Миклашевский, Игорь Львович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Игорь Львович Миклашевский
Игорь Львович Миклашевский
Игорь Львович Миклашевский
Дата рождения 30 мая 1918(1918-05-30)
Место рождения Москва
Дата смерти 25 сентября 1990(1990-09-25) (72 года)
Место смерти Москва
Награды и премии
Орден Красного ЗнамениЮбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»SU Medal Twenty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg
SU Medal Thirty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svgSU Medal Forty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svgSU Medal 30 Years of the Soviet Army and Navy ribbon.svgSU Medal 40 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svg
SU Medal 50 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svg SU Medal 60 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svgSU Medal 70 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svg

Игорь Львович Миклаше́вский (30 мая 1918, Москва — 25 сентября 1990, Москва) — советский спортсмен, чемпион Ленинграда по боксу в среднем весе (1941), участник Великой Отечественной войны, разведчик НКВД во время войны и после неё, тренер, спортивный судья. Двоюродный брат Героя России Н. А. Качуевской (1922—1942).

Биография[править | править код]

1918—1941[править | править код]

Игорь родился и вырос в театральной семье[1]. Его отец, Лев Александрович Лащилин (18881955), был известным артистом балета, хореографом и педагогом Большого театра. Мать, актриса Камерного театра А. Л. Миклашевская (18911977). В официальном браке родители не состояли (к этому времени Лащилин уже был женат). В восьмилетнем возрасте Игорь познакомился с сестрой Лащилина — Инной Александровной и её мужем (и, следовательно, дядей, хоть и не кровным, Игоря), ярким представителем известной театральной династии В. А. Блюменталь-Тамариным. Во время учёбы в школе Игорь достиг успехов в изучении немецкого языка и особенно в спорте — увлёкся боксом. По окончании школы поступил (но не закончил) в ГЦОЛИФК, получил звание мастера спорта.

В 1938 году был призван в армию, служил в Ленинграде в зенитных частях, женился (в браке родился сын Андрей), недолго участвовал в Советско-финской войне, затем продолжил тренировки, стал чемпионом Ленинградского военного округа по боксу в среднем весе. Весной 1941 года из-за отказа соперника от финального боя на первенстве Ленинграда вышел в финал чемпионата СССР (чемпионат не состоялся). Великую Отечественную войну встретил сержантом — заряжающим зенитно-артиллерийского орудия на Ленинградском фронте.

1941—1942[править | править код]

Как спортсмен, хорошо владеющий немецким языком, попал в поле зрения разведывательных служб[2]. Его «вербовкой» в конце 1941 года занимались лично офицеры НКВД В. Н. Ильин (комиссар госбезопасности, начальник 3-го отдела Секретно-политического управления НКВД, пробыл в заключении с 1943 по 1952 годы, с 1955 года — секретарь Московского отделения Союза писателей, генерал-лейтенант КГБ) и П. А. Судоплатов (начальник 2-го отдела НКВД, позднее, после 15-летнего заключения, — писатель). Согласился на выполнение «специального» (то есть секретного) задания в тылу врага, суть которого ему не раскрывалась, и в 1942 году прошёл соответствующее обучение, предположительно в разведшколе, расположенной в городе Слободском недалеко от Кирова[1].

В декабре 1942 года были инсценированы его побег через линию фронта и сдача в плен. Прошёл тщательную проверку, в ходе которой выяснилось (как и было предусмотрено его «легендой») его родство с Всеволодом Блюменталь-Тамариным, что явилось дополнительным свидетельством искренности его поступка. Дело в том, что ещё в конце 1941 года супруги Блюменталь-Тамарины, жившие в занятом немцами дачном кооперативе близ посёлка Манихино, неподалёку от Истры, добровольно ушли с отступившими от Москвы немецкими войсками. Уже в феврале 1942 года начались регулярные выступления Блюменталь-Тамарина по радио, предположительно из Киева, в которых он со всем своим актёрским мастерством, вплоть до имитации голоса Сталина, призывал советских солдат сдаваться, а население сотрудничать с захватчиками. Одновременно был назначен немецкими властями главным режиссёром Киевского русского драматического театра, возобновившего работу вскоре после оккупации города. Поставил пьесу А. Корнейчука «Фронт», переделав её в злую сатиру на Красную армию под названием «Так они воюют…»[1][3], и сыграл в ней главную роль — генерала Горлова (в «переделке» — генерал Горлопанов). 27 марта 1942 года Военная коллегия Верховного Суда СССР заочно приговорила его к смертной казни.

«Специальное» задание»[править | править код]

Как утверждали в 1960—1970-е годы освобождённые после репрессий Ильин и Судоплатов, полученное Миклашевским задание заключалось в следующем: в НКВД составили план ликвидации Гитлера[2][4], в соответствии с которым жившие в Берлине Януш Радзивилл (влиятельный польский князь и политик, попавший в 1939 году в ходе «раздела» Польши в НКВД и согласившийся на сотрудничество) и Ольга Чехова[5] (любимая актриса фюрера, бывшая жена Михаила Чехова, а по совместительству связная самого Лаврентия Берии[4]), должны были при помощи своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить доступ к Гитлеру группе агентов, заброшенных в Германию и находившихся в Берлине в подполье. Руководство группой поручалось Игорю Миклашевскому, который должен был с помощью Блюменталь-Тамарина обосноваться в Берлине.

