Монтехо, Франсиско де

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Памятник Монтехо и его сыну в Мериде
Дом, трех Франсиско Монтехо: отца, сына и племянника) построен 1548 году. Расположен на большой площади Мериды, Юкатан. Литография XIX века.

Франсиско де Монтехо и Альварес (исп. Francisco de Montejo y Alverez, 1479?, Саламанка, Испания — 1553?, Испания). Испанский конкистадор с титулом аделантадо, действовавший в Центральной Америке, сподвижник и соперник Грихальвы, Кортеса и Альварадо. Более всего известен как завоеватель Юкатана.

Личная жизнь[править | править код]

О ранней его биографии сведений почти нет. Он получил высшее юридическое образование в испанском университете Саламанки. В начале XVI века следы Монтехо обнаруживаются в Севилье, где он вступил в небрачную связь с доньей Анной де Леон из аристократического севильского семейства. В декабре 1508 года она родила ему сына, дав ему имя и фамилию отца, который войдет в историю под именем «Монтехо-сын».

В 1525 году во время возвращения в Испанию Монтехо вступил в брак с знатной вдовой доньей Беатрис Альварес де Эррера и удалился в родовое поместье Монтехо под Саламанкой, где через год у них рождается дочь Каталина. В 1534 г. его супруга с детьми прибывает к Монтехо в Мексику.

1542 году его дочь Каталина становится женой лиценциата Алонсо де Мальдонадо-и-Солис.

Военная карьера[править | править код]

В 1514 г. отправился на Кубу, где примкнул к Хуану де Грихальва. Во время экспедиции к Юкатану командовал четырьмя судами, имея воинское звание капитана. После возвращения на Кубу, знакомится с Кортесом, изъявляя желание участвовать в завоевании Мексики. Начало этой экспедиции Педрариаса было катастро­фическим: за месяц от голода и болезней умерло семьсот человек. Монтехо выжил и оказался среди недовольных губернатором Педрариасом, поэтому вер­нулся на обратно на Эспаньолу.

Герб Франсиско де Монтехо, Аделантадо Юкатана.

В 1515 году Монтехо вместе с Альварадо, Берналем, Алонсо де Авилой поступил на службу к Вела­скесу, губернатору Кубы, достойно зарекомендовал себя в битвах с индейцами и получил в награду энкомьенду близ Гаваны. Монтехо стал первым европейцем, ступившим на земли государства ацтеков, — это произошло в районе нынешнего города Веракрус, одним из основателем которого он стал. Монтехо, как и Ордас, первоначально оказался в «партии» сто­ронников Веласкеса, однако Кортес назначив его одним из алькальдамо Монтехо. Франсиско был польщен, должность принял, привлек на сто­рону Кортеса солдат своей капитании и с тех пор на всю жизнь остался верен Кортесу.

В 1519 г. именно Монтехо Кортес доверил доставку первых сокровищ и послания о завоевании Мексики королю Карлу V. Несмотря на то обстоятельство, что в когда в начале октября 1519 года посланники прибыли в Севилью, и, как выяснилось, в неподходящий момент - король Карл I, готовился принять корону Священной Римской империи и стать императором Карлом V, а Испанией фактически управлял регентский совет во главе которого стоял епископ бургосский дон Хузн Родригес де Фонсека, который также занимал пост президента Совета по делам Индий, и покровительствовавший Диего де Веласкесу. Но в значительной степени, благодаря его дипломатическим талантам, Кортес был принят при дворе как триумфатор. Однако необходимо отметить, что на отношение короля к Кортесу повлияли и присланные им дары: конкистадор знал, убедил солдат отдать часть добычи, а сам отдал все свое золото. В результате чего 15 октября 1522 года королевским указом Кортес был утвержден генерал-капитаном и губернатором Новой Испании,а Монтехо назначили рехидором города Веракрус и командующим крепостью Сан-Хуан-де- Улуа. Монтехо еще год он пробыл в Испании, отстаивая при дворе интересы новой колонии. Во это же время он несколько раз навещал своего сына, мать которого - донья Анна скончалась. Отправляясь обратно Монтехо забирает с собой сына, а также родного брата Хуана и его сына Франсиско, которого, во избежание путаницы между тремя полными тезками, называют "Мон­техо- племянник".

