано в нацистской пропаганде как доказательство «зверств» советских солдат над немецким населением[нужна атрибуция мнения]. Информация о массовом убийстве основывается на свидетельстве Германа Зоммера (по собственным словам — капитана штаба коменданта крепости Отто Ляша и комендатуры вермахта Кёнигсберга) и не имеет документальных подтверждений, а также ни разу не упоминается и в автобиографических работах его начальника, Отто Ляша.

Свидетельства[править | править код]

Немецкая фотография с подписью «Снимок двух женщин и трёх детей в доме Йодайт, Метгетен, ул. Хорста Весселя 23. И этот снимок показывает типичные признаки изнасилования»

Герман Зоммер[править | править код]

Одним из свидетелей по данному делу выступал Герман Зоммер, по его словам — капитан штаба коменданта крепости Отто Ляша и комендатуры вермахта Кёнигсберга, а также ответственный за размещение войск, «казарменное содержание иностранцев» и «начальник по делам военнопленных».[2]

15 февраля 1951 года Зоммер дал под присягой показания о «зверстве ведения войны русскими».[3]. По словам Зоммера, после обратного захвата Метгетена «наряду с разбросанными в окрестостях местечка единичными трупами были обнаружены два особенно крупных холма трупов», «в которых находилось около 3 000 трупов, в основном женщин, девочек и детей.»[4]

Вопреки более поздним представлениям, в которых показания Зоммера были оценены выборочно и выявлены лишь жертвы среди немецкого гражданского населения, «большая часть трупов была не немецкой, а русской национальности».[5] Под русскими подразумевались расположенные в лесу возле Метгетена украинцы[6]}, из которых, по словам Зоммера, при захвате советскими войсками области «бо́льшая часть мужчин была сразу зачислена в русские штрафные батальоны, а остальные расстреляны».[5]

Зоммер сказал также, что была образована специальная комиссия для идентификации жертв и расследования обстоятельств, которая сфотографировала «многие сотни трупов» и запротоколировала высказывания свидетелей.[5] По словам Зоммера, часть этих материалов хранилась затем в штабе у Зоммера и использовалась двояко. С одной стороны, офицеры абвера и уголовной полиции допрашивали там пленных, чтобы выяснить обстоятельства дела; свидетельства Зоммера гласят, что показания об обращении с украинцами были даны «многими сотнями военнопленных».[5] С другой стороны, его штаб якобы служил местом сбора гражданских лиц, которые хотели идентифицировать своих родственников среди жертв.

Гауляйтерство издало на основе этих материалов плакат с надписью «Думайте о Метгетене!» и другие пропагандистские материалы, по мнению Зоммера — чтобы «побудить население покинуть город».[3] На самом деле гауляйтерство строго запрещало покидать область до середины января 1945 года и подготовка к эвакуации из Восточной Пруссии не велась, за что ответственным за эвакуацию гауляйтеру Эриху Коху и его подчинённому Альфреду Фидлеру[6] иногда приписывают существенную часть вины в большом числе жертв среди мирного населения.[7]

По словам Зоммера, его место службы в Кёнигсберге было уничтожено вместе со всеми находящимися там материалами 2 апреля 1945 года прямым попаданием артиллерийского снаряда.[3] Также не сохранилось ничего из материалов расследования и пропаганды, за исключением архивированного в Библиотеке Конгресса альбома из 26 фотографий, который озаглавлен как «Фотоотчёт об убитых и осквернённых большевиками в Метгетене немцах» (нем. Bildbericht über von den Bolschewisten ermordete und geschändete Deutsche in Metgethen) и помечен «командир полиции безопасности, Кёнигсберг Пр.» (нем. Der Kommandeur der Sicherheitspolizei, Königsberg Pr.).[8]

В одном из своих свидетельств Зоммер рассказал:

Свои собственные наблюдения я сделал 27 февраля 1945 года, когда должен был быть в Метгетене по службе. Когда недалеко перед железнодорожным переездом на Метгетен я заехал на своём мотоцикле в находящийся там галечный карьер, чтобы осмотреть стоящие там здания на предмет использования, то неожиданно нашёл за домом двенадцать женских и шесть детских трупов. Все они были полностью раздеты и лежали вповалку друг на друге. Черепа детей были большей частью пробиты твёрдым предметом или их тела были продырявлены бесчисленными ударами штыков. Женщины, в основном в возрасте между 40 и 60 лет, были также убиты ножами и штыками. У всех были явственно различимы чёрно-синие пятна от ударов.[9]

Отто Ляш[править | править код]

Начальник Зоммера, комендант крепости генерал Отто Ляш после своего возвращения из советского плена не привёл в своей опубликованной в 1958 году автобиографии случаев с даже отдалённо сравнимым числом жертв[10]. В переводе на русский язык книги мемуаров того же автора «Так пал Кёнигсберг» ни о каких подобных инцидентах при возврате Метгетена не упоминается[11].

