Нана (роман)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Нана
Nana
NanaZola.jpg
Обложка первого издания книги
Автор Эмиль Золя
Жанр роман
Язык оригинала французский
Оригинал издан 1880
Выпуск 1880
Цикл Ругон-Маккары
Предыдущая Страница любви
Следующая Накипь

«Нана́» (1883) — роман французского писателя-натуралиста Эмиля Золя. «Нана» — девятый из 20 романов серии Ругон-Маккары.

Замысел романа[править | править код]

По замыслу Золя, образ Нана должен был символизировать блестящую внешность и порочную изнанку Второй империи. В первоначальном плане романа говорилось: «Нана — разложение, идущее снизу, западня, которой правящие классы дают свободно раскинуться». Сам Золя, опиравшийся в своём творчестве на произведения Бальзака, опасался сходства своего романа с его «Кузиной Беттой» (1846).

Нана впервые появляется на последних страницах романа «Западня» (1877), где описывается её детство среди нищеты, поступление на работу в цветочную мастерскую и уход из дому.

Сам Золя в тексте романа сравнивает Нана с навозной мухой, которая своим прикосновением разлагает окружение. В конце романа, она умирает от оспы.

Нана осталась одна, с обращённым кверху лицом, на которое падало пламя свечи. То был сплошной гнойник, кусок окровавленного, разлагающегося мяса, валявшийся на подушке. Всё лицо было сплошь покрыто волдырями; они уже побледнели и ввалились, приняв какой-то серовато-грязный оттенок. Казалось, эта бесформенная масса, на которой не сохранилось ни одной черты, покрылась уже могильной плесенью. Левый глаз, изъеденный гноем, совсем провалился, правый был полуоткрыт и зиял, как чёрная отвратительная дыра. Из носу вытекал гной. Одна щека покрылась красной коркой, доходившей до самых губ и растянувшей их в отвратительную гримасу смеха. А над этой страшной саркастической маской смерти по-прежнему сияли прекрасные рыжие волосы, как солнце, окружая её золотым ореолом. Казалось, зараза, впитанная ею со сточных канав, из мирно процветающих рассадников всякого зла, то растлевающее начало, которым она отравила целое общество, обратилось на неё же и сгноило ей лицо.

Сюжет[править | править код]

В центре повествования романа — жизнь парижской кокотки Анны «Нана» Купо, дочери прачки Жервезы Купо и кровельщика Купо, героев книги «Западня» (также входящего в серию «Ругон-Маккары»). Действие романа начинается в 1867 году, когда Нана готовится к театральному дебюту. Прототипом Нана, возможно, была французская куртизанка Бланш Д’Антиньи.

Наутро после театрального дебюта, уличная проститутка Нана становится знаменитой, несмотря на полное отсутствие голоса и умения держаться на сцене. Владелец театра, Борденав, делает ставку не на творческие дарования бывшей проститутки, а на ее внешность и пышную фигуру. Высший свет Парижа покорен новой "театральной звездой" и Нана становится дорогостоящей содержанкой. В театре она не столько поет и играет, сколько находится на сцене практически без одежды, чем скандализирует и привлекает публику.

В обычной жизни Нана отличает полная непрактичность, выражающаяся в том, что ее слуги и домработница запросто обворовывают ее, она не умеет распоряжаться собственностью, подаренное ей имение, продается через несколько месяцев. Она то и дело оказывается в долгах, несмотря на деньги сразу нескольких содержателей.

"В жизни Нана наступила пора наибольшего расцвета. Она ослепляла Париж своим блеском. Она поднялась еще выше в область порока и царила над городом, выставляя напоказ вызывающую роскошь и презрение к деньгам, доходившее до того что, целые состояния таяли у всех на глазах. Ее особняк был кузницей, где пылал огонь ее ненасытных желаний. Малейший трепет ее губ превращал груды золота в пепел, в один миг развеянный ветром. Ее страсть к мотовству достигла невиданных размеров. Казалось, особняк был построен над бездной, бесследно поглощавшей мужчин с их состоянием, вплоть до их доброго имени. Эта публичная девка с вульгарным вкусом, питавшаяся редиской и засахаренным миндалем, еле притрагиваясь к мясным блюдам, тратила ежемесячно на стол до пяти тысяч франков. В буфетной шел безудержный грабеж, разливанное море всякого добра, вино лилось, точно из бочек из выбитым дном. Счета подавались из третьих или четвертых рук, чудовищно разрастаясь по дороге. Викторина и Франсуа были полновластными хозяевами на кухне, приглашали гостей, помимо целой армии родственников, которым посылали на дом холодное мясо и жирный бульон. Жульен требовал себе от поставщиков магарыч и, если приходилось вставить стекло в тридцать су, выторговывал прибавку в двадцать су, чтобы положить их себе в карман. Шарль поедал овес, предназначенный для лошадей, покупая вдвое больше, чем нужно, фуража и продавая с заднего крыльца то, что поступало с переднего. И среди всеобщего грабежа, напоминавшего расхищение казны неприятелем после осады города, Зоя умудрялась при помощи всяческих уловок сохранить внешнее приличие, прикрывала чужое воровство, чтобы под шумок удобнее воровать самой. Транжирилось попусту еще больше, чем разворовывалось. Блюдо, подававшееся накануне, выбрасывалось в помойное ведро; провизии накоплялось столько, что слугам противно было на нее смотреть; стаканы становились липкими от накладываемого в них сахара; газу жгли столько, что можно было каждую минуту ожидать взрыва. Небрежность, мелкая злоба, всякие неприятные случайности дополняли картину дома, где было столько ненасытных ртов, способствовавших его разорению. А наверху, у барыни, разгром достиг еще больших размеров: платья по десяти тысяч франков, надетые не больше двух раз, Зоя спускала, прикарманивая себе деньги, бриллианты исчезали, словно рассыпаясь на дне ящиков; приобретались ненужные вещи, модные новинки, о которых тут же забывали, выметая на улицу, как негодный сор. Нана не могла равнодушно видеть ни одной дорогостоящей вещицы, чтобы не воспылать тотчас же желанием немедленно ее приобрести. Вокруг нее постоянно было множество цветов и ценных безделушек, и чем дороже стоил ее минутный каприз, тем больше доставлял он ей удовольствия. Но все в ее руках превращалось в прах, ломалось, блекло, пачкалось от одного только прикосновения ее беленьких пальчиков. Она всегда оставляла за собой кучи мусора, поломанных безделушек, грязного тряпья. Среди этого транжирства карманных денег то и дело появлялись крупные счета: двадцать тысяч франков модистке, тридцать тысяч белошвейке, двенадцать тысяч сапожнику. Содержание конюшни обходилось в пятьдесят тысяч. За полгода Нана задолжала портному сто двадцать тысяч франков. Хотя она вела не более широкий образ жизни, чем обычно, однако бюджет ее, расцениваемый Лабордетом в среднем в четыреста тысяч франков, достиг в том году миллиона. Нана сама поражалась такой цифре, затрудняясь сказать, куда ушло столько денег. Вся эта армия мужчин, увивавшихся вокруг нее и бросавших к ее ногам груды золота, не могла заполнить бездонной пропасти, разверстой под ее особняком, ломившимся от роскоши."

