Михаил (Постников)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Михаил
Религия православие
Дата рождения 30 сентября 1878(1878-09-30)
Место рождения
Дата смерти 1952
Страна

Епископ Михаи́л (в миру Михаи́л Степа́нович По́стников; 30 сентября 1878, Воронеж — не ранее 1952) — епископ Русской православной церкви, епископ Ивановский и Шуйский. В 1922—1943 годы был деятелем обновленческого движения, в котором имел сан митрополита.

Образование[править | править код]

Окончил Воронежское духовное училище (1893), Воронежскую духовную семинарию (1899), учился на медицинском факультете Томского университета (1899—1901), одновременно слушал лекции на юридическом факультете этого же университета. Был отчислен за участие в забастовочном движении.

Окончил историко-филологический факультет Московского университета, сдал экстерном экзамен за курс ярославского Демидовского юридического лицея и за курс общих классов Петербургской консерватории. Завершил образование за границей. Магистр истории (1911).

Юрист и преподаватель[править | править код]

Служил помощником секретаря и старшим нотариусом при Воронежском окружном суде. С 1909 — мировой судья в городе Шавли Ковенской губернии, одновременно был преподавателем истории и законоведения в гимназии. С 1912 — член Ковенского окружного суда, продолжил заниматься педагогической деятельностью. С 1914 — товарищ председателя Новгородского окружного суда. Овдовел.

С 1917 был преподавателем в реальном училище в Тихвине. После прихода к власти большевиков работал комиссаром юстиции в Северной области, в Новгородском губернском суде, до 1920 был председателем выездного суда в Воронеже.

Священник[править | править код]

В 1920 был рукоположён во диакона, затем во иерея и пострижен в рясофор. В 1920 служил в Воскресенской церкви Воронежа, в 1920—1922 — в Казанской церкви села Усмань Воронежской епархии.

Деятель обновленческого движения[править | править код]

С момента создания обновленческого движения в 1922 был одним из активнейших его деятелей. В качестве уполномоченного обновленческого Высшего церковного управления (ВЦУ) летом 1922 был направлен в Рязанскую, Воронежскую, Астраханскую епархии, где убедил местных слабовольных архиереев присоединиться к обновленчеству (в противном случае им угрожали репрессии со стороны властей), организовал местные обновленческие структуры. За это, был возведён обновленческим ВЦУ в сан протоиерея.

Астраханский юрист Аркадий Ильич Кузнецов в своих воспоминаниях называл Постникова «известным церковным погромщиком» и писал:

Постников оставил по себе дурную славу своей наглостью и вероломством. О. Василий Смирнов рассказывал в 1958 году, что он сам видел у Постникова револьвер, которым он угрожал ему — Смирнову и о. Евгению Карасёву, если они не присоединятся к обновленцам. После отъезда Постникова из Астрахани Смирнов и Карасёв были арестованы.

Обновленческий архиерей[править | править код]

13 октября 1922 был рукоположён обновленческими архиереями во епископа Вольского, викария Саратовской епархии, где служил до 10 марта 1925. Вступил в конфликт с саратовским обновленческим архиереем Николаем (Поздневым), который вскоре перешёл в старообрядчество.

В 1923 году, после освобождения Патриарха Тихона из заключения, прибыл к нему в Москву и вёл переговоры о переходе в патриаршую юрисдикцию. Патриарха Тихона в ответ на запрос о том признан ли Михаил (Постников) в качестве епископа написал резолюцию от 28 сентября 1923 года: «Михаил Постников был у меня только сего числа; пока он не признан нами в сане епископа ввиду спорности его хиротонии. В Вольск назначен епископом архимандрит Виссарион»[1].

