Морозов, Евгений Кимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Евгений Кимович Морозов
Панкфестиваль ДК 83.jpg
Концерт в Жуковском. 1983 год.
Основная информация
Дата рождения 24 октября 1954(1954-10-24) (63 года)
Место рождения Хоэ, Сахалинская область, СССР
Страна Flag of the Soviet Union.svg СССРFlag of Russia.svg Россия
Профессии певец
Жанры музыкальная комедия,
концептуализм,
джаз-рок,
панк-рок,
пост-панк
Коллективы «ДК»,
ВИА «Надежда», «Млечный путь», «Весёлые картинки», «Морозовская стачка»

Евгений Кимович Морозов (24 октября 1954, Хоэ) — советский рок-музыкант, первый вокалист легендарной[1] запрещённой рок-группы «ДК» в период с 1982 по 1983 год включительно.

Биография[править | править код]

Окончил Гнесинское училище по классу «музыкальной комедии», увлекался русскими романсами[2]. В начале 1970-х был звукооператором группы «Млечный путь», — где за барабанами сидел Сергей Жариков, а на бас-гитаре играл один из основателей группы «Мастер» А. «Крустер» Лебедев, — и, одновременно, входил в труппу ведущих артистов театральной студии при Театре Советской Армии под руководством Л. Персиянинова, которая базировалась тогда в тушинском ДК «Красный октябрь». Там же, в качестве ВИА и под выездным названием «Лимонад» (в составе С. Жариков, Е. Морозов, А. «Билл» Мирошников и Д. Яншин) музыканты обслуживали многочисленные свадьбы и дни рождения, где Е. Морозов уже тогда показал себя мастером перформанса, однако с призывом в конце 70-х Морозова на службу в СА группа прекратила своё существование.

В 1982 году по приглашению Яншина и Жарикова вступил в джаз-рок группу «ДК», где стал ведущим вокалистом. С участием Морозова были записаны первые магнитоальбомы, среди которых — «Бога нет», «Десятый молодёжный альбом», «Лирика», «Стриженная умная головка» и другие.

Большинство «народных» хитов группы «ДК» — «Люблю тебя»[3], «Одеколон»[4], «Бога нет», «Вермут мутно-розовый», «Закрытый гражданин»[5] — были исполнены Морозовым.

Во время записи альбомов в 1983 году на Жарикова заводят уголовное дело по статье 190-1 УК РСФСР («клеветнические измышления на советский строй»), сам он попадает под т. н. «прокурорский надзор», а группа, автоматически, лишается публичных выступлений. В связи с отсутствием концертов, тиражирования альбомов «ДК» и отсутствием прибыли за музыку Морозов покидает группу. Хотя, по словам самого же Жарикова, Морозов, со своим музыкальным потенциалом, изначально скептически относился к творчеству группы «ДК» в целом:

Морозов точно не понимал, что мы делаем, он был отличный артист, музыкант — средний, но он был великолепный актёр. Вот если бы у нас были концерты, я гарантирую, что Морозов убрал бы всех. Потому что, когда Летягин привел к нам на репетицию Овсиенко с Ветлицкой, и они сели, а Морозов пел песню про пипиську с волосами, ему было дико стыдно, ему не нравилось. Он хотел какой-то романс или «Гренада! Гренада! Гренада моя!» — это была любимая песня его (он реально любил романсы). А тут, про пипиську с волосами, и он от волнения фальшивил там, в каком-то месте. Я говорю: «Давай перепишем». В конце концов, он бросил в меня микрофоном, потому что хотел пообщаться с симпатичными девушками «позитивно».

Русский рок в лицах: группа "ДК" // Сергей Жариков о Евгении Морозове и группе ДК

В 1984 году Евгений Кимович был обвинён в спекуляции и получил пять лет исправительной колонии[6].
Выйдя на свободу в 1989 году, попробовал себя как вокалист группы «Весёлые картинки».

Ныне периодически выступает в составе собственного ансамбля «Морозовская стачка», где исполняет песни из репертуара ДК.

Влияние[править | править код]

Евгений Морозов в начале 80-х годов представлял собой олицетворение советского панка, наравне с Андреем Пановым, хотя панк-музыкантом и не являлся. Некоторые отечественные музыканты перенимали манеру пения Морозова в составе группы «ДК»: как правило, пел Морозов, с особой «садистско-чернушной» интонацией[7].
Александр Кушнир в своей книге «100 магнитоальбомов советского рока» называл Морозова одним из сильнейших вокалистов за всю историю советского рока, чей низкий «мужицкий» голос долгие годы служил фирменным знаком раннего «ДК»[7]. Руководитель группы «ДК» Сергей Жариков утверждал, что Морозов не развивал свой «актёрский» потенциал:

Общий эффект усиливала манера пения Морозова — из пяти аккордов он выбирал максимум три и всю мелодию строил на них. Его вокальные особенности подразумевали только два вида текстов — либо про алкоголиков, либо про говно. Соответственно, потенциал группы заметно сужался.

Сергей Жариков[7]

Интервью с Евгением Морозовым было помещено в книгу Ольги Аксютиной «Панк-вирус в России»:[8]

Панк-рок — это жирный плевок, потому что власть в любом государстве — это свиное рыло. Нормальный человек, реально ощущающий себя свободным, конечно, с этим свиным рылом не в состоянии примириться. Я считаю, что панк — это один из способов показать этому свиному рылу стойло, в котором оно должно находиться. И в этом отношении меня эстетика панка вполне устраивала, потому что я был всегда достаточно свободолюбив. Много из-за этого терпел… Для меня панк — это, прежде всего, выражение твоего понятия свободы. Панк всегда конфликтовал с властью, с паблисити, с истеблишментом. Я тоже считаю власть, истеблишмент гнилой частью общества. Апофеоз государственной гнили — Соединенные Штаты. Более мерзкого государства, более мерзких людишек я просто не знаю. Это чудовищная тупость и ограниченность. Государство держится на том, что тем людям, которые реально могут работать, созданы не условия, что они, являясь какой-то малой крупицей общества, поддерживают стабильность этого общества. А в целом эта масса — чудовищное быдло. Такое расслоение есть в любом обществе: власть, быдло и человек, осознающий свою сущность, который не принадлежит ни к быдлу, которому все равно, что происходит кругом, ни к власти, которая знает, для чего она — она для себя. И человек, который хочет быть собой, человек самоосознающий. Панк — это возможность выразиться самоосознающему человеку, то есть он осознает свою самость. Человек, рожденный быть свободным, в быдло превращается не по своей воле. Главным образом, это заслуга власти. Власть существует стабильно в быдлячьем государстве. Значит, им выгодно, чтобы человек превращался в быдло, невыгодно, чтобы человек осознавал себя, как независимая единица бытия. И в нашем государстве это все делалось на конвейере и на потоке. Да и сейчас, собственно говоря, ещё больше. Тогда была лицемерная коммунистическая идеология: возвышала человека на словах и унижала его в жизни но абсолютно скотского состояния. А нынешняя власть потеряла даже лицемерие. Она просто унижает человека до скотского состояния, даже не делая виду, что это не так.

— Евгений Морозов[9]

Первоначально вокал Юрия Шевчука сравнивали с вокалом Морозова, а также с вокалом Дэна Маккаферти, с которым сравнивали и Морозова.

Дискография[править | править код]

Подпольный панк-фестиваль в Зеленограде: С. Полянский, Е. Морозов, С. Жариков и Д. Яншин; крайний слева — А. «Свинья» ПановАвтоматические Удовлетворители»), 1983

В составе группы «ДК»:

Примечания[править | править код]