Нана с полнейшим равнодушием относится к своим содержателям и становится причиной множества трагедий. Она разоряет нескольких человек, один убивает себя прямо в ее спальне, второй сжигает себя в конюшне со всеми своими лошдьми, третий садится в тюрьму из-за растрат. Но наибольшее количество бед она причиняет ее главному поклоннику, графу Мюффа. Семья графа распадается, его жена, следуя его примеру, начинает неосторожные романы и сбегает из дома с приказчиком магазина, его дочь, выйдя замуж, затевает против отца судебный процесс, требуя выплатить ей суммы по завещанию тетки, которые граф потратил на Нана. Двор и императрица требуют его отставки, поскольку его связь с Нана становится афишируемой, про него говорят, что "он слишком отвратителен". Сама Нана открыто издевается над ним, открыто изменяет, и спокойно рассказывает ему об изменах его жены. Но Мюффа одержим Нана, он унижается все больше и больше, терпит всё, лишь бы оставаться рядом с ней.

Страшным потрясением для графа становится момент, когда он видит своего свекра, шестидесятилетнего старика, известного своей строгой нравственностью в высшем свете, и своей нездоровой развращенностью в среде кутил и кокоток, в постели с Нана, знаменитой постели из серебра, которую оплатил граф. Это становится причиной тяжелого нервного срыва и помогает, наконец, разорвать зависимость от Нана.

Спустя какое-то время Нана продает все свое имущество и уезжает, по слухам, в Петербург. По возвращении обратно в Париж, она заражается оспой от своего заброшенного неухоженного сына, живущего у тетки, мадам Лера.

Провести последние минуты с умирающей в отеле Нана собираются все ее соперницы при жизни, самые дорогостоящие кокотки Парижа. Но ни один из ее любовников, даже обожавший ее граф Мюффа, не решается подняться к ней в номер, боясь заразиться.

.

История публикаций[править | править код]

Роман «Нана» был впервые опубликован в парижской газете «Вольтер» («Le Voltaire»), где он печатался в виде фельетонов с 16 октября 1879 года до 5 февраля 1880 года. 15 февраля 1880 года роман был издан с большим успехом отдельной книгой у издателя Ж. Шарпантье, при этом Золя подверг газетный текст тщательной доработке. В некоторых странах роман подвергся преследованиям цензуры как «оскорбляющий общественную нравственность»; в Дании и Англии он был первоначально запрещён.

Русский перевод романа «Нана» появился в год опубликования романа во Франции, в трёх периодических изданиях: в газетах «Новое время» и «Новости» и в журнале «Слово». В 1880 году роман вышел в Петербурге отдельной книгой[1]. Во всех изданиях текст был неполный, что объясняется цензурными претензиями. Французский подлинник романа был запрещен царской цензурой, а цензор Любовников в своём рапорте писал: «В своём новом романе известный автор-реалист в героине своей рисует женщину, аристократическую кокотку, предающуюся самому отвратительному разврату во всевозможных его проявлениях. Вся книга состоит из непрерывного ряда цинических сцен, так сказать, постепенно усиливающихся... В романе, между прочим, действующим лицом открыто является принц Уэльский, а на банкете у Нана известные кокотки беседуют о доступности для них коронованных особ, ожидавшихся на всемирной выставке 1867 года»[2].

Влияние[править | править код]

«Нана»
Эдуард Мане, 1877; холст, масло; 150×116

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Эмиль Золя. Собрание сочинений в 26 томах. Том 7. Ругон-Маккары — Страница любви. Нана (рус.). lit-classic.com. Проверено 27 января 2018.
  2. Айзеншток И. Французские писатели в оценках царской цензуры. — Литературное наследство, 1939. — С. 835.

Ссылки[править | править код]