Эта статья входит в число хороших статей

Нохчий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сопоставление экзоэтнонима — чеченцы и русскоязычного варианта написания эндоэтнонима — нахче (карта Кавказского края, 1870 год).

Но́хчий (чеч. нохчий, [nwoxt͡ʃʰi:]) — самоназвание чеченцев. По мнению большинства кавказоведов, распространилось на восточно-нахские этно-территориальные объединения в XVII—XIX веках. Фактически распространение было связано с процессом внутреннего этнического сплочения восточных нахов, результатом которого и стало формирование в этот период чеченского народа. Также существует мнение, что даже в XX веке не наступила полная этническая консолидация чеченцев и единое самоназвание нохчий не было воспринято в полной мере всеми восточно-нахскими этногруппами[⇨].

  1. Ряд исследователей выдвигает предположение, что появление этнонима нохчий может быть связано с некой этно-территориальной группой, существовавшей с периода Средневековья и в дальнейшем ставшей ядром объединения чеченского народа. Гипотетически это племя могло существовать уже к VII веку либо несколько позднее — только в XII—XIII веках. Регионом формирования племени называют северные склоны Центрального Кавказа — историческую область Нашха, откуда основные проточеченские тайпы переселились в Нохчи-мохк и некоторые другие области[⇨].
  2. По другой гипотезе, собирательное наименование нохчий распространилось на восточно-нахские этногруппы только после их переселения с гор и предгорий на плоскость — Чеченскую равнину и Притеречье (оно могло исходить от основных наиболее сильных групп мигрантов-нохчмахкахойцев). Исследователями отмечалось, что даже во второй половине XX века нередко именно по отношению к жителям Чечни на равнине использовалось имя нохчий, в противопоставление чеченским горцам — ламрой[⇨].
  3. Также существует гипотеза, что этноним нохчий, свидетельства широкого использования которого известны только с начала XIX века, происходит от возможного общего наименованием группы нахских народов — нахче[⇨].

Морфология этнонима[править | править код]

Наиболее подробно описал внутреннюю структуру эндоэтнонима нохчий чеченский учёный, д-р филол. наук Ю. Д. Дешериев в своей работе 1963 года. Морфологически разбирая средневековый этноним нахчаматьяне, среди прочего он затронул проблему образования его составной части нахча, считая её неразрывно связанной с современным именем нохчий (фонетическая транскрипция по Ю. Д. Дешериеву — [нахчуо:||нохчуо:] — «чеченец», [нохчи:] — «чеченцы»). Согласно исследователю[1]:

«…нахч — окончание, [уо:] — словообразовательный суффикс, возникший следующим образом: нахча в-а — «чеченец есть», где в-а — «есть, быть» с классным префиксом в-. В результате стяжения эти два слова слились, конечный элемент связки выпал, а классный префикс в-, слившись с конечным гласным предшествующего слова, способствовал образованию дифтонга [уо:], являющегося словообразовательным суффиксом в современном языке. Следовательно, в именительном падеже ед. числа это слово должно было оканчиваться на (с. 26)

Что же касается корневого гласного [о], то этот звук вторичного происхождения. Он обусловлен вторичным чередованием гласных именных основ: нохчо < нахчо. Данный пример подтверждает, что вторичное чередование гласных именных основ — позднее явление в нахских языках» (с. 26)

«Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских народов» 1963.

Чеченский д.ф.н., профессор, академик АН ЧР К. З. Чокаев возводит основу эндоэтнонима чеченцев (у К. З. Чокаева — нахчий) к общенахскому слову нах — «люди», «народ» — этноним, охватывающий все нахские народы; прочие морфемы слова нахчий исследователь выделяет как чи — детерминант, й — формант множественного числа[2].

Орфография этнонима[править | править код]

Современная[править | править код]

В литературном чеченском языке самоназвание чеченцев во множественном числе пишется и звучит как нохчий (чеч. нохчий [nwoxt͡ʃʰi:]) — «чеченцы», в единственном числе но́хчо (чеч. нохчо [nwoxt͡ʃʰʊ̯o:]) или, иногда, но́хчи (чеч. нохчи [nwoxt͡ʃʰiː]) — «чеченец», «чеченка»; в склонении по падежам: нохчичун/нохчичунна — «чеченца» (род. падеж), нохчичуьнга — «чеченцу» (дат. падеж), нохчичо — «чеченец» (эрг. падеж)[3]. На аккинско-орстхойском наречии «чеченец»/«чеченка» — нохчо, кистинском диалекте этого наречия — нохча (чеч. нохча, нохчуа [nwoxt͡ʃʰɑː]), итум-калинском и чеберлойском диалектах чеченского языка — нахчо (чеч. нахчо, нахчуо [naxt͡ʃʰwo:])[4]. Некоторые исследователи, например К. З. Чокаев, указывают самоназвание как нахчий[2].

Подобное написание и огласовка этого этнонима у ближайшего родственного чеченцам народа — ингушей (ингуш. нохчо, нохчуо — «чеченец»/«чеченка», нохчий — «чеченцы»), однако, в ингушском языке форма нохчий используется и как прилагательное — «чеченский», а в чеченском языке прилагательное «чеченский» образуется иначе — нохчийн, нохчийниг. В другом нахском языке — бацбийском, этноним нохчий не употребляется, для обозначения чеченцев бацбийцы используют наименование чеченлав. Примеры транслитерации различных форм этнонима (алфавит на основе кириллицы) в чеченско-русских и ингушско-русских словарях[3]:

Словари: чеченско-русские ингушско-русские
Производные от
этнонима:
Мациев
А. Г.
Мациев
А. Г. и др.
Алироев
И. Ю.
Исмаилов
А. Т.
Вагапов
А. Д.
Оздоев
И. А. и др.
Оздоев
И. А.
Куркиев
А. С.
Бекова
А. И. и др.
1961 1962 1975 2005 2005 2011 1962 1980 2005 2009
«чеченец(ка)» (чеч.) нохчи, нохчо нохчо нохчи нохчи, нохчо нохчи, нохчо нохчи нохчо
«чеченец(ка)» (инг.) нохчо нохчуо нохчуо нохчо нохчо нохчо нохчо
«чеченец(ка)» (бац.) чеченлав
«чеченцы» (чеч., инг.) нохчий нохчий нохчий нохчий нохчий нохчий нохчий
«чеченский» (чеч.) нохчийн, нохчийниг нохчийн, нохчийниг нохчийн
«чеченский» (инг.) нохчий нохчий нохчий

Во второй половине XX и начале XXI веков в литературе встречается самоназвание чеченцев не в виде нохчий, а в виде русифицированной транскрипции нохчо или нохчи (или эти имена используются одновременно с нохчий). И, несмотря на то, что в чеченском языке словоформа нохчо или нохчи — это название представителя народа в единственном числе, авторы часто используют его как самоназвание всех чеченцев во множественном числе[5][6].

Время возникновения этнонима[править | править код]

Свидетельства широкого использования этнонима нохчий известны только с начала XIX века[7], в Средневековье не встречается названия народа или племени в такой словоформе. В этот период письменные источники соседей нахских народов, в частности арабские сочинения и грузинские летописи, употребляли собирательные этнонимы для всех нахских племён — дурзуки и, хронологически следующий термин, — кисты (первое упоминание дурдзуков у Ибн аль-Факиха в IX веке, но описываются события VI века)[8]. В кавказоведении существует гипотеза о возможной связи нохчий с этнонимом нахчаматьяне из «Ашхарацуйц» VII века. Многие исследователи видят в них предков чеченцев, подразумевая не весь чеченский этнос, а отдельное средневековое племя — будущее ядро объединения чеченского народа (Г. З. Анчабадзе[9], Ш. Б. Ахмадов[10], В. Б. Виноградов и К. З. Чокаев[11] и др.). Ряд исследователей предполагает имя нахчаматьяне не проточеченским, а общенахским этнонимом (Б. Б. Пиотровский[12], К. З. Чокаев[13] и др.). Также есть противники этих сопоставлений, не считающие связь нахчаматьян с нохчий или нахами доказанной (Л. И. Лавров, Н. Г. Волкова[14]).

До XIX века этноним, возможно связанный с чеченцами-нохчий или нахами вообще, достоверно зафиксирован только один раз в форме народ нохче в грузинском источнике начала XIV века, где среди прочих племенных названий он упоминается в числе христианской паствы патриарха Евфимия/Эквтиме III (католикс-патриарх Грузинского царства в 1310—1325 гг.)[15][16][17]. Этническая номенклатура источника и политическая ситуация того периода позволяют современным исследователям отнести народ Нохче к нахским этнонимам[17]. Исторический документ был опубликован в 1897 году грузинским историком и филологом М. Г. Джанашвили и представлял из себя приписку в Евангелии[17]:

Когда блаженный патриарх наш Ефимий, обозревая свою паству, видел храмы в Антцухе, Цахуре, церковь народа Хундзи, народа нохче, Тушетии … то этот блаженный Ефимий приказал мне, архиепископу Курмуха и пастырю всех горных земель, Кириллу Донаури распорядится перепиской евангелий и разослать для каждой церкви … В кроникон 530-й, месяца мая 14 числа в год сотворения мира 6914-йИзвестия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России, 1897[15].

