Нагурский, Ян Иосифович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ян Иосифович Нагурский
Jan Nagórski
Nagórski Jan.jpg
Дата рождения 27 января (8 февраля) 1888(1888-02-08)
Место рождения Влоцлавек, Варшавская губерния, Царство Польское,
Российская империя
Дата смерти 9 июня 1976(1976-06-09) (88 лет)
Место смерти Варшава, ПНР
Гражданство Флаг России
Флаг Польши
Род деятельности лётчик
Награды и премии
Орден Святого Владимира 2-й степени Орден Святого Владимира 4-й степени
Орден Святой Анны 3-й степени Орден Святой Анны 4-й степени Орден Святого Станислава 3-й степени
Кавалер Офицерского креста ордена Возрождения Польши
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ян (Ива́н[1]) Ио́сифович Нагу́рский (польск. Alfons Jan Nagórski, 8 февраля (27 января1888, Влоцлавек — 9 июня 1976, Варшава) — морской лётчик Российского императорского военно-воздушного флота, гидроавиатор, первый в мире полярный лётчик. Первым совершил полёты на самолёте севернее полярного круга. Первым в мире выполнил мёртвую петлю на гидросамолёте.

Образование[править | править код]

Подпоручик Ян Нагурский, 1912 год.

По национальности — поляк. Родился 8 февраля 1888 года по н. ст. в семье мелкого польского землевладельца (мельника). Учился в гимназии, но прервал обучение после 6 класса из-за отсутствия денег. В 1905 году, после экзамена, начал работать учителем в сельской школе.

В 1906 году поступил в Одесское пехотное юнкерское училище, откуда в 1909 году был выпущен подпоручиком в 23-й Сибирский стрелковый полк, расквартированный в Хабаровске.

В конце 1910 года подал рапорт на поступление в Морское инженерное училище и продолжил обучение в Санкт-Петербурге.

Вдохновлённый демонстрационными полётами Сергея Уточкина, с начала 1911 года по 1912 год Нагурский прошёл курс обучения в Императорском Всероссийском аэроклубе в Новой Деревне под руководством инструктора Раевского.

В июне 1912 года Нагурский, окончив Теоретические авиационные курсы при Санкт-Петербургском политехническом институте, поступил в Гатчинскую офицерскую воздухоплавательную школу. В следующем 1913 году получил звание военного лётчика.

Одновременно с авиационной подготовкой, в июле 1913 года Нагурский успешно защитил диплом морского инженера и был назначен в Главное Гидрографическое Управление.

Первые в мире полёты в Арктике[править | править код]

Подготовка экспедиции[править | править код]

К 1914 году сразу три русские арктические экспедиции В. А. Русанова, Г. Л. Брусилова и Г. Я. Седова считались пропавшими без вести. По инициативе Русского Географического общества 18 января 1914 года Совет министров дал указание морскому министерству организовать их поиски[2].

Выполнение поисковых работ было возложено на Главное гидрографическое управление. Начальник Главного гидрографического управления генерал-лейтенант М. Е. Жданко вызвал поручика по адмиралтейству Нагурского и спросил его мнение о возможности полётов в Арктике.

Самолёт Farman MF.11

Нагурский не имел полярного опыта и вступил в переписку с Амундсеном. Первоначально Нагурский рассматривал возможность использования гидросамолёта Григоровича «М-5», однако затем остановил выбор на «Фармане МФ-11» (англ. Farman MF.11).

21 мая 1914 года[3] Нагурский выехал в Париж на завод Фармана для приёмки самолёта. Кроме того, он посетил завод Рено, где был изготовлен авиадвигатель мощностью 70 л. с. Самолёт был снабжён поплавками для взлёта и посадки на воду, способен поднимать груз в 300 кг и развивать скорость до 100 км/ч. Запаса топлива на борту должно было хватить на пять или шесть часов полёта. Здесь же Нагурский пытался нанять французского авиатехника для обслуживания самолёта в ходе экспедиции, но никто не согласился.

14 июня, после 18 испытательных полётов, самолёт был разобран и упакован в восемь ящиков. 22 июня Нагурский уже был в Кристиании, а ящики с самолётом бережно погружены на барк «Эклипс». Всего в экспедиции участвовали четыре судна, в том числе «Эклипс» и «Герта» были приобретены правительством для нужд экспедиции, а «Андромеда» и «Печора» арендованы.

