Междуцарствие 1825 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Посмертная маска Александра I

Междуца́рствие 1825 года — промежуток политической неопределённости в Российской империи, последовавший за смертью 19 ноября (1 декабря) в Таганроге бездетного императора Александра I. Он был использован декабристами для выступления на Сенатской площади 14 (26) декабря того же года.

Обзор событий[править | править код]

Согласно павловскому закону о престолонаследии после смерти бездетного Александра престол должен был унаследовать следующий по старшинству брат Константин Павлович (также бездетный). Лишь немногие приближённые императора знали, что Константин заранее отрёкся от наследования престола[1], что давало преимущество следующему брату, крайне непопулярному среди высшей военно-чиновничьей элиты Николаю Павловичу.

Более того, ещё до обнародования секретного документа об отречении Константина под давлением генерал-губернатора Санкт-Петербурга графа М. А. Милорадовича великий князь Николай Павлович поспешил отказаться от прав на престол в пользу Константина[1][2].

27 ноября (9 декабря) население Петербурга, а несколькими днями позже и Москвы было приведено к присяге Константину, несмотря на то, что официального манифеста о вступлении на престол не появилось. Номинально в России появился новый император, было даже отчеканено несколько пробных монет с его изображением. При этом Константин престола не принимал, но и формально не отказывался от него в качестве императора. Создалось двусмысленное и крайне напряженное положение междуцарствия.

Состояние неопределённости длилось очень долго. Высшее чиновничество, включая Милорадовича, всячески затягивало окончательное решение вопроса в расчете на то, что слывший либералом Константин изменит своё решение и всё-таки согласится взойти на престол. После повторного отказа Константина Павловича от короны Сенат в результате долгого ночного заседания 13 (25) - 14 (26) декабря 1825 года признал права на престол Николая Павловича. На 14 (26) декабря была назначена вторая присяга — «переприсяга» Николаю I. Наступил момент, которого ждали декабристы — смена власти. Члены тайного общества решили выступать, тем более, что на столе у министра уже лежало множество доносов и скоро могли начаться аресты.

Отречение Константина[править | править код]

Конверт, в котором хранился манифест 1823 года

В 1801 году, после гибели отца и с воцарением старшего брата Александра I, 22-летний Константин стал наследником престола. Это следовало из павловского закона 1797 года и было всем известно. Однако в тексте присяги Александру I он упомянут не был. Вместо этого присяга приносилась, в нарушение павловского закона, «Императору Александру Павловичу <…> и Его <…> Наследнику, который назначен будет». Причиной опущения имени Константина была надежда Александра I на потомство в браке с Луизой Марией Августой Баденской, и такой абстрактной формулировкой исключалась необходимость повторной присяги на случай, если у него родится сын[3]. При этом сам Константин царствовать не хотел и прибавлял: «Меня задушат, как задушили отца».

Хотя Положение об императорской фамилии, препятствовавшее наследованию престола детьми от неравного брака, и не лишало лично его прав на престол, в 1823 году Константин, ссылаясь на морганатический брак с польской графиней Грудзинской и неспособность к государственному управлению, тайно отрёкся от престолонаследия. Это отречение было оформлено в виде манифеста Александра I от 16 (28) августа 1823 года, который следовало огласить после его кончины. В силу этого решения наследником престола становился следующий брат, великий князь Николай Павлович. В конце августа 1823 г. манифест в конверте с собственноручной надписью государя: «Хранить в Успенском соборе с государственными актами, до востребования моего, а в случае моей кончины открыть московскому епархиальному архиерею и московскому генерал-губернатору, в Успенском соборе, прежде всякого другого действия» был передан московскому архиепископу Филарету. Копии хранились в Государственном Совете, Сенате и Синоде. О содержимом конверта знали только Филарет, князь А. Н. Голицын и граф А. А. Аракчеев[4].

Николай был в курсе этих планов как минимум с 1819 года, однако о существовании манифеста не знал до момента его обнародования после смерти Александра I[5].

Хроника событий[править | править код]

Известия о смерти Александра I[править | править код]

Великий князь Николай Павлович в 1825 году

25 ноября (7 декабря) цесаревичем в Варшаве был получен из Таганрога рапорт о кончине Александра I, в котором начальник Главного штаба И. И. Дибич обращался к Константину Павловичу уже как к императору.

Свою реакцию Константин изложил в письмах к императрице-матери и — в соответствии с тайным манифестом о наследовании престола — к новому императору. В частном письме Николаю он напомнил ему о воле Александра Павловича: «Не сомневаясь, что ты, любезный брат, привязанный к покойному душой и сердцем, в точности исполнишь его волю и то, что было сделано с его соизволения, приглашаю тебя распорядиться соответственно тому…» В официальном послании на имя Императора Николая Павловича он подтвердил, что

«по силе Высочайшего собственноручного рескрипта покойного Государя Императора, от 2 февраля 1822 года ко мне последовавшего, на письмо мое к Его Императорскому Величеству, об устранении меня от наследия Императорского Престола, которое было предъявлено родительнице нашей, удостоилось как согласия, так и личного её Величества мне о том подтверждения, уступаю Вам право мое на наследие Императорского Всероссийского Престола».