В 1923 году арестован, но через месяц освобождён без предъявления обвинения. В том же году был приговорён к трём месяцам принудительных работ. Проводил диспуты на религиозные темы, проповедовал, как образованный и энергичный человек пользовался в Вольске определённым авторитетом, но, будучи обновленцем, оставался неприемлемой фигурой для сторонников Патриаршей церкви. Согласно докладу Патриарху Тихону благочинного церквей города Вольска Саратовской епархии протоиерея Покровской церкви Алексия Хитрова от 6/19 сентября 1923 года: "зло еще больше окрепло с появлением ставленника ВЦУ Михаила Постникова, который в речах говорил, что не принадлежит к обновленческому движению. …"Обладая большой энергией и богатым даром красноречия, часто совершая торжественные богослужения, Михаил Постников увлек за собой не только священников, но и очень многих наших православных прихожан…" Разобраться в происходящем могло меньшинство; но со временем разобрались — в результате агитации верных православию, а также некоторых действий Постникова. — …"К сожалению, это были не иереи". В канун Великого поста1923 г. Постников был арестован"[1].

С декабря 1924 по 1926 был временно управляющим Псковской обновленческой епархией. В 1925 — правящий архиерей Великоустюжской епархии.

В 1925—1927 — обновленческий епископ Уральский и Вольский (после присоединения к Уральской епархии Вольского викариатства).

14 мая 1927 года был возведён в сан архиепископа.

В 1928—1929 — обновленческий архиепископ Касимовский, викарий Рязанской епархии.

В 1928—1933 году именовал себя временно управляющим Витебской обновленческой епархией.

В 1929—1930 годы — обновленческий архиепископ Рязанский, был уволен на покой.

С 27 ноября — обновленческий архиепископ Калининский.

26 декабря 1931 года он по состоянию здоровья был уволен на покой, но продолжал управлять Витебской епархией.

Стиль его управления был достаточно жёстким: он добивался открытия новых обновленческих приходов всеми способами, понуждая подчинённое ему духовенство даже к нарушению действующего законодательства. Например, архиепископом Михаилом давались распоряжения начинать совершение богослужений во вновь открытой церкви, не дожидаясь получения регистрации в сельсовете или райисполкоме, что могло привести к аресту священнослужителя[2].

4 марта 1933 года был арестован в Витебске Витоперсектором ОГПУ. Он обвинялся в активной контрреволюционной агитации, в членстве в контрреволюционной церковно-повстанческой организации. Виновным себя не признал. Приговорён к пяти годам лишения свободы. Затем приговор был изменён на три года ссылки, которую в 1933—1936 отбывал в Архангельской области, где работал представителем Ленинградской артели по снабжению фотоматериалами. По собственным словам, ссылку отбывал очень тяжело, перед её окончанием сильно болел.

По некоторым данным, в 1936—1937 — архиепископ Калининский. Затем жил в Москве, был статистиком, работал в горсобесе.

Продолжал участвовать в деятельности обновленческой церкви, в октябре 1941 года, будучи епископм на покое, участвовал в заседании Высшего церковного управления в Москве перед эвакуацией из столицы обновленческих митрополитов Александра Введенского и Виталия (Введенского).

С 1942 года — юрисконсульт Московского обновленческого епархиального управления.

Уход из обновленчества[править | править код]

В октябре 1943 обратился к Патриарху Сергию с покаянной докладной запиской, в которой объявил об уходе от обновленцев, мотивировав своё решение их нравственной небезупречностью. При этом подписал документ как архиепископ, тем самым, видимо, демонстрируя желание сохранить этот сан и в дальнейшем. Хотя все «кадровые» решения обновленцев, совершённые после апреля 1924, когда Патриарх Тихон запретил обновленческих деятелей в служении и объявил их находящимися вне церковного общения, были признаны в Патриаршей церкви недействительными.

Патриарх Сергий отказал в принятии владыки Михаила в свою юрисдикцию на этих условиях, указав в своей резолюции, что

докладная записка просителя не обнаруживает достаточной серьёзности в понимании просителем своего канонического проступка, а потому и покаяние просителя недостаточно… Основной грех обновленчества не в том, что не всего его представители оказались безупречными в жизни, а в том, что обновленчество, как корпорация или, выражаясь языком канонов, как самочинное сборище, откололось от святой Церкви «и иный алтарь водрузило» (св. Ап. Прав. 31)[3].

