Огневой вал (тактика)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Огневой вал в первой мировой войне (Краон, 1917 год)

Огневой вал — артиллерийский тактический приём, широко используемый при непосредственной огневой поддержке наступающих войск. Заключается в создании и поддержании перед фронтом атакующих частей линии сплошной огневой завесы из разрывов артиллерийских снарядов, которая последовательно смещается вперед по мере развития наступления[1][2].

Применение и организация[править | править код]

Как правило, огневой вал используется при прорыве подготовленной и эшелонированной обороны противника, которая насыщена ходами сообщения и огневыми точками. Вид и глубина огневого вала определяются особенностями оборонительных укреплений противника, рельефом местности, а также — количеством артиллерии и запасом боеприпасов у наступающего.

При организации огневого вала намечают основные и промежуточные рубежи, причем таким образом, чтобы основные рубежи находились в местах наиболее вероятного размещения узлов обороны противника. Промежуточные рубежи организуются для подавления живой силы, вооружения и военной техники, которые оказались между основными рубежами, а также для предупреждения любых перемещений противника по ходам сообщения и траншеям. Первый основной рубеж, как правило, планируют по переднему краю обороны противника, последовательно перенося огонь вглубь[3].

Перенос огня с одного основного рубежа на другой осуществляется по команде (сигналу) наступающих формирований по мере их подхода к рубежам безопасного удаления.

Помимо непосредственного урона применение огневого вала оказывает значительное деморализующее воздействие на противника, затрудняет видимость переднего края обороны, маневрирование на поле боя и координацию действий сил и средств.

Достоинства огневого вала[править | править код]

  • Прост в организации
  • Не требует особой гибкости в управлении огнём
  • Не требует детализации разведданных в силу значительной площади накрытия
  • Не чувствителен ко влиянию метеорологических условий

Недостатки огневого вала[править | править код]

  • Требует значительного количества артиллерийских орудий и боеприпасов к ним[4]

Тактические варианты[править | править код]

В зависимости от сложившейся на участке прорыва тактической ситуации существует множество разновидностей применения огневого вала. Например:

  • Огневой вал может создаваться на одном (одинарный огневой вал) или одновременно на двух (двойной огневой вал) рубежах.
  • Часто используется ложное перенесение огневого вала вперед, во время которого осуществляется попытка спровоцировать противника на активные действия разведкой боем и выявить неподавленные участки обороны и огневые точки. Затем огневой вал «возвращается» назад на вновь открытые цели.
  • Некоторое применение нашел так называемый метод «сползания огня» который по сути является уплотнением огневого вала:

<…> В самом общем виде этот метод «сползания огня» был одним из методов артиллерийской поддержки атаки стрелковых подразделений. Если при огневом вале артиллеристы, стреляя по рубежам впереди своей пехоты, переносили огонь [115] скачками в 100—200 метров, то есть на два — четыре деления прицела, то «сползание огня» вполне отвечало своему названию — артиллерийский огонь «сползал» с переднего края противника в глубину его обороны минимально возможными переносами — по 50 метров (одно деление прицела), а зачастую и это маленькое расстояние делилось надвое с помощью уровня. Подобные переносы огня перекрываются рассеиванием снарядов, поэтому с наблюдательного пункта вы не видите никаких скачков. Артиллерийский огонь действительно ползет в глубину обороны противника, пропалывая её дочиста, как хороший огород. Разумеется, по такой «прочищенной» местности наступать пехоте и танкам много легче. Естественный вопрос: почему этот метод не применять повсюду? Почему Штаб артиллерии Красной Армии не рекомендовал «сползающий огонь» артиллеристам других фронтов? Во-первых, потому, что он требовал значительных затрат боеприпасов. А возможности для их пополнения были у нас не беспредельны — заводы давали столько снарядов, сколько могли дать. И если бы Главное артиллерийское управление удовлетворило полностью потребности одного фронта, широко применявшего «сползание огня», оно оставило бы без боеприпасов другие фронты. <…>

[5]

<…> …Кроме обычной тактики ночных разведпоисков, немцы очень часто использовали дневной захват «языков», в стиле — «на хапок». По нашему переднему краю начинался артобстрел, да такой, что и головы не поднять. Вплотную за огневым валом двигалась группа немецких разведчиков, которая врывалась в переднюю нашу траншею, хватала кого-нибудь контуженного солдата, и быстро отходила. Это у них получалась довольно ловко. Наши попытки подражать немцам и пытаться таким методом взять пленного, несколько раз заканчивались неудачей…

[6]

Описание очевидцев[править | править код]

Маршал артиллерии К. П. Казаков описывает использование огневого вала в своих мемуарах следующим образом:

<…> А впереди пехоты, как бы ведя её за собой, уже продвигался скачками по 100—200 метров огневой вал снарядных [88] разрывов. Он «прочесал» развалины первой траншеи, потом вторую и пошел дальше. За ним уходили к реке Россошка танки и цепочки пехотинцев. <…>

[5]

Результаты применения двойного огневого вала были описаны в мемуарах участника Ясско-Кишиневской наступательной операции:

«Плотность огня нашей артиллерии и продолжительность артподготовки была такой, что, когда немного рассеялись дым и пыль и наша пехота и танки пошли вперед, местность впереди была черной, выжженной. Все, что могло гореть, сгорело или продолжало гореть.

