Московия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Моско́вия (лат. Moscovia) — политико-географическое название Русского государства в западных источниках, употреблявшееся с разной степенью приоритетности параллельно с этнографическим названием «Руссия» (лат. Russia)[1] с XV до начала XVIII века[2][3]. Первоначально являлось латинским названием Москвы (для сравнения: лат. Varsovia, Kiovia) и Московского княжества[4][5], позже в ряде государств Западной Европы было перенесено и на единое Русское государство, сформировавшееся вокруг Москвы при Иване III. Различные исследователи полагают, что использованию этого наименования способствовала польско-литовская пропаганда[6], которая сознательно придерживалась терминологии феодальной раздробленности, отрицая правомерность борьбы Ивана III и его преемников за воссоединение земель Древней Руси[7][8]. В качестве самоназвания латинизм Московия не использовался[9], войдя в русский язык не ранее XVIII века как не полностью освоенное заимствование.

Происхождение и распространение[править | править код]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Политическая карта Руси 1400—1462
Image-silk.png Политическая карта Руси 1462—1505
Image-silk.png Политическая карта Руси 1505—1550

В эпоху противостояния между Великим княжеством Московским, объединившим вокруг себя Северо-Восточную Русь, и Великим княжеством Литовским, объединившим вокруг себя Юго-Западную Русь, древнее понятие «Русь» (в Европе Russia, иногда Ruthenia, Rossia или греч. Ῥωσία) продолжало употребляться современниками, но в условиях её политико-географического разделения нуждалось в дополнительном уточнении. Нередко, начиная с XIV века, уточнение совершалось по византийскому образцу — Великая и Малая Русь[10]. В других источниках — как, например, на карте венецианского монаха Фра Мауро, — различие делалось при помощи наименований Чёрная и Белая Русь. Отмечается, что на заре русско-итальянских отношений в эпоху Ивана Великого, в письменных источниках, происходящих из Италии, речь идёт либо просто о Руссии, либо о Белой Руссии[6], тогда как сам Иван III называется «русским императором»[11].

В то же время, начиная с рубежа XVXVI веков, в европейском политико-географическом лексиконе стремительно распространяется понятие «Московия». Различные исследователи полагают, что оно возникло под влиянием польско-литовской пропаганды[12][13][14], отвергавшей право Русского государства на все древнерусские земли[8] (часть которых с XIII—XIV веков находилась в составе Великого княжества Литовского и Королевства Польского, позднее — Речи Посполитой) и стремившейся закрепить это название только за «своей» частью Руси[15][16]. Уже с начала XV века термином «Руссия» на польских картах обозначались исключительно земли Юго-Западной Руси, а в качестве её главного города указывался Львов, столица «Русского воеводства». В то же время северо-восточные земли именовались не иначе как «Московия»[6]. Делая акцент на прежней феодальной, узкорегиональной номенклатуре, этот упорно внедрявшийся термин имел целью подчеркнуть ограниченность власти главы государства пределами Московского княжества и отвергал какие-либо намёки на правомерность борьбы за объединение Руси вокруг Москвы[8].

Доктор исторических наук Анна Хорошкевич отмечает, что название «Московия» начало преобладать в странах, получавших информацию из Великого княжества Литовского и Польши, в первую очередь в католических Италии и Франции[17]. В странах Северной Европы, равно как и при дворе императора Священной Римской империи, преобладало правильное этнографическое название «Руссия» или «Россия»[1], хотя название «Московия» проникло и туда. Одним из наглядных примеров «перемены» имени, по словам Хорошкевич, являются протоколы секретаря венецианской синьории Марино Сануто, в которых начиная с 1500 года наблюдается постепенный переход от названия (Белая) Руссия к Московии[17]. Автор связывает это с усилением польско-литовской пропаганды накануне и во время русско-литовской войны 1500—1503 годов, когда между Москвой и Вильной разгорелся дипломатический конфликт вокруг претензионного титула Ивана III «государь всея Руси», содержащего в себе программу объединения всех русских земель, в том числе находившихся в составе Литвы[18].

