Матери площади Мая

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Белая косынка как символ матерей площади Мая, нарисованная на площади
В 2006 году

Матери площади Мая (исп. Asociación Madres de Plaza de Mayo) — общественное движение, ассоциации аргентинских матерей, чьи дети исчезли во время проведения политики «Грязной войны» в период военной диктатуры, именуемой «Процессом национальной реорганизации», между 1976 и 1983 годами в Аргентине. Своё название движение получило от названия центральной площади Буэнос-Айреса — площади Мая, где, прямо напротив дома правительства, начиная с 30 апреля 1977 года, каждый четверг, стали собираться женщины, дети которых бесследно пропали.

Существует также аналогичное движение, названное Бабушки площади Мая (исп. Asociación Civil Abuelas de Plaza de Mayo), состоящее из женщин, чьи дочери или невестки на момент исчезновения были беременны.

История[править | править код]

После военного переворота 24 марта 1976 года власть в Аргентине оказалась в руках военной хунты, была провозглашена политика «Национальной реорганизации» (получившая в народе название «Грязная война»). Аргентина в то время находилась на грани гражданской войны, и для того, чтобы предотвратить революцию, президент Видела и окружавшая его хунта избрали политику террора[1]. За время нахождения хунты у власти около 30 тысяч человек были арестованы, затем люди подвергались пыткам и расстрелу. Использовались также так называемые «полёты смерти» когда заключённых сбрасывали с летящего над Атлантическим океаном самолёта или вертолёта. Выжившие помещались в секретные центры и камеры содержания под стражей, об этих исчезнувших людях, как и о местах их содержания никому известно не было[1]. Женщины, родившие в заключении, разлучались со своими детьми, таким образом, около 500 детей потеряли связь со своей настоящей семьёй — всех их отдавали на усыновления в военные семьи, поддерживающие хунту. На фоне репрессий власть жестоко подавляла любые попытки упоминания о своих злодеяниях, вселяя в людей ужас даже при самой мысли о протесте.

Первой, кто решился выступить с протестом на центральной площади Буэнос-Айреса и оставаться там до тех пор, пока не добьётся какого-нибудь известия об исчезнувших детях, была аргентинская активистка Асусена Вильяфлор (исп. Azucena Villaflor); она вместе с 14 другими матерями собрала первый митинг 30 апреля 1977 года. В декабре 1977 года её тело, вместе с другими неопознанными, было найдено на побережье Буэнос-Айреса; лишь в 2005 году её останки были идентифицированы, затем кремированы и с почестями перезахоронены на площади Мая.

Таким образом, каждый последующий четверг после 30 апреля 1977 года на площади стали собираться женщины, узнававшие друг друга по белому платку, покрывавшему голову, который на самом деле являлся детской пелёнкой. Они стали называть себя «матерями площади Мая». Начиная с 1978 года женщины стали просить помощи у мирового сообщества, однако ни католическая церковь в лице папы Павла VI, ни детский фонд ООН (UNICEF) на направленные письма не ответили. Лишь в августе 1978 года аргентинская газета «La Prensa» опубликовала большое обращение женщин, имевшее большой международный резонанс и привлёкшее внимание мирового сообщества к аргентинской проблеме, что в значительной мере облегчило поиск людей. Военные признали похищения 9 тысяч человек, однако матери площади Мая настаивали на 25—30 тысячах похищенных. После падения хунты государственная гражданская комиссия подтвердила 11 тысяч случаев пропажи людей, более точную цифру определить невозможно из-за секретности, сопровождавшей похищения.

«Бабушки площади Мая» начали разыскивать своих внуков в 1983 году, когда было восстановлено конституционное правительство. С ними активно сотрудничали генетики из США, которые взяли у них образцы ДНК, чтобы сравнить их с ДНК предполагаемых внуков, если те будут найдены. От выживших в заключении женщины узнавали, что новорождённых отдавали на нелегальное усыновление, и пытались через суды добиться их аннулирования — по причине секретности усыновления личности тех детей тогда установить не удалось, а с середины 1990-х какие-либо судебные прошения стало вообще невозможно удовлетворить, потому что дети к тому моменту стали уже юридически совершеннолетними. Тогда женщины начали компанию по информированию общественности, подавая в СМИ объявления с призывом к аргентинцам, которые родились в период хунты и выросли в военных семьях. Такая тактика быстро принесла свои плоды и в итоге к июню 2019 года было обнаружено 130 таких детей. Так президент ассоциации Энрикета Эстела Барнс де Карлотто в 2014 году разыскала своего внука Игнасио — он вырос под именем Игнасио Хурбан, но после установления родства официально поменял своё имя на Игнасио Монтоя Карлотто.

Сегодня гражданская ассоциация «Abuelas de Plaza de Mayo» располагает шестью офисами, расположенными по всей Аргентине, которые продолжают проводить собственные расследования в поисках «исчезнувших» внуков и детей и всевозможными способами привлекают внимание общественности к необходимости соблюдения прав человека. В 2008 году ассоциация «Матери площади Мая» была номинирована на получение Нобелевской премии мира, об организации снято множество документальных и художественных фильмов.

Радио La Voz de las Madres[править | править код]

16 ноября 2005 года ассоциация «Матери площади Мая» открыла радиостанцию La Voz de las Madres, как альтернативу официальным СМИ. Канал вещает на частоте 530 кГц в Аргентине и через Интернет по всему миру[2].

В искусстве[править | править код]

В 1988 году шотландский композитор и дирижер Джеймс Макмиллан, вдохновленный поиском матерями своих пропавших детей, написал произведение «Búsqueda (Поиск)». В работе использована декламация стихов, написанных некоторыми матерями, сопровождаемая литургическими песнопениями католической мессы[3].

Рок-группа U2 написала песню «Mothers of the Disappeared» в знак уважения к делу Матерей площади Мая. Песня появилась в альбоме 1987 года The Joshua Tree.

Документальный фильм 1985 года «Матери Плаза де Майо», снятый режиссерами Сюзаной Блаустейн Муньоси Лурдес Портильо был номинирован на премию Оскар как лучший документальный фильм[4].

Фильм режиссёра Луиса Пуэнсо «Официальная версия» (La historia oficial,1985) получила 9 премий «Серебряный кондор» и стала первым фильмом в истории аргентинского кинематографа, получившим премию Оскар в номинации Лучший иностранный фильм и вторым фильмом, получившим в той же номинации Золотой глобус

Фильм аргентинского режиссера Гастона Бирабена «Пленница» (Cautiva, 2003) стал лауреатом Кинофестиваля в Сан-Себастьяне в 2003 году.

9 марта 2007 года на 22-м Международном кинофестивале в Мар-дель-Плата состоялась премьера фильма «Матери»[5] в разделе «Память в движении».

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]