Семья Монтехо отправилась за океан в 1523 году и остановилась в его кубинском поместье. В этом же году в Гаване, Монтехо встретился с Олидом, которо­го Кортес отправил завоевывать Гондурас.

Однако после встречи с Кортесом в середине 1524 года Монтехо вновь отправляют обратно в Испанию хлопотать при дворе вместе с роскошными подарками императору, оставив сына служить Кортесу. Путь из Мехико в Испанию, куда Франсиско прибыл в мае 1525 года, занял почти год. Однако прибыв обратно в Испанию, он узнал о исчезновении Кортеса, и о том, что его противники лишили его всех назначений и постов.

Покорение Юкатана[править | править код]

В 1526 году после встречи с Алонсо де Авила Монтехо решает организовать собственную экспедицию в новый след и исследовать Юкатан, который их современники считали большим островом. Связи при дворе и личное знакомство с императором обеспечили Монтехо капитуляцию всего лишь за три месяца. Уже 8 декабря 1526 г. Монтехо был королевским указом назначен генерал-капитаном Юкатана и губернатором этой провинции, оклад сто пятьдесят тысяч мараведи в год за губернаторство и сто тысяч за генерал-капитантство; а еще ему присваиваются звания главною альгвас ила и аделантадо, которые будут передаваться по наследству «детям его и потомкам во веки веков», а также ему даруется десять квадратных лиг земли (то есть около трехсот квадратных километров) и четыре процента всех доходов с открытых и завоеванных земель. Подготовка к экспедиции заняла меньше полугола, и в мае 1527 года на трех галеонах отплыли в Новый Свет. Донья Беатрис и малолетняя дочь Монтехо остались в Испании до того, как Монтехо покорит Юкатан и прочно обоснуется на новом месте. По пути экспедиция зашла в Санто-Доминго, затем были кратковременные остановки на Кубе и на острове Косумель; после чего корабли направились на запад, к восточному побережью Юкатана.

Покорение Юкатана началось в 1528 г., однако экспедиция сразу же столкнулась с проблемами вызванными климатом, москитами и неправильно вызванным местом для города Новая Саламанка, которого был основан по приказу Монтехо. Часть солдат начала выступать за то, чтобы вернуться на Кубу или на Косумель. Монтехо, по примеру Кортеса, сжег корабли, исключить возможность возвращения. Однако Монтехо и сам заболел и чуть не умер; а когда выздоровел, то решил перебазироваться в более здоровые места. В Новой Салалланке осталась сотня больных, которым было обещано, что вскоре их всех забе­рут, а остальных Монтехо и Авила повели на север вдоль побережья. Первоначально испанцам удалось заручиться поддержкой местного населения. Однако при продвижении на запад, достигнув города Чауак-Ха, попали в ловушку, организованную местным касиком. Однако отбив неорганизованное нападение коренного населения и принудив касика залючить мирное соглашение, Монтехо понимал, что индейцы при первой же возможности попытаются отомстить за поражение, поэтому направился в близлежащее селение Аке. Там ситуация повторилась, испанцам пришлось сражаться с противником, который десятикратно превышал число конкистадоров. Монтехо в очередной раз удалось договориться о перемирии с нападающими, но в целях безопасности он был вынужден покинуть селение, решив вернуться обратно в Новую Саламанку — туда Монтехо решил отправиться по новому маршруту и вышел на юго-запад. Там он первым из европейцев увидел руины бывшей столицы майя-тольтекского государства, города Чичен- Ица.