По мнению Бориса Флори, осознание различий и изменение этнического самосознания восточных славян Речи Посполитой произошло в последней четверти XVI века, когда оформились представления о «московитах» и «русских», как о двух разных народах. В предшествующую эпоху для этого существовали лишь предпосылки на основе разного социально-политического устройства двух государств, которые, однако, ещё не давали оснований к осознанию их как признаков принадлежности к разным этническим общностям[19]. Так, польский историк Матвей Меховский в своём «Трактате о двух Сарматиях» (1517) писал, что жители Московии Rutheni sunt et Ruthenicum loquuntur[19] (то есть являются русинами и говорят по-русски). Такие же высказывания встречаются у Михалона Литвина, Александра Гваньини, Матвея Стрыйковского и многих других писателей XVI века[19]. Появление этногенетических теорий, построенных на легендарных персонажах, привнесло различные версии об ином происхождении московитов (от библейского Мосоха либо от младшего брата Леха, Чеха и Руса, Москвы). После заключения Брестской унии 1596 года в памятниках полемической литературы Речи Посполитой, написанных в том числе и православными авторами, прослеживается представление о «московитах» и «русских» как о разных народах[19]. В первой половине XVII века восточные славяне по обе стороны границы уже вопринимались как два разных общества и два разных народа, но, особенно в произведениях православных авторов, рассматривались как тесно связанные между собой части некоего общего целого[19].

Употребляя термины «Московия» и «московиты», западноевропейские географы, историки и путешественники XVI и XVII веков часто подчёркивали, что московитов следует считать русскими. Знаменитый барон Сигизмунд Герберштейн прямо называет Московию главным государством в Руссии[20]. При этом он конкретизирует, что Руссия/Россия (Russia, Rosseia) находится между Карпатскими горами и Польшей на западе и средним течением Волги на востоке, «Северным морем» на севере и по течению рек Днестра и Днепра на юге[21], демонстрируя понимание, что термин Руссия имеет более широкий охват по сравнению с политическим термином «Московия». По отношению к описываемым им владениям царя они использует оба термина. Цезарь Бароний писал: «Московия получила своё наименование по названию реки и расположенной на ней столице, являясь частью Руссии». В своём ставшем популярным университетском учебнике немецкий географ Георг Хорн подчёркивал: «московиты суть русские, лишь именуемые так по названию столицы их государства»[22]. Развёрнутый комментарий к понятиям «Московия» и «московиты» оставил в начале XVII века французский путешественник Жак Маржерет. Он пишет, что русские после освобождения от татарского ига стали называться московитами — по главному городу Москве, обладающему княжеским титулом, но не являющемуся первым в стране, потому что ранее государь русских назывался «великим князем владимирским», а в современное Маржерету время продолжал называться «великим князем владимирским и московским». Из этого Маржерет делает вывод: «ошибочно называть их московитами, а не русскими, как делаем не только мы, живущие в отдалении, но и более близкие их соседи. Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, то есть русские, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova — из Москвы, Вологды, Рязани или других городов»[23]. Доктор исторических наук В. Н. Малов называет это наблюдение Маржерета «чрезвычайно важным для понимания этнической (и государственной) самоидентификации российских людей в конце XVI — начале XVII в.»[24]

По данным Александра Мыльникова, в XVII — начале XVIII вв. часто встречалось устойчивое словосочетание «Великая Россия или Московия»[25]. В эпоху Петра I русским правительством предпринимались дипломатические усилия по преодолению двуимённости России в Европе[26].

В русском языке[править | править код]

В русском языке латинское слово «Московия» появилось с середины XVIII века. Оно является типичным варваризмом (не полностью освоенным заимствованием), в силу чего почти не отмечено ни в словарях XVIII—XIX веков, ни в современных исторических и толковых словарях. Семантически может употребляться либо как обозначение допетровской Руси (особенно при переводах), либо как неофициальное название Москвы и/или Московской области[4]. Название «Московия» носят одна из современных российских авиакомпаний, а также поезд по маршруту Москва—Адлер.

