Непобедимые

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Непобедимые»
(«Ленинградская осень», «Героическая оборона Ленинграда», «Ленинградцы»)
Жанр драма, военный фильм, документальный фильм
Режиссёр Сергей Герасимов,
Михаил Калатозов
Автор
сценария
Михаил Блейман, вместе с режиссёрами фильма
Оператор Аркадий Кольцатый, Михаил Магид
Композитор Венедикт Пушков
Кинокомпания «Ленфильм» (Ленинград)
«ЦОКС» (Алма-Ата)
Длительность 94 мин. или 87 мин.
Страна  СССР
Год 1942
IMDb ID 0035118

«Непобедимые» — первый в истории полнометражный художественный фильм о Великой Отечественной войне[1][2], кинематографисты «Ленфильма» начали полудокументальные съёмки осенью 1941 года в блокадном Ленинграде, а окончили снимать и смонтировали фильм уже в эвакуации.

О несгибаемой силе духа рабочих Ленинградского завода имени С. М. Кирова в период блокады Ленинграда. Несмотря на ежедневные бомбежки, невероятный холод и отсутствие пищи, инженер Родионов упорно трудится над выпуском нового танка.[3]

Сюжет[править | править код]

Осень 1941 года. Вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо Блокады, линия фронта подходит к Ижорску. Настя Ковалева — молодой инженер Ижорского завода с толпой беженцев уходит в Ленинград, но в заплечном мешке уносит не любимые платья, а свои чертежи — она идёт на Кировский завод, к когда-то предлагавшему ей работать вместе инженеру-конструктору Родионову. В трудные дни блокады, в невероятный холод и голод, когда линия фронта проходит уже вдоль забора завода, она будет скромно трудиться в конструкторском бюро. Особого подвига Настя не совершит — будет работать, сколько хватит сил, будет ждать с фронта близких, будет верить в победу… но только с её незаметной помощью Родионов сможет наладить выпуск нового танка.

В ролях[править | править код]

Мы сидим в бомбоубежище под большим павильоном «Ленфильма» и Михаил Блейман читает нам сценарий «Непобедимых». Мы — это небольшая группа людей в касках, собравшихся со студийных постов ПВО: Сергей Герасимов, Михаил Калатозов, Тамара Макарова, Яков Анцелович и директор студии Иван Глотов. Чтение прерывается — диктор сообщает: «Сброшены зажигалки, возникли пожары». Тут уж не до чтения — скорее во двор! Ярко горят на крыше два факела — как пиротехнические свечи. Это фашистские «зажигалки». Девушки-дружинницы сбрасывают их вниз — остается только быстро засыпать песком. Примерно так и начнётся фильм…

оператор фильма Аркадий Кольцатый[4]

Однажды этот фильм мы показывали где-то на Урале, и в момент, когда на экране проходили ополченцы, вдруг закричала женщина — среди ополченцев она увидала мужа. Меня поразил ее крик: «Володя!» Она подбежала к нам, стала расспрашивать. А что мы могли рассказать о солдатах? Где они сражались и погибали?..

актриса фильма Тамара Макарова[5]

В полудокументальных съемках: рабочие завода, военнослужащие и ополченцы, жители Ленинграда.

Техника и оружие в фильме не просто настоящие — а действующие: зенитный пулемет ДШК снимали когда он нес боевую службу, ожидая налета самолетов Люфтваффе, кинематографистам запретили передвигать его с боевой позиции, а бронепоезд с башнями от танка Т-34 снимали в ускоренном режиме — поезд уходил на фронт.[3]

Особый интерес представляет кадр с танком КВ-1 — кинооператоры подстерегли его при выезде из цеха завода имени Кирова. Предположительно, это танк с заводским номером 5131 из 2-го танкового батальона 124-ой танковой бригады — в бою 8 октября 1941 года он был подбит и эвакуирован на завод, и уже 12 октября отремонтированный танк вышел из ворот завода прямо на фронт.[3][7]

История[править | править код]

