Мотивация достижения

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Мотивация достижения — одна из разновидностей мотивации деятельности, связанная с потребностью индивида добиваться успеха и избегать неудач.[1]. Впервые понятие «мотив достижения» было выделено Г. Мюрреем в 1930-х годах[2].

Исследования мотивации достижения[править | править вики-текст]

Исследования Д. Аткинсона и Д. Макклеланда[править | править вики-текст]

Одними из первых исследователей мотивации достижения были Д. Аткинсон и Д. Макклеланд. Мотивация достижения у них определяется через соотнесение с критерием качества деятельности. Было показано, что мотивация достижения больше свойственна представителям среднего класса, чем высшего и низшего. Люди, которые мотивируются успехом, лучше справляются с задачами, лучше о них помнят, а так же склонны брать новые задачи. В классическом понимании мотивации достижения Д. Аткинсоном, индивид ставит себе средне сложные цели и, таким образом добивается успеха[3].

Исследования Дж. Роттера[править | править вики-текст]

Исследования когнитивных детерминант поведения достижения успеха можно вести с Дж. Роттера. Он ввел понятие «локуса контроля», которое описывало, какому источнику человек приписывает происходящие с ним события, внешнему — «экстернальный локус», и внутреннему — «интернальный локус». Наиболее удачным считается, когда человек приписывает успехи себе, а неудачи — внешним силам[4].

Исследования Б. Вайнера[править | править вики-текст]

Б. Вайнер предположил что важно не только то, какое последствие имеет действие человека, но и то как он объясняет причины этого последствия. Это соображение послужило началом для создания всех атрибутивных подходов. Вайнер показал, что то, как человек будет себя вести, зависит от того, какого истолкования предыдущего опыта он придерживается, какой у него атрибутивный подход. Он ввел два основных параметра, по которым люди определяют причины тех или иных успехов и неудач в своей деятельности[5].

  • Внешняя или внутренняя по отношению к человеку причина, так например влияние других — причина внешняя, а собственные усилия или способности причина внутренняя.
  • Cтабильность или не стабильность причины, например фактор усилий или удачи — вне зависимости от его локализации являются нестабильными, а фактор способностей и сложность задачи стабильными.

Таким образом, люди преимущественно избегают той деятельности, где причины неудач ими истолковываются как стабильные и внутренние, например недостаток способностей[5].

Исследования Х. Хекхаузена[править | править вики-текст]

Согласно Х. Хекхаузену, мотивация достижения представляет собой стремление увеличить или сохранить высокими способности человека там, где может быть использован критерий успешности. При этом само это стремление предполагает возможность двух исходов — успеха и неудачи. Мотивация достижения успеха может быть проявлена только там, где есть возможность совершенствовать свою деятельность, она ориентирована всегда на конечный результат, цель деятельности. Люди с высокой мотивацией достижения часто возвращаются к прерванным задачам, также для них характерен постоянный пересмотр целей. Кроме того, Х. Хекхаузену подчеркивает, что мотив это конструкт, искусственно введенный для изучения поведения (Хекхаузен, 2003). Анализируя результаты проведенных исследований, он обращает внимание на то, что при наличии конфликта мотивов, люди, у которых не доминирует мотив достижения, склонны снижать свой уровень притязаний, отказываться от возможного успеха. При этом, это не связано со страхом потерпеть неудачу, просто в реальной деятельности людей ведущими могут выступить другие мотивы и это может негативно сказываться на деятельности, изначально направленной на достижений успеха[6].

Исследования М. Селигман[править | править вики-текст]

Мартин Селигман, исследуя истоки депрессии у людей, сформулировал понятие выученной беспомощности. Он показал, что длительное переживание неуспеха является залогом снижения ожиданий об успешности субъектом[7].

В его классических экспериментах на собаках было показано, как переживание опыта неподконтрольности приводит к беспомощности и отсутствию даже попыток избежать ударов тока, даже если это возможно. Исследование младенцев также показало, что эти паттерны возникают очень рано, уже в первые годы жизни людей. Дети, которые ранее имели опыт манипуляции игрушками, подвешенными над кроватью, в новой ситуации быстро учились это делать. Те же дети, которые ранее не могли контролировать расположение игрушек, не были способны обучиться этому в новой ситуации даже при том, что у них была возможность это сделать[7].