Использование в публицистике и пропаганде[править | править код]

Западная Европа[править | править код]

Франциск Духинский

Изначально у слова «Московия» отсутствовали какие-либо негативные коннотации. Однако, выйдя из употребления в первой половине XVIII века, с середины XIX века этот термин вновь начинает фигурировать в памфлетах польских публицистов, пытавшихся обратить внимание европейской общественности на так называемый «польский вопрос». Пионером облачения старых идеологических традиций Речи Посполитой в новую расистскую форму стал этнический поляк Франциск Духинский[27], эмигрировавший с Правобережной Украины в Париж после поражения польского восстания 1830 года. В своих работах и выступлениях он утверждал, что московиты (так он последовательно называл русских) не европейцы, а азиаты-«туранцы», в отличие от поляков и русинов (так он последовательно называл украинцев и белорусов), которые вместе с другими европейскими народами являлись «арийцами». При этом он подробно описывал различие цивилизаций «арийцев» и «туранцев», делая из них антагонистов, а границу между ними проводя где-то по Днепру. Первых он считал цивилизованными и культурными земледельцами, вторых — дикими и отсталыми кочевниками-варварами. Согласно Духинскому, следовало всячески отгородить Россию от Европы как угрозу существования последней, а сделать это возможно будет только путём возрождения Польши в старых границах (включая Украину и Белоруссию). Таким образом, Польша становилась форпостом европейской цивилизации против «дикой» Азии. Употребляя в отношении России почти исключительно термин «Московия», Духинский утверждал, что она получила своё новое название (а народ московитов стал зваться русским) согласно некоему тайному приказу Екатерины II, по которому, чтобы скрыть своё туранское происхождение, московитам в приказном порядке «навязали» имя «арийцев»-русинов[28][неавторитетный источник?].

Выступления Духинского поначалу произвели сенсацию в парижских политических кругах, его всячески поддерживали[28][неавторитетный источник?], особенно на фоне напряжённых политических отношений Франции и Британии с Россией после Крымской войны. У Духинского появились последователи, например, французы Анри Мартен со своей книгой «Россия и Европа» (1866) или Элиас Реньо с книгой «Европейский вопрос, ошибочно называемый польским вопросом» (1861)[29]. Однако серьёзное научное сообщество не приняло псевдонаучные расистские идеи Духинского[27]. Русские историки, в том числе Михаил Драгоманов и Николай Костомаров, опубликовавший «Правду полякам о Руси» (1861), активно критиковали его теорию, а языковед Бодуэн де Куртенэ (сам этнический поляк) по смерти Духинского напечатал осуждающую брошюру. Одновременно в политических кругах Франции изначально конъюнктурная популярность антироссийской концепции пала жертвой всё той же политической конъюнктуры, изменившейся после франко-прусской войны 1870—1871 годов[27].

Впоследствии подмена официального названия «Россия» словом «Московия» изредка встречалась на политической арене в негативных контекстах. К примеру, британский премьер-министр Бенджамин Дизраэли в своём письме королеве Виктории в 1877 году призывал «очистить Центральную Азию от московитов и загнать их в Каспий»[30]. В планах нацистского руководства было создание Рейхскомиссариата Московия. Гитлер неоднократно говорил о том, что такие слова, как «русское» и «Россия» следует запретить, заменив на «московское» и «Московия»[31].

Украина[править | править код]

Тезисы и терминология Духинского, будучи отвергнутыми и забытыми в научном мире, оказались востребованным элементом в дискурсе украинских националистов в XX веке[27]. Употребление инокоренного слова «Московия» хорошо вписывалось в культивирование концепции, согласно которой Россия не имеет отношения к культурному наследию Древней Руси. В 1900 году в Галиции вышла пропагандистская брошюра Лонгина Цегельского «Русь-Украина и Московщина-Россия»[27]. В 1921 году была издана (в 1936 году переиздана) книга украинского эмигранта в Чехословакии Сергея Шелухина о названиях Украины, где он, частично повторяя Духинского, доказывал, что «Московия» всегда так называлась и «украла» своё название «Русь/Россия» у Украины[32]. Схожими терминами оперировал и украинский эмигрант, националист Павел Штепа, издавший книги «Украинец и москвин. Две противоположности» (1959) и «Московство» (1968)[33].