Первые упоминания в русскоязычных источниках (XIX век)[править | править код]

В работе 1823 года «Извѣстія о Кавказѣ», российский чиновник и историк Кавказа С. М. Броневский одним из первых упомянул свой вариант огласовки имени чеченцев, которым их, якобы, называли ингуши: «… а сосѣдей своихъ Чеченцовъ [ингуши] зовутъ Нача»[комм. 1][18]. Ещё один вариант — Нахче, Нахчуй, сообщал в своих работах 2-й половины XIX века чиновник и учёный-кавказовед А. П. Берже[комм. 2]:

«Что-же касается до самихъ Чеченцевъ, то они себя называютъ Нахче, т. е. «народъ» и это относится до всего народа, говорящаго на чеченскомъ языкѣ и его нарѣчіяхъ. Но слова Мичикишъ и Нахче понятны только Кумыкамъ, Кабардинцамъ и Чеченцамъ, за исключеніемъ-же ихъ неизвѣстны на Кавказѣ и въ остальной Россіи…» (с. 297)

«Краткій обзоръ горскихъ племенъ на Кавказѣ» 1857.

На основании данных А. П. Берже самоназвание чеченцев, как нахче, повторил в своём труде 1871 года генерал-лейтенант, академик Н. Ф. Дубровин, ошибочно добавляя, что «Подъ именемъ нахче чеченцы извѣстны и кабардинцамъ. Всѣ остальные народы называют ихъ, также какъ и мы [русские], чеченцами, …»[комм. 3][20]. В свою очередь, ссылаясь на Н. Ф. Дубровина, в 1877 году повторил форму написания нахче (с большой буквы) учёный-арменист К. П. Патканов[21]. Вариант «нахчуй или нахчій (нахчуо — въ един. числѣ)» сообщал русский военный инженер (генерал-майор) и член-корреспондент Академии наук, барон П. К. Услар в 1888 году[22].

Другой вариант транскрибирования эндоэтнонима чеченцев — нахчой, сообщает в 1872 году российский офицер, первый чеченец, написавший этнографическое исследование на русском языке — У. Лаудаев: «Чеченцы сами себя называютъ нахчой, кумыки зовутъ ихъ мичикишъ, тавлинцы — буртель, кабардинцы — шашанъ, а русскіе — чеченцами»[23]. Варианты нахчу, нахчой (с большой буквы), в конце XIX века указывал в своей работе чиновник и исследователь Н. С. Семёнов. Такое же написание он использовал и во включённом в свою работу переводе арабской рукописи «Преданіе о происхожденіи чеченцевъ», принадлежащей кадию Шамилю Каратаеву[комм. 4][24]:

«Извѣстныя мнѣ устныя чеченскія преданія, …, главнымъ образомъ, вертятся около собственнаго имени народа — Нахчу или Нахчой» (с. 209)
В арабской рукописи: «Лѣтопись выхода предковъ племени Нахчу изъ селенія Нахчувана[комм. 5] в 17-й день мѣсяца Раджаба [июль] 63 года послѣ гиджріи [685 год][комм. 6], по смерти пророка — да будетъ надъ нимъ благословеніе и миръ» (с. 214)

«Туземцы сѣверо-восточнаго Кавказа (Рассказы, очерки, изслѣдованія, замѣтки о чеченцахъ, кумыкахъ и ногайцахъ и образы поэзіи этихъ народцевъ)» 1895.

Этноним нахчой употреблял для обозначения самоназвания предков чеченцев известный учёный-кавказовед, юрист и просветитель конца XIX — начала XX веков Б. К. Далгат. Также этот этноним Б. К. Далгат применял и к ингушам, так как согласно исследователю, помимо ингушских эндоэтнонимов галгай и ламур, имя нахчой «… очень часто применяют к себе и сами ингуши и охотно [это имя] может быть употребляемо как общее племенное название этого народа, наряду со словом „чеченцы“»[25]. Исходя из этого Б. К. Далгат высказал предложение о создании общего наименования для чеченцев и ингушей — нахчуйцы[26] (в современном кавказоведении используется термин вайнахи).

Некоторые писатели и журналисты дореволюционной России, опираясь на труды выше перечисленных учёных, могли употреблять ещё один вариант транслитерации этнонима нохчий — нахчойцы (напр. А. И. Красницкий, под псевдонимом А. И. Лавинцев)[27].

Орфография этнонимов, вероятно, связанных со словоформой нохчий:
Русскоязычные источники XIX века
Этнонимы: Значение термина Год Автор Работа
Нача ингушское именование чеченцев[28],
(общее название вайнахов — Кисты[29])
1823 С. М. Броневский «Новѣйшія географическія и историческія извѣстія о Кавказѣ» (Часть II)
Нахче самоназвание всех вайнахов И. А. Бартоломей
цитирует И. А. Бартоломея[19][30],
но отдельно от Нахче выделяет
горных вайнахов — Таули[31]
1857 А. П. Берже «Краткій обзоръ горскихъ племенъ на Кавказѣ»
1859 «Чечня и чеченцы»
цитирует А. П. Берже 1859[32] 1871 Н. Ф. Дубровин «Книга 1 «Кавказъ». Исторія войны и владычества русскихъ на Кавказѣ»
ссылается на Н. Ф. Дубровина[33] 1877 К. П. Патканов «Армянская географія VII вѣка по Р.Х.»
Нахчуй цитирует сам себя, но изменил
словоформу самоназвания[34]
1879 А. П. Берже «Этнографическое обозрѣние Кавказа»
Нахчой самоназвание чеченцев[35][36] 1872 У. Лаудаев «Чеченское племя»
1895 Н. С. Семёнов «Туземцы сѣверо-восточнаго Кавказа»

Этимология этнонима[править | править код]

Предания о турпале Нахчо/Нохчо (фолькл.)[править | править код]

Большинство нахских преданий записано в XIX веке, они часто трактуются исследователями в историческом контексте, однако, такое использование требует особых источниковедческих методов, и не позволяет устанавливать точную хронологию для описания каких-либо событий из жизни предков чеченцев и ингушей[37]. Общего народного предания о своём происхождении чеченцы не имеют, но у них существовало некоторое разнообразие вариантов таких сказаний, где можно найти легендарное объяснение этимологии имени нохчий. По некоторым родовым преданиям первопредком чеченцев был турпал (чеч. и ингуш. турпал — «богатырь», «герой»[3]) по имени Нохчо. Иногда он, а через него и все чеченцы, считались потомками ингушей (первопредок богатырь Галга́), иногда наоборот — ингуши потомками чеченцев. Также часто в сказаниях Нохчо и Галга выступают как равные, являясь родными братьями[38].

Фольклорист У. Б. Далгат в работе 1972 года сообщает ингушское предание, в котором фигурирует чеченский первопредок по имени Нахчо/Нохчо[комм. 7]. Исследовательница ссылается на рукописи и опубликованные работы своего отца — Б. К. Далгата, который, в свою очередь, записал это сказание со слов Ганыжа Абиевича Келигова-Фалханова (60-и летний ингушский жрец бога Мятцели, житель селения Фалхан). Согласно последнему, некогда жили три брата — Га, Орштхо/Арштхо и Нахчо, от которых и произошли галгайцы (ингуши), орстхойцы (карабулаки) и нохчий (чеченцы). В представлении ингушей братья прибыли в горы с востока и поселились в местности Галга, откуда и стали расселяться по территориям современной Чечни и Ингушетии[39]. В чеченских сказаниях о происхождении вайнахов встречались и иные комбинации имён братьев, например, могли добавляться Ако/Ахо и Шото (эпонимы аккинцев и шатойцев)[40].

Легенда о сирийском князе (фолькл.)[править | править код]

Ещё одно предание, объяснявшее этимологию нохчий, одним из первым зафиксировал У. Лаудаев (рукопись опубликована в 1872), сообщая легенду о неком князе, который, прогневав повелителя, бежал из Сирии и поселился на Кавказе. Его младший сын, именовавшийся Нахчой, взял себе уделом землю в горах и стал родоначальником чеченцев, отсюда и их имя — нахчой. Сам рассказчик предания — У. Лаудаев, скептически оценивает достоверность данного повествования, считая, что оно «ничѣмъ не подтверждается и есть скорѣе выраженіе тщеславія молодого народа, желающего имѣть своимъ родоначальникомъ княжескаго сына». Либо, согласно его другому предположению, эта легенда могла просто переиначивать генеалогию дагестанских шамхалов[41][42].

Ряд исследователей сообщает некоторые дополнения к этому сказанию (напр., советский грузинский историк абхазского происхождения д-р ист. наук, профессор Г. З. Анчабадзе): якобы предок нахов был вынужден бежать из Сирии из-за кровной мести и первое время жил в Грузии, а затем поселился в нагорной Чечне, в урочище под названием Нашха — от которого и произошло название народа нохчий (эту версию см. ниже). Г. З. Анчабадзе сомневается в конкретно сирийском происхождении нахского предка, считая, что эта деталь явно вставлена в сказание позднее и связана с распространением ислама[43].