Похожую версию излагает Энтони Бивор[5]: при проверках НКВД Миклашевский горел желанием уничтожить своего дядю-предателя, но, после того, как убедились в его искренности, ему была поручена более масштабная миссия — используя родство с Блюменталь-Тамариным и контакты и влияние Ольги Чеховой в высших германских кругах, получить доступ к Гитлеру для покушения на него.

1943 год[править | править код]

За несколько дней до перехода Миклашевского в апреле 1943 года к немцам перешли двое красноармейцев, и их сведения отличались от тех, что сообщил Миклашевский. В нём заподозрили разведчика, пытали, даже имитировали расстрел. Но родство с Блюменталь-Тамариным сыграло свою роль. Его сочли не шпионом, а военнопленным. Проведя несколько месяцев в лагерях для военнопленных и вступив для получения доверия у немцев в так называемую «Русскую освободительную армию» (РОА) генерала Власова, Игорь был отправлен в Берлин и поселился в квартире, выделенной немецкими властями супругам Блюменталь-Тамариным. Постепенно он осваивался в Берлине. На одной из театральных премьер дядя представил его Ольге Чеховой, с которой он был знаком ещё до войны, а через неё информация о благополучном прибытии Миклашевского поступила в Москву. Используя своё боксёрское прошлое и выступив несколько раз в любительских боях, он завел весьма полезное знакомство и с Максом Шмелингом, популярным в Германии чемпионом мира 1936 года по боксу в тяжёлом весе и также, как и О. Чехова, вхожим в высшие нацистские круги. Однако, на его сообщение о реальной возможности убить Гитлера во время посещения им одного из спектаклей с участием О. Чеховой, а заодно и второго человека рейха — Германа Геринга, из Москвы был получен отрицательный ответ.

Как пишут П. А. Судоплатов[2], В. В. Карпов[4] и Э. Бивер[5], Сталин засомневался в целесообразности первоначального плана покушения на Гитлера, опасаясь, что в случае успешного исхода операции Германия может попытаться заключить сепаратный мирный договор с союзниками и оставить СССР в одиночестве. К тому же летом 1943 года в результате разгрома немцев на Курской дуге в ходе войны наметился явный перелом. Блюменталь-Тамарина вместе с его радиостанцией переправили в Кенигсберг, заодно поручив вести пропаганду среди военнопленных. В конце 1944 года, когда советские войска подошли к границам Восточной Пруссии, Игорь вернулся в Берлин, где ждал окончательного решения из Москвы. Указания вскоре поступили — покушение на Гитлера отменено окончательно на самом высоком уровне.

1944—1945[править | править код]

Оставшийся без цели и дела племянник продолжал жить в квартире дяди. Он посещал «власовский» центр на Викториенштрассе, где собирались добровольцы для пополнения РОА, а уже летом 1944 года в составе «восточного батальона» РОА участвовал в боях против высадившихся 6 июня в Нормандии союзников. О том, что было дальше, известно из двух сохранившихся писем Блюменталь-Тамарина к художнику Михаилу Ивановичу Черкашенинову[1], его бывшему соседу по даче в Манихине, попавшему вначале в плен, а затем в лагерь для «перемещённых лиц». В письме из Кенигсберга от 18 июня 1944 года он пишет, что его родной племянник Игорь, доброволец, тяжело ранен в бою с американцами. Во втором, от 10 июля 1944 года он подтверждает: «Судьба продолжает искушать меня: тяжело, почти смертельно ранен наша последняя надежда, наш приёмный сын (родной племянник моей жены, сын её брата Льва Лащилина) Игорь. <…>. Он по собственному почину пошёл в добровольческую армию, принимал участие в боях за Карантен[6] в Нормандии и тяжко, почти смертельно ранен, но, кажется, выживет». Миклашевский действительно был серьёзно ранен в шею и ногу, лечился в немецком госпитале.

Письма Блюменталь-Тамарина опровергают утверждения, время от времени появляющиеся в некоторых интервью и воспоминаниях о том, будто в конце 1944 года, находясь в Бельгии (а не во Франции), Миклашевский был связан с партизанами, устроил взрыв на каком-то подземном заводе, попал под подозрение немцев, бежал, спасаясь от ареста, был при этом ранен и доставлен в госпиталь в Париже переодетым крестьянами в форму и с документами убитого немецкого офицера. Комментируя эти утверждения, А. Ваксберг пишет[1], что Миклашевскому вряд ли удалось бы выдать себя за немецкого офицера, не владея свободно немецким языком и не зная всего того, что он должен был бы в таком случае знать — расположение части, в которой якобы служил, имена командиров, сослуживцев и многое другое. И если бы он попал в госпиталь под чужим именем, то как о его ранении смог так быстро узнать дядя. Кроме того, 25 августа 1944 года от немцев был освобождён Париж, а в сентябре практически вся территория Бельгии. Так что немецкого госпиталя в Париже и партизан в Бельгии в конце 1944 года быть не могло, а лечился в июне-июле Миклашевский в Германии.