Кроме того, Патриарх Сергий выразил нежелание признавать за владыкой Михаилом право на сан архиепископа, подчеркнув, что «по общепринятому порядку, награды, полученные во враждебном лагере, не носятся служителями Церкви».

В результате 5 ноября 1943 года в зале заседаний Священного Синода он принёс покаяние по новой форме, осудив свой «великий грех уклонения от Единой Святой Православной Церкви в раскол обновленческий» и отметив, что «ни на какие чины, полученные как награда, я не претендую, я только смиренно прошу принять меня в общение со Святою Православною Церковью, причем заявляю, что всякое сношение с обновленчеством я порываю»[4].

После этого Патриарх Сергий, накрыв голову присоединяемого омофором, прочитал над ним разрешительную молитву и возложил на присоединяемого архиерейскую панагию. После пения кондака Пятидесятницы «Егда снисшед языки слия», Патриарх Сергий произнёс сугубую ектению и совершил отпуст. Чин принятия закончился взаимным архиерейским приветствием «Христос посреде нас»[4].

При принятии в общение с Московской Патриархией в сущем сане епископа с титулом Вольский, но оставлен на покое. Эта форма покаяния епископа Михаила стала прецедентной для приёма других обновленческих деятелей.

Епископ Русской православной церкви[править | править код]

12 февраля 1944 года назначен епископом Архангельским, но от назначения отказался и остался на покое. Впрочем, по другим данным, он всё же принимал некоторые решения как епархиальный архиерей. Так, в 1944 году определил присвоить Ильинской церкви — одному из двух возвращённых церкви храмов города Архангельска — статус кафедрального собора. На Пасху, 16 апреля 1944, сослужил Патриарху Сергию в кафедральном Богоявленском соборе Москвы.

С июля 1944 года — епископ Пензенский и Саранский. Проявил себя энергичным организатором, добился возвращения церковного имущества из Пензенского краеведческого музея. При нём церкви был возвращён Успенский храм, ставший кафедральным собором, который был основательно отремонтирован (в частности, в храме было устроено отопление). Имел прекрасный голос и очень выразительно читал, особенно акафисты, так что некоторые, в том числе и не слишком религиозные люди, приходили в собор специально для того, чтобы послушать его.

По воспоминаниям руководителя одной из пензенских городских организаций, во время войны один из членов комиссии по оказанию помощи нуждающимся семьям фронтовиков обратился к архиерею за поддержкой. Епископ Михаил тотчас же откликнулся на эту просьбу и передал 10 тысяч рублей, а на вопрос, нужен ли ему для отчёта какой-либо документ, ответил: «Я отчитываюсь только перед Господом Богом».

В январе — июне 1947 — епископ Ивановский и Шуйский.

Последний арест и тюремное заключение[править | править код]

25 июня 1947 был арестован по обвинению в антисоветской агитации и разглашении сведений, не подлежащих оглашению. В частности, его обвиняли в том, что он в проповедях «дискредитировал советскую власть, а именно клеветал на отношения советской власти к церкви и духовенству, клеветал на семейный быт советских людей и воспитание детей». На допросе заявил, что

в своих проповедях я ставил своей целью вызвать у верующих раскаяние в своих прегрешениях и возбудить у них любовь к религии. Что же касается советского правительства, то я о его политике плохо никогда не отзывался… Свои проповеди я считал церковно-нравственного характера, имевшие место по своему содержанию и в прежние времена, когда Россию и русский народ постигали бедствия.

20 декабря 1947 Особым Совещанием при МГБ СССР был приговорён к пяти годам тюремного заключения, которое отбывал во Владимирской тюрьме. Срок наказания отбыл полностью. Дальнейшая судьба неизвестна. Датой его смерти считается предположительно 1952 год.

В июле 2010 года был реабилитирован.

Библиография[править | править код]

  • Патриарх Тихон и история русской церковной смуты. СПб, 1994. С. 284—285.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]