Непредрешение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Непредреше́ние (непредрешение государственного устройства (строя) до созыва Учредительного собрания, непредрешение народной воли[1], непредрешенчество) — принцип внутренней политики, проводимой Временным правительством России в ходе Русской революции 1917 года и один из основных принципов (наряду с принципом «Россия Единая, Великая и Неделимая») внутренней политики Белого движения во время Гражданской войны в России.

Возникновение принципа и его значение[править | править код]

Во время нахождения у власти Временного правительства[править | править код]

По мнению историка В. Ж. Цветкова принцип «непредрешения» был порожден той формой «непринятия престола», которую выбрал великий князь Михаил Александрович 3 марта 1917 года. В его акте говорилось: «Принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского…». То есть, Михаил Александрович отложил решение устройства государственного строя до момента и в соответствии с волеизъявлением самого народа, выразителем воли которого явится созванное Национальное собрание. Временное правительство России, придя к власти, было подотчётно будущему Учредительному собранию и в деятельности своей не имело права предрешать «основных вопросов государственного строя»[2].

В Белом движении[править | править код]

Принципы непредрешенчества были вполне чётко сформулированы ещё в сентябре 1917 года во время нахождения будущих вождей Белого движения в заключении в Быхове в виде «быховской программы», которая являлась плодом коллективного труда «узников» и основные тезисы которой перешли в «проект конституции генерала Корнилова» — самую первую политическую декларацию Белого движения, которая была подготовлена в декабре 1917 — январе 1918 гг. Л. Г. Корниловым. В «…программе» говорилось: «Разрешение основных государственно-национальных и социальных вопросов откладывается до Учредительного Собрания…»[3]. В «конституции…» эта мысль была детализирована: «Правительство, созданное по программе ген. Корнилова, ответственно в своих действиях только перед Учредительным Собранием, коему она и передаст всю полноту государственно-законодательной власти. Учредительное Собрание, как единственный хозяин Земли Русской, должно выработать основные законы русской конституции и окончательно сконструировать государственный строй».

Так как главной задачей белого движения была борьба с большевизмом, то белые лидеры не вводили в повестку дня никаких иных задач государственного строительства, пока эта основная задача не была бы решена. Такая непредрешенческая позиция была теоретически ущербна, но, по мнению историка Волкова, в условиях, когда отсутствовало единство по этому вопросу даже среди лидеров белого движения, не говоря о том, что в его рядах присутствовали сторонники самых разных форм будущего государственного устройства России, представлялась единственно возможной[4].

Историк В. Ж. Цветков трактует «непредрешенчество» Белого движения ещё глубже. По его мнению «непредрешенчество» белых лидеров заключалось в стремлении восстановить прерванную политико-правовую российскую традицию — в возвращении к состоянию Российского государства, в котором оно оказалось в момент отречения Николая II и Михаила Александровича 3 марта 1917 года — отказаться от политического наследия Февральской революции и октябрьского переворота, подтвердить верность союзническим обязательствам перед Антантой, восстановить разрушенную революцией законность, созвать представительное Собрание и определить курс внутренней и внешней политики[2].

Вожди Русской армии стояли на принципах непредрешения и в эмиграции — генерал П. Н. Врангель, к примеру, отвечая на критику право-монархических кругов за отказ открыто провозгласить монархические лозунги, писал в канун 1922 года: «заветы Русской Армии — …освобождение Отечества, не предрешая форм его грядущего государственного бытия…»[2].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Стенограмма круглого стола «Октябрьская революция и разгон Учредительного собрания» в Институте российской истории РАН 23 октября 2007 г. (рус.). Сайт «Румянцевский музей» (10/27/2011). Проверено 16 апреля 2012. Архивировано 18 сентября 2012 года.
  2. 1 2 3 Цветков В. Ж. Отречение Государя Императора Николая II и акт непринятия власти Великим Князем Михаилом Александровичем – события, определившие исходные позиции политико-правового статуса Белого движения (март 1917 г.) (рус.). Статья. Сайт «Добровольческий корпус». Проверено 16 апреля 2012. Архивировано 16 мая 2012 года.
  3. Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов (рус.). Статья. Сайт «Добровольческий корпус». Проверено 16 апреля 2012. Архивировано 24 июня 2012 года.
  4. Волков С. В. У «беляков» воруют идею (рус.). Кiевскiй Телеграфъ. Проверено 11 апреля 2012. Архивировано 16 мая 2012 года.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]