Руководитель экспедиции капитан 1-го ранга Исхак Ислямов скептически отнёсся к идее воздушного поиска, однако Нагурский получил поддержку Амундсена и Отто Свердрупа. 30 июня «Эклипс», провожаемый Нансеном, русским послом, мэром и публикой, под командованием Свердрупа покинул Кристианию.

1 августа «Эклипс» прибыл в Александровск-на-Мурмане (ныне Полярный)[4]. Здесь к Нагурскому присоединился опытный авиатехник морской авиации Евгений Кузнецов, матрос-доброволец, прибывший из Севастополя.

Дальнейший путь самолёта и экипажа проходил на пароходе «Печора» под командованием капитана 2-го ранга П. А. Синицына. По заданию Ислямова, Нагурскому предстояло обследовать с воздуха район побережья Новой Земли от Крестовой губы до полуострова Панкратьева.

Полёты[править | править код]

«Печора» вышла в море 13 августа и, пользуясь свободным от льда морем, уже 16 августа достигла Крестовой губы. Там на якорной стоянке их уже ожидала «Андромеда» под командованием Г. И. Поспелова[5]. «Андромеда» была остановлена льдами и не смогла пройти севернее вдоль побережья. От первоначального плана Нагурского разместить базу на острове Панкратьева пришлось отказаться.

Гидросамолёт Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле.

Самолёт был собран Нагурским и Кузнецовым на берегу Новой Земли у становища Ольгинского при помощи членов экипажа «Печоры». Работа была трудной. Температура днём достигала +1 °C, однако ночью падала ниже нуля. Сборка заняла два дня.

21 августа Нагурский взлетел первый раз, сделал несколько кругов и приводнился. Не теряя времени, Нагурский погрузил на борт продовольствие на 10 дней, винтовку, лыжи и вместе с Кузнецовым в 16:30 вновь взлетел. Позже Нагурский вспоминал[6]:

«Тяжело груженный самолёт с трудом поднялся надо льдами, но затем стал быстро набирать высоту; перед нами открывались все более красивые виды. Направо находился остров с грядами островерхих хребтов и спускавшимися по ним ледниками, налево — белый океан, на котором кое-где виднелись темные пятна открытой воды. Ледяными верхушками сверкали живописные, фантастических форм айсберги. Они были расположены то ровными рядами, то беспорядочно разбросаны; по форме одни напоминали стройные обелиски или призмы, другие — странного вида коряги. Все они искрились, как бы обсыпанные миллионами бриллиантов, в лучах незаходящего солнца. Сознание, что я первый человек, поднявшийся на самолёте в этом суровом краю вечной зимы, наполняло радостью и беспокойством, мешало сосредоточиться.»

В 20:50, преодолев расстояние в 450 километров, Нагурский успешно сел на воду. Первый в истории человечества арктический полёт длился 4 часа 20 минут.

Результаты полётов[править | править код]

Всего Нагурский совершил 5 длительных разведывательных полётов (21, 22, 23 августа, 12 и 13 сентября 1914 года) на высоте 800—1200 метров вдоль западного побережья Новой Земли и у Земли Франца-Иосифа. Во время последнего полёта он достиг 76 параллели. Общая продолжительность полётов составила 10 часов 40 минут, расстояние около 1060 километров[7].

Несмотря на то, что никаких следов (кроме каирна Седова) пропавших экспедиций с воздуха обнаружить не удалось, Нагурский внёс существенные коррективы в существовавшие карты, а также смог предоставлять сопровождающим судам информацию о состоянии льда по маршруту движения — то есть впервые выполнил функции ледовой разведки.

На обратном пути Нагурский подготовил отчёт о полётах для Главного гидрографического управления. Суммируя накопленный опыт, Нагурский подробно изложил свои наблюдения и разработал рекомендации для последующих полётов в Арктике, в частности:

  • в верхних слоях атмосферы температура ниже, чем у поверхности (аэронавт Андре предполагал обратное и ошибся);
  • скорость и направление ветра меняется очень часто, на дистанции полёта 200 вёрст направление ветра менялось три или четыре раза;
  • часты туман и облачность;
  • летом достаточно светло, чтобы летать круглые сутки;
  • некоторые участки побережья Новой Земли неверно изображены на картах;
  • поплавки гидросамолётов должны иметь отсеки для непотопляемости;
  • гидросамолёты должны комплектоваться как можно большим запасом поплавков и пропеллеров, за месяц полётов были сломаны два пропеллера;
  • самолёты нужно окрашивать в красный цвет, как наиболее заметный на фоне белого;
  • одежда пилотов должна быть более тёплой, особое внимание нужно уделять тёплой и непромокаемой обуви

… и так далее.

