Мемориал Королевской артиллерии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Памятник
Мемориал Королевской артиллерии
англ. Royal Artillery Memorial
Royal Artillery Monument corner view.jpg
51°30′09″ с. ш. 0°09′07″ з. д.HGЯO
Страна  Великобритания
Гайд-парк корнер
 Англия
Лондон
Скульптор Чарлз Сарджент Джаггер
Архитектор Лайонел Пирсон
Дата основания 1925
Строительство 1922
Статус Исторический памятник категории «I» Английского наследия
Материал портлендский известняк[d] и бронза
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Мемориал Королевской артиллерии (англ. Royal Artillery Memorial) — мемориал, созданный скульптором Чарлзом Сарджентом Джаггером[en] и архитектором Лайонелом Пирсоном[en] в память о 49 076 солдатах Королевского полка артиллерии, погибших в Первой мировой войне. Расположен в Гайд-парк Корнер[en] (Лондон).

Характер конфликта на Западном фронте был таков, что артиллерия играла важную роль в боевых действиях. В послевоенные годы власти старались избегать слишком материальных напоминаний о боях. Королевский артиллерийский фонд памяти о войне (RAWCF) был сформирован в 1918 году, для того, чтобы вести работу по увековечению памяти погибших в прошедшей войне. RAWCF обратился к нескольким выдающимся архитекторам, с тем, чтобы они разработали проект мемориала, однако этому воспрепятствовало настойчивое желание членов фонда представить артиллерийское дело визуально, и ни один из художников не смог создать композицию, удовлетворяющую заказчика. После нескольких неудачных попыток фонд остановил свой выбор на кандидатуре Чарлза Джаггера, принимавшего участие в боевых действиях и имеющего ранения. Джаггер разработал проект, который был принят в 1922 году, перед постройкой он несколько раз изменял его.

Основание монумента выполнено из портлендского камня[en] и имеет в плане крестообразную форму. На основании установлена каменная гаубица, на треть превышающая натуральный размер артиллерийского орудия, Джаггер, создавая её использовал как модель орудие из Имперского военного музея. С четырех торцов крестообразного основания установлены бронзовые скульптуры, представляющие: офицера (южная сторона), подносящего снаряды (восточная сторона), возчика (западная сторона) и павшего солдата (северная сторона). На боковых сторонах основания расположены рельефы со сценами военных действий.

Мемориал с изображением гаубицы и мертвого солдата своим реализмом значительно отличался от других мемориалов Первой мировой войны, особенно от известнейшего Кенотафа, в котором использовались чистые архитектурные формы и классический символизм. Когда проект мемориала был обнародован, он вызвал споры; некоторые критики считали фигуру мертвого солдата слишком натуралистичной или считали, что исполнить гаубицу в камне будет невозможно. Тем не менее, мемориал пользовался популярностью, в том числе у бывших военнослужащих, а позже был признан шедевром Джаггера и одним из лучших военных мемориалов Великобритании.

Мемориал был открыт принцем Артуром 18 октября 1925 года. Позднее на нём были установлены мемориальные доски с посвящениями 29 924 королевским артиллеристам, погибшим во Второй мировой войне. В 2011 году памятник, серьёзно пострадавший за годы своего существования от выветривания и воды, был отреставрирован. Мемориал является памятником архитектуры I степени и находится в ведении агентства English Heritage, наряду с другими значительными военными памятниками и военными мемориалами.

