Мордвинов, Борис Аркадьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Борис Мордвинов
Имя при рождении Борис Аркадьевич Шефтель
Псевдонимы Мордвинов
Дата рождения 24 ноября (6 декабря) 1899(1899-12-06)
Место рождения Москва, Российская империя
Дата смерти 9 декабря 1953(1953-12-09) (54 года)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство Flag of Russia.svg Российская империяFlag of the Soviet Union.svg СССР
Профессия
Театр МХАТ, Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, Большой театр, Воркутинский ГУЛаговский театр, Саратовский академический театр оперы и балета, Белорусский театр оперы и балета
Награды Заслуженный артист РСФСР

Борис Аркадьевич Мордвинов (настоящая фамилия Шефтель; 24 ноября [6 декабря1899, Москва — 9 декабря 1953, там же) — советский театральный режиссёр, Заслуженный артист РСФСР (1935).

Творческая биография[править | править код]

В 1919 поступил во 2-ю Студию МХТ[1]. Однако ролей у него почти что не было, выходил на сцену лишь в небольших эпизодах. Актёрская карьера Бориса Мордвинова явно не складывалась. Но педагог Вл. И.Немирович-Данченко заметил его режиссёрское дарование и привлек к постановочной работе.

МХАТ: 1921—1936 гг., актёр и режиссёр.

В 1922 году, по сообщению нескольких источников, Борис Мордвинов поставил вместе с Вл. И. Немировичем музыкальную комедию Шарля Лекока по либретто Клэрвиля, Конинга (Victor Koning) и Сиродена (Paul Siraudin) «Дочь мадам Анго», где едко высмеивался послереволюционный Париж конца XVIII века, оказавшийся под властью самодовольной жестокой Директории[1][2][3]. Этим спектаклем 16 мая 1922 года открылась Музыкальная студия Московского Художественного театра под руководством Вл. И. Немировича-Данченко; однако надо заметить, что в самой афише спектакля имя Мордвинова не значится, а в качестве режиссёра стоит В. В. Лужский[4]. Первые же представления прошли с большим успехом, но спектакль через некоторое время был снят с репертуара за антиреволюционный пафос.

А как драматический актёр Мордвинов за все время исполнил лишь единственную роль — Амос Харт в пьесе М. Уоткинс «Реклама» (художественный руководитель постановки Немирович-Данченко[5]) на премьерном спектакле в 1930 году. Однако становление Музыкальной студии Немировича-Данченко при Художественном театре решило его дальнейший выбор, он полностью переходит на режиссёрскую стезю.

В дальнейшем (с 1941 года, при слиянии с оперной студией Станиславского) Музыкальная студия отделилась от основного театра и стала называться Московский академический музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, но в то время ещё именовалась студией, затем Музыкальный театр им. Немировича-Данченко, где в течение 1927—1936 гг. Мордвинов работал в качестве режиссёра-постановщика, причем с 1930 года занял пост заведующего художественной частью и главного режиссёра. Он ставил и драматические постановки, и музыкальные, все более отдавая предпочтение музыкальному театру. В это же время, с 1927 года, он начинает педагогическую работу, ведет курс оперного отделения в ЦЕТЕТИСе (ГИТИС)[1].

В 1933 году в штат театра был временно включен балетный коллектив «Московский Художественный балет» под руководством балерины Большого театра В. В. Кригер[6] (позже, с 1939 балетная труппа постоянно вошла в состав Музыкального театра им. Вл. И. Немировича-Данченко). С этой балетной труппой Мордвинов тоже осуществил ряд балетных спектаклей.

Постановки[6]:

В эти же годы Б. А. Мордвинов активно осваивает режиссуру опер на радио; на Всесоюзном радио в его постановке были записаны несколько опер, в том числе:

Большой театр: 1936—1940 гг.; главный режиссёр. Поставил оперы и балеты:

К этому времени Мордвинов уже был преподавателем Московской консерватории (с 1935 года), руководителем кафедры сценического мастерства (с 1939 профессор)[1].

