Новая вещественность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Карл Гроссберг. Печатный цех (1925).

Новая вещественность[1], новая предметность, новая вещность[2] (нем. Neue Sachlichkeit) — художественное течение в Германии второй половины 1920-х годов (т. н. «золотые двадцатые»), охватившее живопись, литературу, архитектуру, фотографию, кино, музыку. Противостояло позднему романтизму и экспрессионизму. Исчерпало себя в 1933 году с приходом нацизма к власти и установлением единой государственной политики в сфере искусства.

Движение за новое искусство не представляло собой единого художественного направления или стиля. «Вещественники» — люди «потерянного поколения»: героев произведений Э. М. Ремарка, С. Цвейга, Б. Брехта, утерявших духовные ориентиры в период между двумя мировыми войнами. Подобное мироощущение отражало искания художников из разных областей Германии, стремившихся противодействовать наступлению формализма и абстрактного искусства (отсюда название). Среди них были «бытописатели», неоклассицисты, «бидермайеровцы», сатирики, скептики, циники, порнографы и карикатуристы. Художники стремились воспринимать вещи такими, каковы они на самом деле, без идеализации и романтики. Не принимая абстрактивизм, «вещественники» отвергали и натурализм, они стремились к обновлению художественного языка. Отсюда приставка «новая»[3].

Термин[править | править код]

Название новая вещественность ввёл в обиход в 1925 году директор Мангеймского художественного музея Густав Хартлауб, пытаясь определить отход молодых художников от авангарда и переосмысление ими реалистических традиций. Хартлауб характеризовал этот реализм так:

«Он был связан с повальными настроениями цинизма и покорности судьбе, которые охватили немцев после того, как обратились в прах их радужные надежды на будущее (что нашло себе отдушину в экспрессионизме). Цинизм и покорность судьбе составляли отрицательную сторону „новой вещественности“. Положительная сторона заключалась в том, что к непосредственной действительности относились с повышенным интересом, поскольку у художников возникло сильное желание воспринимать реальные вещи такими, какие они есть, без всяких идеализирующих или романтических фильтров.»

Живопись[править | править код]

Заимствуя, в некоторой степени, экспрессионистские приемы живописцев группы «Мост», «вещественники» намеревались противопоставить удручающему однообразию и банальности академического искусства, а также безысходности мещанского существования, выразительность нового художественного языка — «экспрессионистского реализма». Они использовали жесткие контуры, резкие, преимущественно холодные цвета, приёмы огрубления формы. За резкую манеру и «неэстетичность» их обвиняли в нигилизме. Но, скорее, это был изобразительный нонконформизм. Иногда такое искусство называют необъективизмом, а их представителей «художниками реальности». Известны и другие названия, обозначающие близкие, но не тождественные явления (неореализм; новая предметная живопись; новый реализм)[4].

В области живописи течение подразделялось на два крыла[5]. Художники правого крыла (Мюнхен, Карлсруэ) пытались реанимировать довоенный неоклассицизм в опоре на творчество де Кирико и Валлотона; иногда для обозначения их экспериментов употребляют термин «магический реализм». К правому крылу иногда причисляют (что весьма спорно) художников «Синего всадника» (В. В. Кандинского, Х. Кампендонка, А. Г. Явленского). Иногда, что также спорно, к «вещественникам» относят абстрактивистов В. Баумайстера, К. Швиттерса.

Художники левого, критического и сатирического крыла: (Георг Гросс, Отто Дикс, Макс Бекман), работавшие преимущественно в Берлине и Дрездене, прибегали к социальной критике и карикатуре. В 1930-х годах именно левое направление было заклеймено нацистской пропагандой как культурбольшевизм и дегенеративное искусство, подлежало символическому поруганию и уничтожению.

В живописи и графике к новой вещественности принадлежали, кроме уже перечисленных, Жанна Маммен, Кристиан Шад, Даврингхаузен, Рудольф Дешингер, Карл Барт, в литературе — Ханс Фаллада, Макс Геррманн-Найссе и Альфред Дёблин, в музыке — Пауль Хиндемит, Курт Вайль, в фотографии — Август Зандер, Карл Блосфельдт, Альберт Ренгер-Патч. Последний, альбом которого носил характерное название Жизнь прекрасна (1926), в обоснование своего подхода писал:

«Оставим искусство художникам и попытаемся с помощью фотографических средств создавать изображения, которые могли бы защитить своё достоинство чисто фотографическими качествами, не одолжаясь у искусства.»