Грамота Его Императорского Высочества Цесаревича и Великого Князя Константина Павловича к Его Императорскому Величеству Николаю Павловичу

26 ноября (8 декабря) эти письма были оправлены в Петербург с великим князем Михаилом Павловичем.

В Петербурге известие из Таганрога о кончине императора Александра I было получено только утром 27 ноября (9 декабря).

Присяга Константину[править | править код]

Объявление о кончине Александра I и присяге императору Константину I в «Русском инвалиде» от 29 ноября 1825 г.

В этот же день, после некоторых колебаний Николай Павлович первым принёс присягу Константину и приказал привести к присяге дворцовый караул и собравшихся в Александро-Невской лавре высших гражданских и военных чиновников, а затем и гвардию. На состоявшемся через несколько часов заседании Государственного совета были оглашены тайные документы о престолонаследии, но его члены решили последовать примеру Николая Павловича и присягать Константину[6][~ 1].

Константину были отправлены официальные документы: докладная записка и копия журнала Государственного совета за 27 ноября (9 декабря) и донесения о присяге. В личном письме Николай Павлович написал старшему брату в Варшаву письмо с известием о принесении присяги и с просьбой прибыть в Петербург:

«Любезный Константин! Предстаю перед моим Государем с присягою… которую уже и принёс ему со всеми меня окружавшими, в церкви, в ту самую минуту, когда разразилась над нами весть о жесточайшем из всех несчастий. Как сострадаю я тебе и как все мы несчастливы! Бога ради, не покидай нас и не оставляй одиноких. Твой брат, верный подданный на жизнь и на смерть Николай».

Развитие ситуации[править | править код]

В последовавшие за 27 ноября (9 декабря) дни принятие присяги продолжалось. 30 ноября (12 декабря) присяга была проведена в Москве.

Пушкин писал П. А. Катенину из Михайловского 4 (16) декабря 1825:

Как верный подданный, должен я, конечно, печалиться о смерти государя; но, как поэт, радуюсь восшествию на престол Константина I. В нём очень много романтизма; бурная его молодость, походы с Суворовым, вражда с немцем Барклаем напоминают Генриха V. — К тому ж он умён, а с умными людьми всё как-то лучше; словом, я надеюсь от него много хорошего.

2 (14) декабря Константин Павлович ответил на письмо Николая Павловича от 27 ноября (9 декабря), что его «намерение неподвижно и освящено покойным моим благодетелем и государем. Твоего предложения прибыть скорее в Петербург я не могу принять и предваряю тебя, что удалюсь еще дальше, если все не устроится в согласность воле покойного нашего государя».

3 (15) декабря прибыл в Петербург великий князь Михаил Павлович с подтверждением отказа цесаревича Константина Павловича от престола. На сомнения Михаила, «что теперь будет при второй присяге в отмену прежней и как Бог поможет все это кончить», Николай ответил: «Едва ли есть повод тревожиться, когда первая присяга была совершена с такою же покорностию и так же спокойно»[6]

Тем не менее, Николай решил отправить старшему брату в Варшаву письмо с просьбой подписать манифест об отречении, который мог бы стать причиной и объяснением новой присяги[7].

6 (18) декабря по распоряжению министра финансов, графа Е. Ф. Канкрина на монетном дворе начали чеканить пробные рубли с профилем нового императора и надписью «Б. М. КОНСТАНТИН I ИМП. И САМ. ВСЕРОСС»[~ 2]. Типографии приступили к печатанию портретов нового российского императора, приказов, паспортов и других государственных документов с печатными заголовками «…по указу императора Константина Павловича»[~ 3].

7 (19) декабря из письма, отправленного из Варшавы 2 (14) декабря, Николай понял, что Константин считает принесенную ему присягу нарушением воли Александра I, приехать в Петербург отказывается и угрожает уехать за границу, «если всё не устроится сообразно воле покойного нашего императора». Сам Николай впоследствии описывал эту ситуацию так:

Константин, мой Государь, отверг присягу, которую я и вся Россия ему принесли. Я был его подданный: я должен был ему повиноваться.

Письма императора Николая I родным

Нежелание Константина приехать в столицу или подписать официальное отречение подтолкнуло Николая к решительным шагам и написанию манифеста о своём вступлении на престол. Окончательный текст манифеста, подготовленного М. М. Сперанским и подписанного Николаем, датирован 12 (24) декабря. В тексте манифеста датой начала царствования Николая задним числом указана дата кончины Александра I — 19 ноября (1 декабря), соответственно, все события междуцарствия были отнесены к правлению Николая, а присяга и иные меры, исходившие из того, что царствует Константин, стали недействительными.

Присяга Николаю[править | править код]

13 (25) декабря на вечернем чрезвычайном заседании Государственного Совета Николай Павлович объявил о своем вступлении (с 19 ноября (1 декабря1825 г. — дня смерти Александра I) на престол. Присяга была назначена на 14 (26) декабря.

