Озеров, Владислав Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владислав Александрович Озеров
Vladislav Aleksandrovič Ozerov.jpg
Дата рождения:

30 сентября (11 октября) 1769(1769-10-11)

Место рождения:

Борки (Казанское), Зубцовский уезд, Тверская провинция, Новгородская губерния

Дата смерти:

5 (17) сентября 1816(1816-09-17) (46 лет)

Место смерти:

Борки (Казанское), Зубцовский уезд, Тверская губерния, Российская империя

Гражданство:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Род деятельности:

поэт, писатель

Язык произведений:

русский

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Владисла́в (в крещении Василий[1]) Алекса́ндрович О́зеров (30 сентября [11 октября1769, Борки (Казанское) Зубцовского уезда Тверской губернии — 5 [17] сентября 1816, там же) — русский драматург и поэт, наиболее популярный из трагиков начала XIX в. Двоюродный брат Д. Н. Блудова, известного государственного деятеля времён Николая I.

Биография[править | править вики-текст]

Отец — Александр Иринархович Озеров, директор Петербургского лесного департамента министерства финансов; мать происходила из дворянского рода Блудовых[2]. Мать рано умерла, а отец женился повторно.

Желая дать сыну хорошее образование, отец устроил его в Сухопутный шляхетский корпус, где словесность преподавал Я. Б. Княжнин. Соучеником Озерова был С. Н. Глинка.

Владислав Озеров служил в русско-турецкую войну 1787—1792. Затем был адъютантом начальника Шляхетского корпуса графа Ангальта и одним из преподавателей корпуса. Написал стихи на смерть Ангальта (1794); в том же году вышли сборник стихов Озерова, по-видимому, целиком уничтоженный автором и до нас не дошедший, и перевод с французского «Элоиза к Абеляру», связанный с личной любовной драмой Озерова. Служил на гражданской службе в Сенате, Экспедиции государственного хозяйства, Лесном департаменте. При Павле I Озеров, продолжая состоять в Лесном департаменте, вернулся на военную службу, в 1800 году ему присвоено звание генерал-майора, в 1801 вышел в отставку, но в 1803 опять вернулся в департамент уже как гражданский чиновник (действительный статский советник).

С литературной точки зрения Озеров примыкал к кружку А. Н. Оленина, дружеские отношения с которым сохранил на всю жизнь. Славу получил как автор стихотворных трагедий, соблюдающих три единства классицизма, но проникнутых сентименталистским настроем: «Ярополк и Олег» (1798, опубликована посмертно); «Эдип в Афинах» (1804, на сюжет Софокла по французской переделке; здесь некоторые современники видели намёк на участие Александра I в отцеубийстве, хотя государь пожаловал за спектакль Озерову и некоторым актёрам перстни); «Фингал» (1805, на сюжет оссианических сочинений Макферсона); «Димитрий Донской» (1807); «Поликсена» (1809).

Озерова первое время приветствовал Г. Р. Державин, с которым они были близко знакомы как минимум с 1798 года, но после «Фингала» их отношения испортились.

Наибольший успех выпал на долю трагедии «Димитрий Донской», появившейся в обстановке наполеоновских войн (битва при Прейсиш-Эйлау) и содержавшей ряд патриотических деклараций. Император оказал автору особую честь: побывал на публичном спектакле, подарил очередной перстень (на сей раз с вензелем) и разрешил посвящение пьесы ему. Несмотря на беспрецедентный сценический успех, трагедия вызвала ряд саркастических разборов и пародий. Её недостатки уже тогда были очевидны некоторым эстетически развитым зрителям. Главный герой представлен у Озерова не государственным деятелем и полководцем, а едва ли не «модным любовником», вполне в духе сентиментализма; действие трагедии совершенно неисторично, события Куликовской битвы служат фоном для вымышленной любовной интриги с участием Димитрия, Ксении и безымянного Князя Тверского.