Сама идея фильма по словам режиссёра зародилась 13 июля 1941 года. Авторы сценария писали о том, что видели вокруг себя. Сценарий был окончен осенью — когда кольцо Блокады уже замкнулось, сценарий вначале назывался «Ленинградская осень». Сергей Герасимов в воспоминаниях писал, что в отличие от других фильмов, где для создания сценария нужно вдохновение («настроить себя на надлежащий лад»), в этом случае обстановка создания сценария была иного психологического свойства:[8]

Мы были участниками, а не свидетелями, наблюдающими события через форточку. Все, что происходило «там», происходило «тут», а не «там». Мы еще спорили о том, как можно подать материал, как завязать интригу и так далее, но чаще всего мы и это отбрасывали. Отбрасывали — и просто шли, исходя из событий своего собственного дня. Мы бывали постоянно на Кировском заводе. Вся история личных отношений — все это рождалось из того, с чем все мы встречались. Люди знали, что есть одна жизнь — это война, другой жизни никакой быть не может. Так мы и повели своих героев. Мы как бы искали и находили в своих сценарных строках ответы на мучающие нас вопросы. Это касалось непосредственного бытия, сегодняшних обстоятельств жизни… каждая строка становилась для нас самопознанием: что мы-то по поводу всего окружающего думаем и чувствуем? Отсюда родился целый ряд сцен.

режиссёр фильма Сергей Герасимов

18 октября директор «Ленфильма» издал приказ — приступить к постановке полнометражной кинокартины «Героическая оборона Ленинграда», затем уже прокатное название стало «Непобедимые».

Съёмки велись в Ленинграде, пока это позволяли условия, от случая к случаю, между бомбёжками, а позже и под артобстрелом, между работой членов съемочной группы по дежурству и тушению фашистских «зажигалок», но с эвакуацией в декабре студии «Ленфильм» в Ташкент работа была продолжена уже там — на киностудии ЦОКС.

Особое внимание авторы уделяли тому, чтобы картина не стала «просто как новый очередной плакат», и была реалистичной, поэтому в фильм не стали снимать сцены боевых действий:[8]

Но в работе нам стало понятно: всякого рода бутафорский пафос этой картине не показан совершенно. Сейчас наши домодельные «фугасы», вся пиротехника вызывают у меня чувство отвращения. Не потому, что я такой уж убежденный пацифист и не перевариваю войны на экране, но потому, что реальная война, по сути говоря, не может быть изобразима пиротехническими баталиями. Истинный героизм, та сила духа, которую мы наблюдали в осажденном Ленинграде, не могли быть, по нашему мнению, переданы эффектами пиротехники.

режиссёр фильма Сергей Герасимов

Смонтирован фильм был уже в Алма-Ате осенью 1942 года, там прошла премьера, и так совпало, что в Ленинграде он был показан в январские дни триумфа города.[9]

Особенность изображения блокадного Ленинграда[править | править код]

В «Непобедимых» специально оговаривалось, что фильм повествует о первых месяцах блокады, а зрители воспринимали нашу картину как фильм о блокаде вообще. И, конечно, при таких обстоятельствах показанная в фильме жизнь ленинградцев выглядела облегченной, приукрашенной, даже фальшивой.

Фильм подвергался критике за слабое изображение тяжести Блокады и отсутствие сцен сражений. Однако, такое изображение объяснимо — ленинградские кадры фильма были сняты осенью 1941 года — до блокадной зимы 1941—1942 года, до голода, и о том, что предстояло пережить ленинградцам, авторы фильма даже не предполагали. Но и то, что они видели — хотя изначально и планировали, не стали включать в фильм: например, в сентябре 1941 года, дежуря на крыше Дома кино на Невском 72 видели попадание бомбы в соседнее здание — больницу на Фонтанке.[8]

В иных обстоятельствах, быть может, мы и не поскупились бы на подобные подробности для картины, и кто-нибудь назвал бы их сильными кадрами, яркими деталями и образами.
В блокадном Ленинграде нам это не подходило, не это составляло для нас суть произведения, не это, а что-то совсем другое, даже прямо противоположное.

