Михасевич, Геннадий Модестович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Геннадий Михасевич
белор. Генадзь Мадэставіч Міхасевіч
Геннадий Михасевич на допросе
Геннадий Михасевич на допросе
Имя при рождении Геннадий Модестович Михасевич
Прозвище «Витебский душитель»
«Патриот Витебска»
«Витебский монстр»
«Белорусский Чикатило»[1]
Дата рождения 7 апреля 1947(1947-04-07)
Место рождения деревня Ист, Миорский район, Витебская область, БССР, СССР
Гражданство  СССР
Дата смерти по разным данным, 25 сентября 1987, 19 января 1988 или 3 февраля 1988 (40 лет)
Место смерти Минск, БССР, СССР
Причина смерти Расстрел
Наказание Смертная казнь
Убийства
Количество жертв 36 (доказанных)
43 (со слов Михасевича)
Количество выживших 1
Период убийств 14 мая 197127 октября 1985[2]
Основной регион убийств Витебская область
Способ убийств Удушение, в одном эпизоде — смертельные ранения ножницами
Мотив Сексуальный, ненависть к женщинам, получение удовольствия от совершения убийства, корыстный
Дата ареста 9 декабря 1985 года

Генна́дий Моде́стович Михасе́вич (белор. Генадзь Мадэставіч Міхасевіч, 7 апреля 1947 — 25 сентября 1987, 19 января или 3 февраля 1988[3]) — советский серийный убийца. В 19711985 годах совершил, согласно приговору суда, 36 убийств женщин и одно покушение на убийство в Витебске, Полоцке и прилегающей сельской местности, вследствие чего получил прозвище «витебский душитель». Сам маньяк признался в 43 убийствах. Михасевич был приговорён к смертной казни и расстрелян по приговору суда в 1987 году (по другим данным — в 1988 году). За его преступления были осуждены 14 невиновных человек, один из которых был приговорён к смертной казни и расстрелян, а другой ослеп в местах лишения свободы[4].

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Геннадий Михасевич родился 7 апреля 1947 года в деревне Ист, ныне относящейся к Миорскому району Витебской области. В детстве он был замкнутым и малоразговорчивым парнем, за что часто подвергался насмешкам со стороны девушек. Из-за этого Михасевич получил сексуальный комплекс. Кроме того, его отец страдал алкогольной зависимостью, и юный Геннадий почти ежедневно наблюдал за тем, как его отец устраивал его матери скандалы, которые нередко заканчивались рукоприкладством со стороны отца. Об этих случаях знали друзья Михасевича и постоянно издевались над ним.

После школы Михасевич был призван в армию, но по причине гепатита был комиссован. Он вернулся в Белоруссию, где устроился работать на завод. Михасевич проживал в деревне Солоники Полоцкого района. Внешне он жил обычной жизнью, почти не употреблял алкоголь, не курил, имел семью, его ставили в пример как активного участника общественной жизни и хорошего работника. Михасевич состоял в КПСС и был народным дружинником[5].

Преступления[править | править код]

Первое убийство Михасевич совершил 14 мая 1971 года около деревни Экимань Полоцкого района. По его словам, в этот день он пытался повеситься на бельевой верёвке, после того как расстался со своей девушкой. В этот момент он увидел проходившую девушку, 19-летнюю местную жительницу Людмилу Андаралову, изнасиловал её и задушил руками[4]. Труп Людмилы Андараловой был обнаружен 16 мая. Изначально следователи предположили, что она стала жертвой ограбления, однако инспектор уголовного розыска УВД Витебского облисполкома Борис Лапоревич выдвинул версию о появлении в Витебской области сексуального маньяка[4]. Преступление оставалось нераскрытым более месяца, и Лапоревич был отозван от его расследования. Впоследствии в убийстве Андараловой был признан виновным некто Глушаков. Он был приговорён к 15 годам лишения свободы. Следователь по особо важным делам прокуратуры Белорусской ССР Михаил Жавнерович сказал Лапоревичу, что «вот так надо работать, надо уметь раскрывать преступления»[4].

29 октября 1971 года на окраине Витебска Михасевич напал на очередную девушку и попытался задушить её бельевой верёвкой. Жертва начала вырываться, кричать и прокусила нападавшему руку. В этот момент её услышали школьники, которые с фонариком пошли на крик. Михасевич, поняв это, решил не рисковать, скрылся с места преступления и бросил орудие преступления. Девушка осталась жива, а в руки следствия попала улика — верёвка с кровью первой группы. Однако в этот же день около посёлка Руба он изнасиловал и убил другую девушку, труп которой был найден следующим утром. Эпизод покушения на убийство девушки на окраине Витебска вообще не рассматривался следователями, а найденную на месте преступления удавку выбросили: версия о том, что нападение совершил тот же преступник, который убил Людмилу Андаралову, а осуждён за убийство Андараловой был невиновный, была невыгодна следствию[4].

