Оккупация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Оккупа́ция (от лат. occupatio — «захват, занятие») в общем случае — занятие вооружёнными силами государства не принадлежащей ему территории, не сопровождающееся обретением суверенитета над ней, обычно временное. Оккупацию следует отличать от аннексии, акта присоединения государством всей или части чужой территории в одностороннем порядке.

Признаки оккупации[править | править исходный текст]

В настоящее время среди авторитетных источников нет консенсуса в определении исчерпывающего перечня значимых критериев, по которым можно было бы однозначно определить соответствие конкретного случая понятию оккупации. Различные источники называют следующие признаки оккупации:

  • Временность миссии, непостоянный статус — выделяется почти всеми отечественными источниками[1][2][3][4][5][6] (кроме «Толкового словаря русского языка» Ушакова[7]), но не зарубежными[8]. При этом рамки временности, чёткие критерии её отличия от постоянности в определениях не задаются.
  • Обязательное наличие государства-жертвы, администрации оккупируемой территории как стороны в отношениях — выделяется некоторыми отечественными и зарубежными источниками (Словарь «Война и мир»[2], Глоссарий.ру[3] и др.). Остальные источники ограничиваются менее чёткими формулировками «страна», «народ», «территория», «противник» и т. д.
  • Обязательное нахождение в состоянии войны де-юре или де-факто, насильственный характер вторжения вооружённых сил оккупирующей стороны — выделяется Глоссарием.ру[3] и «Большим юридическим словарём»[6]. В то же время ЭСБЕ[4] и БСЭ[5] подразделяют оккупацию на военную и послевоенную, отмечая особость условий пребывания армии оккупирующей страны в каждом случае. Кроме того зарубежные источники усматривают два вида оккупации — неприятельскую, вражескую (англ. belligerent occupation) и невраждебную (англ. non-belligerent occupation)[9][10], либо не упоминают о конфликте сторон вовсе[8], а ЭСБЕ выделяет оккупацию в условиях невоенного времени.
  • Обязательное принятие на себя функций управления, установление своей администрации на оккупированной территории — выделяется небольшой частью источников (БСЭ[5], American Heritage Dictionary[8]). Большинство их ограничивается констатацией факта контроля вооружённых сил над оккупированной территорией и\или населением без уточнения, в каких именно формах, на основании чего он должен осуществляться и насколько значимым быть.
  • Обязательное соответствие нормам международного права — выделяется частью российских источников, кроме Глоссария.ру[3], словарей Ожегова[11] и Ушакова[7]. В противном случае, отмечается в российских источниках, оккупация становится одной из форм агрессии и влечёт наступление международно-правовой ответственности для её инициатора.
  • Международное признание — существует мнение, что главным критерием наличия или отсутствия оккупационного статуса территории является признание мирового сообщества. С этой точки зрения, оккупацией считается любая аннексия, не признанная мировым сообществом[12].
  • Помимо этого в отдельных случаях выделяются и особые признаки. Например, с точки зрения Dictionary.com можно оккупировать не только чужую, но и собственную территорию[8], а «Большой юридический словарь» считает обязательным мандат Совета Безопасности ООН[6].

Виды оккупации[править | править исходный текст]

Исходя из изложенного, можно заключить, что оккупация во всех случаях производится с помощью военной силы и имеет несколько видов:

  • оккупация в состоянии войны, военная, неприятельская оккупация
  • послевоенная оккупация во исполнение условий мирных соглашений
  • мирная (не связанная с войной) оккупация (англ. non-belligerent[9]), оккупация в условиях мирного времени
Оккупированные Японской империей территории Китая (1942)

Оккупация в состоянии войны[править | править исходный текст]

Режим и правовые нормы военной оккупации определены специальными международными соглашениями, принятыми на IV Гаагской конференции 1907 года, а также Женевскими конвенциями 1949 года и протоколами к ним от 1977 года. Согласно этим международным документам военная оккупация является временным занятием вооруженными силами одного государства территории другого государства с принятием на себя важнейших функций управления. Такая территория считается оккупированной, если фактическая власть на ней перешла в руки вражеской армии. Оккупирующее государство обязано уважать права человека, исключать депортации и массовые экзекуции населения. Оккупационная армия имеет право изымать деньги, казну и другие госактивы, но частная собственность, а также имущество общин, религиозных, художественных, образовательных, научных и благотворительных учреждений должна быть неприкосновенна. Вооруженное сопротивление при всём этом не является определяющим статус фактором. Женевские конвенции 1949 года (ст. 2) гласят: «Конвенция будет применяться также во всех случаях оккупации всей или части территории Высокой Договаривающейся Стороны, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления». Примером оккупации в состоянии войны (которая во многом и вызвала необходимость совершенствования международных конвенций) можно считать немецко-фашистскую оккупацию территории СССР и остальной Европы в 19391945 годах.