Списанный из РОА по ранению Игорь и его дядя зиму 1944—1945 годов провели в Берлине, затем оба перебрались в город Мюзинген (юго-западная часть Германии недалеко от границы с Францией)[1] (П. Судоплатов приводит другие сведения[2]: «Миклашевский бежал во Францию в 1944 году после ликвидации своего дяди»). Рядом находился лагерь советских военнопленных, из которых пополнялась «армия» Власова. Ссылаясь на документ из архива ФСБ, А. Ваксберг пишет[1], что Блюменталь-Тамарин убит 10 мая 1945 года в Мюзингене «при невыясненных обстоятельствах». Сопоставляя различные версии этих «обстоятельств», он приводит на его взгляд наиболее вероятную[1]: предателя-дядю убил любимый племянник, скрывшийся затем во Франции. Через некоторое время Игорь оказался в лагере союзников, где назвался советским разведчиком и встретился с представителями советского командования. О том, что он находился осенью 1945 года в Париже, сообщается в письме, полученном Августой Миклашевской от незнакомой ей Ирины Громовой и хранящемся в её архиве[1].

По версии эксперта зала истории внешней разведки В. Антонова Миклашевский вообще не был на квартире дяди в Берлине, и с дядей встречался только в Кёнигсберге. Правда, Блюменталь-Тамарин не был застрелен. Его нашли повешенным в лесу 10 мая 1945 года, долго считали это самоубийством.[7] После встречи Миклашевского с направившим его в Германию В. Ильиным в 60х годах (в конце войны Ильин был репрессирован) Ильин обратился к руководству контрразведывательного управления КГБ с идеей рассказать общественности о подвиге, совершенном Миклашевским, но в несколько иной интерпретации. То есть, с изменением задания, где вместо Блюменталь-Тамарина стал фигурировать Гитлер. Не был ли Гитлер действительно основной целью операции, неизвестно, но успехов в приближении к нему, на самом деле, у Миклашевского не было. Возможно, в 60х годах хотели отвлечь внимание от личности другого, более успешного разведчика.[8] Мать Миклашевского утверждала, правда, в возрасте 85 лет, что настоящий Миклашевский, её сын, в Москву из разведки не вернулся.[9]

1945—1990[править | править код]

Во Франции Миклашевский оставался на протяжении двух лет после окончания войны, по некоторым сведениям[2] следил за бежавшими на Запад власовцами — остатками армии генерала Власова. Вернулся в Советский Союз в 1947 году, был награждён орденом Красного Знамени. По разведывательной части служить не пошёл, а вернулся в спорт. Ему было 29 лет, но полученное ранение не позволило ему выступать на ринге, однако он добился успехов как тренер, воспитавший нескольких чемпионов СССР, и судья всесоюзной категории. Много лет до выхода на пенсию работал тренером по боксу в спортивном обществе «Трудовые резервы», в конце 1970-х годов одним из его учеников был Илья Деревянко, впоследствии писатель и историк.

Игорь Миклашевский стал прототипом главного героя в художественных повестях Георгия Свиридова «Стоять до последнего» и «Время возмездия». Позднее оба этих произведения были объединены в документально-художественный роман «Разведчик Игорь Миклашевский»[10].

Умер 25 сентября 1990 года в Москве. Похоронен на Перловском кладбище в Москве[11].

В популярной культуре[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Ваксберг А. И. Любовь и коварство. Театральный детектив. — М.: АСТ:Русь—Олимп, 2007. — 378 с. — ISBN 978-5-17-045175-3.
  2. 1 2 3 4 5 Судоплатов П. А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930—1950 годы. — М.: Олма-пресс, 1997. — 688 с. — 11 000 экз. — ISBN 5-87322-726-8.
  3. Золотницкий Д. И. Сергей Радлов: Режиссура судьбы. — СПб.: РИИИ, 1999. — 348 с. — ISBN 5-86845-047-7.
  4. 1 2 3 Карпов В. В. Генералиссимус. Книга вторая. — 3-е изд.. — М.: Вече, 2007. — 480 с. — 7000 экз. — ISBN 5-9533-1612-7.
  5. 1 2 3 Бивор Э. Ольга Чехова (пер. с англ.). — М.: Эксмо, 2005. — 384 с. — 5100 экз. — ISBN 5-699-12943-Х.
  6. Так в цитате. Имеется в виду Котантен
  7. И. Миклашевский.
  8. О. Матвеев. Ю. Зайцев Человек-легенда.
  9. Журнальный зал | Нева, 2006 N12 | Геннадий Морозов — Актриса и поэт
  10. Свиридов Г.И. Разведчик Игорь Миклашевский. — М.: Патриот, 2010. — 509 с. — ISBN ISBN 5-7030-1021-7.
  11. Миклашевский Игорь Львович

Ссылки[править | править код]