Б. А. Мордвинов готовился к следующим постановкам, однако 15 мая 1940 года был арестован органами НКВД и спустя почти год, 12 апреля 1941 года был приговорён Особым совещанием к трём годам исправительно-трудовых работ по обвинению в шпионской связи с женой военачальника Г. И. Кулика (согласно справке НКВД, в ходе следствия «в наличии преступного характера встреч с Кулик К. И. виновным себя не признал, но не отрицал самого факта этих встреч и их конспиративный характер»)[9]. В мемуарах, помимо этого, фигурирует, со слов самого Мордвинова, и другой эпизод:

В числе вздорных обвинений, предъявленных ему следователем, было и такое. Когда была опубликована новелла Горького «Девушка и Смерть», Сталин изрек: «Эта штука посильнее, чем „Фауст“ Гете». Оценка «вождя всех народов» была немедленно подхвачена и запечатлена в литературоведческих анналах как мудрейшее изречение. Борис Аркадьевич однажды высказал вслух сомнение в справедливости подобной оценки. Высказал неосторожно и с юмором. Об этом, конечно, донесли. И это было определено, как контрреволюционный подрыв авторитета вождя[10].

На отбывание срока Б. А. Мордвинов, поставивший к этому времени уже ряд спектаклей, получивших широкую известность, главный режиссёр Большого театра, профессор Московской консерватории, руководитель кафедры сценического мастерства, был отправлен в Воркуту для трудовой повинности на общих работах: грузчик на пристани, подсобный рабочий на складе, дневальный в бараке. Правда, компания собралась неплохая: музыканты, научные работники, среди солагерников находились Э. И. Котляр, Е. Б. Галинская, А. Я. Каплер[2].

Воркутинский ГУЛаговский театр: 1943—1946 гг., художественный руководитель. О создании этого театра были написаны книги, в прессе публиковалось немало воспоминаний. Но начинался театр с идеи Б. А. Мордвинова, казалось, совершенно нереальной: началась война, до ГУЛаговского театра ли? Идея создания театра наверняка возникла неслучайно: среди заключенных Мордвинов нашел немало профессионалов — музыкантов, актеров, певцов, был даже дирижёр — да и кого там только не было! Но добиться разрешения на открытие театра в лагере политзаключенных было непросто. Однако принять участие в создании театра захотели и вольнонаемные сотрудники[3], что и решило дело. А главное, загорелся идеей и сам начальник Воркутстроя инженер-полковник Михаил Митрофанович Мальцев, лично взявшийся за осуществление профессионального музыкально-драматического театра[11]. Наконец, 8 августа 1943 года появился приказ:

ПРИКАЗ № 883 от 08.08.1943 ГОДА ПО УПРАВЛЕНИЮ «ВОРКУТСТРОЙ»
В целях наилучшего систематического обслуживания вольнонаемного населения Воркутинского угольного бассейна художественно-зрелищными мероприятиями

ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Организовать на основе хозрасчета театр по обслуживанию в/н населения Воркутинского бассейна.
2. Театру присвоить имя «Воркутстроя».
3. Утвердить труппу театра в следующем составе: Н. И. Глебова, Л. И. Кондратьева, А. П. Пилацкая, В. М. Пясковская, В. Н. Борисов, Н. А. Быстряков, А. М. Дубин-Белов, Г. И. Егоров, А. И. Кашенцев, А. К. Стояно, А. Швецов, О. О. Пилацкий.
4. Включить в состав труппы следующих заключенных: Е. М. Михайлова, С. Б. Кравец, В. К. Владимирский, А. Гайдаскин, Б. С. Дейнека, Л. С. Дулькин, Е. И. Заплечный, Б. А. Козин, В.И Лиманский.
5. Художественным руководителем и главным режиссёром театра назначить Б. А. Мордвинова.
6. Утвердить штаты и смету театра на общую сумму 283 т. р.
7. Обязать КВО весь имеющийся в подразделениях театральный инвентарь: как то реквизиты, костюмы, бутафорию сдать театру в безвозмездное пользование. Срок сдачи 01.09. с.г.
8. Открытие театра установить 1 октября с.г.