Когда мы двинулись вперёд, то на глубину примерно десять километров местность была чёрной. Оборона противника практически была уничтожена. Вражеские траншеи, вырытые в полный рост, превратились в мелкие канавы, глубиной не более чем по колено. Блиндажи были разрушены. Иногда попадались чудом уцелевшие блиндажи, но находившиеся в них солдаты противника были мертвы, хотя не видно было следов ранений. Смерть наступала от высокого давления воздуха после разрывов снарядов и удушья[7]

»

История применения[править | править код]

  • По официальным данным одинарный огневой вал в Вооружённых Силах СССР был впервые использован 10 января 1943 года при ликвидации окружённой группировки фельдмаршала Паулюса во время Сталинградской битвы. Однако, интересно заметить, что подробное и весьма живописное описание огневого вала можно встретить в журнале «Смена» за февраль 1941 года[8], то есть — задолго до начала Великой Отечественной войны.
  • Двойной огневой вал нашел своё применение в ряде наступательных операций 1944—1945 годов, например в Ясско-Кишинёвской.
  • Огневой вал также применялся и в Афганской войне. В связи с тем что Афганистан большей частью горная страна — согласно тактике действий в горах, пешие подразделения противоборствующих сторон стремились занимать позиции с более высоким расположением. При необходимости и наличии вооружения с большой дальностью действия позиции обустраивались непосредственно на вершинах и гребнях. В связи с этим тактика артиллеристов 40-й Армии при уничтожении вражеских позиций предусматривала ведение огневого вала с перемещением снизу вверх по склону, занимаемому противником[9]:

…Поднимаю голову — афганцы все стоят в рост, кричат и показывают рукой в том направлении, откуда мы пришли, а наши солдаты мирно сопят, видать вырубились вконец. Смотрю туда, куда они показывают и — Бог ты мой! На нас идет вал огня. Сразу понял, что это «Град» работает. Растармошил ротного и за рацию, для огневой поддержки и взаимодействия нам были даны позывные и радиочастоты заместителя командира мотострелковой дивизии, батальоны которой шли понизу и взаимодействовали с нами. Называю свой позывной и кричу:
— Прекратите огонь! Стрельба ведется по своим подразделениям!
А полковник спокойно так:
— Не может быть, мы бьём по выверенным на карте огневым точкам противника.
Тут уж я не выдержал, огневой вал докатился практически до основания той вершины, на которой находились мы:
— Какие к черту выверенные точки! Разрывы на позициях роты!

Разрывы раздавались все ближе и ближе, и «зеленые» закричали ещё громче, что-то говоря на своём языке и размахивая руками. Ну, думаю, хана. Торчим на гребне, как на пупке, укрыться негде. Но тут, слава богу, не доходя до нас метров сто, разрывы прекратились…

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Огневой вал // Военный энциклопедический словарь. — Москва: Военное издательство Министерства обороны Союза СССР, 1986. — С. 507. — 863 с. — 150 000 экз.
  2. Огневой вал // Военный энциклопедический словарь / А. П. Горкин. — Москва: Большая Российская Энциклопедия, Рипол Классик, 2001. — Т. 2. — С. 205. — ISBN 5-7905-0996-7.
  3. Передельский Г.Е, Панков М.П. Артиллерийский дивизион в бою. — Издание второе, исправленное и дополненное. — Москва: Военное издательство, 1989. — 269 с. — 18 000 экз. — ISBN 5-203-00339-4.
  4. Самсонов Ф. А. Артиллерийское наступление. — Москва: «Воениздат», 1946.
  5. 1 2 Казаков К.П. Огневой вал наступления. — Москва: «Воениздат», 1986. — 320 с. — 100 000 экз. — ISBN 100-0-00007-221-3.
  6. Интервью с Генрихом Кацев в книге «Я ходил за линию фронта»
  7. Новохацкий И. М. Воспоминания командира батареи. — М.: Центрполиграф, 2007. — ISBN 978-5-9524-2870-6.
  8. Владимиров В. Огневой вал (рус.) // журнал «Смена». — Февраль 1941. — № 338. — С. 16—18.
  9. «Отряд Кара-майора». Жантасов Амангельды. Воспоминания офицера

Ссылки[править | править код]