Последствия[править | править код]

Как свидетельство Германа Зоммера, так и появившиеся после войны высказывания современников и предполагаемых свидетелей с тех пор зачастую цитируются в литературе. На английском языке они часто даются в переводе Альфреда-Мориса де Зайаса[12].

Зайас приводит кроме ссылки на Зоммера также слова адъютанта Карла Августа Кнорра, который на открытой площадке увидел двух девушек лет двадцати, которых видимо, привязали ногами к двум машинам, а затем разорвали на части. «Из находившейся неподалеку виллы было вывезено примерно 60 женщин, половина которых была близка к сумасшествию… Ими пользовались в среднем по 60-70 раз в день».[13]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Andreas Hillgruber, Gerhard Hümmelchen: Chronik des Zweiten Weltkrieges, Bernard & Graefe, Frankfurt am Main 1966, S. 145
  2. Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv: Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, Bonn 1989, S. 146 [неавторитетный источник?]
  3. 1 2 3 Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv: Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, Bonn 1989, S. 146—148 [неавторитетный источник?]
  4. Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv: Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, Bonn 1989, S. 146f. [неавторитетный источник?]
  5. 1 2 3 4 Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv: Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, Bonn 1989, S. 147 [неавторитетный источник?]
  6. 1 2 Alfred Fiedler, der «Feuerwehrgeneral» bzw. Oberst der Berufsfeuerwehr und Leiter der Feuerwehrschule, ein Fabrikant mit besten Beziehungen zum NSDAP-Gauleiter für Ostpreußen Erich Koch, hatte die Feuerwehrschule von Metgethen in eine Einrichtung für ukrainische Zwangsverpflichtete umfunktioniert und dort nach der späteren euphemistischen Darstellung von Heinrich Sommer «mehrere Tausend Ukrainer mit ihren Familien evakuiert» (d. h. interniert), vgl. Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv / Silke Spieler (Redaktion): Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, 1945—1948: Bericht des Bundesarchivs vom 28. Mai 1974, Archivalien und ausgewählte Erlebnisberichte, Kulturstiftung der Deutschen Vertriebenen, Bonn 1989, ISBN 3-88557-067-X, S. 146—148, hier S. 147, und zu Fiedler siehe Andreas Linhardt: Feuerwehr im Luftschutz 1926—1945: Die Umstrukturierung des öffentlichen Feuerlöschwesens in Deutschland unter Gesichtspunkten des zivilen Luftschutzes, Book on Demand, Braunschweig 2002, ISBN 3-8311-3738-2, S. 165; Fritz Gause: Die Geschichte der Stadt Königsberg in Preußen, Teil 3: Vom Ersten Weltkrieg bis zum Untergang Königsbergs, Böhlau, Köln 1971 (= Ostmitteleuropa in Vergangenheit und Gegenwart, 10, 3), ISBN 3-412-38871-8, S. 134, S. 169; Dieckert / Grossmann: Der Kampf um Ostpreussen, München 1960, S. 31, S. 43, und die romanhafte Darstellung von Marianne Blessing: Vorbei, vorbei…, Book on Demand, 2002, ISBN 3-831-11899-X, passim. Laut Heinrich Sommer (S. 147) lagerten im Wald bei Metgethen außerdem rund 25.000 ukrainische Flüchtlinge («Treck-Angehörige»). [неавторитетный источник?]
  7. Dieckert, Grossmann: Der Kampf um Ostpreussen, München 1960, S. 43
  8. Library of Congress, Prints and Photographs division, Katalogsuche, Referenznummer LOT 2280
  9. Spieler (ed.), Vertreibung und Vertreibungsverbrechen (1989), p.147 [неавторитетный источник?]
  10. Otto Lasch: So fiel Königsberg: Kampf und Untergang von Ostpreussens Hauptstadt, Gräfe und Unzer, München 1958, S. 74
  11. Отто Лаш: Так пал Кёнигсберг
  12. Alfred-Maurice de Zayas: A Terrible Revenge: The Ethnic Cleansing of the East European Germans, St. Martin’s Press, New York 1994, ISBN 0-312-12159-8, S. 40-41.
  13. Zeugnisse der Vertreibung? 1983, p.57-58

Литература[править | править код]

  • Hermann Sommer: Maschinenschriftliche eidesstattliche Erklärung (15. Februar 1951), in: Bundesarchiv: Vertreibung und Vertreibungsverbrechen, Bonn 1989, S. 146—148