От общенахского слова «сыр» (фолькл., У. Лаудаев)[править | править код]

Н. С. Семёнов, сообщая о различных чеченских преданиях объясняющих этимологию самоназвания нохчий, замечает, что для части этих сказаний основой послужила схожесть этнонима с нахским словом нахче — «сыр», «творог»[44]. Более точное транскрибирование этого слова, согласно современным словарям, в чеченском языке — нехча, в ингушском — нахча, в бацбийском — начх, а более верный перевод — «сыр», «брынза», так как «творог» в нахских языках имеет другую огласовку (чеч. кӏалд, ингуш. кӏолд, бац. кӏалтI)[3]. Некоторые предания, объясняющие происхождение наименования нохчий от слова «сыр»:

«Когда у Али [родоначальник чеченцев согласно Саит-Курт-Магомету] родился сынъ и ребенка начали обмывать, то замѣтили, что у него были сжаты пальцы правой руки. Когда их раскрыли, нашли въ рукѣ слизистый кусокъ похожій на сыръ. Это послужило причиною дать малюткѣ имя Нахчи — слово означающее на Галгаевскомъ нарѣчіи и вообще у всѣхъ Чеченскихъ племенъ[комм. 8] сыръ» (с. 138, 139)

записал А. П. Берже, ссылаясь на Саит-Курт-Магомета, «Чечня и Чеченцы» / «Кавказскій календарь на 1860», 1859.

«Изъ тѣхъ мест, гдѣ находиться теперь г. Астрахань, бѣжалъ какой то богатырь (Турпалъ) и поселился на горѣ Сюринъ-кортъ[комм. 9]. На новомъ мѣстѣ жительства онъ занялся скотоводством и, конечно, сталъ выдѣлывать сыръ. Вскорѣ у него произошли крупныя столкновенія съ коренными обитателями страны. Послѣднимъ все хотѣлось погубить его, но такъ какъ богатырь постоянно разрушалъ ихъ замыслы, то имъ осталось одно: дать ему насмѣшливое прозвище нахче (сырный) и на этомъ успокоиться. У богатыря Нахче современемъ родилось семь сыновей, сдѣлавшихся родоначальниками чеченскаго народа. Отъ отца прозвище Нахче перешло къ дѣтямъ, а потомъ оно превратилось въ общенародное названіе всего ихъ потомства» (с. 210, 211)

записал Н. С. Семёнов со слов Муртазали Аджиева (общество равнниных аккинцев-ауховцев), «Туземцы сѣверо-восточнаго Кавказа (Рассказы, очерки, изслѣдованія, замѣтки о чеченцахъ, кумыкахъ и ногайцахъ и образы поэзіи этихъ народцевъ)», 1895.

У. Лаудаев, в работе опубликованной в 1872 году, высказывает предположение об этимологии этнонима нохчий (у У. Лаудаева — нахчой), перекликающееся с некоторыми чеченскими преданиями, возводящими самоназвание чеченцев от нахского слова нахча/нехча/начх (у У. Лаудаева — нахчи) — «сыр»[45]:

«Какъ вообще всѣ первобытные народы, чеченцы на плоскости[комм. 10] занимались преимущественно скотоводствомъ, какъ необходимымъ средствомъ для своего существованія … они въ изобиліи получали молоко, сыръ и масло. Въ первобытность-же свою, не бывъ ознакомлены еще съ хлѣбопашествомъ, за неимѣніем хлѣба употребляли въ пищу большое количество сыра; почему, хвалясь своим изобиліем пред своими соотечественниками, обитавшими въ скудныхъ приаргунскихъ горахъ и много-населенной Ичкеріи, назвали себя сырными, по-чеченски нахчой. Сыръ по-чеченски называется нахчи; слово это во множественномъ числѣ — нахчій, а отсюда происходитъ народное названіе нахчой, т. е. люди, изобилующіе сыромъ. (с. 3,4)

Быть можетъ и то, что названіе это плоскостнымъ чеченцамъ приписали в насмѣшку, называя ихъ сыроедами, какъ нынѣ надтеречныхъ чеченцевъ въ насмѣшку называютъ калдашъ юц нахъ, т. е. людьми, ѣдящими творогъ. Что названіе нахчой чеченцы получили отъ сыра, это подтверждается и тѣмъ, что назрановцы, говорящіе не чисто чеченскимъ языкомъ, сыръ называютъ нахчи, а чеченцевъ — нахчой, т. е. и они даютъ имъ названіе отъ сыра» (с. 4)

«Чеченское племя (съ примѣчаніями)», 1872.

Профессиональный чеченский лингвист, д-р филол. наук, профессор И. Ю. Алироев справедливо отметил, что предания, связывающие этимологию нохчий со словом «сыр», являются малоубедительными, «поскольку в искусстве изготовлять сыры чеченцам не уступали и другие народы Кавказа»[комм. 11].

От общенахского слова «народ» (большинство исслед.)[править | править код]

В 1857 году А. П. Берже одним из первых кавказоведов привёл другую, получившую широкое признание, гипотезу происхождения эндоэтнонима нохчий (в транслитерации А. П. Берже — Нахче). Согласно исследователю, самоназвание чеченцев восходит к общенахскому слову «люди», «народ», «общество» (чеч. , ингуш. и бац. нах), согласно современным словарям оно является множественным числом от значения «человек», «мужчина» (чеч. стаг, ингуш. саг, бац. стакI)[комм. 2][3]. Большинство российских, советских и постсоветских учёных (напр. Н. Ф. Дубровин 1871[46], Н. С. Семёнов 1895[47], Б. К. Далгат 1906 (1892—1894)[25], В. Б. Виноградов и К. З. Чокаев 1966[48], Н. Г. Волкова 1973[49], И. Ю. Алироев 1990[комм. 12], Чокаев К. З. 1993[2], М. М. Бетильмерзаева 2005[50]) также высказывали мнение, что имя нохчий происходит от слова нах. Вероятно, что изначальное самоназвание общества нохчий было нахча/нахчи — производное от нах — «народ», с помощью словообразовательного суффикса -ча/-чи[51] (варианты происхождения окончания этнонима нохчий см. в разделе ниже).

Критика гипотезы. В различные периоды некоторыми учёными высказывалась и критика данной гипотезы. Советский академик, вице-президент АН СССР Н. Я. Марр в работе 1922 года указывал, что в рамках своей «яфетической теории» (сегодня считается псевдонаучной) он мог бы и поддержать происхождение имени нохчий от слова «народ», так как «рядъ племенныхъ названій у яфетидовъ представляетъ ни болѣе, ни менѣе какъ голое нарицательное имя, означающее „человѣкъ“ → „люди“ → „народъ“». Однако, согласно Н. Я. Марру, этому отождествлению формально мешает разномерность гласного а, долгого в слове «народ» — нах, и короткого в составе племенного названия[52]. Иные аргументы против сопоставления нохчий со словом «народ» высказал чеченский исследователь А. Т. Исмаилов в работе 2005 года. В своей критике он ссылался на то, что в чеченском языке[комм. 13] существуют и другие подобные слову нах синонимы, например: къам — «народ», «народность», «национальность», «нация»; халкъ — «народ» и т. д., а собирательное значение слова адам — «человек», «все люди», как подчёркивает А. Т. Исмаилов, даже более древнее чем слово нах, но и оно не стало составляющей в самоназвании чеченского народа[53][3].

Одно из последних исследований по этому вопросу провёл чеченский языковед, канд. филол. наук А. Д. Вагапов, рассмотрев этимологию этнонима нохчий в соответствующей статье своего «Этимологического словаря чеченского языка». Среди трёх версий происхождения этого этнонима, А. Д. Вагапов также разобрал и вопрос о связи его со словом «народ»:

«По другой версии, этноним происходит от аппелятива нах ‘народ, люди’ и агентивного суф. -чи (ср. авар. чи ‘человек, мужчина’[комм. 14], лак. чу ‘мужчина’), откуда нахчи должно означать ‘нахский человек, один из нахов’. Сторонники этой версии забывают, что суф. -чи, как и любой другой агентивный суф. чеч. языка, присоединяется только к основе род. п., а не именительного, и мы должны были иметь нехачи. Это препятствие в принципе устраняется, если допустить, что рассматриваемый этноним первоначально мог возникнуть на иноязычной почве, cp. рутул. нухчи ‘соплеменник’, хотаносак. nafč ‘представитель нацгруппы’ (от naf ‘народ, племя’ = чеч. нах).» (с. 72)

«Этимологический словарь чеченского языка» // Lingua-universum (журнал). — № 5, 2008.

От названия области Нашха (А. Г. Мациев, Ш. Б. Ахмадов)[править | править код]

Советский исследователь чеченского языка А. Г. Мациев отмечал интересный факт, «что все чеченцы, в том числе аккинцы, кистинцы и чеберлоевцы, называют себя нохчоу/нахчо, а выходцы из урочища Нашха называют себя нашха». Согласно большинству нахских преданий, историческая область Нашха/Нашх/Нашаха считается местом древнейшего поселения чеченцев, поэтому среди них издавна бытует мнение, что если кто-либо выходец из Нашха — то он коренной житель Чечни. Основываясь на этих сведениях, А. Г. Мациев предложил вариант этимологии (который посчитал заслуживающим внимания и И. Ю. Алироев[комм. 12]), основывающийся на связи этнонима нохчий с областью Нашха. Согласно А. Г. Мациеву[54]:

«… можно предположить, что корень этих двух семантически близких слов — нахчо//нохчо//наш-хо — общий. Комплексу согласных хч, хш во многих диалектах нахских языков соответствует стечение согласных чх, шх, то есть в диалектах происходит закономерная перестановка согласных, …» (с. 6)

«Чеберлоевский диалект чеченского языка», 1965.