Послевоенная оккупация Германии и Австрии союзниками (1945)

Послевоенная оккупация[править | править исходный текст]

Режим и правовые нормы послевоенной оккупации устанавливаются, как правило, специальными международными соглашениями заинтересованных государств конкретно для данной страны\территории в целях выполнения условий мирного договора — например, в случае наложения контрибуций. Примером подобных оккупаций является принятая на Ялтинской и Потсдамской конференциях великих держав система послевоенных оккупационных зон в Германии и Австрии в 19451949 годах. Кроме того ЭСБЕ отмечает, что вне военного времени оккупация может происходить с целью угрозы или репрессалия, чтобы принудить другое государство к требуемому действию. Примеры подобных репрессалий — франко-бельгийская оккупация Рурского региона, где добывалось 72 % угля и производилось более 50 % чугуна и стали Германии, в 19231925 годах в ответ на невыполнение последней своих репарационных обязательств, или оккупация Ирака вооружёнными силами США в ходе операции «Иракская свобода» в 2003 году.

Оккупация в мирное время[править | править исходный текст]

Режим и правовые нормы невраждебной (англ. non-belligerent) оккупации в условиях мирного времени, как и в случае с послевоенной, устанавливаются особыми межгосударственными соглашениями. Однако до сих пор не существует общепринятого взгляда на то, достаточно ли для зачисления в эту категорию двусторонних договоров между властями государства-оккупанта и оккупируемого государства либо обязательным условием является верификация и признание подобных соглашений или прямой мандат от международного сообщества, его наднациональных структур (Лиги Наций, ООН).

Ярким случаем проявления такой двойственности является отношение к вводу советских войск в Прибалтику в 19391940 годах — является ли произошедшее оккупацией? С одной стороны он происходил с санкций и на основе решений легитимных[13] высших законодательных органов прибалтийских стран, имевших выраженную поддержку большой части их граждан. С другой — ряд наблюдателей указывает на вероятность не вполне добровольного согласия при этом республик Прибалтики, так как переговоры велись советской стороной с позиции силы[14] и существовали предварительные соглашения о разделе Восточной Европы. В результате международное сообщество так и не выработало однозначного отношения к этому акту[15][16].

К невраждебным (англ. non-belligerent) оккупациям обычно относят[9] и многочисленные миротворческие миссии войск ООН, НАТО, ОДКБ и иных организаций, если на такие миссии существует мандат ООН — соответствующие официальные решения её Генеральной Ассамблеи и\или Совета Безопасности.

Немаловажен и вопрос о допустимой степени вмешательства (или невмешательства) оккупационных сил в процесс отправления политической власти на территории. Если в ходе послевоенной оккупации территорий бывшего Третьего рейха были образованы и эффективно действовали административные органы стран-союзниц, то существует, например, и ряд случаев, когда полнота власти оставалась в ведении прежних режимов, а вводу войск предшествовало его надлежащее оформление по двусторонним соглашениям — это оккупация войсками США территории Исландии в 19411945 годах или оккупация войсками СССР территории Монголии с 1920-х годов по 1990 с целью сохранения легитимных режимов этих стран от возможной внешней агрессии (со стороны Германии или Китая, соответственно). Однозначная квалификация этих случаев также может быть предметом дискуссий.

Оккупация как пропагандистское клише[править | править исходный текст]

Поскольку оккупация практически всегда предполагает качественное превосходство в силе, влиянии, возможностях оккупирующего государства над оккупируемым, даже полностью добровольное невынужденное согласие законной власти последнего на ввод военного контингента извне (либо официальная просьба о таковом) обычно вызывают неоднозначную реакцию в остальном мире. Вольно или невольно, но держава демонстрирует с помощью оккупаций свою мощь и усиливается ещё больше. В связи с этим возникают сомнения в самостоятельности и легитимности оккупируемого режима: а не является ли он марионеточным? С другой стороны несомненно, что принятие любых не противоречащих международному праву решений — в том числе и решения о сознательном ограничении своего суверенитета в пользу внешней силы — находится в рамках полномочий законной власти, немотивированное противодействие которой, в свою очередь, находится вне международных правовых норм. Само по себе международное право как наднациональная концепция есть система добровольного самоограничения суверенитетов государств, признающих таковую. В её рамках государства заключают союзы, входят в международные структуры (в том числе военно-политические и экономические блоки) — то есть де-факто ограничивают свой суверенитет.