Уже в постсоветский период (1998) на Украине была опубликована книга «Украденное имя» Евгения Наконечного, в которой автор развил идеи Шелухина. Кроме того, название «Московия» и «московиты», (наравне с «Моксель»[34]) постоянно употребляются по отношению к средневековой России и русским в книге непрофессионального[35] историка Владимира Билинского «Страна Моксель», за первый том которой он получил в 2011 году украинскую национальную премию имени Ивана Франко (выдаётся Государственным комитетом телевидения и радиовещания Украины) в номинации «Лучшая научная работа»[36].

Некоторые общественные деятели националистической направленности периодически используют слово Московия в своих высказываниях. К примеру, активистка ВО «Свобода» Ирина Фарион рекомендовала детям, использующим русские формы имён, «собирать чемоданы и выезжать в Московию»[37]. По словам политолога Олега Соскина, «московиты украли у украинского народа язык, православную веру, название страны, а сейчас пришло время это всё нам вернуть. А они должны возвратиться к своему финно-угорскому, тюркскому фундаменту»[38][39]. В 2015 году депутатом Радикальной партии Олега Ляшко Оксаной Корчинской был внесён на рассмотрение Верховной рады законопроект о запрете применения к России названия Россия или Русь и использовании вместо этого названия Московия[40]. Предлагается внесение поправок в Уголовный кодекс Украины и штраф в размере до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан[41].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Хорошкевич, 1980, с. 84.
  2. Московия // Славянская энциклопедия. Киевская Русь — Московия: в 2 т. / Автор-составитель В. В. Богуславский. — Т. 1. — С. 761.
  3. Московия // Большой Энциклопедический словарь. — 2000.
  4. 1 2 Воронин Вс. Московия // Иллюстрированная энциклопедия «Руссика». — М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2004. — С. 324—325. — 640 с. — ISBN 5-94849-302-4.
  5. Московия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. 1 2 3 Хорошкевич, 1976, с. 51.
  7. Хорошкевич, 1976, с. 48.
  8. 1 2 3 Герберштейн, C., Записки о Московии, в 2 тт., под ред. А. Л. Хорошкевич, пер. А. И. Малеина, А. В. Назаренко. М.: Изд-во «Памятники исторической мысли», 2008
  9. Шмидт С. О. Памятники письменности в культуре познания истории России. М., 2007. Т. 1. Стр. 545
  10. Соловьёв А. В. Великая, Малая и Белая Русь // Из истории русской культуры. — М., 2002. — Т. 2, № 1. — С. 479-495. Архивировано 29 октября 2013 года.
  11. Хорошкевич, 1976, с. 49.
  12. Тихвинский, С. Л., Мясников, В. С. Восток—Россия—Запад: исторические и культурологические исследования. — Памятники исторической мысли, 2001. — С. 69.
  13. Хорошкевич А. Л. Россия и Московия. Из истории политико-географической терминологии — Acta Baltico-slavica, 1976, t. X, с. 47-57
  14. Kämpfer F. Herbersteins nicht eingestandene Abhängigkeit von Fabri aus Leutkirch. S. 12, 13.
  15. Кудрявцев О. Ф. Россия в первой половине XVI в: взгляд из Европы. — Русский мир, 1997. — С. 207.
  16. Храпачевский Р. П. Русь, Малая Русь и Украина: происхождение и становление этнонима // Российские и славянские исследования: Сб. науч. статей. — Вып. 1 / отв. ред. О. А. Яновский. — Мн.: БГУ, 2004.
  17. 1 2 Хорошкевич, 1976, с. 52.
  18. Хорошкевич, 1976, с. 53.