Предыстория[править | править код]

Первая мировая война (1914—1918) вызвала широкое применение артиллерии, особенно на Западном фронте. Технические достижения в сочетании с относительно статичным характером позиционной войны сделали эти орудия ключевым элементом конфликта: более половины боевых потерь были вызваны именно артиллерией[1]. В свою очередь, артиллерийские орудия и их экипажи сами были целью, и 49 076 солдат Королевского артиллерийского полка погибли в годы Первой мировой войны[2][3]. В послевоенные годы многим бывшим военнослужащим, было трудно справиться с масштабами понесенных потерь, доверие участников боевых действий к политическому руководству, которое привело страну к войне, было подорвано[4]. В этой ситуации явных напоминаний о прошедшей войне и её последствиях власти старались избегать: так, изуродованным военнослужащим в 1920-х годах запретили участвовать в маршах ветеранов, получившие травмы лица зачастую скрывали их, появляясь на публике[5]. В мемориалах Первой мировой войны, как правило, использовались аллегорические фигуры, такие как Мир или Победа. Изображения солдат были редкостью. Если же они и появлялись, то изображались полными сил, в аккуратной военной форме, без намёков на тяготы войны[6].

Королевский артиллерийский фонд памяти войны (RAWCF) был сформирован в 1918 году из младших и старших офицерских чинов полка[7]. Цель RAWCF состояла в том, чтобы почтить память погибших артиллеристов. После обсуждения различных вариантов, в том числе приобретения дома для раненых солдат и постройки нескольких небольших памятников по всей стране, члены RAWCF решили возвести единый мемориал погибшим военнослужащим Королевской артиллерии. Мемориалы погибшим во время предыдущего крупного конфликта, Второй англо-бурской войны (1899—1902), широко критиковались как «лишенные воображения», и члены RAWCF не были впечатлены мемориалом Королевской артиллерии, который располагался в торговом центре. Выдающийся художник Эдвард Пойнтер предложил уделять больше внимания, времени и средств строительству новых военных мемориалов, эта идея и была принята на вооружение RAWCF[8].

RAWCF сначала изучил возможность присоединения к той или иной форме национального поминовения, варианты которых рассматривались после окончания войны. Первоначально комитет планировал потратить лишь небольшую часть средств собственно на памятник. Планировалось создать национальный мемориал в окрестностях Букингемского дворца или в торговом центре. Другим обсуждаемым вариантом был мемориальный монастырь при Вестминстерском аббатстве, основанный с участием Королевской артиллерии и других полков, хотя от этой идеи быстро отказались, так как она вряд ли получила бы одобрение церковных властей. Идея общенациональной формы поминовения не получила одобрения отчасти из-за опасений, что отдельные полки не смогут сохранить свою индивидуальность в рамках единого целого — что имело большое значение для RAWCF. RAWCF занялся выбором места для своего собственного памятника: либо в Гайд-парк корнер, либо на границе сада Букингемского дворца[9]. Комитет настаивал на таком художественном решении монумента, которое было бы «безошибочно узнаваемо» как памятник артиллерии, и хотел, чтобы будущий его создатель получал и следовал консультациям ветеранов войны, представителей RAWCF[7][8][3].

Поиски исполнителя[править | править код]

RAWCF рассмотрел и отклонил проект капитана Адриана Джонса[en], автора Мемориала кавалерийского полка англо-бурской войны[10][11]. Затем комитет связался с архитекторами Эдвином Лаченсом, Гербертом Бейкером[en] и Астоном Уэббом (также автором Мемориала кавалерийского полка). Лаченс представил три проекта, каждый из которых стоил менее 15 000 фунтов стерлингов (примерно 664 000 фунтов стерлингов в уровне цен 2016 года), но несколько членов комитета посчитали их повторениями «Кенотафа». От проектов Лаченса отказались также потому, что согласно им, предполагалось возведение памятников, слишком высоких для их архитектурного окружения. Лютьенс отказался продолжать работу, когда RAWCF настоял на том, чтобы центральной частью композиции была гаубица. Бейкер представил свой проект со сметной стоимостью более 25 000 фунтов стерлингов (примерно 1 106 000 фунтов стерлингов в уровне цен 2016 года), который также был отклонен. Уэбб отказался разрабатывать проект для конкурса[10][11].