М. Селигман дополнил подход Б. Вайнера, и ввел понятие пессимистического и оптимистического объяснительного стиля. Он ввел три параметра, по которым люди интерпретируют исход той или иной ситуации:

  • Постоянство той или иной причины (аналог стабильности у Б. Вайнера)
  • Широта причины, то есть универсальность (причина относится ко всем объектам или только к некоторым)
  • Персонализация — то есть локализация причины вовне или внутри субъекта[7]

Исходя из того, как именно человек определяет причины постигших его неудач или достигнутых успехов можно уверенно прогнозировать его поведение. Известно, что Мартин Селигман и его коллеги даже внедрили это свое открытие в широкую практику, показав, что люди, с оптимистическим стилем добиваются больших успехов и учатся быстрее на работниках страховой компании, после чего тестирование на стиль объяснений стало повсеместным[7].

Исследования Э. Скиннер[править | править вики-текст]

Э. Скиннер исследовала взаимосвязь воспринимаемого контроля и мотивации достижения. Ее интересовали факторы, которые продуцируют энтузиазм. Ею было отмечено, что уже в раннем возрасте одни дети воспринимают трудности как интересные задачи, другие же становятся встревоженными, подавленными и испуганными[8].

Э. Скиннер пишет, что представления о контроле являются имплицитными теориями о том как устроен окружающий мир и какое место человек занимает в нем, ощущение контроля может приносить радость, а потеря контроля быть разрушительной[8].

Ощущение контроля влияет не только на то, как человек будет чувствовать и вести себя в повседневной жизни, но и на то, как в стрессовых ситуациях представления о своем контроле определяют то, будет ли человек проверять свои гипотезы, искать выход, или уходить от ситуации:

  • Люди, верящие в возможность осуществления контроля, действуют так, чтобы благоприятные события стали более вероятны, побеждают и таким образом укрепляют свои ожидания контроля. Кроме того, вовлеченность в деятельность, активная деятельность по решению возникающих проблем приводит к повышению компетентности и уровня умений.
  • Люди, которые не верят в контроль, убегают от решения сложных задач, что со временем приводит не только к разнице между уровнем субъективного контроля, но и уровнем реальных умений и достижений человека[8].

Воспринимаемый контроль служит не только надежным предиктором успеха и неуспеха во многих областях человеческой жизни, но и связан с уровнем здоровья индивида, профессиональными и школьными достижения, компетентностью, мотивационными факторами, политическими убеждениями, креативностью, что он проявляется в родительских установках, воспитании детей и продолжительности жизни[8].

Подход Э. Скиннер базируется на трех составляющих деятельности:

  • деятель
  • средства деятельности
  • результаты (цели) деятельности

Также различаются представления об эффективности тех или иных средств и представления о владении этими средствами[8].

Э. Скиннер называет свой подход деятельностным и рассматривает действие как интенциональное целенаправленное поведение[8].

Таким образом, выделяются три составляющих:

  • связывающие деятеля и результат
  • деятеля и средства достижения
  • средства и результат

Когда человек верит, что он владеет контролем над важными результатами, он инициирует поведение, проявляет усилия и настойчивость, пробует разные стратегии, ведет себя активно. В случае, если человек верит, что контроля нет, он становится пассивным, беспомощным и легко бросает начатое. Когда уровень контроля высок, человек концентрируется на деятельности, вовлекается в нее, переживает свою компетентность, что приводит к постановке новых, сложных, еще незнакомых задач, на грани его возможностей, что в итоге приводит к его росту, если уровень контроля низок, человек отвлекается от выполнения деятельности, избегает трудных задач, отклоняет возможности и предложения попрактиковаться[8].

Представления о доступности средств показывают насколько человек владеет теми или иными средствами, представления о средства показывают убеждения индивида касательного того, что определенные средства служат достаточными условиями для достижения цели, а общие представления о контроле отражают веру индивида в саму возможность достичь того или иного результата[8].

Наиболее важное значение эти представления имеют при постановке новых целей и интерпретации уже полученных результатов деятельности, так человек определяет причины и значения своих успехов и неудач[8].

На примере исследований учебной деятельности, было показано, что оптимальный профиль воспринимаемого контроля должен выглядеть так: высокая уверенность в возможности достичь результат, высокая уверенность в важности усилий и уверенность в доступности этого средства, низкая уверенность в важности таких средств как способности, влиятельные другие и случай, а также неизвестная причина, при уверенности в наличии этих средств[8].

Исследования А. Бандуры[править | править вики-текст]

Проблематику достижения в когнитивно-бихевиоральном подходе также описывает теория самоэффективности А. Бандуры

Он предположил, что ключевым фактором является не просто вера в достижение успеха, или надежда на успех, или привлекательность цели, а вера в то, что человек способен осуществить деятельность, которая может привести к желаемому результату.

