Огородник, Александр Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Дмитриевич Огородник
Дата рождения

11 ноября 1939(1939-11-11)

Дата смерти

21 июня 1977(1977-06-21) (37 лет)

Место смерти
Род деятельности

дипломат

Алекса́ндр Дми́триевич Огоро́дник (11 ноября 1939, Севастополь — 21 июня 1977, Москва) — советский дипломат, агент ЦРУ под кодовым обозначением Трианон (Trianon и Trigon).

Вступил в КПСС в 1959 году. В 1967 году окончил Московский институт международных отношений. В 1970 году окончил аспирантуру и защитил диссертацию кандидата экономических наук. По линии КМО СССР выезжал в краткосрочные командировки в Колумбию, Коста-Рику и Болгарию. В 1974 году возвратился из долгосрочной служебной командировки из Колумбии.

Деятельность в разведке[править | править код]

В 1970-е годы — второй секретарь посольства СССР в Боготе. В Колумбии был завербован ЦРУ под угрозой опубликования компрометирующих фотоснимков, на которых он был изображён с сотрудницей Колумбийского университета Пилар Суарес (по некоторым сведениям, также агент ЦРУ)[1]: «…вступивший в интимные отношения с подставленной ему привлекательной испанкой — агентом ЦРУ, — вроде бы забеременевшей от него. Их любовные встречи были зафиксированы на киноплёнку и показаны Огороднику во время вербовочной беседы. Из-за боязни сломать карьеру он дал согласие на сотрудничество и стал агентом Трианоном»[2].

Первым шпионским успехом Огородника ещё в Боготе стало копирование для ЦРУ совершенно секретного советского документа «О состоянии и перспективах советско-китайских отношений». Государственный секретарь Генри Киссинджер оценивал полученные ЦРУ материалы «как самую важную разведывательную информацию, которую он когда-либо читал, будучи главой госдепартамента»[3].

В декабре 1974 года вернулся в Москву, работал в Отделе Америки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий МИД СССР. На протяжении двух с половиной лет являлся осведомителем резидентуры ЦРУ в Москве. В этот период Огородник не имел доступа к ценным, с точки зрения зарубежной разведки, сведениям, его должность позволяла знакомиться с документами далеко не наивысшей степени важности[4].

Раскрыт в 1977 году: контрразведка стала свидетелем нескольких сцен «тайниковых операций» с участием Огородника и сотрудников посольства США в Парке Победы. Указывают, что во время командировки Огородника в Находку в 1976 г. работники приморского управления зафиксировали активные контакты сотрудника советского МИДа с членами иностранных делегаций (в первую очередь с американцами), прибывшими на симпозиум по проблемам сотрудничества стран Тихоокеанского бассейна[5]. Как свидетельствовал Вячеслав Кеворков, источник советской разведки в Колумбии сообщал, что американская разведка провела вербовку советского дипломата в Боготе, но все попытки уточнить ранг, должность или хотя бы возраст этого дипломата оказались безрезультатными. Однако КГБ, приняв во внимание ряд обстоятельств, стал подозревать Огородника и за ним было установлено наблюдение[6].

Невеста Огородника Ольга Серова заподозрила, что он является американским агентом, и рассказала ему об этом. Он соврал ей, что является глубоко законспирированным сотрудником советской разведки, и затем, опасаясь доноса, отравил невесту ядом, полученным от американцев для самоубийства в случае разоблачения[6].

В квартире Огородника был проведён тайный обыск, в ходе которого были обнаружены среди прочего контейнеры с фотоплёнками, инструкции и радиоприёмник.

Вечером 21 июня 1977 года Огородник был арестован у входа в собственную квартиру в доме № 2/1 по Краснопресненской набережной. Там же при даче признательных письменных показаний ему неожиданно стало плохо. Вызвали «скорую», но спасти его не удалось. По словам генерал-лейтенанта КГБ Виталия Константиновича Боярова (руководившего операцией), Огородник покончил с собой, воспользовавшись капсулой с ядом, спрятанной в авторучке[7]. По другой версии, у Огородника случился сердечный приступ. Присутствующие посчитали, что он принял яд, спрятанный в авторучке. Прибывшие врачи стали спасать его от мнимого отравления и в результате Огородник погиб[8].

12 июля 1977 года Огородника похоронили на Хованском кладбище.

Из воспоминаний Виталия Боярова:

— Что за человек был Огородник?
 — Ну, что вам сказать… Он был чрезмерно амбициозен. Позёр. Очень жадный и мелочный — это отмечали многие знакомые. Но в то же время нравился женщинам — сказывалась морская выправка (он закончил Ленинградское Нахимовское военно-морское училище с золотой медалью), интересная внешность, молодость — ему было около 30. Неудивительно, что он сумел завести отношения ни много ни мало… с дочерью секретаря ЦК КПСС Русакова Константина Викторовича* Русаковой Ольгой Константиновной.
 — Ничего себе!
 — Да. Представляете, что было бы, если бы агент ЦРУ стал зятем секретаря и завотделом ЦК. А события там развивались стремительно. К моменту его разоблачения Огородник уже сделал предложение и вроде бы получил согласие. Американцы схватились за такую беспрецедентную возможность всеми руками и ногами. В радиограммах, которые нам удалось расшифровать, они регулярно справлялись о возможной супруге, всячески подчёркивали важность этого момента.

* В действительности на тот момент Константин Викторович Русаков являлся помощником Генерального секретаря ЦК КПСС. В должности завотделом и секретаря ЦК он переведен после этих событий.

Задержание американской разведчицы[править | править код]

То, что в ЦРУ не было известно о смерти Огородника, позволило КГБ провести операцию «Сетунь», в ходе которой 15 июля в 22:35 на Краснолужском мосту при закладке тайника для покойного Трианона была задержана сотрудница посольства США Марта Петерсон.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 октября 1977 года были награждены сотрудники КГБ «за успешное проведение мероприятий по разоблачению особо опасного агента американской разведки, высокое профессиональное мастерство и находчивость при решении сложных оперативных задач, позволивших захватить с поличным американского разведчика на очередной операции со шпионом»: Г.Ф. Григоренко, В.К. Боярова, В.Е. Кеворкова, М.И. Курышева наградили орденами Красного Знамени, И.К. Перетрухина с В.И. Костырей — Красной Звезды, а Николая Лейтана, Володю Молодцова и Юру Шитикова — медалями «За боевые заслуги».

Первое публичное упоминание об операции «Сетунь» появилось в газете «Известия» от 13 июня 1978 года (там была опубликована и фотография Марты Петерсон в КГБ).

Роль Карела Кёхера в разоблачении Огородника[править | править код]

По некоторым сведениям, сведения о сотрудничестве Огородника с ЦРУ КГБ получил от источника в ЦРУ Карела Кёхера (Кочера)[9].

Кёхер был внедрен разведкой ЧССР в ЦРУ. Там, по свидетельству самого Кёхера[10], в 1974 году ему пришлось принимать участие в намечавшемся вербовочном подходе к Александру Огороднику в Колумбии. Кёхер сумел передать через Прагу в Москву просьбу о немедленном отзыве Огородника, считая его законопослушным советским гражданином, привлёкшим внимание ЦРУ. В 1976 году Кёхер тайно посещал Прагу, где встречался с генералом КГБ Олегом Калугиным, который спрашивал его мнение об Огороднике.

Подтверждается факт передачи Кёхером в 1974 году «разведке Чехословакии материалов о вербовочных разработках ЦРУ трёх советских граждан, одним из которых являлся второй секретарь посольства СССР в Колумбии Огородник», что было передано в КГБ и послужило основанием для разработки Огородника

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]