Муравьёва, Александра Григорьевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александра (Александрина) Григорьевна Муравьёва
Портрет
Акварель П.Ф.Соколова, 1825
Имя при рождении:

Чернышёва

Дата рождения:

1804({{padleft:1804|4|0}})

Дата смерти:

22 ноября 1832

Место смерти:

Петровский Завод

Супруг:

Никита Михайлович Муравьёв (1795—1843)

Дети:

5 дочерей и 1 сын

Александра (Александрина) Григорьевна Муравьёва (1804 — 22 ноября 1832, Петровский Завод), урождённая графиня Чернышёва, сестра декабриста З. Г. Чернышёва[1], жена декабриста Н. М. Муравьёва, последовала за ним в Сибирь.

Биография[править | править исходный текст]

Дочь действительного тайного советника графа Григория Ивановича Чернышёва (1762—1831) и Елизаветы Петровны Квашниной-Самариной (1773—1828). Вместе с сестрами получила превосходное домашнее образование, учителем рисования у них был Маньяни. Чернышёвы смогли воспитать в своих детях душевное благородство, и привить им нежную любовь друг к другу.

«Ее красота внешняя равнялась ее красоте душевной»,— вспоминал о Муравьевой Розен. Она была выше среднего роста, блондинка, кровь с молоком и широковатого телосложения; жившие в Петербурге англичане находили её очень похожей на принцессу Шарлотту[2].

22 февраля 1823 года она стала женой Никиты Михайловича Муравьёва. Когда мужа арестовали, ждала третьего ребёнка. Разрешение следовать за мужем получила 26 октября 1826 года. Оставив у свекрови троих малолетних детей, одна из первых жен декабристов последовала за мужем. Проезжая через Москву, Муравьева виделась с А. Пушкиным, который передал ей свои стихи, адресованные декабристам «Во глубине сибирских руд…», и послание к И. Пущину — «Мой первый друг, мой друг бесценный…».

В феврале 1827 года прибыла в Читинский острог. Огромную материальную помощь в Сибири оказывала им мать Муравьева, получившая крупное наследство после отца — барона Ф. М. Колокольцова; посылал деньги Александре Григорьевне и отец её, граф Г. И. Чернышёв.

Муравьева мучительно переживала разлуку с тремя маленькими детьми, оставленными в России; вскоре жестоким ударом явилась для нее смерть сына; тяжело перенесла она кончину матери (в 1828 году) и горячо любимого отца (в 1831 году). Наконец, глубочайшим горем для Муравьевой была гибель двух её дочерей, родившихся в Петровском заводе.

И хотя Александра Григорьевна была человеком огромного самообладания, силы ее начали сдавать и все чаще в письмах к родным прорывались нотки беспросветной тоски и обреченности. В письме к свекрови она писала, после кончины дочери Ольги:

« Я по целым дням ничего не делаю. У меня нет еще сил взяться ни за книгу, ни за работу, такая все еще на мне тоска, что все метаюсь, пока ноги отказываются. Я не могу шагу ступить из своей комнаты, чтобы не увидеть могилку Оленьки. Церковь стоит на горе, и ее отовсюду видно, и я не знаю, как, но взгляд невольно постоянно обращается в ту сторону. »

За полгода до смерти она — 27-летняя женщина — писала: «Я старею, милая маменька, Вы и не представляете себе, сколько у меня седых волос». С каждым месяцем её здоровье становилось все хуже и хуже. В конце октября 1832 года Муравьева сильно простудилась и, проболев около трех недель, 22 ноября 1832 года скончалась в Петровском Заводе. Это была первая смерть в кругу декабристов, и к тому же смерть чудесного по своим душевным качествам человека. О её смерти в письмах декабристов и их жен, а также в мемуарной литературе сохранилось немало откликов. Е. Нарышкина писала к матери:

« 26 числа прошлого месяца бренные останки нашей милой г-жи Муравьевой были преданы земле; вы хорошо понимаете, что мы испытали в этот миг. Все слезы были тут искренни, все печали — естественны, все молитвы—пламенны. Она обладала самым горячим, любящим сердцем, и в ней до последнего вздоха сохранился самоотверженный характер; характер матери, любящей своих детей. »

Басаргин писал, что из их среды смерть избрала «жертву самую чистую, самую праведную»; М. Н. Волконская считала ее «святой женщиной, которая умерла на своем посту»; Лорер выразил мнение всех заключенных декабристов в словах: «общая наша благодетельница». Муравьева завещала похоронить себя рядом с отцом, но Николай I упорно не давал разрешения перевезти ее прах в Россию. Над её могилой по желанию мужа была выстроена часовня.

Дети[править | править исходный текст]

  • Екатерина Никитична (16.03.1824—1870), умерла от душевной болезни.
  • Михаил Никитич (1825—1828);
  • Елизавета (13.03.1826—7.05.1844)
  • Софья Никитична (15.03.1829—7.04.1892), с 1848 года замужем за Михаилом Илларионовичем Бибиковым (1818—1881). Последние десятилетия своей жизни прожила в Москве, в собственном доме на Малой Дмитровке, по воспоминаниям внучки её дом был настоящим музеем.
  • Ольга Никитична (11.12.1830—1831).
  • Аграфена (Агриппина) Никитична (род. и ум. 1831).

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Чернышев Захар Григорьевич (декабрист)
  2. Записки графа М. Д. Бутурлина. Т.1. — М.: Русская усадьба, 2006.- 651 с.

Ссылки[править | править исходный текст]

Биография и переписка в проекте «Хронос»

Биография на сайте ГТРК Орёл