Самоэффективность не сводится к навыкам или способностям человека, а сводится к тому, что он о них думает, насколько компетентным себя ощущает, в процессе деятельности. А. Бандура подчеркивает, что самоэффективность касается будущего, а не прошлого, это прогноз справляюсь или нет, самоэффективность показывает оценку своей компетентности, а не является личностной чертой или диспозицией. Теория самоэффективности прогнозирует, что люди будут участвовать в ситуациях, с которыми, как они считают, они могут справится и будут избегать ситуаций, с которыми они справится не могут.

Выделяют уровень, обобщенность и силу самоэффективности:

  • Уровень показывает насколько трудные задания в одной и той же области человек считает, что может решить.
  • Обобщенность: А. Бандура определяет общую самоэффективность, или глобальную, касающуюся веры индивида вообще в свои способности, самоэффективность касающуюся какой-то областей деятельности и самоэффективность в конкретном деле в конкретных условиях.
  • Сила самоэффективности отражает степень уверенности в том, что человек справится. Именно от силы самоэффективности зависит, сдастся ли он перед лицом трудностей или продолжит действовать[9][10][11]..

Исследования Э. Деси и Р. Райана[править | править вики-текст]

Теория самодетерминации Эдвард Л. Деси и Ричард М. Райан, в отличие от атрибутивных теорий показывает значимость именно потребностей человека. В этой теории описаны внешняя и внутренняя мотивации:

  • Внешняя мотивация, это когда деятельность, которую выполняет человек, служит не целью, а средством для какой-то другой цели или деятельности, или когда человек выполняет под действием внешнего контроля: поощрений или наказаний
  • Внутренняя мотивация, это когда человек делает что-то, просто потому что это ему интересно и привлекает его. Экспериментально было показано, что награда уменьшает интерес к деятельности, то есть внешняя мотивация негативно сказывается на внутренней.

Э. Деси и Р. Райан выделяют 3 подтеории:

  • Теория самодетерминации. Теория гласит, что самыми важными являются следующие потребности:
    • Потребность в автономии — чувствует, считает ли себя субъект сам источником своей деятельности, или его деятельность, его цели поставлены извне
    • Потребность в компетентности, то есть стремление достичь поставленных целей. Итоговый конструкт они называют самодетерминированной компетентностью.
    • Потребность во взаимосвязи с другими людьми, то есть потребность иметь хорошие, надежные, удовлетворительные отношения с другими. Удовлетворение этой потребности особенно важно для реализации потребности в автономии, в детском возрасте, имеет ли ребенок возможность выбирать и сам ставить свои цели или за него решают взрослые.
  • Теория когнитивной оценки. Теория говорит о том, как человек воспринимает происходящие с ним события и как они влияют на его внутреннюю и внешнюю мотивацию. События описываются как контролирующие, информирующие и амотивирующие. Контролирующие и амотивирующие события (невозможность достичь цели, угрозы и поощрения и тп.) негативно сказываются на внутренней мотивации, а информирующие (успех, положительная обратная связь), наоборот, укрепляют её.
  • Организмическая интегративная теория. Теория детально разбирает понятия внутренней и внешней мотивации и то, что на них оказывает влияние. Эдвард Л. Деси и Ричард М. Райан считают, что внутренняя и внешняя мотивации являются сложными конструктами и складываются из многих факторов. Они показывают, как индивид может интроецировать цели и задачи, поставленные ему извне, и считать их своими собственными и это будет интернальной саморегуляцией, хотя и не внутренне мотивированной, а может считать, что цели навязаны ему извне и это будет экстернальной саморегуляцией, то есть чисто внешней мотивацией и не стремится их достичь. При этом важно уметь, отмечают они, интроецировать значимые цели, снимая дихотомию контролирующий — контролируемый[12][13].