но у нас и в замысле был другой аспект реального Ленинграда. Мы не хотели людей пугать, мы должны были всей своей работой (так мы понимали) дать что- то живое живым. Трагические лики ленинградской блокады были у всех перед глазами, и нам даже не хотелось особенно это акцентировать, нам хотелось показать другое, что тоже было рядом…

режиссёр фильма Сергей Герасимов

Режиссёр пояснил, что фильм снимался для зрителей, которые сами воюют, живут в Блокаду, и знают о Блокаде и войне всё и без фильма — и отметил разное отношение к картине в тылу и на фронте: ещё в эвакуации в Алма-Ате фильм при просмотре критиковался за отсутствие батальных сцен и излишний показ чувств в любовной линии, однако, в Ленинграде критика была прямо противоположная: «„А вам не кажется, дорогие, что вы тут что-то очень набаталили?“ и поставили в упрёк, что всё очень похоже, и страсти людские схожи, но под конец пальба, она не очень-то „по жизни“ похожа».

Центральная идея фильма, по словам режиссёра, — дать представление о том, что такое была Блокада Ленинграда:[8]

Самым удивительным было все-таки иное — невероятная сдержанность народа. Да, невероятная. То есть где-то там, в домах, грызли подушки, рыдали и бились на полу женщины, потерявшие детей и мужа. Но на улице я никогда не видел ничего подобного. Враги наши и такой факт могли зачесть нам в вину: что-де можно ждать от этой нечувствительной, совершенно инертной массы народа. Ведь они-де недочеловеки… Есть в фильме сцена, образное решение которой мне кажется очень верным. Это прямое изображение гнева, который иной раз поражал людей, в особенности женщин, потерявших своих близких. Я видел женщину, которая вот так, как позднее мы показали это в фильме, кричала гневно и страшно. Мы как раз были на Кировском заводе в это время. Там ополченцы уходили на передний край, им предстояло пройти примерно километр, чтобы вступить непосредственно в сражение. Женщина кричала им: «Бейте их, гадов! Бейте, уничтожайте их, сволочей!» — у нее были белые губы. Я никогда не забуду этот образ, образ самой действительности. Мы это включили в картину как прямое образное отражение, дающее представление о том, что такое была ленинградская блокада.

режиссёр фильма Сергей Герасимов

Значение в отечественном кинематографе[править | править код]

Фильм — первый художественный полнометражный фильм о Великой Отечественной войне, и, несмотря на недостатки, которые учитывая условия съемок «объяснимы и, наверное, закономерны», как «первооткрыватель» темы оказал влияние на зарождения жанра[2], положив начало традиции отечественных фильмов о войне следовать

прочной духовной традицией, унаследованной от искусства времени грозовых лет. Утвержденное и освященное тогда нравственное кредо — «лишь бы правде не во вред» (А. Твардовский) стало заветным и в кинематографе. Начиная с «Непобедимых» и «Подводной лодки Т-9» дала о себе знать родовая примета в самом совмещении художественного и документального, когда последнее являлось как бы мерилом истинности и правды первого.

журнал «Нева», орган Союза писателей СССР, 1984 год

Однако, историк кино Г. Д. Кремлев указывал, что фильм делит звание первого фильма о войне с фильмом «Секретарь райкома» Ивана Пырьева, премьера которого официально прошла на два месяца раньше, и при этом указывал, что фильм «Секретарь райкома» более художественно завершённый.[10]

Критика[править | править код]

Критикой неоднократно отмечалось, что фильм ценен не сюжетом, и не документальными кадрами, а психологически точным и правдивым изображением Блокады, событий, и характеров людей:[11]

Вступительная надпись поясняла: «В картине отражены мысли и чувства ленинградцев в осенние месяцы 1941 г.» Война и производство властно продиктовали все сюжетные связи. Постановщики усложнили их, выбрав психологическую цель: они решили показать, как штатские становятся военными. Художников волновал слом в сознании человека, переход из одной эмоциональной среды в другую. Очень немногие задавались в те годы подобной целью.

