Немецкое население Калининградской области (1945—1951)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Беженцы из Восточной Пруссии в 1945 г.

Совместное проживание немецкого и советского гражданского населения на территории бывшей Восточной Пруссии, продолжавшееся более трёх лет в 1945—1948 годах, было уникальным явлением в истории обоих народов. По сравнению с территорией восточной Германии, контакты между представителями двух народов здесь были массовыми (десятки тысяч человек), а участниками этих связей были не военные или специально подготовленные и отобранные лица, а простые граждане[1].

Численность немецкого населения[править | править вики-текст]

По советским официальным данным на территории Восточной Пруссии после окончания войны проживало около 100 тыс. немцев[2]. Немецкие историки, со ссылкой на мемуары коменданта Кёнигсберга О. Ляша, определяют численность немецкого гражданского населения одного только Кёнигсберга приблизительно в 110 тыс. человек, из которых в течение двух лет погибли более 75 %, и только 20-25 тыс. оставшихся подверглись депортации в Германию[3]. Согласно сводной «Справке о наличии местного населения» из ставших доступными современным исследователям российских архивов, по состоянию на 1 сентября 1945 года в советской части Восточной Пруссии проживали 129 614 человек, в том числе в Кёнигсберге — 68 014 человек. Из них — 37,8 % мужчин, 62,2 % — женщин, а свыше 80 % населения находилось в Кёнигсберге и трёх (из пятнадцати) ближайших к нему районах[4].

Взаимоотношения с советскими переселенцами[править | править вики-текст]

Поскольку взаимоотношение проходило на фоне только что закончившейся войны, по мнению Ю. В. Костяшова, в отношениях победителей и побеждённых были и акты мародёрства и насилия, бытовые конфликты, культурная и идеологическая конфронтация. Типичными, по мнению Ю. В. Костяшова, были случаи, когда немцев принуждали к выполнению тех или иных работ, или оказанию безвозмездных услуг, словесные оскорбления, выселение немецких жителей из домов и квартир. При этом русские (советские люди) выступали, по данным Ю. В. Костяшова, как активная, наступающая сторона, а немцы предпочитали не возражать, гасить возникающие конфликты, терпеть любое несправедливое отношение. Этот тип поведения, считает Ю. В. Костяшов, распространялся даже на детей[1].

Подобные конфликты и уголовные преступления и сформировали у немцев, особенно у жертв насилия, негативный образ взаимоотношений двух народов. Тем не менее, по мнению историка Ю. В. Костяшова, преобладал другой тип взаимоотношений, который он обозначает формулой: «два параллельных мира, каждый из которых существовал сам по себе», но в силу обстоятельств, вынужденные в чём-то взаимодействовать и даже сотрудничать[1].

В силу человеческой природы между этими «мирами» начали быстро возникать искренние и глубокие человеческие связи. Одним из главных результатов совместного проживания стало изживание открытой враждебности советских людей к немцам. Восточная Пруссия (затем Калининградская область) стала единственной, по оценке Ю. В. Костяшова, российской территорией, где это произошло в столь короткий срок[5].

По мнению Костяшова, тенденция к сближению двух народов активно сдерживалась политикой официальных властей, и затем была искусственно прервана депортацией немецкого населения в 1947—1948 годах[5]. Ю. В. Костяшов считает, что задержка с депортацией была вызвана сугубо практическими соображениями: советская администрация сочла целесообразным использовать труд немцев до прибытия в область переселенцев из СССР. До 1947 года разрешение на выезд получали, как правило, только участники антифашистского движения и лица, имевшие родственников в Германии. С октября 1947 по октябрь 1948 года в советскую зону оккупации Германии было переселено 102 125 немцев (в том числе мужчин — 17 521, женщин — 50 982 и детей — 33 622 чел). За все время депортации умерли 48 человек, в том числе 26 — от дистрофии. Перед отъездом немцы вручили представителям областного управления МВД 284 письма «с выражением благодарности Советскому Правительству за проявленную заботу и хорошо организованное переселение»[6]. До 1951 года в области осталось лишь небольшое количество немцев, исключенных из списков на выселение. Как правило, это были высококвалифицированные специалисты, необходимые в народном хозяйстве. Самая последняя группа (193 чел.) была отправлена в ГДР в мае 1951 года[7].

Депортация 1947—1949 годов[править | править вики-текст]

В соответствии с главой V Протокола Берлинской конференции трех великих держав от 1 августа 1945 года часть территории Восточной Пруссии вместе с городом Кенигсберг, ранее принадлежавшая Германии, передавалась СССР. Впоследствии здесь была образована Калининградская область в составе РСФСР. В главе XII того же Протокола было принято решение о перемещении в Германию немецкого населения или части его, оставшегося в Польше, Чехословакии и Венгрии. Депортация немцев из передаваемой СССР части Восточной Пруссии не предусматривалась. Тем не менее 11 октября 1947 года Совет министров СССР принял секретное постановление № 3547-1169с «О переселении немцев из Калининградской области РСФСР в советскую зону оккупации Германии».