  19. 1 2 3 4 5 Флоря Б. Н. О некоторых особенностях развития этнического самосознания восточных славян в эпоху Средневековья — Раннего Нового времени // Россия-Украина: история взаимоотношений / Отв. ред. А. И. Миллер, В. Ф. Репринцев, М., 1997. С. 9-27
  20. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М. МГУ. 1988
  21. Антонов В. А.. Слово украина/Украина в письменности XV–XVIII вв. и его использование в позднейшей историографии. Русский сборник № 23. Москва 2017
  22. Мыльников А. С. Глава 3 // Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. Представления об этнической номинации и этничности XVI — начала XVIII века. — СПб., 1999.
  23. Маржерет Ж. Состояние Российской империи и великого княжества Московии. Предуведомление читателю // Россия начала XVII в. Записки капитана Маржерета. — М.: Институт истории РАН, 1982. — С. 141—142.
  24. Примечание № 21 д. и. н. В. Н. Малова в книге: Маржерет Ж. Состояние Российской империи и великого княжества Московии. Предуведомление читателю // Россия начала XVII в. Записки капитана Маржерета. — М.: Институт истории РАН, 1982. — С. 141—142.
  25. Мыльников, А. С. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine. Представления об этнической номинации и этничности XVI — начала XVIII века. Глава 4 СПб., 1999.
  26. Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. — М., 1963. — Кн. 9. — С. 133.
  27. 1 2 3 4 5 Лисяк-Рудницкий, Іван. Францішек Духінський та його вплив на українську політичну думку // Історичні есе : сборник. — К.: Центр досліджень історії ім. Петра Яцика Канадського ін-ту українських студій Альбертського ун-ту, 1994. — Т. 1. — С. 265-279. — ISBN 5-7707-6484-8.
  28. 1 2 Историк Духинский из Киева и его ученики из французских сенаторов // Отечественные записки : журнал учено-литературный и политический / А. Краевский и С. Дудышкин. — СПб., 1864. — Т. CLV. — С. 426—448.
  29. В частности, он подробно «объясняет», каким образом «финские» московитские цари «узурпировали» имя Руси.
  30. to clear Central Asia of Muscovites and drive them into the Caspian
  31. Ковалёв Б. Н. Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации. — Москва: Молодая гвардия, 2011. C. 14.
  32. Смірнов Є. Сергій Шелухін. Життя і діяльність // Генеза. — 1994.
  33. Украïнський iсторичний журнал, № 7, стор. 12. Вид-во Академiï наук Украïнськоï РСР, 1973
  34. Название Моксель (лат. Moxel) почти единственно употребляется лишь Гийомом Рубруком в «Путешествии в восточные страны» (1253). По мнению современных учёных, так он называл мокшу (Феоктистов А. П. Мордовские языки // Основы финно-угорского языкознания. — М., 1975. — С. 256.).
  35. Петр Толочко. Открытое письмо Президенту. Еженедельник 2000 (18.08.2011). Проверено 25 ноября 2011. Архивировано 4 февраля 2012 года.
  36.  (укр.) Визначено лауреатів премії ім. Івана Франка в 2011 році, Департамент інформаційної політики (02.08.2011). Проверено 24 ноября 2011.
  37. Во Львове Алёнам посоветовали «выезжать в Московию» (Видео), Korrespondent.net (22 февраля 2010). Проверено 24 ноября 2011.
  38. Олег Соскин. Московия готовит по нам военный удар, for-ua.com (8 июля 2011). Проверено 24 ноября 2011.
  39. Андрей Резчиков, Юрий Югов. Соскин: «России как таковой нет», Взгляд.ру (15 июля 2011). Проверено 24 ноября 2011.
  40. На Украине предложили запретить называть Россию «Россией», Lenta.ru (7 июля 2015).
  41. Верховная рада рассмотрит законопроект о переименовании России в Московию. РБК (18 февраля 2016).

Литература[править | править код]