В 1809 году Озеров после ряда мелких неприятностей по службе вышел в отставку. По причинам не совсем ясным он не получил пенсии от Александра I, ранее ему покровительствовавшего. Удалившись в глухую деревню за Камой, унаследованную от матери, Озеров дописал там свою последнюю трагедию «Поликсена». Настроение Озерова раскрывается в письме к другу — А. Н. Оленину, который в Петербурге был своего рода литературным агентом драматурга:

Кажется, навсегда я прощаюсь с службою, с так называемым счастием и даже со славою, до которой трудно достигнуть, труднее удержать и которая за минутные наслаждения самолюбия доставляет долговременные и сердечные огорчения/

— Цит. по: [3]

Несмотря на такую декларацию, Озеров отослал трагедию «Поликсена» в Петербург, где она была поставлена и зрителям понравилась (хотя успех был несравненно более скромный, чем прежде). После первых двух представлений Озеров затеял, при посредстве А. Н. Оленина, заочный финансовый спор с директором Императорских театров А. Л. Нарышкиным. Неудовлетворённый предлагавшимися ему условиями, Озеров забрал пьесу, и она более не ставилась[4].

Первое время Озеров следил за литературной жизнью Петербурга и военно-политическими событиями, но в сентябре 1812 г. внезапно лишился рассудка. Предполагается, что здесь сыграла определённую роль психическая травма — известие о сдаче Москвы французам[5]. Больного перевезли из закамской деревни в отцовское имение; первое время он, по предписаниям врачей, работал в саду, но впоследствии одряхлел, не мог ходить, а под конец перестал и говорить.

Умер Озеров 5 сентября 1816 г., так ничего и не узнав, в силу состояния своего рассудка, ни о победах русской армии в 1813—1814 гг., ни о продолжающихся сценических успехах его пьес («Эдип в Афинах», «Фингал», «Димитрий Донской»), которые в Петербурге представляли на театре два-три раза в месяц, то есть чаще, чем какие-либо иные[6].

Оценки творчества[править | править вики-текст]

В кругах «арзамасцев» сложился миф об Озерове, изгнанном из столицы и сведённом в могилу завистниками, прежде всего А. А. Шаховским. Сторонником большого значения Озерова был П. А. Вяземский, автор обширной критико-биографической работы о нём (предисловие к первому посмертному изданию 1816—1817), но А. С. Пушкин ставил Озерова низко, видел в нём «холодность», схематичность и натянутость сюжетов и отсутствие «народности». В «Евгении Онегине» Пушкин утверждал, что «Озеров невольны дани народных слёз, рукоплесканий с младой Семёновой делил», то есть что успех его пьес был связан не с литературными достоинствами, а с игрой актрисы Екатерины Семёновой.

С другой стороны, сто лет спустя О. Э. Мандельштам писал:

« ...Неправильно наложена опала

На автора торжественных стихов <…>
Что делать нам в театре полуслова
И полумаск, герои и цари?
И для меня явленье Озеро́ва —
Последний луч трагической зари.[7]

»

По оценке Д. П. Святополка-Мирского, «единственным выдающимся драматургом этого периода, „Карамзиным сцены“, был поэт Владислав Александрович Озеров <…> Озеров сохранил классические формы (в том числе и александрийский стих), но пытался влить в эти формы новую чувствительность. Эта атмосфера чувствительности и отделанности в соединении с карамзинской нежностью стиха и было то, что нравилось публике в озеровских трагедиях. <….> „Поликсена“ не имела такого успеха, но по существу это лучшее его произведение и, без сомнения, лучшая русская трагедия по французскому классическому образцу. Сюжет развёрнут в широкой, мужественной манере, и трагедия в самом деле вызывает к жизни атмосферу „Илиады“».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. М. А. Гордин, 2002, с. 205.
  2. Вопреки распространённому заблуждению, род Блудовых был нетитулованный. Только в 1842 г. Д. Н. Блудов, известный николаевский сановник, по матери приходившийся В. А. Озерову двоюродным братом, получил графское достоинство.
  3. М. А. Гордин, 2002, с. 185.
  4. Цит. по: М. А. Гордин, 2002, с. 191—193 Никакого «снятия пьесы со сцены», о чём иногда пишут, в действительности не было. Поэтому представляется лишенным основания предположение И. З. Сермана о некоем тайном распоряжении императора, который-де мог обнаружить в озеровской трагедии намёк на свои семейные обстоятельства.
  5. М. А. Гордин, 2002, с. 200 (со ссылкой на поздние воспоминания родной племянницы драматурга, Пелагеи Евграфовны Озеровой).
  6. М. А. Гордин, 2002, с. 204.
  7. Стихотворение 1914 года — «Есть ценностей незыблемая скáла…»)

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]