Фрагмент рельефа мемориала с изображением военной сцены

В начале 1921 года комитет обратился к скульптору Чарльзу Сардженту Джаггеру[10]. В юности, прежде чем поступить в Королевский колледж искусств, Джаггер учился на гравера по металлу[12]. Во время войны он служил в пехоте и был ранен в битвах при Галлиполи и Нёв-Эглиз, награжден Военным крестом[13][14][15]. В конце войны Джаггер уже работал над проектами военных мемориалов. Реализм и суровость его скульптур создали Джаггеру репутацию художника, склонного к нетрадиционным решениям. Его первым крупным заказом был военный мемориал Хойлэйка и Вест-Кирби. Несмотря на отход от классических традиций, он получил высокую оценку после участия в выставке Королевской академии 1921 года. Джаггер работал по всей Англии (мемориал Грейт-Вестерн на вокзале Паддингтон в Лондоне, Портсмутский военный мемориал) и за рубежом (Англо-бельгийский мемориал[fr] в Брюсселе). К моменту обращения к художнику RAWCF эти мемориалы находились в стадии проектирования или ещё строились. На выбор RAWCF, вероятно, повлияла и его репутация и то обстоятельство, что он воевал. Возможно также, что американский художник Джон Сарджент, покровитель Джаггера, обратил внимание комитета на молодого художника[7][16]. По мнению члена комитета, генерала Джона Дю Кейна, мемориал артиллерии стал бы значимой работой в карьере скульптора[17][18][19]. RAWCF пожелал, чтобы Джаггер представил модель реалистичную, в которой обязательно должна быть группа солдат, исполненная в бронзе. Как считал комитет, реалистическое решение темы будет отвечать на запросы времени и учитывать вкусы ветеранов из низших слоёв общества, и в то же время донести дух эпохи до последующих поколений[20][21][22][23].

Для выполнения архитектурной части проекта Джаггер нанял Лайонела Пирсона, и в июне 1921 года представил модель будущего мемориала, которую RAWCF и местные власти изучали в течение двух месяцев[3]. По первоначальному замыслу Джаггера в композицию вошли две фигуры артиллеристов, гаубица, венчающая всё сооружение, была немного меньше, а её дуло направлено в сторону[24]. В своём отчете комитету Джаггер подчеркнул свою уверенность в том, что художественное решение мемориала должно основываться на реалиях войны, что мемориал «должен быть во всех смыслах военным мемориалом»[7]. По словам Джаггера, артиллерия обладала «потрясающей мощью» и была «последним словом» в бою, и что выбранная им гаубица была единственным подходящим оружием, символизирующим возможности этого рода войск[25]. В процессе проектирования комитет давал Джаггеру свои замечания, он охотно принимал советы в отношении технических вопросов, но защищал свою независимость как художника, отвергая предложения, которые, как он считал, могли повлиять на качество работы[26]. Комитет высказал опасения, что художественное решение Джаггера будет неоднозначно воспринято в обществе, и, возможно, приведет в замешательство женщин. Однако, в конечном итоге члены RAWCF подали 50 голосов за предложенный вариант мемориала против 15 и утвердили смету на работы по возведению в 25 000 фунтов стерлингов[7]. Джаггер официально подписал контракт на строительство мемориала в марте 1922 года[25].

Композиция и символическое значение[править | править код]

Мемориал Королевской артиллерии находится в той части Гайд-парка, которую Малкольм Майлз в своей книге «Urban Avant-Gardes» назвал «зелёным островком движения» — в Гайд-парк Корнер в центре Лондона[27]. Это один из нескольких военных мемориалов, которые возвышаются над кольцевой развязкой и её окрестностями; он находится прямо напротив Арки Веллингтона, а в северной части находится ещё один памятник герцогу Веллингтонскому — его конная статуя. Рядом расположены также: Мемориал пулеметного корпуса, военные мемориалы Австралии и Новой Зеландии и Мемориальные ворота Содружества[28].

