Николев, Николай Петрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Петрович Николев

Никола́й Петро́вич Ни́колев (10 (21) ноября 1758(17581121) — 24 января (5 февраля) 1815, Москва) — поэт и драматург, член Академии Российской.

По отцовской линии — родственник кн. Е. Р. Дашковой, которая и ввела его в общество самых высокопоставленных семей Екатерининского времени. Отец — генерал-майор Преображенского полка, происходил из дворянского рода, который вел начало от переселившегося в Россию в XVII в. французского полковника Д. Николь-Деманора; мать — купеческого сословия.

Биография[править | править исходный текст]

Когда Николаю Николеву было пять лет, Дашкова обратила на него внимание и взяла на воспитание: было «прилагаемо особенное старание дать ему должные познания в математике и словесности, к чему он имел особенную склонность, и в продолжение своего воспитания сверх языка отечественного, столько успел в литературе французской и итальянской, что мог не токмо свободно объясняться в разговорах, но и писать на сих двух языках»[1]. Благодаря покровительству Дашковой был знаком с самыми выдающимися и именитыми семьями времени. Дашкова, не только читавшая, но лично знавшая и Дидро и Вольтера, первая познакомила Николева с просветительской литературой[2].

Пятнадцати лет он был зачислен в гвардию. По свидетельству С. А. Маслова, «Н. женился на княжне Е. А. Долгорукой на двадцать седьмом году, но, по записям в дневнике П. Лаврова, женитьбу Н. можно отнести к самому кон. 1777 — нач. 1778» (см.: Рус. арх. 1878. № 8. С. 445, 448)[3]. Во время службы, очевидно в 1778, находился в Крыму. В возрасте 20 лет у него начались проблемы со зрением. До 1785 г. был на военной службе, возвращаясь курьером в Петербург, он сильно простудился. В связи с этим ухудшилось его зрение, он ослеп и вышел в отставку в чине майора; с 1801 г. безвыездно жил в Москве и подмосковной усадьбе, где имел свой театр[1][4].

С 1792 член Академии Российской. В 1811 был принят почетным членом в Общество любителей российской словесности при Московском университете и избран почетным членом Беседы любителей русского слова.

Литературная деятельность[править | править исходный текст]

В раннем возрасте пристрастился к литературной деятельности, одно из его первых сочинений «Сатира на развращенные нравы нынешнего века» (1770), но в печати впервые появились при Екатерине II в «Новых Ежемесячных Сочинениях» за 1790 г.[5]. Он писал классические оды (в «Лиро-дидактическом послании» Е. Р. Дашковой (1791) выступил с защитой принципов классицизма[4]), постепенно в его творчестве все больше места занимали другие направления, в частности, развивающийся тогда сентиментализм. Сочинял эпиграммы, стихи, шуточные стихи и послания, драмы, считался одним из основных авторов русской сцены.

В 1795—1798 гг. вышли в свет 5 томов его произведений под общим заголовком «Творения»: 1) оды духовные, 2) оды, посвященные Екатерине II, 3) оды на общие нравственные темы и 4 и 5) разнообразные стихотворения, преимущественно любовные. В одах (их всего 24, посвящены Екатерине II) Николев выступал как эпигон Ломоносова, в других стихотворениях подражал Державину[6].

Впоследствии появились в печати: «Торжественное венчание Павла I» (1798), «Речь крестьянам Верейской округи» (1812), «По поводу кончины М. И. Голенищева-Кутузова» (1813) и др.

Николев писал шуточные стихи и песни в народном духе (по уверению Литературной энциклопедии — псевдонародные[6]), из которых две: «Взвейся, выше понесися» и «Вечером румяну зорю» признаются народными.

В 1812 году, во время войны с Наполеоном, Николев помогал приходившим к нему раненым солдатам, «принимая, кормя, поя, леча и похороняя их». Вынужденный наконец оставить свое имение из-за приближающихся французских солдат, он переселился с семьей в Тамбов[1], откуда вернулся сразу по окончании войны.

Драматургия[править | править исходный текст]

Особую известность приобрел в качестве драматурга. Его драмы регулярно ставились на сценах современных театров и пользовались неизменным успехом. Были напечатаны отдельным изданием в «Российском Феатре»[7]. Драматургическое наследие составляют:

  • драмы «Самолюбивец», «Феникс» (1779);
  • комедии — типичные pièces d’intrigue, — с основополагающим сюжетом, без бытового содержания: «Попытка не шутка, или Удачный опыт» (1774), «Испытанное постоянство» (1776, представлена в домашнем театре кн. П. М. Волконского, посвящена княжне В. П. Волконской, принимавшей участие в спектакле), «Самолюбивый стихотворец» (в главном герое Надмене современники узнали А. П. Сумарокова, поставлена 15 июня 1781 в Петербурге. А. А. Шаховской сообщает, что при представлении «в первый раз послышался в русском театре мстящий за Сумарокова свист. Говорят, что он раздался из ложи дочери его, К. А. Княжниной, и повторился во многих местах и многими зрителями, оскорбленными поруганием отца нашего театра» (Репертуар рус. театра. 1840. Ч. 2. С. 3). П. Н. Арапов передает: «Княжнина <…> послала своего сына Александра в парадиз, чтоб он свистнул по окончании спектакля; он это исполнил с некоторыми приятелями, публика поняла насмешку, свист усилился, и „Самолюбивого стихотворца“ уже не давали». В ответ Н. осмеял дочь Сумарокова в притче «Мартышка» и в эпиграмме «В уединение ко мне доходит слух…»[1][4]); «Победа невинности, или Любовь хитрее осторожности» (премьера после смерти автора 20 октября 1815 в Петербурге).
  • комические оперы: «Розана и Любим» с музыкой композитора Керцелли −1776, постановка в 1778 году в Москве в Петровском театре, в Петербурге — 6 дек. 1780; опубликована в 1781 — в предисловии автор отметил особенно хорошую игру Ожогина в Петровском театре Медокса, заставившую переработать текст); «Приказчик», драматическая пустельга в одном действии с музыкой Ж.-Ф. Дарси, 1781, постановка — Вольный московский театр; написана сюжет пьесы Ж.-Ф. Пуллена де Сен-Фуа «Юлия»); «Точильщик» (переработка пьесы Филидора, 1780; пост. в Москве 27 апр. 1783); «Опекун-профессор, или Любовь хитрее красноречия» (пост. 4 дек. 1784).
  • трагедии: «Пальмира», «Сорена и Замир» (1784, пост. 1785, опубликована в 1787), «Святослав»(1805, поставлена в своем же домашнем театре под Москвой).

Кроме того П. Р. Арапов упоминает пьесу «Сорока», которая, по его уверениям, «имела большой успех», но др. сведений об этой пьесе не найдено[1][4].

У современников, в своем кругу пользовался особой любовью и уважением; был прозван «русским Мильтоном», по аналогии с английским поэтом, также слепцом[2]. Его сподвижники несколько лет после его смерти собирались в особые заседания (беседы) в честь его, описанные в «Сыне Отечества» (1817 г., ч. XXXVI), «Русском Вестнике» (1819 г., № 23 и 24) и в особой брошюре: «Памятник друзьям Николева» (1819). Особенно покровительствовал ему Павел I, называвший его «L’aveugle clairvoyant»(фр.: слепой ясновидящий).[5][7]

Тем не менее многое из творчества осталось неизданным.

О творчестве Николева[править | править исходный текст]

Д. П. Горчаков характеризовал Николева следующим образом в примечании к стихотворению «Он и я»:

«Лучший наш трагик, оставивший далеко за собою в сем роде г-на Сумарокова и прочих и почти равняющийся с г-ном Ломоносовым» (Поэты-сатирики (1959). С. 114)[1].

Журнал «СПб. Меркурий» (издатель А. И. Клушин) от 1793, ч.3, опубликовал «Сатиру» Горчакова, где Николев наряду с Ломоносовым провозглашался образцом для подражания[1].

Несколько раз его приглашал к сотрудничеству Карамзин, однако на обеде у Карамзина по случаю начала издания между хозяином и Николевым произошёл обмен некоторыми колкостями[1]. В результате дело разладилось.

Стихи Николева пародировал Г. Р. Державин («На „Рондо Петру Великому“»), относившийся к творчеству Николева весьма иронически.

М. А. Дмитриев, считая сочинения Николева «слабыми и вялыми», отзывался о нём как о «человеке ума тонкого и остроумном»[1].

Литературная энциклопедия:

Произведения Н. наполнены прославлением российской действительности. В комических операх Н. встречаются выпады против городской жизни; наряду с этим идиллически изображается «счастливая» жизнь крестьян под властью «доброго» помещика, вплоть до готовности их «помереть за него»[8].

Учебник «История русской литературы XVIII века», автор Орлов П. А.:

Оппозиционность Николева весьма умеренна. Как и все просветители, он осуждал деспотизм, но его вполне устраивала монархическая форма правления. Русское государство, писал он, «есть монархическое, а не деспотическое (так, как иностранные писатели ложно о том думали) паче при владении Екатерины II, запретившей верноподданым своим называться рабами; паче после премудрого Наказа, сочиненного сердцем богачеловека» (Николев Н. П. Творения. М., 1796. Т. 3. С. 296). Обличительные тирады николевских героев в адрес тиранов отличаются хотя и эффектным, но довольно отвлеченным пафосом[2].

Примечания[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Николев, Николай Петрович