Чеченский учёный, д-р ист. наук, профессор Ш. Б. Ахмадов также не исключал возможность происхождения имени нохчий от топонима Нашха (в варианте транслитерации Ш. Б. Ахмадова — Нашха/Нашаха). Исследователь в работе 2002 года называл Нашха то обществом, то селением, а его предположение о связи с именем нохчий основано на том, что здесь располагался важный вайнахский центр самоуправления — один из «Советов старейшин»[55] (не следует путать с другим вайнахским институтом самоуправления — Мехк-кхелом — «Советом/судом страны»).

От чеченского слова «плуг» (И. Ю. Алироев)[править | править код]

Несмотря на то, что И. Ю. Алироев отметил заслуживающей внимания этимологию слова нохчий от слова «народ», а также достаточно интересной этимологию предположенную А. Г. Мациевым от названия исторической области Нашха (см. выше), сам он, в работе 1990 года «Язык, история и культура вайнахов», посчитал более убедительной другую гипотезу, согласно которой самоназвание чеченцев могло быть связано с древнейшим чеченским названием плуга/сохи — нох[комм. 12][56]:

«…отсюда нох-чуо, нохчий, где -чуо — суффикс профессии, т. е. нохчий дословно — ‘плугари, плужники’[комм. 15], что подтверждается тем, что в вайнахских языках, как известно, имеются племена, названия которых связаны с родом деятельности. Кроме того, эта этимология не противоречит общетеоретической этнонимической модели, выдвинутой [советским этнографом, д-р ист. наук] Я. В. Чесновым, согласно которой этнонимы не существуют изолированно, а образуют семантический ряд, в котором тот или иной этноним отражает господствующий у народа хозяйственно-культурный тип» (с. 6)

«Чеченский язык», 2001.

От племенного названия нахчи — «внутренний житель» (А. Д. Вагапов)[править | править код]

В «Этимологическом словаре чеченского языка» А. Д. Вагапова этноним нохчий, через средневековых нахчаматьян (см. раздел «Период возникновения»), возводиться к племенному этнониму озвученному исследователем как нахчи. Согласно А. Д. Вагапову, по одной из этимологических версий, образовался этот этноним с помощью суффикса от основы нахч- — «внутренняя (земля)», и буквально означает «внутренний житель», то есть живущий между Терско-Сунженским хребтом (Терско-Сунженская возвышенность, по А. Д. Вагапову т. н. «Гребень») и расположенными к югу отрогами Кавказских гор. Возможно, этот этноним мог сохраниться в топониме Нохчи-мохк (другое название — Ичкерия, транслитерация по А. Д. Вагапову — Нохчмохк, вариант перевода по А. Д. Вагапову — «Внутренняя/прекрасная земля», совр. Ножай-Юртовский и Веденский районы Чечни)[57].

От племенного названия нахчи — «великолепный» и др. (А. Д. Вагапов)[править | править код]

Ещё по одной версии в этимологическом словаре А. Д. Вагапова, предложенный им племенной этноним нахчи объясняется как «великолепный», «живописный», «красавец», «щёголь». Учёный основывает этот вывод на следующих параллелях: в чеченском языке — нахчи — «сыр», сродни «чеканный», «узорчатый», «красивый»; в армянском языке — нахш — «узор», «орнамент», нахши — «узорный», «расписной», Нахичевань — «живописная местность»; в лезгинском языке — нахиш — «узор». Согласно А. Д. Вагапову, подтверждается эта точка зрения и дублирующим названием чечен, которое он также объясняет как «великолепный», «живописный», «красавец», «щёголь», находя подобия/сравнения в языках соседних народов: в лакском языке — шашан — «ткать»; в персидском языке — сасун — «вытачка», «узор»; в арабском языке — шашани — «образец», «эталон (красоты)»; в тюркских языках — чачан — «живописный», «красноречивый» (в частности в тувинском языке — чечен — «красивый», «изящный», «художественный»); в старорусском языке — чеченя — «щёголь», чечень — «балованый ребёнок», чечениться — «гордиться», «чваниться», «щегольски одеваться»[комм. 16][58].

Также А. Д. Вагапов считает, что типологически наименование этнонима нахчи сродни именам некоторых чеченских этно-территориальных и социальных групп (тукхумов, тайпов): 1) Чеберлоевец (чеч. чӏеберлуо) сравнивается исследователем с кумыкским чебер — «живописный», «образный»; татарским чибер — «красивый», «статный»; старорусским чебер — «щеголь», «франт»[комм. 17]; 2) Дишниец (чеч. дишни) сравнивается с турецким десен — «рисунок», «орнамент»; 3) Шикароец (чеч. шикъаро) сравнивается с арабским шикъара — «русый»; каратинским чӏикоров, чӏикорой — «красивый»[комм. 18][58].

Суффикс -чи/-ча в этнониме[править | править код]

Не имеет среди дореволюционных и современных исследователей однозначной трактовки и окончание этнонима нохчий. Н. С. Семёнов утверждал, что окончание -чу (в варианте транслитерации самоназвания как нахчу) — это, возможно, нахская частица означающая «внутри»[комм. 19][47]:

«Народное имя чеченцевъ — Нахчу разбивается на два слова: нахъ и чу. Нахъ по чеченски значитъ люди, народъ, чу можно перевести словами внутри, тутъ, въ этомъ мѣстѣ. Подобнымъ же образомъ составлены другія чеченскіе названія, напр., Гехинъ-Чу — мѣстность, населенная мало-чеченцами, Чеченъ-Чу — мѣстность Большой Чечни, Гезенъ-Чу — аулъ, Ахкенъ-Чу — тоже аулъ и друг.» (с. 209, 210)

«Туземцы сѣверо-восточнаго Кавказа (Рассказы, очерки, изслѣдованія, замѣтки о чеченцахъ, кумыкахъ и ногайцахъ и образы поэзіи этихъ народцевъ)», 1895.

Далее исследователь делал вывод, что Нахчу — это место обитания народа, а Нохчой — означает сам народ[комм. 20][44]. С этимологией наименования нохчий от слов «народ» + «внутри»/«в этом месте» соглашался Б. К. Далгат[25], как один из вариантов рассматривали его видный советский этнограф-кавказовед Н. Г. Волкова (окончание в её транслитерации — -чьо — «место», «территория»)[комм. 21] и И. Ю. Алироев (он возводит этноним к нуохчийчуо — букв. «место чеченцев»)[комм. 22].

Среди других предположений существует гипотеза Н. Я. Марра, который допускал идентичность окончания самоназвания чеченцев с аварским словом чи (авар. чи — «человек», «мужчина»[59])[60]. Подобное мнение высказывал и И. Ю. Алироев: он также посчитал заслуживающей внимания гипотезу о происхождении окончания этнонима на базе аваро-андийской подветви языков, но употреблял понятие «андийские языки». По И. Ю. Алироеву чеченское слово нах — «народ» могло соединиться с андийским чи — «человек»[комм. 22].

Тюркское заимствование[править | править код]

Часть кавказоведов, возводя корень этнонима нохчий к слову нах — «люди/народ», полагала, что к нему добавлялся суффикс тюркского происхождения -чи. Согласно советским учёным В. Б. Виноградову и К. З. Чокаеву, ядро этногенеза будущих чеченцев-нохчий, некое племя именуемое исследователями нахчи/нахча/нохчи/нахчои, имело имя, производное от нах с помощью словообразовательного суффикса -ча/-чи. Они допускали, что этот суффикс древнее заимствование от тюркоязычных хазар, которые в VII веке совершали набеги на Закавказье через Дарьяльский и Дербентский проходы. Возможно, часть хазар проникла глубоко в горы, вплоть до Аргунского ущелья, где их пребывание оставило след в топнимике и этнонимике проживавших здесь нахских этно-территориальных групп. Новый этноним возник в тюркоязычной среде, но в результате тюрко-нахских контактов был воспринят одним племенным нахским объединением, которое, гораздо позднее (в XVII—XIX веках), распространило его на соседние восточно-нахские этногруппы. С этой гипотезой В. Б. Виноградов и К. З. Чокаев не претендовали на окончательность решения вопроса и допускали другие варианты, например, возможность идентичности окончания этнонима нохчий аварскому слову чи — «человек» (см. выше)[61].

Другая гипотеза у Н. Г. Волковой — она тоже определяла суффикс как тюркский, но относила это заимствование не ранее XII—XIII веков от кипчаков или татаро-монгол[комм. 23].

Распространение этнонима и связь с этногенезом[править | править код]

Чеченцы, как и родственные им ингуши, сформировались из нахской этноязыковой общности в отдельные этнокультурные объединения сравнительно недавно[62]. Исторический период когда это произошло и другие вопросы этногенеза чеченского народа в кавказоведении на сегодняшний день остаются дискуссионными. Превалирует мнение, что формирование чеченцев в современном понимании этого этнонима являлось результатом сложных процессов внутренней этнической консолидации восточно-нахского населения в XVI—XVIII веках[63]. Общее самоназвание нохчий было воспринято отдельными нахскими этногруппами несколько позднее — с XVII[16] или даже с XVIII[64] по XIX века[16][64]. Также существует предположение, что даже в XX веке не наступила полная этническая консолидация чеченцев и единое самоназвание нохчий не было воспринято в полной мере всеми чеченскими субэтносами[65].