Мемориал имеет размеры 13 х 6 х 9 м, его пьедестал из портлендского известняка в плане имеет форму римского креста. На пьедестале установлена копия 9,2-дюймовой гаубицы BL на треть больше натурального размера, она также выполнена из камня[3][7][29]. Бронзовые фигуры артиллеристов, отлитые на заводе А. Б. Бертона, поставлены у торцов перекладин креста. С южной стороны, под стволом гаубицы — капитан артиллерии, держащий в опущенных руках шинель; с восточной — подносчик снарядов англ. crew; с западной — водитель англ. driver, наконец, с северной стороны — мёртвый солдат, накрытый шинелью, на его грудь положен шлем[30][31][32][33]. Каменные рельефы с изображением военных сцен, расположены на длинных сторонах пьедестала, по два с каждой стороны — из них один рельеф несколько больше второго. Рядом с рельефами — королевский герб с артиллерийской пушкой. Рельефы на восточной стороне представляют бой тяжёлой артиллерии и гаубичного экипажа; на западной — действия конной артиллерии на большем и фигуры связиста и телефониста на меньшем рельефе[33][34]. Надпись на западной и восточной сторонах мемориала гласит: «В честь сорока девяти тысяч семидесяти шести человек всех званий Королевского артиллерийского полка, отдавших свои жизни за короля и страну в Великой войне 1914—1919 годов»[35]. Под фигурой мёртвого солдата выбита цитата из пьесы Шекспира «Генрих V»: «Здесь было царское братство смерти» — её предложил сам Джаггер[32][33].

Мемориал отличается как от более ранних памятников войны в Южной Африке, так и от большинства памятников, относящихся к эпохе Первой мировой войны. Здесь иногда встречаются изображения погибающих в бою солдат, но всегда героической, «красивой смертью». Символизм, как на памятнике Уильяма Колтона[en] в Вустере, использовался для некоторого отстранения наблюдателя от собственно события смерти[36]. Большинство авторов мемориалов Первой мировой войны отреагировали на критику этого подхода, взяв на вооружение более отвлеченные архитектурные формы, но в то же время сохранив идеал «красивой смерти», как, например, Лаченс в Саутгемптонском Кенотафе, предшественнике более известного Кенотафа на Уайтхолл. Художники обращались к абстрактным конструкциям, призванным оторвать зрителя от реального мира, акцентируя идеализированное чувство самопожертвования. Солдаты здесь выступали в роли Гомеровских героев, как, например в Мемориале пулеметного корпуса Френсиса Вуда[en], расположенного неподалеку от Мемориала артиллерии[4][12][36][37]. Там, где появляется мертвое тело, оно изображено со всей возможной безмятежностью и умиротворенностью, часто оно вознесено на высоком постаменте. Эффект усиливался тишиной, которая традиционно царит на церемониях поминовения — как на проходящих у Кенотафа на Уайтхолл[38][36][39].

В Монументе Королевской артиллерии Джаггер использует средства реалистического изображения, передавая военную мощь без классической символики, которую он сам использовал в своих довоенных произведениях[39]. Искусствовед Реджинальд Виленски сравнивает эту работу Джаггера с манерой Фрэнка Брэнгвина, который показывал физический труд солдат и рабочих во время войны[40]. Три бронзовые фигуры производят впечатление усталости или задумчивости; обезличенное мёртвое тело под плащом не столько покоится, сколько кажется придавленным к земле огромной тяжестью[41][42]. При этом внушительные размеры мемориала, гаубица больше натуральных размеров с поднятым стволом (фаллический символ)[43], дают ощущение силы и мощи; фигуры артиллеристов коренастые, мужественные, мускулистые[4][7][44][45].

Несмотря на реализм фигур артиллеристов, некоторые критики отмечали «бесчеловечные черты мемориала». Его подавляющие масштабы отдаляют монумент от наблюдателя, по словам историка искусства Джона Глэйвса-Смита, образы солдат обезличены подобно кубистским военным картинам Уиндема Льюиса и Кристофера Невинсона[46]. Резные рельефы агрессивны и враждебны, это достигается особой моделировкой поверхности камня[34]. Отвечая на вопрос о его реалистичных изображениях, Джаггер сказал, что «опыт в окопах убедил меня в необходимости откровенности и правды»[17]. По словам искусствоведа Джона Глэйвс-Смита, Джаггер поднимает темы «выносливости и самопожертвования, а не динамизма и конфликта» и, таким образом, говорит своей аудитории о таком опыте войны, который не ассоциируется с классическими памятниками, например, Кенотафом[4][36].