Начальник Управления Воркутстроя НКВД СССР М. Мальцев.[11]

Как здание для театра подошел местный деревянный клуб, который любовно именовался Дворец Культуры — ДКШ[3]. Воркутинский театр открылся 1 октября 1943 опереттой «Сильва» Имре Кальмана. Эта постановка впоследствии выдержала 100 представлений и навсегда оставила память в истории театра. ГУЛаговский театр для заключенных стал символом жизни, в тяжелых подневольных условиях они все-таки сумели заниматься своим делом, а для многочисленных зрителей это была определенная отдушина, уводящая хоть на какое-то время от страшных испытаний и унижений. На одной сцене сошлись заключенные и их охранники.

Мордвинов поставил ещё спектакли: «Марица» и «Принцесса цирка», «Хозяйка гостиницы» — Мордвинов сам играл кавалера Рипафратта, оперу «Севильский цирюльник», а ещё свой неосуществленный замысел в Большом театре — оперу Гуно «Фауст» в 1945 г.[11]; им же была сделана инсценировка повести В. Катаева «Шел солдат с фронта».

В годы Великой Отечественной войны Воркутинский лагерный театр показывал 600 спектаклей и концертов в год, а труппа насчитывала около 150 человек.

Об условиях, в которых работал этот театр, рассказали бывшие солагерники: Галинская Е. Б. Театр за полярным кругом // Родники Пармы: сб. — Сыктывкар, 1990. — С. 142—149.; Котляр Э. «Фауст» в ИТЛ // Театр ГУЛАГа / сост. М. М. Кораллов. — М.: "Мемориал ", 1995; Гулаговские тайны освоения Севера / Маркова Е. В., Волков В. А., Родный А. Н., Ясный В. К.; отв. ред. И. С. Пашковский. — М.: Стройиздат, 2001. — С. 112—115[2]; Клейн А. С., Попов А. А. Заполярная драма… //Покаяние: Мартиролог. Т.2. / Сост. Г. В. Невский. — Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1999. С.219-260.

После отбытия срока заключения Мордвинов все равно не мог вернуться домой, в Москву, к семье. В столицу въезд ему был запрещен. Он мог работать только в других местах.

Саратовский академический театр оперы и балета: один театральный сезон 1946—47 гг., режиссёр. Постановки: «Золотой петушок»; «Боккаччо» Зуппе, «Тихий Дон» Дзержинского. Постановка «Золотого петушка» была отмечена Сталинской премией[1].

Белорусский театр оперы и балета: 1947—1953 гг., главный режиссёр. Среди поставленных спектаклей: «Алеся (белор.)» Тикоцкого, «Кастусь Калиновский» Лукаса (обе в 1947), «Пиковая дама», «Риголетто» (обе в 1948), «Князь Игорь», «Проданная невеста» (обе в 1949), «Иван Сусанин» (1950), «Тихий Дон» (1951), балеты «Князь-озеро» В. А. Золотарёва, «Красный цветок» Глиэра[1].

По смерти Сталина встал вопрос о возможности возвращения на работу в Москву, до того времени на все заявления и просьбы режиссёра о возращении накладывалась резолюция в отказе. Но теперь все изменилось, к тому же имела значение и Сталинская премия за постановку в Саратове. В декабре 1953 года Б. А. Мордвинов был вызван в Москву для переговоров. 8 декабря 1953 он прибыл домой, в свою семью. Через несколько часов, в ночь после приезда в своей квартире он умер от инфаркта, во сне[2]. Вскоре умерла и его жена, музыковед.

Сын: Мордвинов, Михаил Борисович (р. 12 XII 1921, Москва) — режиссёр музыкального театра.

Борис Аркадьевич Мордвинов вёл педагогическую работу, являлся автором разработки программы воспитания оперного актёра.

Среди учеников: В. А. Канделаки, С. М. Големба, П. С. Златогоров, А. Е. Кузнецова, П. И. Селиванов[1].

Примечания[править | править код]