Гипотеза о распространении от первоплемени[править | править код]

Ряд исследователей уровня докторов наук (Г. З. Анчабадзе[66], Ш. Б. Ахмадов[64], В. Б. Виноградов и К. З. Чокаев[67] и др.) предполагают, что появление современного эндоэтнонима чеченцев нохчий может быть связано с некой этно-территориальной группой, существовавшей с периода Средневековья и в дальнейшем ставшей ядром объединения чеченского народа. В своих работах учёные дают этому племени различные варианты названия, часто условные — нахча[51], нахче[15], нахчи[68], нохче[15], нохчи[16][66], нахчои[16]. Регионом формирования племени называют северные склоны Центрального Кавказа — историческую область Нашха (почти все чеченские тайповые предания связывают с ней своё происхождение)[69][70][71], либо Нохчи-мохк («Страна нохчий» — сам топоним включает эндоэтноним чеченцев)[16][66][64]. Возможно участие в этногенезе и обеих областей — основные проточеченские тайпы вышли из Нашхи и переселились в Нохчи-мохк, где происходила их дальнейшая консолидация[72].

Средневековые нохче гипотетически могли существовать уже к VII веку[68][9] либо возникли позднее — только в XII—XIII веках[73]. Не исключено, что на каком-то этапе они стали доминировать над соседними восточно-нахскими этногруппами и, со временем, распространили на окружающих своё племенное название[16][66][64]. Некоторые исследователи предполагают, что произошло это в силу сравнительно высокого социально-экономического развития племени нохче[64] и плодородности их территории, которая могла являться житницей местных племён[66]. Однако, следует понимать, что исследователи считают эту группу только отдельным нахским племенем (просуществовало обособленно, вероятно, до XVII—XVIII веков[16]), а собирательный термин нохчий, как этноним собственно всех чеченцев, предполагают распространившимся гораздо позднее — вероятно, только с XVII[16] или с XVIII[64] по XIX века[16][64].

Гипотеза о распространении среди переселенцев на равнину[править | править код]

В конце XIX века У. Лаудаевым высказано предположение, согласно которому собирательное наименование нохчий (в транслитерации У. Лаудаева — нахчой) первоначально имели только жители Равнинной Чечни (Чеченская равнина и историческая область Терк-йисте). Исходя из этого факта, исследователь делал вывод, что самоназвание чеченцев распространилось лишь в конце XVII века — период, когда нахские этногруппы, согласно У. Лаудаеву, переселялись с гор на равнину[74]. Вслед за У. Лаудаевым мнение, что чеченцы начали называть себя нохчий только после переселения на равнину, высказал и Б. К. Далгат (в терминологии Б. К. Далгата этноним чеченцы используется в устаревшем значении, и соответствует современному термину нахские народы)[75]. Позднее гипотезу о распространении имени нохчий только среди равнинных чеченцев поддержали и другие кавказоведы[62], а Н. Г. Волкова отмечала, что эта тенденция сохранялась достаточно долго и даже во 2-й половине XX века именно по отношению к жителям Равнинной Чечни нередко использовалось имя нохчий, в противопоставлении чеченским горцам — ламарой[70].

Распространение этнонима в XX веке[править | править код]

Соседи нахских народов в XX веке не знали эндоэтнонима нохчий и обычно различали в нахской среде только чеченцев и ингушей под различными экзоэтнонимами. В большинстве случаев, окружающие нахов этносы не знали и об аккинцах, бацбийцах, орстхойцах или других нахских этнообщностях, исключение составляли лишь территориально близкие группы аварцев, грузин, даргинцев и кумыков, которым были известны аккинцы-ауховцы и бацбийцы[76].

В XX веке основной территорией проживания чеченцев продолжала оставаться Чечня, которая унаследовала от предыдущих эпох условное деление на две части: Горную Чечню (включала ряд исторических областей в горах, в том числе Нохчи-мохк/Ичкерия) и Равнинную Чечню (включала Чеченскую равнину и историческую область Терк-ийсте/Притеречье). Соответственно именовалось и местное население, горное — ламрой и равнинное — охьаранах. Также существовало отдельное понятие — Внутренняя Чечня (чеч. Чьо), куда включали Равнинную Чечню и область Нохчи-мохк из Горной Чечни, а жителей именовали чьохьаранах[70].

Собственно нохчий[править | править код]

Собственно нохчий, с точки зрения чеченца, это жители Равнинной и Горной Чечни, объединённые общим самоназванием, чеченским языком и единством происхождения из исторической области Нашха. Западная граница распространения этнонима — бассейн реки Гехи, восточная — начало Кумыкской равнины. Этногруппы именующие себя нохчий и их исторические области (полевые исследования во 2-й половине XX века)[77]:

  1. Ламрой (регион Горная Чечня)
    1. Нохчмахкахойцы (обл. Нохчи-мохк). Территория в верховья рек Аксай, Яман-су, Ярык-су, Хулхулау, а также верховья притоков этих рек. Западная граница проходит около селения Харачой[70].
    2. Чеберлойцы (обл. Чебирла). Территория между Кезенойской котловиной на востоке и правобережьем Шаро-Аргуна на западе. Западная граница проходит у селения Улус-Керт при слиянии рек Чанты-Аргуна и Шаро-Аргуна. Иногда в Чеберлой включаются территории по Шаро-Аргуну из области Шарой (в частности, селения Дай, Химой, Хуландой, Шарой и Шикарой)[78].
    3. Шаройцы (обл. Шарой). Территория в бассейне реки Шаро-Аргун[79]. Как этногруппа шаройцы обозначали свою идентичность, но иногда называли себя чеберлойцами[79].
    4. Шатойцы (обл. Шатой) Территория в небольшой части ущелья Чанты-Аргуна, несколько выше слияния рек Чанты-Аргуна и Шаро-Аргуна[79].
    5. Чиннахойцы (обл. Чиннах). Территория между селениями Шарой и Ушкалой[79].
    6. Чантийцы (обл. Чанта). Территория выше по ущелью Чанты-Аргуна между селениями Ушкалой и Хилдехарой[79].
  2. Охьаранах (регион Равнинная Чечня)
    1. Также охьаранах (обл. Терк-ийсте)

Использование эндоэтнонима дискуссионно[править | править код]

Среди некоторых представителей нахских этногрупп и субэтносов в XX веке ещё встречались различные, иногда запутанные, взгляды на этническую принадлежность друг друга либо к чеченцам-нохчий, либо к ингушам-галгаям, а кроме того, у некоторых групп, оставались представления о собственной этнической идентичности[80]. Осложнение добавляли этногруппы чеченцев или ингушей, считавшие себя представителями этих народов, но имеющие собственные самоназвания. Пограничные этногруппы и субэтносы, распространение на которые этнонима нохчий является дискуссионным и их исторические области (полевые исследования во 2-й половине XX века)[81]:

  1. Майстинцы (обл. Майста). Территория выше по ущелью Чанты-Аргун за областью Чанта, на правом притоке реки Чанты-Аргун — Майсты-хи. С точки зрения жителей Нохчи-мохк, Чебирла и чеченцев живших по рекам Аргун, Мартан и Гехи, майстинцы — это нохчий. Некоторые чеченцы, например, чантийцы, называли майстинцев самыми коренными нохчий. Однако, с точки зрения чиннахойцев, Майсты, расположенное на границе с Грузией, населяли не нохчий, а народность, по языку и культуре более близкая к грузинам. Также и жители Урус-Мартана относят их к некой общности занимающей промежуточное положение между грузинами и чеченцами, считая, что в прошлом они были ламкерста («горные христиане»). По утверждениям чеченцев из Итум-Кале, грузины называют майстинцев кисти[79].
  2. Малхистинцы (обл. Малхиста). Территория выше по ущелью Чанты-Аргун за областью Чанта, на левом притоке реки Чанты-Аргун — Меши-хи. С точки зрения жителей областей Нохчи-мохк, Чебирла и чеченцев живших по рекам Аргун, Мартан и Гехи, малхистинцы — это нохчий. По мнению жителей Рошни-Чу, малхистинцы — это потомки хевсуров, которые ныне считают себя чеченцами. Орстхойцы относят малхистинцев к особому нахскому тайпу, не причисляемому ими ни к ночхий, ни к галгай, ни к орстхой[82].
  3. Аккинцы (обл. Аьккхи, Бавла, Ялхорой). Выделяются вайнахами из своей среды в качестве родственной, но самостоятельной народности. По мнению чеберлойцев и некоторых чеченцев, живущих по рекам Чанты-Аргун и Мартан, аккинцы — это нохчий, но имеют отличительные черты. Часть чеченцев не относят аккинцев к нохчий, считая их отдельными древними жителями местных гор. Часть ингушей сближает аккинцев с чеченцами (добавляя, помимо Ялхарой, к их областям ещё Майсту и Малхисту), галгаевцы сближают аккинцев с орстхойцами-цечойцами. Сами цечойцы, иногда относят тайпы Мержой, Цечой и Ялхарой к аккинцам. Среди орстхойцев иногда встречается мнение, что аккинцы также могут называть себя орстхойцами[83].
  4. Аккинцы-ауховцы (обл. Аух). Население Восточной Чечни не знает горных аккинцев, а знакомо только с аккинцами-ауховцами, с которыми непосредственно граничат их территории. С точки зрения нохчмахкахойца, аккинцы-ауховцы — это чеченцы, но пришедшие не из Нашхи и имеющие язык, отличающийся от чеченского; по мнению чеберлойцев аккинцы-ауховцы — это нохчий[83].

