Неофеодализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Неофеодализм («новый феодализм») — в общем смысле современное возрождение феодальных политик управления, хозяйствования и общественной жизни[1].

Неофеодализм как государственный строй[править | править код]

Термин был популяризован в эссе Джона Кеннета Гэлбрейта «Неофеодализм» (1961).

Иммануил Валлерстайн в 1992 году при формулировании трёх возможных сценариев глобального развития один из них назвал неофеодализмом и описал как автаркичные регионы с местными иерархиями и поддержанием достаточно высокого уровня технологий для элиты.[2] Неофеодализм объединяет насильственные методы феодализма с эксплуататорством капитализма.[3] При буржуазной ориентированности для него характерны внеэкономическое принуждение и насильственное насаждение власти,[4] разрыв внешнеэкономических связей, переход власти к органам насилия и принуждения[5]

Максим Калашников в своей книге «Вперед в СССР-2» применяет данный термин к гипотетическим будущим государствам, которые, по его мнению, образуются на территории современных стран запада с развитыми экономиками из закрытых территориальных образований, на основе транснациональных корпораций, с собственными военизированными охранными организациями (наподобие регулярной армии), с собственными, отделенными от остального мира заграждением жилыми зонами, собственной независимой инфраструктурой и обеспечением. Подобные, принадлежащие частным лицам или корпорациям, зоны уже есть в экваториальных широтах на частных островах (включая плавучие). Эти «технополисы» и «островки рая», использующие последние технологии и достижения науки и техники, по замыслу автора будут окружены территориями с бедным населением без доступа к качественным благам.[6]

В частности, неофеодализмом некоторые авторы называли советский строй[7][8] С. Г. Кара-Мурза назвал советский социализм ветвью феодализма[9].

И. В. Павловский считает, что есть сходство и в истории современной России, где подобно тому, как феодалы получали земельные наделы у монарха, так олигархия получает от президента крупные активы.[10]

Подробно обосновывал принципиально феодальный характер постсоветской России[11] и отчасти Америки[12] социолог Владимир Шляпентох.

Неофеодализм как власть корпораций[править | править код]

Клиффорд Ширинг (англ. Clifford Shearing) использует термин неофеодализм для привлечения внимания к появлению крупных закрытых владений частной собственности, хозяева которых берут на себя многие функции государства.[13][14] Корпорации обладают мощью, сравнимой с полномочиями государств[15] и государства сотрудничают с ними в контроле над территориями.[16] Примерами таких владений в мировой экономике могут служить крупнейшие транснациональные корпорации, образованные преимущественно в США, но затем распространившие свою власть далеко за пределы своей страны. Например, корпорация Apple в буквальном смысле устанавливает новые законы на своих предприятиях в Китае.[17]

Для неофеодализма характерно:

Неофеодализм приносит во власть иной подход к управлению, так как бизнес-корпорации руководствуются экономическими показателями.[21]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Huggins, Martha K. Urban Violence and Police Privatization in Brazil: Blended Invisibility (англ.) // Social Justice : journal. — 2000. — Vol. 27, no. 2. — ISSN 1043-1578. (недоступная ссылка)
  2. Россия и современный мир, Выпуски 1-4;Институт международных экономических и политических отношений (Российская академия наук), Институт научной информации по общественным наукам (Российская академия наук); Издатель ИНИОН РАН, 2001; стр 7
  3. Институт Латинской Америки (Академия наук СССР), Анатолий Федорович Шульговский — Мексика на крутом повороте своей истории: освободительная и антиимпериалистическая борьба мексиканского народа в 30-е годы и проблема выбора Мексикой пути социального развития; Издатель Просвещение, 1967; стр. 204/547
  4. Российская провинция, Выпуски 1-2; Издатель: Многопрофильная хозяйственная ассоциация «Прикамье», 1994; Стр 44
  5. Семён Резниченко — Неофеодализм: основные особенности и появление, Агентство политических новостей, 2012-04-13
  6. Максим Калашников. Вперед, в СССР - 2 / Максим Калашников. — 1. — Москва: Эксмо, Яуза, 2003. — С. 15-100. — 416 с. — ISBN 5-699-03834-5,5-81530201-5.
  7. Собчак А. А. Жила-была коммунистическая партия. — М.: Лениздат, 1995. — С. 100
  8. Беляев Ю. А. Дефицит, рынок и управление запасами. — М.: Издательство Университета дружбы народов, 1991. — С. 59/228
  9. С. Г. Кара-Мурза:У шведов социализм стал особой ветвью капитализма, а у нас — феодализма.
  10. Павловский И. В. Политика национальных интересов России: вектор развития современной России. М.: Фонд «Отчизна», 2007. — С. 40/415
  11. Шляпентох В. Современная Россия как феодальное общество : Новый ракурс постсоветской эры / Шляпентох В.; пер. с англ. Ю. Гольдберга. — М.: Столица-Принт, 2008. — 367 с.
  12. Shlapentokh V., Woods J. Feudal America. Elements of the Middle Ages in Contemporary Society. — University Park : Pennsylvania State University Press, 2011. — 364 pp.
  13. Shearing, Clifford. Punishment and the Changing Face of the Governance (англ.) // Punishment & Society (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 3, no. 2. — P. 203—220. — DOI:10.1177/1462474501003002001.
  14. Shearing, Clifford D. Private Security: Implications for Social Control (англ.) // Social Problems (англ.) : journal. — 1983. — Vol. 30, no. 5. — P. 493—506. — ISSN 0037-7791.
  15. Lippert, Randy (англ.); O'Connor, Daniel. Security Intelligence Networks and the Transformation of Contract Private Security (англ.) // Policing & Society (англ.) : journal. — 2006. — Vol. 16, no. 1. — P. 50—66. — DOI:10.1080/10439460500399445.
  16. Baker, Bruce. Protection from crime: what is on offer for Africans? (англ.) // Journal of Contemporary African Studies (англ.) : journal. — 2004. — Vol. 22, no. 2. — P. 165—188. — DOI:10.1080/cjca0258900042000230005. Архивировано 17 марта 2012 года.
  17. MARGARITA POPOVA. Как выглядит жизнь рабочих завода Apple в Китае. http://www.lookatme.ru/mag/live/experience-news/194995-iphone-apple+(30 июля 2013).
  18. Loader, Ian. Consumer Culture and the Commodification of Policing and Security (англ.) // Sociology : journal. — 1999. — Vol. 33, no. 2. — P. 373—392. — DOI:10.1177/S003803859900022X.
  19. Caparini, Marina (2006), "Applying a Security Governance Perspective to the Privatisation of Security", in Bryden, Alan & Caparini, Marina, Private Actors and Security Governance, LIT Verlag, pp. 263–282, ISBN 3-8258-9840-7, <http://kms1.isn.ethz.ch/serviceengine/Files/ISN/96894/ichaptersection_singledocument/D52C839B-6A34-48DD-98E1-BE33926FCE17/en/chapter14.pdf>. Проверено 1 февраля 2014.  Архивная копия от 19 марта 2012 на Wayback Machine
  20. Новости NEWSru.com :: Россия признана лидером по имущественному неравенству: 110 олигархов владеют 35 % национальных богатств
  21. Braithwaite, John (англ.). The New Regulatory State and the Transformation of Criminology (англ.) // The British Journal of Criminology (англ.) : journal. — 2000. — Vol. 40, no. 2. — P. 222—238. — DOI:10.1093/bjc/40.2.222.

Ссылки[править | править код]