Никольский собор (Харбин)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Собор
святителя Николая Чудотворца
Никольский собор в Харбине. Открытка 1940-ых из Китая.jpg
Страна
Город Харбин
Адрес Харбин, район Наньган
Патриархат Китайская православная церковь
Епархия Харбинская
Первое упоминание 1900 год
Освящён в декабре 1900
Упразднён 23 июня 1966
Начало строительства 1899
Окончание строительства 1900
Commons-logo.svg Никольский собор на Викискладе

Свято Николаевский собо́р — православный храм на Соборной площади г. Харбина (Китай), c 1922 по 1957 — кафедральный собор Харбинско-Маньчжурской епархии Русской православной церкви заграницей, а с 1957 по 1966 года — кафедральный собор Харбинской епархии Китайской православной церкви. Собор находился в центре площади, расположенной на вершине района Наньгань — на высшей точке города[1].

История[править | править код]

Реконструкция собора. Харбин, 2009 год

В мае 1897 года в Старом Харбине (угол Большого и Хорватского проспектов) священниками А.П Журавским и С. М. Белинским была освящена первая православная церковь, располагавшаяся во временном бараке. Настоятелем её был назначен брат начальника Пекинской духовной миссии епископа Иннокентия (Фигуровского) — священник Павел Фигуровский.

1 октября 1899 года в центре Харбина, на площади, расположенной на вершине района Наньгань — в самой высокой точке города, началось строительство деревянного Свято-Николаевского собора, возводимого в стиле русских шатровых храмов. Дерево для строительства было привезено из Канады. Храм был построен инженером Алексеем Клементиевичем Левтеевым по проекту архитектора И. В. Подлевского и освящен в декабре 1900 года священниками Александром Журавским, Стефаном Белинским и Иаковом Матковским. Первоначально церковь значилась как «пограничная», с 1903 года — железнодорожная (КВЖД), а указом Святейшего Синода от 29 февраля 1908 года была преобразована в собор.

Внутреннее пространство храма было расписано художником Д. И. Глущенко. По инициативе военнослужащих Приамурского военного округа для собора была заказана чтимая в Китае икона Божией Матери «Албазинская». После ремонта в 1913 году храм был освящен архиепископом Владивостокским и Приморским Евсевием (Никольским).

В 1922 году с учреждением в Харбине самостоятельной Харбинско-Маньчжурской епархии церковь получила статус кафедрального собора, а должность настоятеля была преобразована в должность ключаря. В 1923 году в соборе был освящён придел в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость».[2]

По воспоминаниям харбинского священника Николая Падерина[3]:

В центре, на площади скрещения двух главных улиц Нового города, находился деревянный, небольшой, но стильный и благолепный Свято-Николаевский кафедральный собор, можно сказать, глава церковного организма Харбинской епархии. Он, если так можно выразиться, был отцом всех церквей епархии и таким именно почитанием пользовался со стороны всех. Вся богослужебная сторона знаменательных церковных событий в жизни епархии в самой торжественной обстановке осуществлялась именно в соборе; да и в обычное время он неизменно привлекал к себе сердца верных своей уставной строгостью, торжественностью, благодатной молитвенностью. Соборный образ святителя Николая был глубоко почитаемой святыней всех харбинцев; собор и образ святителя Николая в сознании верующих были неотделимы.

В 1941 году на Соборной площади, в непосредственной близости от собора, был возведён Памятник борцам с Коминтерном.

Разрушение храма в ходе «культурной революции» описал Владимир Левицкий в своей книге «Пристань на Сунгари»[4]:

18-го августа 1966 года в Св. Николаевском соборе совершалось торжественное всенощное бдение. В то же время на площади между отелем «Нью Харбин» и Московскими рядами хунвейбины собрали многолюдный митинг, на котором, как потом стало известно, решалась судьба Собора и всех харбинских церквей. Казалось, ничто не предвещало скорого злодеяния. На другой день, 19-го августа, был праздник Преображения Господня и служилась литургия. Никто не думал, что это будет последней литургией в Соборе.