Примечания[править | править код]

Комментарии

  1. Возможно, что по каким-то причинам в слове Нача пропущена буква х. Интересно, что цитируя этот отрывок из работы С. М. Броневского, чеченский исследователь, д.и.н., профессор Ш. Б. Ахмадов заменил оригинальную транслитерацию этнонима Нача на вариант нохчой (Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 222).
  2. 1 2 Самоназвание чеченцев и предположение о его этимологии А. П. Берже впервые сообщил в своей работе 1857 года «Краткій обзоръ горскихъ племенъ на Кавказѣ»[19]. В дальнейшем он просто повторял эту информацию в работе 1859 года («Чечня и чеченцы») и работе 1879 года («Этнографическое обозрѣние Кавказа») (1859, с. 83, 140; 1879, с. 7).
  3. Из утверждения Н. Ф. Дубровина можно сделать ошибочное заключение, что чеченцы известны кабардинцам под именем нахче, однако это не так — по-кабардински «чеченец», «чеченка» — шэшэн (кабард.-черк. шэшэн). Н. Ф. Дубровин в данном сообщении использовал информацию из работ А. П. Берже, который указывал, что кабардинцам был только известен этноним нахче, а о том, как они сами называли чеченцев, А. П. Берже не сообщал. Также ошибочно утверждение Н. Ф. Дубровина о том, что «Всѣ остальные народы называют ихъ, также какъ и мы [русские], чеченцами», так как на сегодняшний день известны различные варианты наименований чеченцев соседними с ними народами и народностями — см. «Этнонимы чеченцев» (Берже А. П., 1857, с. 297; 1859, с. 83, 140; Дубровин Н. Ф., 1871, с. 369; Кабардинско-русский словарь / Сост.: М. Л. Апажев, Н. А. Багов, П. М. Багов, Б. Х. Балкаров, Дж. Н. Коков, Х. Х. Жакамухов, Х. Ш. Урусов, 1957, с. 430).
  4. Как сообщает Н. С. Семёнов, арабских рукописей о происхождении чеченцев у него было несколько и принадлежали они четверым людям: 1) Шах-Булату — жителю селения Ножай-Юрт нохчмахкахойского общества; 2) мулле Тимурко Урусханову — жителю селения Ярык-су общества равнинных аккинцев; 3) мулле Арсануко — жителю селения Цонторой нохчмахкахойского общества; 4) бывшему Ичкеринскому кадию Шамилю Каратаеву. Первые две рукописи сильно разнятся и между собой, и с двумя последними, а рукописи Арсануко и Шамиля Каратаева почти тождественны, расходясь только в частностях. Н. С. Семёнов переводил их сам, а перевод последней рукописи — Шамиля Каратаева, был сделан для него полковником А. Я. Чернышевым — «вполнѣ компетентнымъ переводчикомъ съ арабскаго». В своей работе «Туземцы северо-восточного Кавказа» Н. С. Семёнов разместил именно эту рукопись, снабдив её комментариями и примечаниями из похожей рукописи Арсануко (Семёнов Н. С., 1895, с. 213).
  5. Согласно Н. С. Семёнову, в этом предании имеется в виду либо азербайджанский город Нахичевань, либо деревня Нахичевань Кагызманского округа Карсской области (Семёнов Н. С., 1895, с. 214).
  6. У Н. С. Семёнова указана другая дата — 682 год (Семёнов Н. С., 1895, с. 214).
  7. У. Б. Далгат в работе «Героический эпос чеченцев и ингушей» употребляет имя родоначальника чеченцев по-разному — и как Нахчо и как Нохчо. Также У. Б. Далгат сообщает легенду об ослеплении Нахчо, когда он охотился на белого оленя, которым оказался сам бог злаков Елта. В пересказе этого сказания исследовательница употребила вариант имени охотника как Нахчо, по какой-то причине заменив взятое у Б. К. Далгата имя, которое он зафиксировал от устного рассказчика как Начхо (Далгат Б. К., 2004 (1893), с. 161; Далгат У. Б., 1972, с. 42, 54-55, 113).
  8. Согласно принятой в кавказоведении традиции, до революции и в первых десятилетиях советского периода, под названием «чеченские племена» исследователи объединяли все нахские народности, включая ингушей, орстхойцев и аккинцев (А. П. Берже, 1991 (1859), с. 3; Далгат Б. К., 2008 (1892—1894), с. 40).
  9. Как сообщает Н. С. Семёнов, гора Сюринъ-кортъ («вечерняя гора», то есть западная) лежит на правой стороне реки Аргун «верстахъ въ 5-10 отъ г. Грознаго». Эта одна из двух лежащих друг напротив друга гор, проход между которыми известен как Хамкальское ущелье — «Ущелье ханской крепости» (Семёнов Н. С., 1895, с. 210).
  10. Согласно предположению У. Лаудаева, этноним нохчий (в транслитерации У. Лаудаева — нахчой) первоначально имели только жители плоскости Чечни, то есть Чеченской равнины, а проявилось это самоназвание лишь в конце XVII века — когда чеченцы, согласно У. Лаудаеву, переселялись с гор на равнину (Лаудаев У., 1872, с. 9).
  11. Критику этимологии этнонима нохчий от слова «сыр» И. Ю. Алироев впервые высказал в своей работе 1990 года «Язык, история и культура вайнахов». В дальнейшем он просто повторял эту мысль в работе 1999 года («Чеченский язык», переиздана в 2001) и работе 2003 года («История и культура вайнахов», в соавторстве с министром культуры ЧР М. К. Осмаевым) (Алироев И. Ю., 1990, с. 13-14; 2001 (1999), с. 5; Осмаев М. К., Алироев И. Ю., 2003, с. 32-33).
  12. 1 2 3 В своей работе 1990 года «Язык, история и культура вайнахов» И. Ю. Алироев высказал мнение о том, что заслуживает внимание этимология этнонима нохчий от слова «народ» и является интересной этимология предположенная А. Г. Мациевым от названия исторической области Нашха. Также в этой работе он предложил собственную этимологию имени нохчий — от слова «плуг». В дальнейшем он просто повторил эти утверждения в работе 1999 года («Чеченский язык», переиздана в 2001). В работе 1999 года («Чеченцы! Кто они?», в соавторстве с председателем Госсовета ЧР М. М. Сайдуллаевым) и в работе 2002 года («История и культура вайнахов», в соавторстве с министром культуры ЧР М. К. Осмаевым), И. Ю. Алироев уже не упоминает гипотезу А. Г. Мациева, ровно как и свою гипотезу — теперь он останавливается только на предположении родства этнонима нохчий со словом «народ» (Алироев И. Ю., 1990, с. 14-15; 2001 (1999), с. 5-6; Алироев И. Ю., Сайдуллаев М. М. 1999, с. 8; Осмаев М. К., Алироев И. Ю. 2003, с. 33).
  13. Здесь указано «в чеченском языке» согласно тексту в работе А. Т. Исмаилова. На самом деле, приведённые далее А. Т. Исмаиловым этно-социальные понятия употребляются в обоих вайнахских языках — как в чеченском, так и в ингушском, а слово адам известно и в аваро-андо-цезских языках, например, в андийском языке оно также, как и вайнахских языках имеет значение «человек», «люди» (множ. число от андийск. hek’a — «человек», «мужчина») (Чеченско-русские, ингушско-русские и бацбийско-русские словари / Сост.: И. Ю. Алироев, А. И. Бекова, А. Д. Вагапов, Ю. Д. Дешериев, З. Д. Джамалханов, У. Б. Дударов, Ф. М. Илиева, А. Т. Исмаилов, Д. Н. Кадагидзе, Н. Д. Кадагидзе, А. С. Куркиев, Л. Д. Мальсагова, А. Г. Мациев, И. А. Оздоев, Л. У. Тариева, К. Т. Чрелашвили (стр. и годы см. в разделе «Литература»); Дирръ А. М., 1906, с. 114, 127).
  14. Помимо слова, означающего „человек“, „мужчина“, чи в аварском языке может выполнять роль суффикса при различных словах, означающих человека занимающегося какой-либо деятельностью: напр. гӏарадачи — „артиллерист“, „пушкарь“; чакмачи — „сапожник“ (Аварско-русский словарь / Сост.: М. М. Гимбатов, И. А. Исаков, М. М. Магомедханов, М. Ш. Халилов, 2006, с. 483).
  15. Однако, следует иметь в виду, что слово «плугари» в современных чеченско-русских словарях указывается как нахарчаш (Чеченско-русские, ингушско-русские и бацбийско-русские словари / Сост.: И. Ю. Алироев, А. И. Бекова, А. Д. Вагапов, Ю. Д. Дешериев, З. Д. Джамалханов, У. Б. Дударов, Ф. М. Илиева, А. Т. Исмаилов, Д. Н. Кадагидзе, Н. Д. Кадагидзе, А. С. Куркиев, Л. Д. Мальсагова, А. Г. Мациев, И. А. Оздоев, Л. У. Тариева, К. Т. Чрелашвили (стр. и годы см. в разделе «Литература»)).
  16. В старорусском языке эти слова известны ещё и в некоторых других значениях: чеченя помимо «щёголя», означало того кто «чванный и чопорный»; чечениться, помимо «гордиться», «чваниться» и «щегольски одеваться», означало также «ломаться», «жеманиться», «важно чиниться», «быть чопорным». А слово чечень помимо «балованного ребёнка» имело и совершенно другое значение — плетёный круглый короб для содержания живой рыбы — садок (Толковый Словарь живого великорусскаго языка (Т. IV) / Сост. В. И. Даль, 1903—1909, с. 1335; Этимологический словарь русского языка (Т. IV) / Сост.: М. Фасмер, 1987 (1950—1958), с. 355).
  17. В старорусском языке помимо «щеголь», «франт», слово чебер означало также «чистоплюйка». Русский лексикограф В. И. Даль, а вслед за ним и немецкий языковед М. Фасмер, видели в этом слове связь с уменьшительным чеберёк, отсюда жен. чеберка — «щеголиха», донское — «чистоплотная хозяйка» (Толковый Словарь живого великорусскаго языка (Т. IV) / Сост. В. И. Даль, 1903—1909, с. 1295; Этимологический словарь русского языка (Т. IV) / Сост.: М. Фасмер, 1987 (1950—1958), с. 322).
  18. В словаре З. М. Магомедбековой «красивый» на каратинском языке указывается как č̣ikorob, č̣ikwarob, на токитинском диалекте этого языка — bercinub (Магомедбекова З. М., 1971, с. 235).
  19. Иногда, не усложняя, в словарях пишут, что чу в вайнахских языках означает предлог, либо послелог «в», однако более развёрнутая трактовка этой частицы имеет три значения — 1) послелог, употребляющийся для обозначения действия внутрь чего-либо или сверху вниз: «в», «во»; напр. цӏа чу — «в комнату», хи чу — «в воду»; 2) глагольная приставка, обозначающая направление внутрь какого-либо помещения, в глубь местности и т. п.: «в-», «во-», «въ-»; напр. чутатта — «вдвинуть», «втолкнуть»; 3) наречие «внутри»; напр. чухиннад из — «это было внутри» (Чеченско-русские, ингушско-русские и бацбийско-русские словари / Сост.: И. Ю. Алироев, А. И. Бекова, А. Д. Вагапов, Ю. Д. Дешериев, З. Д. Джамалханов, У. Б. Дударов, Ф. М. Илиева, А. Т. Исмаилов, Д. Н. Кадагидзе, Н. Д. Кадагидзе, А. С. Куркиев, Л. Д. Мальсагова, А. Г. Мациев, И. А. Оздоев, Л. У. Тариева, К. Т. Чрелашвили (стр. и годы см. в разделе «Литература»)).
  20. Однако, по мнению Н. С. Семёнова, «чеченцы этого не знаютъ или, зная, не осмысливаютъ» (Семёнов Н. С., 1895, с. 210.)
  21. Н. Г. Волкова в работе 1973 года «Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа» сообщает два варианта окончания имени нохчий: 1) как нахское чьо — «место», «территория»; 2) как тюркский суффикс -чи (Волкова Н. Г., 1973, с. 151, 176).
  22. 1 2 О происхождение окончания этнонима нохчий И. Ю. Алироев сообщает две гипотезы. Сначала, в своей работе 1990 года «Язык, история и культура вайнахов» он предположил этимологию от андийского чи — «человек». В дальнейшем он повторил это утверждение, как заслуживающее внимания, в работе 1999 года («Чеченский язык», переиздана в 2001) и в работе 2002 года («История и культура вайнахов», в соавторстве с министром культуры ЧР М. К. Осмаевым). Однако, в последней работе им также было высказано мнение, что окончание этнонима нохчий (у И. А. Алироева — нуохчуо/нуохчий), это чеченское -чуо, букв. «место», таким образом полностью этноним должен буквально означать «место чеченцев» (Алироев И. Ю., 1990, с. 14-15; 2001 (1999), с. 6; Осмаев М. К., Алироев И. Ю. 2003, с. 33).
  23. Вариант оформления окончания имени нохчий тюркским суффиксом -чи Н. Г. Волкова сообщает в работе 1973 года «Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа». Однако, в этой работе у неё имеется ещё одно предположение о происхождении окончания слова нохчий: от нахского чьо — «место», «территория» (Волкова Н. Г., 1973, с. 151, 176).