Третье и четвёртое убийства Михасевич совершил 15 апреля и 30 июля 1972 года в районе железнодорожной станции «Лучёса» на окраине Витебска, пятое — в апреле 1973 года. В 1975 году Михасевич убил ещё двух женщин в Полоцком районе. Свидетельница убийства, совершённого 30 июля 1972 года, показала, что видела недалеко от места преступления трёх молодых людей с овчаркой. Вскоре в пригороде Витебска были арестованы три человека: Валерий Ковалёв, Николай Янченко и Владимир Пашкевич, гулявшие с щенком породы овчарка. Единственной уликой была фотография этого щенка[4]. При очной ставке между Ковалёвым, Янченко и Пашкевичем, которую проводил Михаил Жавнерович, они путались в показаниях. При этом Жавнерович угрожал им смертной казнью, если они не будут сознаваться в убийстве. Под давлением следствия Ковалёв и Янченко дали признательные показания, а Пашкевич сопротивлялся до последнего. Все трое были признаны виновными в убийстве. Ковалёв был приговорён к 15 годам лишения свободы, Пашкевич — к 12 годам, Янченко — к 2,5 годам лишения свободы.

Внешне Геннадий Михасевич жил обычной жизнью. В июне 1973 года он окончил Городокский техникум механизации сельского хозяйства, вернулся в деревню Ист и начал работать слесарем-автомехаником в Дисненском совхозе. 28 апреля 1976 года Михасевич перешёл на работу мастера-наладчика ремонтных мастерских в племсовхозе «Двина» Полоцкого района. В мае того же года он женился на продавщице и переехал в деревню Солоники. После этого Михасевич с 1976 по 1978 годы убил четырёх женщин на участке между Полоцком и Новополоцком. Трёх из четырёх жертв убийца изнасиловал. В 1979 и 1980 годах Михасевич убил по одной женщине, второе из этих убийств он совершил на том же участке между Полоцком и Новополоцком, где до этого совершил 4 убийства.

В 1981 году Михасевич приобрёл легковой автомобиль «Запорожец» красного цвета, а также получил доступ к совхозному автомобилю «Техпомощь». С этого года маньяк избрал для совершения убийств новую тактику: в различных районах Витебской области он начал заманивать в свою машину девушек и женщин, которые стояли возле дороги и просили, чтобы их подвезли. В 1981 году Михасевич убил 3 женщин, за лето 1982 года — 5 женщин, в 1983 году — ещё одну, ставшую его 22-й жертвой. В 1984 году Михасевич убил 12 женщин, большинство преступлений маньяк совершил на трассах между Витебском, Полоцком и Лепелем.

Несмотря на совершение серии убийств, Геннадий Михасевич имел репутацию хорошего работника, примерного семьянина и активного участника общественной жизни. У него родились двое детей, он состоял в КПСС, был командиром отряда народной дружины[6] и секретарём низовой партийной организации, вёл здоровый образ жизни.

За преступления Михасевича в общей сложности были осуждены 14 невиновных. Один из них, Николай Тереня, был приговорён к смертной казни и расстрелян, другой, Олег Адамов, приговорён к 15 годам лишения свободы, третий, Владимир Горелый, ослеп в местах лишения свободы. Сотрудники правоохранительных органов прибегали к пыткам подсудимых, подтасовке улик (например, в квартиру Олега Адамова подбросили фотографию якобы убитой им женщины). Бо́льшая часть следователей не занималась поимкой именно серийного убийцы, поскольку в советском обществе 1970-х — первой половины 1980-х годов не было принято рассказывать о наличии серийных убийц, считавшихся характерной чертой капиталистических стран. Кроме того, на органы следствия оказывалось давление со стороны начальства, заинтересованного в высоких показателях раскрываемости преступлений.

Продолжавшиеся убийства вызывали недовольство деятельностью правоохранительных органов и падения уровня доверия к ним со стороны населения области. Произошедшие преступления обрастали домыслами и слухами. Женщины боялись выходить на работу во вторую и третью смену. Улицы многих населённых пунктов области с наступлением темноты пустели.

Следствие[править | править код]

В сложившейся обстановке, раскрытие убийств женщин в Витебской области взяли на контроль в ЦК КПСС. В область командировали более 100 сотрудников всех правоохранительных структур БССР и других республик СССР, в том числе из Генпрокуратуры и КГБ. Министр внутренних дел БССР Виктор Пискарёв принял решение об укреплении и кадрами УВД Витебского облисполкома, начальником которого в январе 1985 года был назначен Мечислав Гриб, который и возглавил расследование убийств женщин в области.