киновед, кинокритик и историк кино Марк Ефимович Зак, 2004 год[12]

Фильм оказался ближе более спокойному и аналитичному восприятию наших современников. Тогда критики заметили, что именно этим фильмом открывались многие темы, активно разрабатывавшиеся в послевоенных фильмах о войне, хотя бы тема, заявленная образом Родионова: война наносит трудноизлечимые травмы не только телам, но и душам людей.

киновед В. А. Кузнецова, журнал «Киноведческие записки», 2005 год[11]

Причиной «полууспеха» фильма киновед В. А. Кузнецова видела в том, что фильм вышел на экраны, когда Блокада была уже прорвана и зрители хотели видеть фильм о стойком и мужественном преодолении ленинградцами суровых зимних месяцев блокады, но по своему сюжету «„Непобедимые“ все-таки остались „Ленинградской осенью“».[11]

Как документ времени киновед Ю. М. Хаютин ставил фильм выше получившего Сталинскую премию фильма «Она защищает Родину» 1943 года: «более последовательным в своем документализме был фильм „Непобедимые“. Снимавшийся в осажденном Ленинграде, большей частью на натуре, он воссоздал образ города, вступившего в борьбу».[13]

Отмечено, что исполнение главной роли Борисом Бабочкиным — известному по фильму «Чапаев» — было естественно, и актёр смог создать «образ Родионова — сильного, мужественного человека, талантливого инженера, разработавшего конструкцию нового мощного танка, раскрывал непоколебимую стойкость советских людей»[14], значение его игры было приравнено к роли танков:

В поведении Б. Бабочкина — Родионова была одна особенность: он вынужден был повышать голос, чтобы пробиться к собеседнику сквозь усталость, а иногда и страх. Эта актерская краска значила в фильме столько же, сколько хроникальные съемки выхода танков из заводских ворот.

киновед, кинокритик и историк кино Марк Ефимович Зак, 2004 год[12]

Примечания[править | править код]

  1. И. Г. Большаков — Советское киноискусство в годы Великой Отечественной войны — Госкиноиздат, 1948—147 с. — стр. 55
  2. 1 2 Лев Александрович Парфёнов — Сергей Герасимов — М.: Искусство, 1975—278 с. — стр.
  3. 1 2 3 Илья Щеголев - Кинооружие: со съемочной площадки - на поле боя // Российская газета, 2 мая 2014
  4. Аркадий Кольцатый — Снимаются «Непобедимые» // Журнал «Советский экран», 1967
  5. цитируется по: Федор Раззаков — Чтобы люди помнили
  6. Л Ягункова — Сергей Герасимов и Тамара Макарова: к 100-летию со дня рожнения Сергея Аполлинариевича Герасимова — М.: Эксмо, 2006—285 с. — стр. 128
  7. Танки КВ-1 из фильма "Непобедимые", ЖЖ «Книга про КВ», 17 января 2015
  8. 1 2 3 4 Сергей Аполлинариевич Герасимов — Воспитание кинорежиссера — М.: Искусство, 1978—430 с.
  9. Геннадий Соболев — Ленинград в борьбе за выживание в блокаде. Книга вторая: июнь 1942 — январь 1943
  10. Герман Дмитриевич Кремлев — Михаил Калатозов — М.: Искусство, 1964—241 с. — стр. 93
  11. 1 2 3 Петр Багров, Вера Кузнецова — «Ленфильм» в 1941 году // «Киноведческие записки», № 72, 2005
  12. 1 2 Марк Ефимович Зак - Кино как искусство, или, Настоящее кино - Материк, 2004 — 438 с.
  13. Юрий Миронович Ханютин — Предупреждение из прошлого — М.: Искусство, 1968—283 с. — стр. 68
  14. В театре и кино — Всероссийское театральное обществово «Искусство», 1968—388 с. — стр. 368

Источники[править | править код]

  • Аркадий Кольцатый — Снимаются «Непобедимые» // Журнал «Советский экран», 1967
  • № 1742. Непобедимые // Советские художественные фильмы: Звуковые фильмы, 1930—1957 / Всесоюзный государственный фонд кинофильмов, Москва — М.: Искусство, 1961 — стр. 304