Мушки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Му́шки — народ, вторгшийся на рубеже бронзового и железного веков на территорию Анатолии. Упоминается в ассирийских источниках, но неизвестен в хеттских. Ряд историков связывали их с мосхами (Μόσχοι) из греческих источников, или с названием грузинской Месхетии. Иосиф Флавий отождествлял мосхов с библейским Мешехом. В палеобалканских языках термин мушки связан с лошадьми (алб. Mushka)

В ассирийских источниках термин Muški относится к двум различным группам[1]:

Западных мушков ассирийские источники отождествляют с фригийцами, тогда как греческие источники чётко отличают фригийцев от Μόσχοι.

Связь восточных мушков с западными не является бесспорной, хотя можно допустить миграцию как минимум части восточных мушков в Киликию в период X — VIII вв. до н. э.. Дж. П. Мэллори и Д. К. Адамс в Энциклопедии индоевропейской культуры отмечают, что «армяне, по мнению Дьяконова, являются потомками нескольких народов — хурритовурартов), лувийцев и „протоармянских“ мушков, которые пронесли свой индоевропейский язык на восток через Анатолию»[2]. Страна Арме возглавляла территориальный союз, в который входило и «царство» мушков, страны Ишува, Шуприа, Алше, Пурулумци и много других «стран». Союзу удалось объединить все мелкие страны и народы Армянского нагорья в одну политическую единицу. Союз, возглавляемый страной Армэ, получил возможность использовать период бессилия Урарту и захватить его политическое наследие.  Слияние двух народов арминов и мушков, было очень важным фактором; оно привело к созданию на урарто-хурритском субстрате господствующего языка, первоначально в территориальном союзе, на юге Урарту; это был будущий армянский язык.[3]

Cовременные лингвистические исследования показали, что утверждения И.М. Дьяконова о близости греческого и фригийского к фракийскому и армянскому, выдвинутые им в 60-е годы XX века, не находят подтверждения в языковом материале[4][5][6]. Кроме того, греческий и фригийский, относятся к языковой ветки кентум, армянский как и индоиранские и балтославянские относится к ветви сатем, имея таким образом генетические различия и отдаленное родство. Кроме того, армянский язык, в соответствии с современными глоттохронологическими исследованиями, имеет более ранний по сравнению с греческим генезис[7]. Новые компаративистские исследования демонстрируют, что армянский язык обнаруживает наибольшую близость с индоиранскими языками и балтославянскими[8], а сходства в развитии армянского с греческим и фригийским носят случайный и независимый друг от друга характер[9]. Современный крупный арменовед из Кембриджского университета Джеймс Клаксон, являющийся переводчиком с древнеармянского и древнегреческого языков, отвергает близкое генетическое родство греческого и армянского языка[10].

Восточные мушки[править | править код]

Восточные мушки переселились в Хатти в 12 в. до н. э. и завершили разгром Хеттского царства. Они обосновались в постхеттском царстве в Каппадокии.

Вопрос о том, откуда они переселились на территории, ранее принадлежавшие хеттам — с запада или востока — был предметом дебатов среди ряда историков. По мнению одних, мушки могли происходить с территории Урарту. Согласно альтернативной точке зрения, они изначально обитали в регионе Трои или даже дальше, в Македонии (бриги).

Вместе с хурритами и касками они вторглись на территорию ассирийских провинций Алци и Пурухуцци около 1160 г., но Тиглатпаласар I отбросил их и разгромил в 1115 г. до н. э., и наступая, продвинулся в 1110 г. до Мелида.

Западные мушки[править | править код]

В 8 в. до н. э. наиболее влиятельным из постхеттских полисов стал Табал. Мушки под предводительством Миты вступили в антиассирийский союз с Табалом и Кархемишем, который был разгромлен Саргоном. Последнему удалось захватить Кархемиш и выгнать Миту в родные земли. Правитель Табала, Амбарис, заключил дипломатический брак с ассирийской принцессой, и получил провинцию Хилакку, однако в 713 г. Амбариса свергли, и Табал стал ассирийской провинцией.

Согласно документу 709 г. до н. э., мушки к тому времени уже заключили союз с Ассирией, поскольку Саргон называет Миту своим другом. Предполагается, что Мита захватил Урикки, правителя Куэ, направлявшегося для ведения антиассирийских переговоров в Урарту, и передал его ассирийским посланникам.

Согласно отчётам ассирийской военной разведки Саргону II, хранившимся в архиве клинописных табличек в Ниневии и обнаруженных О. Г. Лэйярдом, киммерийцы вторглись в Урарту из Манна[11][12] в 714 г. до н. э. Оттуда они повернули на запад и шли вдоль побережья Чёрного моря, дойдя до Синопа, и затем направились на юг в сторону Табала, а в 705 г. разбили ассирийскую армию в центральной Анатолии, в результате чего погиб Саргон. Маккуин (Macqueen, 1986:157) и ряд других исследователей предполагали, что мушки под предводительством Миты, вероятно, участвовали в ассирийской кампании и были вынуждены отступить в западную Анатолию, в результате чего исчезли из ассирийских хроник, однако попали на периферию греческой историографии во времена царя Мидаса из Фригии.

