Московская конференция (1941)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Первая Московская конференция
Миссия Бивербрука-Гарримана
Дата проведения 29 сентября — 1 октября 1941
Место
проведения
Союз Советских Социалистических Республик Москва, СССР
Участники Flag of the Soviet Union (1936–1955).svg СССР
Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
Flag of the United States (1912-1959).svg США
Рассмотренные вопросы Распределение ресурсов антигитлеровской коалиции
Результаты Поставки союзниками вооружения в СССР
Последовательность
Атлантическая конференция Первая Вашингтонская конференция

Первая Московская конференция — вторая по счёту после Атлантической и первая из четырёх московских конференций стран антигитлеровской коалиции, проходившая с 29 сентября по 1 октября 1941 года. США представлял Аверелл Гарриман, Великобританию — Уильям Эйткен, СССР — Иосиф Сталин. Также известна под названием «Миссия Бивербрука-Гарримана»[1].

Предшествующие события[править | править код]

Примерно через месяц после нападения Германии на СССР в Москву для личной встречи со Сталиным прибыл Г. Гопкинс, имевший статус Посланника Президента США и должность Директора программы Ленд-Лиза. Целью визита была оценка возможности СССР сопротивляться нападению и обсуждение условий предоставления Советскому Союзу военно-технической помощи. Аналогичный по цели визит Гопкинса в Англию состоялся в январе 1941 года. В заключение того визита Гопкинс, обращаясь к Черчиллю, процитировал Книгу Руфи: «Куда пойдешь ты, туда пойду и я… твой народ будет моим народом, и твой Бог – моим Богом»[2]. Во время визита в Москву Гопкинс имел две  встречи со Сталиным (30 и 31 июля) с последующими пресс-конференциями. На первой пресс-конференции Гопкинс сказал, что он встречался со Сталиным, сообщил ему о восхищении Рузвельта советским сопротивлением немецкому вторжению и о решимости США оказать Советскому Союзу помощь в виде поставок. По словам Гопкинса, Сталин поблагодарил его и сказал, что оказанное его стране доверие будет оправдано. На второй пресс-конференции Гопкинс – помимо прочего – сказал: «…мое короткое пребывание здесь еще более уверило меня в том, что Гитлер проиграет».[3]

На своей встрече в середине августа 1941 года Черчилль и Рузвельт решили направить в Москву представителей для встречи со Сталиным, получившей впоследствии название «Первая Московская конференция». Подписанные Черчиллем и Рузвельтом письма аналогичного содержания с предложением проведения такой встречи были переданы Сталину американским и английским послами в Москве в 18:00 15 августа 1941 года, после чего Сталин немедленно продиктовал свой положительный ответ. Советское радио передало в эфир следующее сообщение[4]: «Товарищ Сталин попросил американского и английского послов передать Президенту Рузвельту и г-ну Черчиллю соответственно искреннюю благодарность народов Советского Союза и Советского правительства за их готовность помочь СССР в его освободительной войне против гитлеровской Германии»[5].

Ход конференции[править | править код]

Представители США и Великобритании (У.А. Гарриман и У.М. Эйткен) прилетели в Москву 28 сентября из Архангельска, куда они прибыли накануне. В Москве их встречали А. Вышинский и персонал американского и английского посольств.[3] После встречи с В. Молотовым[6] делегаты конференции в сопровождении послов своих стран встретились со Сталиным. С советской стороны на встрече также присутствовали Молотов и М. Литвинов, имевший статус делегата-переводчика.[3]

Официально конференция открылась 29 сентября в здании НКИД (Спиридоновский дворец). На получасовом закрытом заседании были назначены члены шести совместных комитетов (военного, военно-морского, авиационного, транспортного, сырьевого и комитета по поставкам медицинских материалов). К утру 3-го октября комитеты должны были подготовить доклады о соответствующих потребностях СССР. Первого октября делегаты встретились еще раз для подписания соглашения, известного как «Первый протокол», со сроком действия до июня 1942 года.

На конференции представители СССР высказались о желаемых объёмах ежемесячной помощи государству: 400 самолётов (300 бомбардировщиков и 100 истребителей), 1100 танков разных классов, 300 зенитных пушек, 300 противотанковых орудий, 4 тыс. т алюминия, 10 тыс. т брони для танков, 4 тыс. т толуола. Представители США и Британии не согласились с размерами советского запроса, в ходе переговоров стороны достигли консенсуса: ежемесячные поставки за девять месяцев с 1 октября 1941 по 30 июня 1942 года должны были составить 400 самолётов (100 бомбардировщиков и 300 истребителей), 500 танков, 10 000 грузовиков[7], 2 тыс. т алюминия, 1250 т толуола, 1 тыс. т танковой брони и ряд других материалов и механизмов военного назначения. 1 октября договорённость была закреплена в трёхстороннем протоколе.

СССР взамен обещал поставить союзникам материалы для военной промышленности. После окончания конференции лидер американского представительства Аверелл Гарриман от имени правительств США и Британии публично заявил, что от Советского союза были получены масштабные поставки сырья, которые «значительно помогут производству вооружения в наших странах».[8]

Несмотря на то, что СССР получил меньше, чем ожидал, Московская конференция внесла свою лепту в укрепление связей членов антигитлеровской коалиции.

По завершении конференции Гарриман и Эйткен сделали – отдельно от официального коммюнике по её итогам – совместное заявление, заключительный абзац которого гласил: «Завершая свою работу, делегаты конференции придерживаются твердого убеждения правительств трех стран в том, что после окончательного уничтожения нацисткой тирании будет установлен мир, который позволит всем народам жить в безопасности на своей территории, не зная страха или нужды».[3]

Третьего октября представители США и Великобритании вылетели в Архангельск, откуда английский минный тральщик Harrier доставил их на борт английского тяжелого крейсера London.