14 (26) декабря в 7 часов утра в Зимнем дворце одновременно с сенаторами присягу Николаю I принесли генералы и старшие гвардейские командиры, а позже — и члены Государственного совета.

Восстание декабристов[править | править код]

14 (26) декабря участники тайного общества вывели восставших на Сенатскую площадь под предлогом защиты законных прав императора Константина.

16 (28) декабря Николай I написал Константину Павловичу: «Дорогой, дорогой Константин! Ваша воля исполнена: я — Император, но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных!»

Константин после междуцарствия[править | править код]

Константин I. Император и самодержец Всероссийский. Декабрь 1825 г.

Через несколько недель после восстания, 4 (16) января 1826 года, Николай I в письме просил брата всё же приехать в Санкт-Петербург.

Я бы во всех отношениях очень желал вашего приезда, как бы ни тяжела была наша встреча. Не скрою от вас, что в войсках наблюдается ещё некоторое беспокойство, что не видят вас, и что ходят слухи, будто бы вы двигаетесь с корпусом на Петербург. Только ваше присутствие может окончательно установить спокойствие в этом отношении <…>[8]

Константин приехал в Москву только на официальную коронацию Николая I в августе 1826 года и вернулся в Варшаву сразу по завершении торжеств.

После отказа от престола Константин до конца жизни продолжал титуловаться цесаревичем. Тем не менее из очереди престолонаследия он был исключён: согласно манифесту 1826 года, после Николая и его сыновей престол наследовал четвёртый брат, Михаил Павлович.

Теории заговора[править | править код]

В конце XX века в популярной исторической литературе было сформулировано несколько теорий заговора относительно декабрьских событий 1825 года:

  • Версия М. М. Сафонова: Декабрьские события подстроила вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, желавшая устранить сыновей от наследования престола и стать регентом при малолетнем внуке Александре Николаевиче. Роль её главного сообщника Сафонов отводит Милорадовичу[9].
  • Версия В. А. Калинина: Николай и Мария Фёдоровна настояли на присяге Константина с тем, чтобы добиться его отречения от престола в качестве царствующего монарха и тем самым упрочить позиции Николая с юридической точки зрения[10].
  • Версия Я. А. Гордина: Милорадович попустительствовал декабристам и нарочно запутывал ситуацию с престолонаследием для того, чтобы добиться вступления на престол своего старого знакомого Константина, при котором он рассчитывал стать первым министром[11][12].
  • Версия В. А. Брюханова: Милорадович желал перехватить верховную власть у Романовых и с этой целью составил заговор с участием Аракчеева, Дибича, Киселёва и лейб-медика, который отравил Александра. Декабристы были послушными орудиями его воли[13].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 В. А. Фёдоров. Статьи и комментарии // Мемуары декабристов. Северное общество. — Москва: МГУ, 1981. — С. 36—37, 327.
  2. Из записок С. П. Трубецкого.
  3. Е. В. Староверова — Отречение цесаревича Константина Павловича от права наследование престола. / История государства и права. — 2009
  4. Константин Павлович. Биография
  5. Император Николай Павлович. Вступление на престол Архивировано 14 июня 2012 года.
  6. 1 2 Выскочков Л. В. Дневники и воспоминания о Николае I как исторический источник
  7. Ильин П. В. Междуцарствие 1825 года и события 14 декабря — //в кн.: 14 декабря 1825 года. Воспоминания очевидцев — С.Пб.: Академический проект, 1999, 750 с., — сс. 12—36 ISBN 5-7331-0052-4
  8. Из переписки Николая I
  9. М. М. Сафонов. 4 декабря 1825 года как кульминация междуцарствия. // 14 декабря 1825 года: Источники, исследования, историография, библиография. Вып. IV. СПб.; Кишинев. 2001. С. 61-89.
  10. Калинин В. А. Константиновский рубль и междуцарствие 1825 года. // Нумизматика в Эрмитаже, Сборник научных трудов. Л., 1987.
  11. Я. А. Гордин. Мятеж реформаторов: 14 декабря 1825 года. Лениздат, 1989.
  12. Т. В. Андреева. Император Николай Павлович и граф М. А. Милорадович. // Философский век. Альманах. Вып. 6. Россия в николаевское время: наука, политика, просвещение. / Отв. редакторы М. Ф. Хартанович, М. И. Микешин. СПб., 1998.
  13. В. А. Брюханов. Заговор графа Милорадовича. М., 2004.
Комментарии
  1. Своими действиями Николай нарушал существовавшую традицию, в соответствии с которой присяга могла быть принесена, во-первых, только после обнародования Манифеста о восшествии на престол нового государя и, во-вторых, сначала Государственным советом, Сенатом, а потом — войсками
  2. «Божьей Милостью Константин I Император и Самодержец Всероссийский»
  3. Факт чеканки рубля после вступления на престол Николая I был засекречен, печатные напоминания о временном императорстве Константина были уничтожены. В экспозиции некоторых музеев сохранились редкие экземпляры литографированных портретов Константина Павловича с надписью: «Константин 1, император и самодержец всероссийский»