Следователь по особо важным делам прокуратуры БССР Николай Игнатович, изучив дела об убийствах женщин в области, предположил, что все преступления совершает один человек, и добился объединения всех дел в одно.

Во время следствия была высказана версия, что преступник ездит на автомобиле, которая была подтверждена показаниями свидетелей, которые видели как будущие жертвы маньяка садились в красный «Запорожец» или машину «Техпомощь». В области начались проверки автомобилей данных марки и типа и их водителей. В этих проверках, как народный дружинник, принимал участие и сам Михасевич[7].

В течение 1984—1985 годов было раскрыто 221 преступление, в том числе 27 убийств, 17 фактов умышленного причинения тяжких телесных повреждений, 14 грабежей и разбоев, 93 кражи, арестованоно 479 преступников, найдено 186 пропавших без вести, изъято 7 единиц незарегистрированного огнестрельного оружия[2].

Арест[править | править код]

Желая направить следствие по ложному пути, Михасевич 16 августа 1985 года анонимно прислал исполняющему обязанности главного редактора газеты «Витебский рабочий» В. Романовскому письмо от имени мифической антисоветской организации «Патриоты Витебска»[8]. Письмо сразу же было передано в областное управление КГБ, первоначально, серьёзного значения ему не придали[9]. Однако осенью 1985 года Михасевич убил двух женщин: 5 сентября около деревни Гамзелёво Полоцкого района, 27 октября около деревни Павловичи Витебского района (изнасиловал и задушил жертву её же головным платком). В рот своей последней жертвы маньяк сунул записку со словами «За измену — смерть! Смерть коммунистам и их прихвостням! „Патриоты Витебска“».

Графологическая экспертиза показала, что письмо в редакцию газеты «Витебский рабочий» и записку, найденную на месте последнего убийства, написал один и тот же человек. Началась проверка почти всего взрослого населения области. Эксперты-графологи из КГБ проверили 556 тысяч почерков. 25 ноября, проверяя водителей красных «Запорожцев», участковый инспектор Полоцкого РОВД Валерий Веретенников взял письменное объяснение у Михасевича. Следствию удалось вычислить маньяка по почерку.

8 декабря было решено задержать Михасевича, однако прибывшие вечером к нему домой оперативники не обнаружили его на месте. 9 декабря у него на работе они узнали, что тот взял отпуск и собрался «улетать на отдых с семьёй». Вечером того же дня маньяк был арестован в доме своего шурина в деревне Горяны Полоцкого района. При нём были упакованные вещи для всей семьи, а также четыре билета на самолёт до Одессы. При обыске в доме Михасевича обнаружили некоторые вещи убитых им женщин.

С 11 декабря преступник начал давать показания. В ходе допросов и следственных экспериментов он подробно рассказал об обстоятельствах каждого преступления, указал места, где совершил их, спрятал трупы и вещи жертв. Кроме уже известных жертв, в указанных им местах нашли останки 5 женщин, которые в 1981—1984 годах числились пропавшими без вести. Всего маньяк признался в 43 убийствах.

По словам следователей, допрашивавших маньяка, Михасевич не раскаивался в содеянном, преступнику явно льстило внимание к его персоне. Он с пристрастием рассказывал все подробности своих преступлений, часто смеялся и отпускал шутки в адрес своих жертв и сотрудников правоохранительных органов. Во время одного из следственных экспериментов на вопрос следователя вступал ли он в половой контакт с жертвой, Михасевич со смехом ответил, что не помнит, так как ему «удушить её было намного интереснее»[6].

На одном из допросов убийца признался, что дважды чуть не задушил собственную жену, первый раз — во время интимной близости, второй раз — во время ссоры, однако сумел совладать с собой «умывшись холодной водой из крана»[10]. По словам преступника, жена его интересовала мало, и он практически не общался с ней в повседневной жизни, разве что помогал по хозяйству. О мотивах, толкавших его на преступления он ответил так:

Время от времени, когда я оставался сам с собой, на меня находило какое-то состояние, которое меня побуждало выискивать женщину с тем, чтобы сначала пообщаться с ней, прикоснуться к ее телу, попытаться совершить с ней половой акт. Когда же я входил в контакт с женщиной, мной овладевало какое-то умопомрачение, в котором я женщин давил и убивал. Я считал, что женщину нужно непременно задавить и в таких случаях ничего не мог с собой поделать. После убийства у меня наступало облегчение, о том, что совершил, я не сожалел[11][2].

Было допрошено 227 свидетелей, приобщено 60 видов вещественных доказательств. Собранные следствием материалы вместились в 173 тома уголовного дела. Удалось доказать причастность Михасевича к 36 убийствам и одному покушению на убийство[2].