Критика[править | править код]

С момента своей постройки Мемориал Королевской артиллерии был предметом множества критических дискуссий[47]. Несмотря на то, что RAWCF был в общем удовлетворён памятником, некоторые члены RAWCF не одобряли концепцию Джаггера, особенное неудовольствие вызывала фигура мертвого солдата. Считалось, что она может послужить поводом для расстройства родственников погибших, что главная задача любого памятника утешение в горе, а не напоминание о потерях. Эта фигура шокировала публику, которая не привыкла к столь зримым изображениям последствий войны из-за цензурных ограничений[48]. В то же время Чарльз Фоулкс[en], первый хранитель Имперского военного музея, был очень впечатлен памятником, а свои чувства от созерцания мёртвого солдата определил как «острую и потрясающую констатацию факта, который бессознательно заставляет наблюдателя приподнять шляпу»[49].

После открытия Мемориала в британской прессе разгорелась бурная дискуссия о нем. The Times критически оценила памятник, сравнивая его с Кенотафом не в пользу творения Джаггера. Автор Daily Mail обращал внимание на стоимость памятника, по его мнению, этим деньгам можно было найти лучшее применение — на непосредственную помощь раненым ветеранам[7][11]. Критиковались фигура мёртвого солдата и доминанта Мемориала — гаубица. Так, художник Селвин Имидж считал, что в памятнике вообще неуместно изображение какого-либо орудия. Лорд Керзон назвал гаубицу «сидящей на корточках жабой, которая вот-вот выплюнет огонь изо рта … ничего ужасней нельзя придумать»[50]. Редакции The Times и The Builder сравнили гаубицу с детской игрушкой, отмечая, что оружие не должно появляться в произведениях изобразительного искусства. В журнале The Builder резко критиковались тесные отношения между скульптором и заказчиком, которые рассматривались как первопричина неудачи, так как Джаггер, по мысли редакции, слишком положился в своём художественном решении на мнение артиллеристов[51]. Модернисты же, например, Роджер Фрай, раскритиковали традиционную, шаблонную, по их мнению, ничего нового не открывающую, композицию памятника[50].

Тем не менее, в некоторых изданиях отзывы были более благосклонны. Manchester Guardian отметила, что суровый реализм изображения был «давно назревшим ужасным откровением», и выразила надежду, что ветераны покажут мемориал своим женам и детям, чтобы те лучше поняли события войны[52]. Газета приводит слова бывших военнослужащих, которые, осматривая памятник, вспоминают войну и отмечают, как в бронзовых фигурах переданы реалии их службы в артиллерии[53]. The Illustrated London News сообщила, что через два дня после официального открытия мемориала, незадолго до рассвета, под дождем, собрались люди, чтобы провести небольшую церемонию; газета считает, что это больше говорит о силе воздействия памятника, чем все негативные отзывы искусствоведов[52]. Эти мнения в конечном итоге возобладали, и мемориал стал в народе называться «особым кенотафом канониров», а лорд Эдвард Глейхен в 1928 году отозвался о работе Джаггера как «поразительно творческом и наиболее достойном изображении»[54][47]. К 1930-м годам мемориал стал один из самых известных памятников в Европе[7].

После Второй мировой войны восприятие мемориала сместилось в сторону скептического отношения. Через несколько десятилетий (1980) Джеффри Григсон повторил оценку лорда Керзона: «приземистая жаба из глупого камня»[50]. Однако уже в это время интерес к творчеству Джаггера и, в частности, к мемориалу возродился, что привело к новой переоценке произведения; в одной из последних работ, затрагивавших тему мемориала, он признаётся «работой высочайшего качества и отличия»[47]. Алан Борг, историк искусства и директор Имперского военного музея, в 1991 году отозвался о работе Джаггера как о «несомненном шедевре», отметив качество скульптурной работы, которое делает мемориал «одним из выдающихся образцов британского искусства XX века» и «возможно, единственным военным мемориалом», который признан по существу важным[55].