Руса II, царь Урарту 7 в. до н. э., сражался с народом Mushki-ni, пришедшим в Урарту с запада, а позднее заключил с ними альянс против Ассирии.

Мосхи[править | править код]

На этой английской карте ок. 1770 г., составленной по древнегреческим источникам, мосхи расположены на южной оконечности Колхиды

Гекатей Милетский (около 550—476 гг. до н. э.) пишет о мосхах как о «колхах», проживавших рядом с Матиене (хурритами).[13]

По мнению Геродота, вооружение мосхов напоминало вооружение тибаренов, макронов, моссинеков и амардов: на голове они носили деревянные головные уборы, имели щиты и короткие копья с длинными наконечниками. Все указанные племена входили в состав 19-й сатрапии империи Ахеменидов, располагавшейся на юго-востоке Понта Эвксинского, то есть Чёрного моря, а на юге ограниченной высоким Армянским нагорьем.

Страбон располагает мосхов в двух местах. Первое находилось примерно на территории современной Абхазии, на восточном побережье Чёрного моря, что соответствует высказыванию Стефана Византийского, который цитировал Гелланика. Второе, «Мосхике» (Moschikê), где находился храм Левкофеи, когда-то славившийся своим богатством, но разграбленный Фарнаком II и Митридатом VI — делилось между колхами, армянами и иверами (ср. Помпоний Мела, III. 5.4; Плиний Старший VI.4.). Эти последние мосхи, вероятно, соответствовали жителям Месхетии. Прокопий Кесарийский называет местных обитателей Meschoi и считает их подданными иверов (то есть грузин), исповедовавшими христианство, как и сами иверы. По мнению профессора Дж. Рассела из Гарварда, грузинское название армян Somekhi происходит от древнего названия «мушки»[источник не указан 2651 день].

Плиний Старший в 1 в. н. э. упоминает племя Moscheni на юге Армении (в его времена Великая Армения простиралась на юг, запад и восток от современных границ Армении до Средиземного моря и граничила с Каппадокией). В византийской историографии название «мосхи» (Moschoi) было эквивалентно названию предков «каппадокийцев» (Евсевий), столицей которых был город Мазака (позднее Кесария Мазака, ныне Кайсери).

Библейский Мешех (Мосох)[править | править код]

Основная статья: Мешех
«Мир, известный древним евреям». Карта из «Исторической хрестоматии и атласа Библейской географии» (Historical Textbook and Atlas of Biblical Geography), составитель Коулмен (Coleman,1854) локализует «мешех», в составе Гога и Магога, на юге Кавказа.

Иосиф Флавий отождествлял каппадокийских Moschoi с библейским племенем потомков Иафета, происходившим от Мешеха, в своих размышлениях о генеалогии народов, тогда как Ипполит Римский связывал «мешех» с иллирийцами. Мешех, наряду с Тубалом, отнесены к народам Гог и Магог в Книге Иезекииля 38:2 и 39:1.

Примечания[править | править код]

  1. Diakonoff 1984:115
  2. «Armenians» // Encyclopedia of Indo-European Culture or EIEC, edited by J. P. Mallory and Douglas Q. Adams, published in 1997 by Fitzroy Dearborn.
  3. Бэнэцяну, Влад. Некоторые вопросы этногенеза армян. hpj.asj-oa.am (7 августа 1961). Дата обращения 11 ноября 2018.
  4. Vavroušek P. Frýžština // Jazyky starého Orientu. — Praha: Univerzita Karlova v Praze, 2010. — S. 129. — ISBN 978-80-7308-312-0.
  5. J. P. Mallory, Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 419. — ISBN 9781884964985.
  6. Brixhe C. Phrygian // The Ancient Languages of Asia Minor. — New York: Cambridge University Press, 2008. — P. 72.
  7. Anthony, 2007, p. 100.
  8. Kim Ronald I. Greco-Armenian. The persistence of a myth // Indogermanische Forschungen. — 2018. — 123. Band. — S. 247-271.
  9. Kim Ronald I. Greco-Armenian. The persistence of a myth // Indogermanische Forschungen. — 2018. — 123. Band. — S. 247-271.
  10. The Linguistic Relationship Between Armenian and Greek. — Publications of the Philological Society, 1995.
  11. Cozzoli, Umberto. I Cimmeri. — Rome Italy : Arti Grafiche Citta di Castello (Roma), 1968.
  12. Salvini, Mirjo. Tra lo Zagros e l'Urmia: richerche storiche ed archeologiche nell'Azerbaigian iraniano. — Rome Italy : Ed. Dell'Ateneo (Roma), 1984.
  13. Fragmenta historicorum graecorum I, fragm. 228.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]