Вернувшись в Новую Саламанку Монтехо обнаружил всего восемнадцать выживших. По итогам шестимесячной экспедиции Монтехо потерял три четверти людей - из трехсот восьми­десяти осталась сотня, большая часть которых погибла не от оружия коренного населения, а от болезней, вызванных губительным климатом царившем в покоренных землях и москитов.

После прибытия еще одного галеона с подкреплением из Санто-Доминго, Монтехо снова направляется на поиски места для нового поселения и прибывает в залив Четумаль, где обнаруживает испанца Франсиско Герреро, который попал в плен к майя вместе с Херонимо де Агиля­ром, переводчиком Кортеса. Монтехо решает перенести Новою Саламанку сюда, однако Герреро обманом заставляет его отказаться от этих планов и покинуть эту местность.

Придя к выводу, что ресурсов для покорения Юкатана у него недостаточно, Монтехо отбыл в Мексику вербовать солдат и закупать снаряжение, а Авилу и гарнизон остались в Новой Саламанке.

Прибыв в апреле 1528 года в Мехико он отправляется на прием к Кортесу. Там он узнал, что Кортес в ходе гондурасской экспедиции сам смог убедиться, что Юкатан не остров, а полуостров, который граничит с землями Табаско, откуда восемь лет назад Кортес начинал завоевательный поход в Мексику. По совету Кортеса, Монтехо решает покорить Юкатан с запада, создав базу в Табаско. Однако в капитуляции, выданной Монтехо в Испании не говорилось о Табаско, поэтому присутствие Монтехо там считалось бы незаконным. Чтобы получить такое разрешение, ему пришлось просить президента Нуньо де Гусмана, назначить его губернатором Табаско. Получив необходимые полномочия, зафрахтовав три корабля, с провизией и воинами, в 1530 г. Монтехо отправил своего сына морем в Табаско, в город Санта-Мария-де-ла-Виктория, а сам с батальоном кавалерии отправился туда сушей.

Кроме того индейцы майя, населявшие восточное побережье, особенно в Тулуме и Четумале, оказывали ожесточённое сопротивление. Монтехо применял самые варварские казни, вырезал целые селения и бросал женщин и детей боевым псам на растерзание.

Первоначально эта эспедиция была несколько успешнее предыдущей. Прибыв в Табаско, Монтехо первым делом отправил корабли на восточный берег Юкатана чтобы забрать оттуда всех колонистов, которые уже больше года дожидались возвращения аделантадо. Как только были собраны все силы, Монтехо предпринял экспедицию на Юкатан: решено было двигаться вверх по реке Грихальва в Чьяпас, а оттуда с юга проникнуть в неведомые земли полуострова Однако из-за болезни Монтехо пришлось вернуться, оставив во главе войска Авилу.

В июле 1531 года Монтехо и Авила снова разделились, каждый направился своим маршрутом, договорившись встретиться в Четумале. Монтехо обследовал северно-западное побережье полуострова и, движимый любопытством, забрался в глубь полуострова.

Снова оказавшись на территории Чичен-Ицы, Монтехо основал город Сьюдад-Реал. Однако в дальнейшем из-за убийства местного касика, Монтехо с отрядом был вынужден бежать оттуда применив хитрость. Испанцы оставили собаку привязанную к колоколу, которая, желая сопровождать своих хозяев, звонила всю ночь, заставляю индейцев думать, что те взывают о помощи.

В 1533 году Монтехо вернулся в Саламанку-де-Кампече, где с гаризоном располагался Монтехо-младший. Там он снова встретил Авилу, который пересек полуостров с запада на восток через сельву, а потом на индейских каноэ добрался до Гондураса.

В начале 1534 г. Монтехо и Авила прибыли в Мексику, оставив Монтехо в Саламанку-де-Кампече с небольшим гарнизоном.

Прибыв в Мексику встречает супругу и начинает заниматься организацией новой экспедиции, пытаясь получить должность губернатора Гонудраса.

