Метакоммуникация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Метакоммуникация — это коммуникация по поводу коммуникации. Понятие о метакоммуникации основывается на гипотезе о том, что структура человеческой коммуникации сложна и коммуникация всегда осуществляется на разных логических уровнях (уровнях абстракции), которые контрастируют между собой.  У каждой коммуникации есть аспекты, касающиеся содержания (информации) и отношений, при этом последний классифицирует первый и, следовательно, является метакоммуникацией.

Метакоммуникация в теории Г. Бейтсона и группы Пало-Альто[править | править вики-текст]

Если принять все человеческое поведение за коммуникацию, «то мы будем иметь дело не с изолированной единицей сообщения, а с изменчивым и многогранным объединением многих форм поведения — вербальных, тональных, касающихся поз, контекстуальных и т.д., каждая из которых определяет смысл всех остальных.»[1]

Простая коммуникация, заключающаяся в передаче сообщения (информации), будет невозможна без сопутствующих посланий, находящихся на другом уровне абстракции, которые кодируют или классифицируют информационное сообщение, находящееся в его контексте. Примеры подобных метасообщений (метакоммуникации): «Это шутка», «Это игра», «Это все по-настоящему», «Это угроза», "Я не шучу", "Это не угроза, а предупреждение" и т.д.

Коммуникация всегда не только осуществляет передачу информации, но и приводит к изменениям в поведении участников общения, то есть определяет отношения.

Здесь можно провести аналогию с компьютером, которому для работы необходимы не только информация (данные), но и информация об этой информации (инструкция), с помощью которой он «поймет», что нужно делать с данными. Инструкция, в сравнении с данными, будет находится на более высоком логическом уровне и для компьютера она будет метаинформацией и одновременно – командой. Путаница между уровнями приведет к бессмыслице или к невозможности работы компьютера.

Таким образом, метакоммуникационные сообщения могут относиться к характеру взаимоотношений и определять их. Такая метакоммуникация называется также командным (кибернетическим) аспектом коммуникации, и она часто осуществляется на невербальном уровне (с помощью крика, изменения интонации, выражения лица, позы). «Это приказ» - самый просто пример командной коммуникации.

Разработкой понятия «метакоммуникация» и исследованием его роли в процессе человеческих взаимоотношений, а также в возникновении психологических, коммуникационных и семейных проблем занимались исследовательская группа Грегори Бейтсона в Пало-Альто.  Было выявленено, что смешение уровней коммуникации (коммуникации и метакоммуникации) может приводить к парадоксам, проблемам различного характера и к безвыходному положению. Способность к соответствующей метакоммуникации является необходимым условием для нормальной коммуникации.

«Передающий аспект сообщения предоставляет информацию и, следовательно, синонимичен содержанию сообщения в человеческой коммуникации. Оно может быть о чем угодно, независимо от того, является ли данная информация правдивой или ложной, валидной, невалидной или бесспорной. Командный аспект относится к виду сообщения и, следовательно, в конце концов, к взаимоотношению между коммуникаторами…

Таким образом, например, сообщения: «Важно отпускать сцепление постепенно и плавно» и «Только отпусти сцепление и трансмиссию мгновенно разрушит» — имеют приблизительно одинаковое содержание (передающий аспект), но по-разному определяют взаимоотношения. Чтобы избежать недопонимания вышесказанного, мы бы хотели подчеркнуть, что взаимоотношения очень редко определяются обдуманно или полностью осознанно. Действительно, чем спонтаннее и «здоровее» взаимоотношения, тем больше командный аспект коммуникации отступает на задний план. Наоборот, «больные» взаимоотношения характеризуются постоянной борьбой за характер взаимоотношений, в то время как передающий аспект коммуникации становится все менее и менее важным.»[1]

Одна из самых распространенных ошибок человеческой коммуникации заключается в непонимании существования проблем на метакоммуникационном уровне (взаимоотношений) и попытках разрешить разногласие на уровне содержания, на котором оно не существует. Такое псевдонесогласие может возникать в связи с какой-либо частной семейной ситуацией или вокруг обсуждения некоей научной гипотезы, но в настоящее разногласие будет находится на уровне взаимоотношений и вращаться вокруг вопроса «кто здесь главный».

Среди теорий, на которые опирался Г. Бейтсон в ходе своих исследований, была теория типов Рассела и Уайтхеда, которая гласит: «То, что включает всю совокупность чего-либо, не должно включать себя». Рассел также указывал на то, что «небрежное обращение с понятием множества (класса), без проведения четкого различия между классом и его элементом» приводит к противоречиям, одним из примеров которых является парадокс Эпименида. По мнению Рассела, проблема заключается в смешении уровней абстракции (логических уровней). Класс – есть более высокий логический тип, чем его члены.

В статье «Теория игры и фантазии» Г. Бейтсон пишет:

«Предшествующие фундаментальные работы Уайтхеда и Рассела (Whitehead, Russell, 1910-1913), Витгенштейна (Wittgenstein, 1922), Карнапа (Carnap, 1937), Уорфа (Whorf, 1940) и других, равно как и мои собственные усилия по использованию этих ранних предположений в качестве эпистемологической базы для теории психиатрии (Ruesch, Bateson, 1951), привели к ряду обобщений.

Человеческая вербальная коммуникация может происходить и всегда происходит на многих контрастирующих уровнях абстракции, простирающихся в двух направлениях от кажущегося простым описательного уровня ("Кот находится на подстилке"). Одно множество этих уровней (более абстрактных) включает в себя те эксплицитные или имплицитные сообщения, в которых предметом рассуждения является язык. Мы будем называть эти сообщения металингвистическими (например: "Речевой звук "кот" представляет любого члена такого-то и такого-то класса объектов" или "Слово "кот" не имеет меха и не царапается"). Сообщения, входящие в другое множество уровней абстракции, мы будем называть метакоммуникативными (например: "Я сказал тебе, где найти кота, по дружбе" или "Это - игра"). В этих случаях предметом рассуждения являются отношения между говорящими.

Нужно отметить, что в большинстве металингвистические и метакоммуникативные сообщения остаются имплицитными; также, особенно в психиатрических собеседованиях, обнаруживается следующий класс имплицитных сообщений относительно того, каким образом следует интерпретировать дружественные или враждебные метакоммуникативные сообщения…».[2]

Понятие о метакоммуникации у других исследователей[править | править вики-текст]

Антипсихиатрия Р. Лэйнга рассматривает метакоммуникацию как попытку достижения онтологической защищенности.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Бейтсон Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша; вступ. ст. А. М. Эткинда. — 1-е изд. — М.: Смысл, 2000. — 476 с. — (Золотой фонд мировой психологии).
  2. Бейтсон Г. Природа и разум. Необходимое единство. / Пер. А. И. Фета. — Новосибирск: Институт семейной терапии, 2005. — 187 с
  3. Вацлавик П., Бивин Д., Джексон Д. Прагматика человеческих коммуникаций: Изучение паттернов, патологий и парадоксов взаимодействия. Пер. с англ. А. Суворовой. — М.: Апрель-Пресс, Изд-во ЭКСМО Пресс, 2000. — 320 с. (Серия «Психология. XX век»).

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 П. Вацлавик, Д. Бивин, Д. Джексон. Прагматика человеческих коммуникаций. — ЭКСМО Пресс, 2000.
  2. Бейтсон Г. Экология разума (Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии) / Пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша. — Смысл, 2000.

См. также[править | править вики-текст]