В XXI веке мемориал ставится историками архитектуры в один ряд с мемориалами Комиссии по военным захоронениям Содружества (Гэвин Стэмп) и объявляется «величайшей скульптурой двадцатого века» (Брайан Сьюэлл, 2004)[56]. При включении мемориала Исторической Англией в Список национального наследия отмечается, что мемориал «теперь обрел международное признание как один из лучших мемориалов, возведенных где-либо после Первой мировой войны. В нем сочетаются скульптурная сила и смелость концепции, яркое повествование и человечность делают мемориал выдающимся» и что «включение изображения мертвого тела более натурального размера было смелым актом и не имеет аналогов ни в одном крупном британском мемориале»[57]. В «Путеводителе по архитектуре Певзнера» отдается должное деталям скульптур Джаггера, особенно мертвому солдату, и отмечается, что мемориал «теперь признан шедевром британской скульптуры XX века».

Дальнейшая история мемориала[править | править код]

Первоначально открытие мемориала было запланировано на 28 июня 1925 года, но в начале 1925 года один из ключевых помощников Джаггера ушел в отставку, оставив Джаггера завершить работу в одиночку. Тот сообщил RAWCF, что без ущерба для качества невозможно вовремя закончить работу. Мемориал был открыт на четыре месяца позже, 18 октября 1925 года, принцем Артуром и преподобным Альфредом Джарвисом[en], генерал-капелланом вооруженных сил. Несмотря на задержку, RAWCF и Джаггер расстались в очень хороших отношениях, комитет был доволен работой скульптора. Джаггер вложил столько сил на создание монумента, что после его открытия приостановил работу над всеми своими проектами на шесть месяцев. Хотя поначалу мемориал получил противоречивые отзывы, он еще больше укрепил профессиональную репутацию Джаггера. В 1926 году он был награжден золотой медалью Королевского Британского общества скульпторов[en], а позже, в том же году, был принят в члены общества.

Бронзовые табличке на южной стороне мемориала, на плоском постаменте, заменявшем ступени, были добавлены в 1949 году. Это дополнение, созданное Дарси Брэдделом, увековечивает память 29 924 королевских артиллеристов, погибших во Второй мировой войне. Их открыла принцесса Елизавета (будущая королева Елизавета II). С годами загрязнение и проникновение воды привели к повреждению бронзы и каменной кладки. Компания «Английское наследие» провела капитальную реставрацию мемориала в 2011 году, завершившуюся ко Дню перемирия .

В 1970 году мемориал был внесен в список памятников архитектуры категории II *, а в июле 2014 года он стал одним из пяти мемориалов Лондона, получивших статус первого уровня в ознаменование столетия Первой мировой войны . Включенный в список статус здания обеспечивает правовую защиту от сноса или его изменения. Уровень II * применяется к «особо важным зданиям, представляющим не только особый интерес», и применяется примерно к 5,5 процентам зданий, включенных в список памятников архитектуры. Уровень I зарезервирован для сооружений, представляющих «величайший исторический интерес», и относится примерно к 2,5 процентам зданий, включенных в список памятников . В записи списка отмечается ценность всего комплекса памятников на Гайд-парк Корнер, в который входит Мемориал Королевской артиллерии, включая Арку Веллингтона и другие военные мемориалы .