Королевский указом о назначении Монтехо губернатором Гондураса, вызвал вооруженный конфликт со сторонниками Альварадо, который был назначенным на эту же должность годом ранее и который в то время находился в Испании. В 1539 г. Альварадо вернулся в Новый Свет, имея широкие королевские полномочия на управление Гватемалой и Гондурасом. Альварадо предлагает Монтехо в управление провинцию Чьяпас. В 1540 году Монтехо назначил сына своим заместителем и передал ему все титулы и полномочия по завоеванию Юкатана, а сам остался управлять Чьяпасом.

В 1540 г. Монтехо организовал новое наступление на Юкатан, на этот раз завершившееся завоеванием полуострова. Основную роль в нём играл старший сын Монтехо — Франсиско де Монтехо Эль-Мосо (1508? — 1565). Монтехо Младший активно воевал в Кинтана-Роо, основал города Кампече (1540 г.) и Мериду (1542 г.). Всего на Юкатане он основал семь городов, каждый из которых носил при основании название Саламанка.

В 1546 г. Монтехо вновь вступает в полномочия генерал-капитана и аделантадо Юкатана, но из-за многочисленных конфликтов с духовенством, связанных с обращением индейцев в рабство, в том числе Диего де Ланда. Монтехо в 1550 г. особым королевским указан был лишен всех званий и титулов и два года, пока длилось раследование находился в Мериде. В 1552 году он был направлен с томами его дела в Испанию, где и скончался в 1553 году после продолжительной и тяжкой болезни.

Современник о Монтехо[править | править код]

Индейцы тяжело переносили ярмо рабства. Но испанцы держали разделенными их поселения, находившиеся в стране. Однако не было недостатка в индейцах, восстававших против них, на что они отвечали очень жестокими карами, которые вызвали уменьшение населения. Они сожгли живыми несколько знатных лиц в провинции Купуль, других повесили. Были получены сведения о [волнении] жителей Йобаина, селения Челей. Испанцы схватили знатных лиц, заперли в одном доме в оковах и подожгли дом. Их сожгли живыми, с наибольшей в мире бесчеловечностью. И говорит это Диэго де Ланда, что он видел большое дерево около селения, на ветвях которого капитан повесил многих индейских женщин, а на их ногах [повесил] их собственных детей. В том же селении и в другом, которое называют Верей (Verey), в двух лигах оттуда, они повесили двух индианок, одну девушку и другую, недавно вышедшую замуж, не за какую-либо вину, но потому, что они были очень красивыми, и опасались волнений из-за них в испанском лагере, и чтобы индейцы думали, что испанцам безразличны женщины. Об этих двух [женщинах] сохранилась живая память среди индейцев и испанцев, по причине их большой красоты и жестокости, с которой их убили. Индейцы провинций Кочвах (Cochua) и Чектемаль (Chectemal) возмутились, и испанцы их усмирили таким образом, что две провинции, бывшие наиболее населенными и наполненными людьми, остались наиболее жалкими во всей стране. Там совершали неслыханные жестокости, отрубая носы, кисти, руки и ноги, груди у женщин, бросая их в глубокие лагуны с тыквами, привязанными к ногам, нанося удары шпагой детям, которые не шли так же [быстро], как их матери. Если те, которых вели на шейной цепи, ослабевали и не шли, как другие, им отрубали голову посреди других, чтобы не задерживаться, развязывая их. Они вели большое количество пленных мужчин и женщин для обслуживания, обращаясь с ними подобным образом. Утверждают, что дон Франсиско де Монтехо не совершал ни одной из этих жестокостей и не присутствовал при них. Напротив, он их считал очень дурными, хотя не мог больше [ничего сделать].

(Диего де Ланда. Сообщение о делах в Юкатане. Глава XV. Пер. Ю. В. Кнорозова)

Литература[править | править код]