Суд и приговор[править | править код]

В заключении психиатрической экспертизы, проведённой в НИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского говорилось:

Михасевич психическим заболеванием не страдает, у него имеются психопатические черты характера и склонность к сексуальным перверсиям. Эти особенности личности сопровождаются наличием половых извращений в виде проявления садизма… не сопровождаются нарушениями мышления, памяти, эмоциональности и критики. В период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, у Михасевича признаков какого-либо болезненного расстройства психической деятельности не наблюдалось, он мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, его следует считать вменяемым[11][2].

14 апреля 1987 года в Минске над Геннадием Михасевичем начался суд. 19 мая Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР под председательством судьи Фёдора Савкина, приговорила его к смертной казни. Прошение о помиловании Михасевич подавать отказался. Письмо его матери, с просьбой о помиловании маньяка поданное в Верховный суд БССР было оставлено без удовлетворения. Приговор был приведён в исполнение 25 сентября 1987 года[12][13], по другим данным — 19 января[14] или 3 февраля[15] 1988 года, в Пищаловском замке[13].

«Витебское дело» о злоупотреблениях полномочиями в МВД и прокуратуре БССР[править | править код]

За преступления Михасевича до его ареста были осуждены 14 человек: один из них, Николай Тереня, был казнён, другой, Владимир Горелый, осуждённый на 12 лет лишения свободы, отсидел 6 лет и ослеп, после чего был освобождён как не представляющий опасность, четверо провели в местах лишения свободы более 10 лет[16].

Основная ответственность была возложена на следователя по особо важным делам прокуратуры БССР Михаила Кузьмича Жавнеровича, ведущего большую часть дел невинно осуждённых. Кроме него, к ответственности после поимки маньяка были привлечены ещё около 200 сотрудников министерства внутренних дел БССР. Один следователь, узнав о предъявленных ему обвинениях, покончил с собой[17]. Реальную ответственность понёс только зональный прокурор транспортной прокуратуры БССР Валерий Сороко, приговорённый к 4 годам лишения свободы, ещё несколько сотрудников правоохранительных органов получили условные сроки лишения свободы от 2 до 2,5 лет[18]. Остальные отделались только выговорами, понижениями в званиях и должностях, увольнениями из правоохранительных органов, исключением из КПСС.

Сам главный фигурант уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями Жавнерович фактически никакой ответственности не понёс: в ноябре 1987 года, в связи с амнистией по случаю 70-летия Октябрьской революции, уголовное дело в отношении Жавнеровича было прекращено, а он сам отправлен на пенсию с сохранением всех званий и наград. Вскоре после отправки на пенсию Жавнерович умер[16][19][20].

В массовой культуре[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Известные маньяки-насильники Беларуси
  2. 1 2 3 4 5 «Громкое дело: по следу витебского душителя»
  3. Gennady Mikhasevich | Murderpedia, the encyclopedia of murderers
  4. 1 2 3 4 5 6 «Следствие вели…». Выпуск 33 — «Витебский душитель»
  5. 10 шокирующих фактов в деле «витебского маньяка» Михасевича Статья в газете «Салiдарнасць» от 9 декабря 2010 года
  6. 1 2 10 шокирующих фактов в деле «витебского маньяка» Михасевича Статья в газете «Салiдарнасць» от 9 декабря 2010 года
  7. Витебское дело. Беларусьфільм.
  8. Витебский Чикатило ходил на суды, чтобы смотреть, как судят людей за его преступления
  9. «Витебское дело»: 20 лет спустя
  10. Геннадий Михасевич. Slaughter House.
  11. 1 2 И. М. Костоев. Россия — преступный мир. «Автобуса не было, и мне захотелось задушить девушку»
  12. Демченко Владимир. Часть 8. Витебский душитель: без вины осужденные. «Я не исключение» // Главные преступления советской эпохи. От перевала Дятлова до Палача и Мосгаза. — Москва: АСТ, 2015. — 288 с. — ISBN 978-5-17-090747-2.
  13. 1 2 Серийные убийцы в России. Досье. ТАСС (27 марта 2017). Проверено 29 декабря 2018.
  14. Ася Третюк. «Я всё равно бы это делал», или Что произошло в Витебске 20 лет назад // БелГазета : газета. — 2001. — 3 декабря (№ 47 (313)).
  15. Gennady Mikhasevich
  16. 1 2 Отсидеть за другого и выйти: кто ответил за «витебского Чикатило»
  17. Д/ф «Витебское дело», часть 2
  18. «Я Всё равно бы это делал», или Что произошло в Витебске 20 лет назад
  19. Легенды советского сыска. Оборотень
  20. Вместо белорусского Чикатило отсидели 14 человек

Ссылки[править | править код]