В литературе[править | править код]

В последней части романа Голсуорси «Сага о Форсайтах» — «Лебединой песне» — один из главных героев, Сомс Форсайт, рассматривает мемориал (действие происходит в 1926 году):

«Сейчас он [памятник] показался ему очень жизненным и подходил к его настроению — не увиливал от правды; ничего напыщенного в этом орудии — короткая тявкающая игрушка; и эти темные мужские фигуры в стальных шлемах, исхудалые и стойкие! Ни признака красивости в этом памятнике, никаких ангелов с крыльями, ни Георгиев-победоносцев, ни драконов, ни вздыбленных коней, ни лат, ни султанов. Вот он громоздится, как большая белая жаба, на жизни народа. Гром, обращенный в бетон. Никаких иллюзий! Невредно посматривать на него этак раз в день, чтобы не забыть, чего не надо делать»[58].

Примечания[править | править код]

  1. Bailey, 2004, p. xvviii.
  2. Bailey, 2004, p. 239.
  3. 1 2 3 4 Stephenson, 2008, p. 144.
  4. 1 2 3 4 Miles, 2004, p. 102.
  5. Carden-Coyne, 2009, pp. 159–160.
  6. Abousnnouga and Machin, 2013, pp. 92–93.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Black I, 2004, p. 141.
  8. 1 2 Curl, 1985, pp. 81–83.
  9. Ward-Jackson, 2011, p. 98.
  10. 1 2 3 Curl, 1985, p. 83.
  11. 1 2 3 Skelton and Gliddon, 2009, p. 150.
  12. 1 2 Compton I, 1985, pp. 9–11.
  13. Compton I, 1985, p. 15.
  14. King, 1998, p. 124.
  15. Borg, 1991, p. 80.
  16. Curl, 1985, p. 84.
  17. 1 2 Abousnnouga and Machin, 2013, p. 92.
  18. Boorman, 2005, p. 154.
  19. Compton I, 1985, p. 16.
  20. Curl, 1985, pp. 89.
  21. Ward-Jackson, 2011, p. 99.
  22. King, 1998, p. 107, 159.
  23. Archer, 2009, pp. 188–189.
  24. Curl, 1985, p. 84—85.
  25. 1 2 Curl, 1985, p. 85.
  26. King, 1998, p. 118.
  27. Miles, 2004, p. 103.
  28. Matthews, 2012, pp. 127–131.
  29. Quinlan, 2005, p. 61.
  30. Historic England. "Royal Artillery Memorial (1231613)". National Heritage List for England
  31. Curl, 1985, pp. 86–89.
  32. 1 2 Corke, 2005, p. 1.
  33. 1 2 3 Ward-Jackson, 2011, p. 97.
  34. 1 2 Glaves-Smith, 1985, p. 61.
  35. Cooper, 1928, p. 8.
  36. 1 2 3 4 Glaves-Smith, 1985, p. 72.
  37. Carden-Coyne, 2009, p. 155.
  38. Carden-Coyne, 2009, p. 158.
  39. 1 2 Carden-Coyne, 2009, p. 156.
  40. Glaves-Smith, 1985, p. 78.
  41. Carden-Coyne, 2009, p. 157.
  42. Dyer, 2009, p. 62.
  43. Carden-Coyne, 2009, p. 157—158.
  44. Glaves-Smith, 1985, p. 21.
  45. Abousnnouga and Machin, 2008, p. 136.
  46. Glaves-Smith, 1985, p. 75—76.
  47. 1 2 3 Curl, 1985, p. 98.
  48. Abousnnouga and Machin, 2013, p. 151.
  49. King, 1998, p. 139, 232.
  50. 1 2 3 Curl, 1985, p. 81.
  51. Ward-Jackson, 2011, p. 100.
  52. 1 2 Black I, 2004, p. 142.
  53. Glaves-Smith, 1985, pp. 52, 78.
  54. Stephenson, 2004, p. 144.
  55. Borg, 1991, p. 81.
  56. Quinlan, 2005, p. 46.
  57. Historic England. «Royal Artillery Memorial (1231613)». National Heritage List for England
  58. Цит. по: Джон Голсуорси. Сага о Форсайтах. — М.: Художественная литература, 1982. — Т. II. — С. 535—536. Перевод М. Лорие

Литература[править | править код]