Источники

  1. Дешериев, 1963, с. 26.
  2. 1 2 3 Чокаев, 1992 (1993), с. 5.
  3. 1 2 3 4 5 6 Чеченско-русские, ингушско-русские и бацбийско-русские словари / Сост.: И. Ю. Алироев, А. И. Бекова, А. Д. Вагапов, Ю. Д. Дешериев, З. Д. Джамалханов, У. Б. Дударов, Ф. М. Илиева, А. Т. Исмаилов, Д. Н. Кадагидзе, Н. Д. Кадагидзе, А. С. Куркиев, Л. Д. Мальсагова, А. Г. Мациев, И. А. Оздоев, Л. У. Тариева, К. Т. Чрелашвили (стр. и годы см. в разделе «Литература»)..
  4. Алироев, 1975, с. 317.
  5. Волкова, 1973, с. 133, 134, 135, 151, 165, 166, 167, 169, 181.
  6. Волкова, 1974, с. 207.
  7. Волкова, 1973, с. 135.
  8. Волкова, 1973, с. 135—136.
  9. 1 2 Анчабадзе, 2001, с. 23—24.
  10. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 51—52.
  11. Виноградов, Чокаев, 1966, с. 43, 71—73.
  12. Пиотровский Б. Б., 1988.
  13. Чокаев, 1992, с. 5—7.
  14. Волкова, 1973, с. 133—135.
  15. 1 2 3 4 Джанашвили, 1897.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Виноградов, Чокаев, 1966, с. 72.
  17. 1 2 3 Волкова, 1973, с. 133.
  18. Броневский С. М., 1823, с. 161.
  19. 1 2 Берже, 1857, с. 297.
  20. Дубровин Н. Ф., 1871, с. 367, 369.
  21. Армянская география, 1877, с. 38, прим. 135.
  22. Услар П. К., II, 1888, с. 1, 198 (Отдѣлъ второй)..
  23. Лаудаев У., 1872, с. 3.
  24. Семёнов Н. С., 1895, с. 209—211, 214.
  25. 1 2 3 Далгат Б. К., 2008 (1892-1894), с. 42.
  26. Далгат Б. К., 2008 (1892-1894), с. 47.
  27. Лавинцев А. И., 2010 (1904), с. 100.
  28. Броневский, 1823, с. 161.
  29. Броневский С. М., 1823, с. 151, 155.
  30. Берже, 1859, с. 83.
  31. Берже, 1859, с. 134—135.
  32. Дубровин, 1871, с. 369.
  33. Патканов, 1877, с. 38.
  34. Берже, 1879, с. 7.
  35. Лаудаев, 1872, с. 3.
  36. Семёнов, 1895, с. 210.
  37. Кушева, 1963, с. 59.
  38. Дахкильгов И. А., 1978, с. 14.
  39. Далгат У. Б., 1972, с. 42, 113.
  40. Далгат У. Б., 1972, с. 113.
  41. Лаудаев У., 1872, с. 8, 9.
  42. Семёнов Н. С., 1895, с. 211.
  43. Анчабадзе Г. З., 2001, с. 19.
  44. 1 2 Семёнов Н. С., 1895, с. 210.
  45. Лаудаев У., 1872, с. 3, 4.
  46. Дубровин Н. Ф., 1871, с. 369.
  47. 1 2 Семёнов Н. С., 1895, с. 209, 210.
  48. Виноградов, Чокаев, 1966, с. 71—74.
  49. Волкова, 1973, с. 151, 176.
  50. Бетильмерзаева М. М., 2005, с. 165.
  51. 1 2 Виноградов, Чокаев, 1966, с. 73.
  52. Марр Н. Я., 1922, с. 19, прим. 2.
  53. Исмаилов А. Т., 2005, с. 205.
  54. Мациев А. Г., 1965, с. 6.
  55. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 283.
  56. Алироев И. Ю., 2001 (1999), с. 6.
  57. Вагапов А. Д. (№ 5), 2008, с. 72—73.
  58. 1 2 Вагапов А. Д. (№ 5), 2008, с. 72.
  59. Аварско-русский словарь / Сост.: М. М. Гимбатов М. М., И. А. Исаков,М. М. Магомедханов, М. Ш. Халилов, 2006, с. 483.
  60. Марр Н. Я., 1922, с. 19.
  61. Виноградов, Чокаев, 1966, с. 72—74.
  62. 1 2 Шнирельман, 2006, с. 207.
  63. Ахмадов Я. З., 2009, с. 7, 9.
  64. 1 2 3 4 5 6 7 8 Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 56.
  65. Шнирельман, 2006, с. 208, 407.
  66. 1 2 3 4 5 Анчабадзе, 2001, с. 24.
  67. Виноградов, Чокаев, 1966, с. 43, 72—73.
  68. 1 2 Виноградов, Чокаев, 1966, с. 72—73.
  69. Мациев, 1965, с. 6.
  70. 1 2 3 4 Волкова, 1973, с. 165.
  71. Анчабадзе, 2001, с. 19.
  72. Чокаев, 1992, с. 26.
  73. Волкова, 1973, с. 176—177.
  74. Лаудаев, 1872, с. 9.
  75. Далгат Б. К., 2008 (1892-1894), с. 42, 219-220.
  76. Волкова, 1973, с. 172—173.
  77. Волкова, 1973, с. 164—166.
  78. Волкова, 1973, с. 165—166.
  79. 1 2 3 4 5 6 Волкова, 1973, с. 166.
  80. Волкова, 1973, с. 164, 172.
  81. Волкова, 1973, с. 166—167, 172.
  82. Волкова, 1973, с. 166—167.
  83. 1 2 Волкова, 1973, с. 172.