Согласно приказу Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова № 001067 от 14 октября 1947 года переселению в первую очередь подлежали немцы, проживающие в гор. Балтийске (Пиллау) и в районе побережья Балтийского моря, нетрудоспособные семьи немцев, не занятые общественно-полезным трудом, немецкие дети, находящиеся в детских домах, и престарелые немцы, содержащиеся в домах инвалидов. Переселяемым немцам разрешалось взять с собой личное имущество до 300 кг на семью, за исключением предметов и ценностей, запрещенных к вывозу таможенными правилами. Оставшееся на месте имущество переселяемых немцев учитывалось и принималось представителями Калининградского Облисполкома.

Депортацией немцев руководили первый заместитель Министра внутренних дел СССР генерал-полковник И. А. Серов, начальник УМВД по Калининградской области генерал-майор В. И. Демин и прибывший из Москвы генерал-лейтенант МВД Н. П. Стаханов. Согласно докладной записки Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова И. В. Сталину, В. М. Молотову и Л. П. Берии о завершении переселения немцев из Калининградской области в Советскую зону оккупации Германии от 30.11.1948 года с октября 1947 по октябрь 1948 года было переселено 102 125 немцев, из них: мужчин — 17 521, женщин — 50 982 и детей — 33 622. Из города Калининграда и районов области переселено 96 747 человек, из детских приемников и детских домов — 4536 человек, престарелых немцев, содержавшихся в домах инвалидов, — 797 человек, из больниц — 45 человек. За весь период переселения немцев из 102 125 человек умерло 48 человек, из них в 1947 году — 33 человека и в 1948 году — 15 человек.

Переселяемыми немцами перед отправкой из Калининградской области было вручено представителям областного Управления МВД 284 письма с выражением благодарности Советскому правительству за проявленную заботу и хорошо организованное переселение.[источник не указан 1541 день]

В других странах — Польше, Чехословакии, Венгрии и Югославии, проводившиеся депортации немецкого населения сопровождались многотысячными жертвами.[источник не указан 1541 день]

В соответствии с приказом Министра внутренних дел СССР № 600 от 20. 09. 1949 года «О переселении в Советскую зону оккупации Германии немцев, находящихся в лагерях МВД Калининградской области, а также прибывших из Литовской ССР» в 1949 году в Германию было переселено последнее ещё оставшееся в Калининградской области немецкое население.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 167.
  2. Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 163. со ссылкой на книгу: История края (1946—1950). Калининград, 1984. С. 47.
  3. Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 163. со ссылкой на книги: Lasch O. So fiel Koenigsberg. Stuttgart, 1975. S. 116, 127; Neumann R. Ostpreussen unter Polnischer und Sowjetischer Verwaltung. Frankfurt/M, 1956. S. 97-98; Chronik deutscher Zeitgeschichte. Duesseldorf, 1986. Bd. 3/1. S. 92, 189.
  4. Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 165. со ссылкой на ЦАМО. Ф. 358. Оп. 5914. Д. 13. Л. 87.
  5. 1 2 Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 168.
  6. Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 173. со ссылкой на донесения Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова Сталину, Молотову и Берии от 30 ноября 1948 (ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 201. Л. 239—240.)
  7. Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — 2009. — С. 172.

Литература[править | править вики-текст]

  • Костяшов Ю. В. Секретная история Калининградской области. Очерки 1945-1956 гг. — Калининград: Терра Балтика, 2009. — С. 167-173. — 352 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-98777-028-3.
  • Костяшов Ю. В. Выселение немцев из Калининградской области в послевоенные годы // Вопросы истории. 1994. № 6. — С. 186—188.
  • Филатов А.В., Пацерина В.Н. Население Северо-восточной Пруссии после II мировой войны. Правовой анализ. Ч. I. Переселение или изгнание? Правовые предпосылки и последствия. Калининград, 2001. [Последующие части этой книги в свет не вышли].
  • Sonya Winterberg. Wir sind die Wolfskinder: Verlassen in Ostpreußen [Gebundene Ausgabe]. Piper Verlag, München. 2012. — 336 p. ISBN 3-492-05515-X
  • Ruth Kibelka: Wolfskinder. Grenzgänger an der Memel. 4. Auflage. Basisdruck, Berlin 2003, ISBN 3-86163-064-8
  • Ruth Leiserowitz: Von Ostpreußen nach Kyritz — Wolfskinder auf dem Weg nach Brandenburg. Potsdam 2003, ISBN 3-932502-33-7.
  • Keine Hilfe für deutsche «Wolfskinder». In: Der Spiegel. Hamburg 2007, Nr. 7, S. 21, 0038-7452 ISSN 0038-7452

Ссылки[править | править вики-текст]