Служил её о. Стефан У, последний настоятель Собора. Во время службы в Собор вошло несколько молодых китайцев, говорящих по-русски. Отрекомендовавшись студентами Пекинского политехнического института, молодые люди попросили разрешения подняться на хоры, где они простояли всю литургию, с интересом следя за ходом богослужения. Прощаясь, они сказали, что им здесь понравилось и они придут ещё. <…> Утром 23-го августа 1966 года, в разгар «культурной революции», хунвейбины, возглавляемые студентами Пекинского политехнического института, с барабанным боем, с плясками и криками победы ворвались в Св. Николаевский кафедральный собор с явным намерением учинить разгром и не оставить «камня на камне».

Весть о действиях хунвейбинов быстро разнеслась по городу, и кто мог поспешили к Собору с надеждой уладить дело и Предотвратить то, что казалось ещё простым недоразумением. <…> Чем ближе мы, однако, подходили, тем более явно убеждались, что тревога была не напрасной. То, что пришлось видеть, вселило в душу ужас: гремели барабаны, слышались крики и завывания толпы, шёл дым… Ограда Собора была заполнена хунвейбинами. Одни из них карабкались на крышу Собора, чтобы поставить там красные знамена, другие выносили изнутри наши святыни и швыряли их в разожжённые костры, где все сгорало, сверкая на солнце. Горело два больших костра — один в ограде Собора, другой у входа в Иверскую часовню. На этих кострах были сожжены все иконы Собора и часовни, в том числе образ Святого Николая-Чудотворца, стоявший многие годы на харбинском вокзале, затем в Иверской часовне и, незадолго до злодеяния, перенесённый в Собор. В тот же день были сожжены все снятые иконы, находившиеся в закрытом в то время Св. Алексеевском храме в Модягоу и в Свято-Иверском храме на Офицерской улице. Во время сожжения колокола всех трёх храмов не переставали звонить и звонили все последующие дни, терзая душу верующих — это китайские хулиганы дорвались до недосягаемого им прежде и упивались теперь торжеством.

На другой день, 24-го августа, началась разборка крыши и стен Собора. Сначала, с помощью пожарных лестниц, разобрали главный шатёр и окружающие его кровли и купола. Затем приступили к бревенчатым стенам, с которыми покончили молниеносно. 27-го августа, в канун Успения, от Собора уже не осталось ничего, кроме фундамента. На его месте был выстроен очень высокий памятник, посвященный «борцам культурной революции». Через несколько лет, когда «культурная революция» уже потеряла свою популярность, он был разрушен. Теперь на этом месте устроен сквер: разбиты клумбы с цветами, проведены посыпанные песком дорожки, устроен фонтан. Этот сквер, утопающий летом в цветах, напоминает большую могилу в память Собора, могилу без креста.

Восстановлен в конце 2009 году в пригороде Харбина на частном участке китайского предпринимателя Хуана Цзу Сяна по проекту российского архитектора Николая Петровича Крадина[5][6]. Из-за отсутствия общины используется как туристический объект.[7] Как отмечала Юлия Дудкина, «Новый храм не освящён, молиться в нём некому — в „Волгу“ приезжают туристы из Китая, Малайзии и с Филиппин. Для них церковь — аттракцион»[8].

Настоятели (ключари)[править | править код]

Никольский собор. 1940-е годы

Священники[править | править код]

Литература[править | править код]

  • P. Paszkiewicz, W służbie Imperium Rosyjskiego 1721—1917. Funkcje i treści ideowe rosyjskiej architektury sakralnej na zachodnich rubieżach Cesarstwa i poza jego granicami, Warszawa 1999, Warszawa, Instytut Sztuki PAN, ISBN 83-85938-13-3

Примечания[править | править код]