Из русских художников с течением новая вещественность сближают творчество эмигранта первой волны Николая Загрекова, работавшего в то время в Германии[6], в Эстонии представителем движения стала Наталия Мей.

Архитектура[править | править код]

Основная статья: Новое строительство

В архитектуре новая вещественность в Германии (и отчасти в Голландии) получила название Нового строительства (Neues Bauen). Основными представителями этого направления считаются Эрих Мендельзон и Бруно Таут.

Рационалистическая архитектура адептов новой предметности развивала традиции Баухауса

Кинематограф[править | править код]

Георг Вильгельм Пабст и другие режиссёры «золотых двадцатых» отвергали избыточную субъективность киноэкспрессионизма. В своих фильмах «Безрадостный переулок» (1925) и «Ящик Пандоры» (1929) Пабст на реалистическом фоне подчёркнуто беспристрастно поднимал острейшие социальные проблемы: проституция, алкоголизм, аборты, однополые связи, трудовые споры. В крупнобюджетной постановке «Метрополис» (1927) Фриц Ланг создал органичный синтез экспрессионизма и новой вещественности. В русле этого направления начинал свой путь в театральной режиссуре Бертольд Брехт.

Критика[править | править код]

Искусство «новой вещественности» обратило на себя внимание критиков и историков искусства. Немецкий фотограф Альберт Ренгер-Патч (1897—1966) опубликовал в 1928 году книгу, включающую более сотни довольно «жестких» фотографий «без прикрас», под вызывающим названием «Мир прекрасен» («Die Welt ist schön»). В 1925 году немецкий историк искусства, критик и фотограф Франц Ро опубликовал монографию «После экспрессионизма: магический реализм: Проблемы новейшей европейской живописи» («Nach Expressionismus: Magischer Realismus: Probleme der neuesten europäischen Malerei»), в которой, приветствовал «возвращение фигуративности», в том числе в искусстве «новой вещественности».

После устроенной нацистами печально знаменитой выставки 1937 года «Дегенеративное искусство» (Entartetekunst), или «Помои в искусстве», многие произведения были сожжены. Накануне, 18 июля в мюнхенском «Доме немецкого искусства» Адольф Гитлер открыл «Большую германскую художественную выставку» образцовых произведений искусства. Франца Ро как пропагандиста «дегенеративного искусства», лишили возможности преподавать и публиковать свои работы, некоторое время он провел в заключении. Позднее написал книгу «Непризнанный художник: история и теория культурного непонимания» («Der Verkannte Künstler: Geschichte und Theorie des kulturellen Missverstehens»; 1948).

Примечания[править | править код]

  1. Крючкова В. А. Новая вещественность // Большая российская энциклопедия. Т. 23. М., 2013, с. 109.
  2. Луначарский А. В. ОБ ИСКУССТВЕ. — Directmedia, 2015-02-20. — 374 с. — ISBN 9785447529895.
  3. Турчин В. С. «Новая вещественность» — искусство потерянного поколения // Советское искусствознание. — Вып.26. — М.:Советский художник, 1990. — С. 99—100
  4. Власов В. Г.. «Новая вещественность» // Власов В. Г. Новый энциклопедический словарь изобразительного искусства. В 10 т. — СПб.: Азбука-Классика. — Т. VI, 2007. — С. 282—283
  5. Sabine Rewald, Ian Buruma, Matthias Eberle, Metropolitan Museum of Art (New York N.Y.). Glitter and Doom: German Portraits from the 1920s. — Metropolitan Museum of Art, 2006. — 306 с. — ISBN 9781588392008.
  6. «Новая вещественность» Николая Загрекова и русские художники. К 110-летию со дня рождения Николая Загрекова. СПб: Петроний, 2007

Литература[править | править код]

  • Schmied W. Neue Sachlichkeit and German Realism of the Twenties. London: Arts Council of Great Britain, 1978.
  • Michalski S. New Objectivity. Cologne: Benedikt Taschen, 1994
  • Becker S. Neue Sachlichkeit. Köln: Böhlau, 2000
  • McCormick R.W. Gender and sexuality in Weimar modernity: film, literature, and «new objectivity». New York: Palgrave, 2001
  • Plumb S. Neue Sachlichkeit 1918-33: unity and diversity of an art movement. Amsterdam: Rodopi, 2006

Ссылки[править | править код]