Огородник, Александр Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Алекса́ндр Дми́триевич Огоро́дник (1939 — 22 июня 1977, Москва) — советский дипломат, агент ЦРУ под кодовым обозначением Трианон (Trianon и Trigon).

Деятельность в разведке[править | править вики-текст]

В 1970-е годы — второй секретарь посольства СССР в Боготе. В Колумбии был завербован ЦРУ под угрозой опубликования компрометирующих фотоснимков, на которых он был изображён с сотрудницей Колумбийского университета Пилар Суарес (по некоторым сведениям, также агент ЦРУ)[1]: «…вступивший в интимные отношения с подставленной ему привлекательной испанкой — агентом ЦРУ, — вроде бы забеременевшей от него. Их любовные встречи были зафиксированы на киноплёнку и показаны Огороднику во время вербовочной беседы. Из-за боязни сломать карьеру он дал согласие на сотрудничество и стал агентом Трианоном»[2].

Первым шпионским успехом Огородника ещё в Боготе стало копирование для ЦРУ совершенно секретного советского документа «О состоянии и перспективах советско-китайских отношений». Государственный секретарь Генри Киссинджер оценил полученные ЦРУ материалы, «как самую важную разведывательную информацию, которую он когда-либо читал, будучи главой госдепартамента»[3].

В декабре 1974 года вернулся в Москву, работал в Отделе Америки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий МИД СССР. На протяжении двух с половиной лет являлся осведомителем резидентуры ЦРУ в Москве. В этот период Огородник не имел доступа к ценным, с точки зрения зарубежной разведки, сведениям, его должность позволяла знакомиться с документами далеко не наивысшей степени важности[4].

Раскрыт в 1977 году: контрразведка стала свидетелем нескольких сцен «тайниковых операций» с участием Огородника и сотрудников посольства США в Парке Победы. Указывают, что во время командировки Огородника в Находку в 1976 г. работники приморского управления зафиксировали активные контакты сотрудника советского МИДа с членами иностранных делегаций (в первую очередь с американцами), прибывшими на симпозиум по проблемам сотрудничества стран Тихоокеанского бассейна[5]. Вячеслав Кеворков свидетельствует, что источник советской разведки в Колумбии сообщал, что американская разведка провела вербовку советского дипломата в Боготе, но все попытки уточнить ранг, должность или хотя бы возраст этого дипломата оказались безрезультатными. Однако КГБ, приняв во внимание ряд обстоятельств, стал подозревать Огородника и за ним было установлено наблюдение[6].

Невеста Огородника заподозрила, что он является американским агентом, и рассказала ему об этом. Он соврал ей, что является глубоко законспирированным сотрудником советской разведки, и затем, опасаясь доноса, отравил невесту ядом, полученным от американцев для самоубийства в случае разоблачения[6].

В квартире Огородника был проведён тайный обыск, в ходе которого были обнаружены среди прочего контейнеры с фотопленками, инструкции и радиоприёмник.

22 июня 1977 года Огородник был арестован у входа в собственную квартиру в доме № 2/1 по Краснопресненской набережной. Там же при даче признательных письменных показаний ему неожиданно стало плохо. Вызвали «скорую», но спасти его не удалось. По словам генерал-лейтенанта КГБ Виталия Константиновича Боярова (руководившего операцией), Огородник покончил с собой, воспользовавшись капсулой с ядом, спрятанной в авторучке[7]. По другой версии, у Огородника случился сердечный приступ. Присутствующие посчитали, что он принял яд, спрятанный в авторучке. Прибывшие врачи стали спасать его от мнимого отравления и в результате Огородник погиб[8].

Из воспоминаний Виталия Боярова:

— Что за человек был Огородник?
 — Ну, что вам сказать… Он был чрезмерно амбициозен. Позёр. Очень жадный и мелочный — это отмечали многие знакомые. Но в то же время нравился женщинам — сказывалась морская выправка (он закончил Ленинградское Нахимовское военно-морское училище с золотой медалью), интересная внешность, молодость — ему было около 30. Неудивительно, что он сумел завести отношения ни много ни мало… с дочерью секретаря ЦК КПСС Русакова Константина Викторовича* Русаковой Ольгой Константиновной.
 — Ничего себе!
 — Да. Представляете, что было бы, если бы агент ЦРУ стал зятем секретаря и завотделом ЦК. А события там развивались стремительно. К моменту его разоблачения Огородник уже сделал предложение и вроде бы получил согласие. Американцы схватились за такую беспрецедентную возможность всеми руками и ногами. В радиограммах, которые нам удалось расшифровать, они регулярно справлялись о возможной супруге, всячески подчёркивали важность этого момента.

* В действительности на тот момент Константин Викторович Русаков являлся помощником Генерального секретаря ЦК КПСС. В должности завотделом и секретаря ЦК он переведен после этих событий.

То, что в ЦРУ не было известно о смерти Огородника, позволило КГБ провести операцию «Сетунь», в ходе которой среди ночи 15 июля на Краснолужском мосту при закладке тайника для покойного Трианона была задержана сотрудница посольства США Марта Петерсен.

Роль Карла Кёхера в разоблачении Огородника[править | править вики-текст]

По некоторым сведениям, информацию о сотрудничестве Огородника с ЦРУ КГБ получил от источника в ЦРУ Карела Кёхера (Кочера)[9].

Кёхер был внедрен разведкой ЧССР в ЦРУ. Там, по свидетельству самого Кёхера [10], в 1974 году ему пришлось принимать участие в намечавшемся вербовочном подходе к Александру Огороднику в Колумбии. Кёхер сумел передать через Прагу в Москву просьбу о немедленном отзыве Огородника, считая его законопослушным советским гражданином, привлёкшим внимание ЦРУ. В 1976 году Кёхер тайно посещал Прагу, где встречался с генералом КГБ Олегом Калугиным, который спрашивал его мнения об Огороднике.

Подтверждается факт передачи Кёхером в 1974 году «разведке Чехословакии материалов о вербовочных разработках ЦРУ трёх советских граждан, одним из которых являлся второй секретарь посольства СССР в Колумбии Огородник», что было передано в КГБ и послужило основанием для разработки Огородника

Неканоническая версия смерти Огородника[править | править вики-текст]

По мнению исследователя истории спецслужб Олега Котова, настоящей причиной смерти Огородника было не самоубийство. Как он настаивает, Огородник был ликвидирован сотрудниками КГБ при аресте, что было замаскировано под «самоубийство». В подтверждение этой версии он приводит тот факт, что пришедший «на ковёр» к Андропову генерал-контрразведчик с докладом о провале не получил «ни одного упрёка или даже просто недовольства».[11] К тому же в настоящее время рассекречены многие фото- и видеодокументы по делу Огородника-Трианона, но нет ни одного фото его ареста и допроса в квартире по Краснопресненской набережной.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]