14 октября 1914 года Нагурский лично доложил результаты генерал-лейтенанту Жданко. Кроме того, Нагурский изложил Жданко проект полёта к Северному полюсу. Главную базу экспедиции Нагурский предполагал организовать на острове Рудольфа — это самый северный остров Земли Франца-Иосифа, в то же время обычно доступный для судов. От главной базы на север, через каждые 200 км, планировалось построить три вспомогательные базы с взлётными полосами, запасами еды и топлива. Жданко был впечатлён идеей, но война создавала более насущные проблемы. По результатам экспедиции Жданко представил Нагурского к награждению «Орденом Святого Станислава».

Подробный отчёт Нагурского был издан в роскошном переплёте из тиснёной кожи и преподнесён морским министром Григоровичем царю. Через некоторое время отчёт вернулся с царской резолюцией «Прочитал с удовольствием». По такому случаю Нагурский награждён 6 декабря 1914 года орденом Св. Анны 3-й степени.

Дальнейшая жизнь[править | править код]

После возвращения на Балтику Нагурский продолжил службу в морской авиации. С базы в Або совершал разведывательные полёты над Балтийским морем. Командовал авиационным отрядом, авиационным дивизионом Балтийского флота. 17 сентября 1916 года, пилотируя летающую лодку М-9 Григоровича, выполнил петлю Нестерова. Это была первая в мире мёртвая петля, выполненная на гидросамолёте. В 1917 году самолёт Нагурского был сбит над Балтикой и он считался пропавшим без вести. Однако после нескольких часов в море он был спасён русской подводной лодкой и доставлен в госпиталь в Риге.

После Октябрьской революции Нагурский некоторое время служил в красной авиации. В начале 1919 года, взяв отпуск на службе, через Либаву и Гданьск уехал в Польшу и в Россию уже не вернулся[8]. В советской версии биографии Нагурского, написанной в 1950-х годах, о последующих событиях в жизни Нагурского говорилось: «...Панская Польша вынашивает планы нападения на молодую Советскую республику. Нагурский не хочет, не может воевать против России...» и поэтому регистрируется в полиции как «нижний чин», чтобы скрыть своё офицерское прошлое[9]. Польский автор Станислав Александрович сообщал обратное: Нагурский просил о приёме на службу в польскую морскую авиацию, однако, в отличие от других бывших русских пилотов польской национальности, ему было отказано – можно предположить, что на это решение повлиял факт службы в России при новой власти. Поэтому большой профессиональный опыт Нагурского в области авиации использован не был. По предложению знакомого Нагурский занял должность инженера на небольшом сахарном заводе, работал в других отраслях. Его связь с авиацией ограничивалась сотрудничеством с историческим комитетом Польского аэроклуба в довоенный период, после чего прекратилась[8]. Сведения о встрече Нагурского с американским полярным лётчиком Ричардом Бэрдом, которому он якобы «передал свой опыт полярных полётов», не находят подтверждения. Сам Нагурский в автобиографической книге писал только о письме, полученном от Бэрда в 1925 году[10]. В Польше о его прошлом ничего не было известно, а в СССР лётчика Нагурского считали погибшим[11], так как в хаосе гражданской войны документы были утеряны.

Нагурский пережил Вторую мировую войну и продолжал работать инженером-конструктором и руководителем конструкторского бюро в Гданьске и Варшаве. В 1955 году он присутствовал на лекции Чеслава Центкевича (польск.)) автора многих книг о полярных исследованиях, который мельком упомянул о «давно забытом пионере авиации русском лётчике Иване Нагурском который погиб в 1917 году». Тогда Нагурский встал и объявил, что он не русский и вовсе не умер. Этот случай широко освещался в польской прессе и Нагурский стал известным человеком.