  • Abousnnouga, Gill and Machin, David. "Defence Discourse I: the Visual Institutionalization of Discourses in War Monuments" // Mayr, Andrea. (ed). Language and Power: An Introduction to Institutional Discourse. — London: Continuum, 2008. — ISBN 9780826487438.
  • Abousnnouga, Gill and Machin, David. The Language of War Monuments. — London: Bloomsbury Academic, 2013. — ISBN 9781623563332.
  • Archer, Geoff. The Glorious Dead: Figurative Sculpture of British First World War Memorials. — Kirstead, Norfolk: Frontier Publishing, 2009. — ISBN 9781872914381.
  • Bailey, Jonathan B. A. Field Artillery and Firepower. — Annapolis, Maryland: Naval Institute Press, 2004. — ISBN 9781591140290.
  • Black, Jonathan. "Thanks for the Memory: War Memorials, Spectatorship and the Trajectories of Commemoration 1919–2001" // Saunders, Nicholas J. (ed). Matters of Conflict: Material Culture, Memory and the First World War. — Abingdon: Routledge, 2004. — ISBN 9780415280532.
  • Borg, Alan. War Memorials: From Antiquity to the Present. — London: Leo Cooper, 1991. — ISBN 9780850523638.
  • Boorman, Derek. A Century of Remembrance: One Hundred Outstanding British War Memorials (англ.). — Barnsley: Pen and Sword Books, 2005. — ISBN 978-1844153169.
  • Carden-Coyne, Ana. Reconstructing the Body: Classicism, Modernism, and the First World War. — Oxford: Oxford University Press, 2009. — ISBN 9780199546466.
  • Compton, Ann. "A Sculptural Biography" // Compton, Ann. (ed). Charles Sargeant Jagger: War and Peace Sculpture. — London: Imperial War Museum, 1985. — ISBN 9780901627315.
  • Cooper, Charles Samuel. The Outdoor Monuments of London. — 1928.
  • Corke, Jim. War Memorials in Britain. — Oxford: Shire Publications, 2005. — ISBN 9780747806264.
  • Curl, James Stevens. "The Royal Artillery Memorial at Hyde Park Corner" // Compton, Ann. (ed). Charles Sargeant Jagger: War and Peace Sculpture. — London: Imperial War Museum, 1985. — ISBN 9780901627315.
  • Dyer, Geoff. The Missing of the Somme. — London: Phoenix, 2009. — ISBN 9780753827543.
  • Glaves-Smith, John. "Realism and Propaganda in the Work of Charles Sargeant Jagger and their Relationship to Artistic Tradition" // Compton, Ann. (ed). Charles Sargeant Jagger: War and Peace Sculpture. — London: Imperial War Museum, 1985. — ISBN 9780901627315.
  • King, Alex. Memorials of the Great War In Britain: The Symbolism and Politics of Remembrance. — Oxford: Berg Publishers, 1998. — ISBN 9781859739884.
  • Matthews, Peter. London's Statues and Monuments. — Oxford: Shire Library, 2012. — ISBN 9780747807988.
  • Miles, Malcolm. Urban Avant-Gardes: Art, Architecture and Change. — Abingdon: Routledge, 2004. — ISBN 9780415266871.
  • Skelton, Tim and Gliddon, Gerald. Lutyens and the Great War. — London: Frances Lincoln, 2009. — ISBN 9780711228788.
  • Stephenson, Andrew P. "Palimpsestic Promenades: Memorial Environments and the Consumption of Space in Post-1918 London" // Codell, Julie F. (ed) The Political Economy of Art: Making the Nation of Culture. — Cranbury, New Jersey: Associated University Presses, 2008. — ISBN 9780838641682.
  • Quinlan, Mark. British War Memorials. — Hereford: Authors Online, 2005. — ISBN 9780755201860.
  • Ward-Jackson, Philip. Public Sculpture of Historic Westminster. — Liverpool: Liverpool University Press, 2011. — Vol. 1. — ISBN 9781846316913.