В своей речи от 6 ноября 1941 года, посвященной 24-летней годовщине Октябрьской революции, Сталин сказал[9] следующее: «…трехсторонняя конференция в Москве с участием г-на Бивербрука, представителя Великобритании, и г-на Гарримана, представителя Соединенных Штатов Америки, приняла решение о систематической помощи нашей стране танками и самолетами. Всем известно, что согласно этому решению мы уже начали получать танки и самолеты. А еще до того Великобритания гарантировала поставки в нашу страну дефицитных материалов, таких как алюминий, свинец, олово, никель и каучук. Если добавить к этому факт того, что несколько дней назад Соединенные Штаты Америки решили предоставить Советскому Союзу займ в размере одного миллиарда долларов, то можно с уверенностью сказать, что коалиция Соединенных Штатов Америки, Великобритании и СССР стала реальностью [бурные аплодисменты], которая крепнет и будет крепнуть дальше ради нашего общего дела».

Реакция в США[править | править код]

Оппозиция в конгрессе США пыталась предотвратить распространение ленд-лиза на СССР, однако предложение одного из конгрессменов запретить помощь СССР в кредит не нашло поддержки в палате представителей. 30 октября 1941 года Рузвельт сказал Сталину, что США в скором времени примут меры, которые дадут возможность реализовать поставки на сумму до 1 млрд долл. по закону о передаче вооружения взаймы или в аренду (ленд-лиз). До конца 1941 года СССР в рамках ленд-лиза получил сырья и оружия на 545 тыс. долл.

Американская общественность также была далеко не единодушна в своем отношении к оказании помощи Советскому Союзу. Пытаясь переубедить несогласных, Гарриман на личные средства купил рекламное время в передачах американской радиовещательной компании CBS и объяснял американцам целесообразность такой помощи с точки зрения разумного эгоизма. Однако скептицизм некоторой части населения США в этом вопросе сошел на нет только после нападения Японии на Перл-Харбор.[10] До 1943 года лишь небольшое число американцев были противниками оказания помощи СССР,[11] хотя — согласно опросам общественного мнения — только 41 % американцев имели мнение, что Советскому Союзу можно будет доверять после окончания войны.[12]

Икра для Черчилля[править | править код]

Во время конференции произошел курьезный инцидент по поводу якобы имевшей место покупки для Черчилля икры на сумму в 25 фунтов стерлингов, информация о чем едва не просочилась в английскую печать, в том числе и в газету Daily Express, принадлежавшую самому Эйткену (Лорду Бивербруку). Как выяснилось впоследствии, икра действительно была приобретена, но не на такую большую – по тем временам – сумму. Тем не менее, возникли опасения неблагоприятной реакции общественности на сам факт такого события во время нормированного снабжения населения Великобритании продовольствием.[3]

Примечания[править | править код]

  1. Миссия Бивербрука-Гарримана
  2. Goodwin, Doris Kearns. No ordinary time : Franklin and Eleanor Roosevelt : the home front in World War II. — New York: Simon & Schuster, 1994. — 759 pages, [32] pages of plates с. — ISBN 0671642405, 9780671642402, 0684804484, 9780684804484.
  3. 1 2 3 4 5 Cassidy, Henry C. Moscow Dateline, 1941-1943. — Kessinger Publishing, 2010. — ISBN ISBN 1163811777.
  4. В обратном переводе с английского
  5. THREE POWER CONFERENCE TO BE HELD IN MOSCOW, Advertiser (Adelaide, SA : 1931 - 1954) (18 августа 1941), стр. 7. Проверено 5 октября 2018.
  6. Three-Power Talks Begin, Border Watch (Mount Gambier, SA : 1861 - 1954) (30 сентября 1941), стр. 1. Проверено 5 октября 2018.
  7. Stahel, David, 1975-. Kiev 1941 : Hitler's battle for supremacy in the East. — Cambridge: Cambridge University Press, 2011. — 1 online resource с. — ISBN 9781107014596, 110701459X, 9781139159654, 1139159658, 9786613342652, 6613342653, 9781139161701, 1139161709, 1283342650, 9781283342650, 9781139034449, 1139034448, 9781139157896, 1139157892.
  8. Имеется информация о встречных поставках леса, драгоценных металлов, хромовой и марганцевой руды. Характерно, что несмотря на пресловутый советский "учет и контроль" и развитый бюрократический аппарат, в СССР никогда не публиковалась полная номенклатура и объем поставок как по ленд-лизу, так и по "обратному ленд-лизу".
  9. В обратном переводе с английского
  10. Cathal J. Nolan. Notable U.S. ambassadors since 1775: a biographical dictionary. — С. 137-143.
  11. Weiss, Stuart L. The president's man : Leo Crowley and Franklin Roosevelt in peace and war. — Carbondale, Ill.: Southern Illinois University Press, 1996. — 1 online resource (xii, 295 pages) с. — ISBN 0585186693, 9780585186696.
  12. OWI Bureau of Intelligence poll, Dec. 1942, Mission to Moscow files, Warner Brothers Production Files, USC; OWI Bureau of Intelligence, "The American Public Views of Our Russian Ally, " June 10, 1943, box 6, Philleo Nash Papers, Harry S. Truman Library, Independence, Mo, as quoted in Koppes and Black, 193.

Ссылки[править | править код]