27 июля 1956 года Нагурский прилетел в Россию — впервые за почти 40 лет. В Москве Нагурский встретился с полярными лётчиками Чухновским, Водопьяновым, Шевелёвым и Титловым. Чухновский был первым советским авиатором, совершившим полёты в Арктике после Нагурского — десятилетием позже, в 1924 году. В Ленинграде Нагурский познакомился с Верой Валерьевной Седовой, вдовой Георгия Седова, чью экспедицию он пытался отыскать в 1914 году. Поездка Нагурского по СССР завершилась посещением Одессы.

Нагурский описал, по совету Центкевича, свои полярные полёты в книге «Первый над Арктикой» (1958). Во второй части воспоминаний, книге «Над пылающей Балтикой» (1960), описал службу во время первой мировой войны.

Умер 9 июня 1976 года в возрасте 88 лет в Варшаве, похоронен на Северном коммунальном кладбище (фото могилы).

Награды[править | править код]

Память[править | править код]

В честь Яна Нагурского названы:

Примечания[править | править код]

  1. Имя Иван используется в советской литературе периода 1930—1940 годов. Другие источники указывают имя Ян: Нагурский Ян Иосифович — статья из Большой советской энциклопедии
  2. Григорьев А. Б. Альбатросы: Из истории гидроавиации. — М.: Машиностроение, 1989.
  3. По григорианскому календарю. Здесь и далее даты указаны по: William Barr. Imperial Russia’s Pioneers in Arctic Aviation (англ.) // ARCTIC. — 1985. — Vol. 38, no. 3. — P. 219—230.
  4. Согласно первоначальным планам экспедиции, дальнейший путь на восток «Эклипс» должен был проделать неся на борту собственный самолёт-разведчик «Henri Farman» лётчика П. В. Евсюкова. Однако из-за начала Первой мировой войны самолёт оказался блокированным в Бергене. Евсюков и его механик покинули экспедицию в Александровске и вернулись в Петербург.
  5. Мельник Т. Имя помора Поспелова не будет забыто! // Беломорские новости. — 22.06.2009. (недоступная ссылка)
  6. Вехов Н. Ян Нагурский: начало полярной авиации в России // Московский журнал. — 2004. — № 2.
  7. William Barr. Imperial Russia’s Pioneers in Arctic Aviation (англ.) // ARCTIC. — 1985. — Vol. 38, no. 3. — P. 219—230.
  8. 1 2 Alexandrowicz, S. (1978) Pierwszy lotnik arktyczny – Jan Nagórski (1888–1976). Kwartalnik Historii Nauki i Techniki XXIII (2), 365–395.
  9. Гальперин Ю. М. Он был первым: Быль о полярном летчике Яне Нагурском. — М.: Воениздат, 1958.
  10. Нагурский Я. Первый над Арктикой [Воспоминания летчика] / Пер. с польского К. А. Радвилловича; предисл. Б. Чухновского.. — [Б. м.]: Мор. транспорт, 1960.
  11. Первое и второе издания Большой советской энциклопедии указывали годом смерти Нагурского 1917 год.
  12. Сусликов А. Станция Нагурская. Следующая остановка — Северный полюс // Вечерний Мурманск. — 2007. — № 172. Архивировано 10 февраля 2015 года.

Сочинения[править | править код]

  • Jan Nagórski. Pierwszy nad Arktyką. — Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1958. (польск.)
  • Нагурский Я. Первый над Арктикой. — Л.: Морской транспорт, 1960.
  • Jan Nagórski. Nad płonącym Bałtykiem. — Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1960. (польск.)

Литература[править | править код]

  • Жданко М. Е. Первый гидроаэроплан в Северном Ледовитом океане. — Пг., 1917.
  • Егоров К. К истории полётов Я. И. Нагурского // Летопись Севера. — 1949. — С. 220—221.
  • Черненко М. Б. К биографии первого полярного лётчика Я. И. Нагурского // Летопись Севера. — 1957. — С. 151.
  • Гальперин Ю. М. Он был первым. Быль о полярном лётчике Яне Нагурском. — М.: Военное издательство, 1958. — 107 с.
  • Григорьев А. Б. Альбатросы: Из истории гидроавиации. — М.: Машиностроение, 1989. — ISBN 5-217-00604-8.

Ссылки[править | править код]