Исследования Т. О. Гордеевой[править | править вики-текст]

Т. О. Гордеева подчёркивает, что мотивация достижения является сложным конструктом и состоит из множества факторов. Она выделяет следующие 5 блоков:

  • Мотивационно-регуляционный блок (формирование доминирующих мотивов). Блок отвечает за то, почему человек вообще что-то делает, а не делает что-то другое. За мотивами стоят потребности и потребные состояния, также мотивы зависят от ценностей и представлений субъекта. Потребности выступают предикторами деятельности и мотивов, могут дать толчок к какому-то поведению, но сами не являются достаточным объяснением того, почему человек что-то делает. Ценности могут быть представлены на осознаваемом и неосознаваемом уровне, обладают побудительной силой и во многом определяют содержание и характер деятельности. Для прогнозирования поведения человека важно знать иерархию его ценностей. Для мотивации важно ощущение компетентности и самодетерминации.
  • Целевой блок (постановка целей). Цели это конечные результаты, которых намерен достичь человек, они осознаваемы в отличие от мотивов, которые могут быть скрыты. Этот блок отвечает за то, какие цели человек себе ставит, насколько они конкретны, сложны, четки, ясны, близки. Цели позволяют контролировать ход деятельности. Цели связаны между собой иерархически. Цели могут быть однородны и разнородны по содержанию. Важным компонентом этого блока является самоэффективность как представление о возможности для индивида осуществить деятельность по достижению той или иной цели.
  • Интенциональный блок (планирование выполнения деятельности). Этот блок отвечает за планирование действий по достижению цели, это сознательное стремление достичь и выбор средств, необходимых для достижения. На этом блоке важными факторами являются вера в контролируемость и доступность средств и результатов деятельности.
  • Блок «реакцию на неудачу» (реагирование на ситуацию помехи и неудачи). Одним из важнейших моментов в достиженческой деятельности является реакцию на неудачу у субъекта. Так одни люди в ситуации неудачи могут сдаться и сложить руки, а других неудача только подстегнет приложить больше усилий, найти новые пути достижения, переосмыслить свои методы. Здесь имеет значение, каким факторам человек приписывает свои неудачи и успехи. Показано, что если человек приписывает неудачу себе (более конкретно — своим способностям), то это приводит к отказу от продолжения деятельности, если внешним и контролируемым факторам, или внутренним и поддающимся контролю, то продолжает усилия и неудача его не «ломает».
  • Блок «усилия» (реализация намерений). Этот блок отвечает за динамическую и содержательную характеристику активности, за интенсивность деятельности, готовность выполняет ее непрерывно, за ее длительность. Эмоциональное состояние и уровень тревожности человека имеют здесь больше значение, высокий уровень тревожности в сочетании с низкой верой в свои способности и возможность достичь цели прерывают выполнение деятельности, в то время как тревога без утраты самоэффективности не сказывается на деятельности. Полное отсутствие тревоги также может сказываться негативно, а умеренный уровень тревожности оказывать стимулирующий и мобилизирующий эффект[14].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. http://psychology.academic.ru/1247/мотивация_достижения
  2. Murray, Henry Alexander. «Explorations in personality.» (1938).
  3. McClelland, David C., et al. The achievement motive. — Wash., 1974
  4. Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement // Psychological Monographs. 1966. Vol. 80. № 1. P. 1—28.
  5. 1 2 Weiner B. An attributional theory of motivation and emotion. New York: Springer-Verlag, 1986
  6. Хекхаузен Х. Психология мотивации достижения / Х. Хекхаузен — Санкт-Петербург: Речь, 2001; 256 стр
  7. 1 2 3 4 Seligman M.E.P. Helplessnes: On depression, development, and death. San Francisco: Freeman, 1975
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Skinner E.A. Perceived control, motivation, & coping. Newbury Park (CA): Sage Publications, 1995.
  9. Bandura A. Self-efficacy: Toward a unifying theory of behavior change // Psychological Review. 1977. Vol. 84. P. 191—215.
  10. Bandura A. Self-Efficacy Mechanism in Human Agency // American Psychologist. 1982. Vol. 37 (2). P. 122—147.
  11. Bandura A. Regulation of cognitive processes through perceived self-efficacy // Developmental Psychology. 1989. Vol. 25. P. 729—735.
  12. Гордеева Т. О. Психология мотивации достижения. / Т. О. Гордеева — М.: Смысл, 2006. — 336с
  13. Чирков В. И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека / В. И. Чирков. // Вопросы психологии, 1996, № 3, С. 16-27
  14. Гордеева Т. О. Психология мотивации достижения. — М.: Смысл, 2006. — 336с

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. / А. Адлер — М.: Академический проект, 2011.
  • Гордеева Т. О. Психология мотивации достижения. / Т. О. Гордеева — М.: Смысл, 2006. — 336с.
  • Гордеева Т. О. Теория самодетерминации: настоящее и будущее. Часть 1: Проблемы развития теории / Т. О. Гордеева // Психологические исследования (электронный журнал), том 4, № 12, с. 2010.