Литература[править | править код]

Чеченско-русские, ингушско-русские и бацбийско-русские словари.[править | править код]

  • Дешериев Ю. Д. Бацбийский язык. Фонетика, морфология, синтаксис, лексика : моногр. / Ответ. ред. Б. А. Серебренников. — ИЯ АН СССР. — М.-Л. : 1-я тип. изд-ва. АН СССР, 1953. — С. 306—344. — 384 с. — 1000 экз.
  • Ингушско-русский словарь = Гӏалгӏай-Эрсий дошлорг : 11 142 слов / Сост.: А. С. Куркиев. — ИГУ. — Магас : Сердало, 2005. — 544 с. — 5000 экз. — ISBN 5-94452-054-X.
  • Ингушско-русский словарь: 24 000 слов = Гӏалгӏай-Эрсий дошлорг: 24 000 дош / Сост.: А. И. Бекова, У. Б. Дударов, Ф. М. Илиева, Л. Д. Мальсагова, Л. У. Тариева; научн. руков. Л. У. Тариева. — Ингушский НИИ гуманитарных наук им. Ч. Ахриева. — Нальчик: ГП КБР РПК, 2009. — 983 с. — ISBN 978-5-88195-965-4.
  • Ингушско-чеченско-русский словарь = Гӏалгӏай-Нохчий-Эрсий словарь / Сост. И. А. Оздоев, А. Г. Мациев, З. Д. Джамалханов; ред. А. А. Саламов, Б. Х. Зязиков. — ЧИ НИИ истории, языка и литературы. — Гр. : ЧИ кн-во, 1962. — 212 с. — 1000 экз.
  • Исмаилов А. Т. Слово. (Размышления о чеченском языке) / Ответ. ред. З. Д. Джамалханов. — Элиста: АПП «Джангар», 2005. — 928 с. — 3000 экз. — ISBN 5-94587-035-8.
  • Русско-ингушский словарь. 40 000 слов = Эрсий-Гӏалгӏай словарь. 40 000 дош / Сост.: И. А. Оздоев, под редакцией Ф. Г. Оздоевой и А. С. Куркиева. — М.: «Русский язык», 1980. — 832 с. — 5000 экз.
  • Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики чеченского и ингушского языков и диалектовов : слов. / Сост.: И. Ю. Алироев, ответ. ред. А. С. Куркиев. — ЧИГУ. ЧИНИИИЯЛ при СМ ЧИАССР. — Мх. : ЧИ кн-во, 1975. — 387 с. — 550 экз.
  • Цово-тушинско-грузинско-русский словарь = წოვა-თუშურ-ქართულ-რუსული ლექსიკონი / Сост.: Д. Кадагидзе, Н. Кадагидзе, под. ред. Арн. Чикобава. — Ин-т языкознания. АН ГССР. — Тбилиси: «Мецниереба», 1984. (на грузинском и русском языках).
  • Чеченско-ингушско-русский словарь = Нохчий-Гӏалгӏай-Эрсий словарь / Сост.: А. Г. Мациев, И. А. Оздоев, З. Д. Джамалханов, ред. А. А. Саламов, Б. Х. Зязиков. — ЧИНИИИЯЛ. — Гр.: ЧИ кн-во, 1962. — 198 с. — 1000 экз.
  • Чеченско-русский словарь / Сост.: А. Г. Мациев. — М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1961.
  • Чеченско-русский словарь / Сост.: И. Ю. Алироев, ответ. ред. З. Х. Хамидова. — РАН. Ин-т языкознания. АН ЧР. — М.: «Academia», 2005. — 384 с. — 3000 экз. — ISBN 5-87444-180-8.
  • Чрелашвили К. Т. Краткий бацбийско-русский словарь // Цова-тушинский (бацбийский) язык / Ответ. ред. Г. А. Халухаев. — М.: «Наука», 2007. — 279 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-02-034210-1.
  • Этимологический словарь чеченского языка : этимол. слов. / Сост. А. Д. Вагапов, науч. ред. М. Р. Овхадов. — ЧГУ. — Тбилиси : Меридиани, 2011. — 734 с. — ISBN 978-9941-10-439-8.

Страницы в словарях для используемых в статье нахских слов:

Словари: чеченско-русские ингушско-русские бацбийско-русские
Общенахские
термины:
Мациев
А. Г.
Мациев
А. Г.
и др.
Алироев
И. Ю.
Исмаилов
А. Т.
Вагапов
А. Д.
Оздоев
И. А.
и др.
Оздоев
И. А.
Куркиев
А. С.
Бекова
А. И.
и др.
Дешериев
Ю. Д.
Кадагидзе
Д. Н. и
Н. Д.
Чрела-
швили
К. Т.
1961 1962 1975 2005 2005 2011 1962 1980 2005 2009 1953 1984 2007
адам (чеч., инг.) 31 12 154 10-12 82 14 349 21 54 «человек», «люди»
адмие (бац.) 82  —
къам, къāм
(чеч., инг.)
248 94 285 142 149 385 101 349
356
250 417 «народ/народность»,
«нация/национальность»
къом (чеч. диал.) 385  —
кӏалд (чеч.) 258 98 217 148 159 401 108  — 313 «творог»
кӏолд (инг.) 98 217 401 108 711 268 446 313
кӏалтI, ḳаlṭ (бац.) 401  — 313 326 266
мохк, муохк
(чеч., инг.)
306 113 24 177 199 478 122 222
700
308 511 1) «земля», «край», «страна»
2) «ступа», «ступка»
мохк (инг.) 478  —
морг (бац.) 478  —
муорк (нах. диал.) 478  —
нах, nax
(чеч., инг., бац.)
312 116 157 181 205
411
487 125 306
349
315 566 312
366
473 268 «люди», «народ»
(мн. ч. от саг/стаг)
наьхча, нехча (чеч.) 315 116 220 183 207 488 125  — 313 «сыр», «брынза»,
«жёлтый сыр»
нахча (инг.) 220 488 125 55
708
315 522 313
начх, наčх (бац.) 488  — 313 472 268
нох, нуох (чеч.) 318 117 235 185 211 497 127  — 1) «плуг/соха»
2) «жвачка/жевание»
нух (инг.) 117 235 497 127 492
686
322 529
нахарча (чеч.) 312 126 181 205  —  — «плугарь»
нахарчаш (чеч.) 312 181  —  — «плугари»
Нохчмуохк,
Нохчмохк
(чеч.)
496  — «Нохч-мохк/Ичкерия»
нохчмахкахо (чеч.) 185  —  — «нохчмахкахоец/ичкеринец»
нохчмехкахо (чеч.) 319  —  —
нохчи, нохчо (чеч.) 319 317 185 211 495  — «чеченец(ка)»
нохчо, нохчуо (инг.) 319 117 317 185 211 495 126 791 322 528
нохчий (чеч., инг.) 319 117 185 211  — 126 791 322 528 «чеченцы»
нохчий (инг.)  — 791 322 528 «чеченский»
нохчийн (чеч.) 319 185 211  —  —
нохчийниг (чеч.) 319 185  —  —
стаг (чеч.) 378 135 221 247 542 139  — 312 «человек», «мужчина»,
«муж»
саг (инг.) 135 542 139 787 348 566
стакI, стӏакI,
sṭaḳ, stak
(бац.)
542  — 311 550 269
турпал (чеч., инг.) 408 146 158 240 270 577 154 49, 122 390 629 «богатырь», «герой»
халкъ (чеч., инг.) 442 157 288 262 295 606 164 306
349
419 700 1) «народ»
2) «двойной подбородок»
халх (бац.) 606  —
чеченлав (бац.) 495  — «чеченцы»
чу (чеч., инг., бац.) 494 175 295 343
344
682 189 59 486 825 717 1) послелог, приставка: «в»,
«во», «внутрь»
2) наречие: «домой»
чу (чеч.)
ча (инг.)
чо (бац.)
682  — окончание косв. п.
прилагательных
чу (чеч., инг.) 682  — возглас: «но!» (понукают лошадь)

Прочие словари[править | править код]