Как следствие проявления подобной двойственности и затруднительности использования различными странами и группами стран официальных правовых рычагов для противодействия нежелательным статусным изменениям в мире в случаях оккупаций соперничество заинтересованных стран во многом перемещается в область пропаганды. Генерация и популяризация пропагандистских клише, организация должным образом общественного мнения стала действенным оружием в борьбе за гегемонию, обесценивая или, наоборот, умножая действия одних сил и издержки конкурирующих. В этом смысле оккупация является удобным поводом для обвинений в замаскированной агрессии с целью перераспределения ресурсов и силового насаждения угодного державе-агрессору мирового порядка. Поэтому ныне во многих случаях применение войск вне своей территории обставляется как результат солидарного решения многих стран-участниц, несмотря на то, что подавляющее большинство последних участвует в подобных миссиях сугубо символически и не всегда в полном смысле добровольно.

Стоит отметить также, что ни в одном определении оккупации в авторитетных источниках не содержится ясного отличия её статуса от размещения зарубежной сети военных баз по межгосударственным договорам — что даёт дополнительный повод для применения двойных стандартов. Фактически наличие или отсутствие факта оккупации ныне определяется отдельно в каждом конкретном случае — и во многом является результатом противоборства СМИ, риторики госструктур по связям с общественностью, а не юридическим консенсусом. Сами пропагандистские клише — оккупация, оккупант, сателлит, лимитроф и др. — приобрели выраженную отрицательную эмоциональную окраску, что ещё более затрудняет корректный анализ. В результате происходит постепенное замещение терминов даже и в тех случаях, когда они с международно-правовой точки зрения безупречны, во многом это вынужденный перенос акцентов из-за опасений шельмования. Примеры:

Происходит и ухудшение отношения к некоторым оккупациям прошлого, как правило путём линейной экстраполяции и апеллирования к нынешним более жёстким нормам международного права, особенно в области соблюдения гражданских свобод. Виктор Гущин в статье «Почему США вдруг признали факт оккупации стран Балтии?» в связи с этим отмечает:

« Международное право, если уйти от юридической дефиниции, – это определённые, принятые международным сообществом, договорённости, которые отражают существующий в мире баланс политических сил. Когда этот баланс меняется и на политической арене мира появляются новые игроки, предпринимается попытка сформулировать новые договорённости...

Впервые о нелегитимности ялтинских соглашений президент США Джордж Буш заявил на праздновании приглашения Литвы в НАТО 23 ноября 2002 года: «Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стёрты, и эти границы исчезли. Больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты»... Однако вплоть до визита президента США Джорджа Буша в мае 2005 года в Ригу речь никогда не шла об оккупации стран Балтии, говорилось лишь об инкорпорации. В мае 2005 года всё изменилось. Слова Джорджа Буша об оккупации стран Балтии послужили своего рода сигналом и для самих США, и для Европы.

»

Примеры оккупаций XX века[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. «Толковый словарь русского языка» Ожегова
  2. 1 2 Словарь «Война и мир в терминах и определениях»
  3. 1 2 3 4 Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру
  4. 1 2 Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  5. 1 2 3 Большая советская энциклопедия
  6. 1 2 3 Большой юридический словарь
  7. 1 2 «Толковый словарь русского языка» Ушакова
  8. 1 2 3 4 dictionary.reference.com (англ.)
  9. 1 2 3 Belligerent occupation is the exercise of authority over territory by military rule without the consent of the deposed regime… By contrast, non-belligerent occupation is the military administration of foreign territory with the consent of the government of a state, or the various parties exercising control over its territory. The international law of occupation is a body of rules designed to regulate the way in which an occupying power governs occupied territory. (англ.)
  10. List of military occupations (англ.)
  11. Толковый словарь русского языка" Ожегова
  12. Россия и Латвия создали комиссию для споров о прошлом
  13. Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с высказываниями ряда европейских политиков относительно «оккупации» стран Балтии Советским Союзом и необходимости осуждения этого со стороны России, 04.05.2005.
  14. Донгаров А. Г., Пескова Г. Н. СССР и страны Прибалтики (август 1939— август 1940)//Вопросы истории. 1991. № 1. С.33—39; Семиряга М. И. Тайны сталинской дипломатии. 1939—1941. М.,1992. С.209—214; Дризулис А. Памятная записка министра иностранных дел Латвии В.Мунтерса о советско-латвийских переговорах 1939 г. по поводу заключения пакта о взаимопомощи//Отечественная история. 1992. № 2. С.176—183; Шуранов Н. П. Политика кануна Великой Отечественной войны. Кемерово. 1992. С.87—99.
  15. См., напр., Алла Березовская. Оккупация или аннексия? Ответ следует искать в пакте Молотова—Мунтерса — «Телеграф», 17.06.2008
  16. На Ялтинской и Потсдамской конференциях государства-участники подтвердили целостность довоенных границ СССР, а следовательно, и всех территориальных приобретений СССР 1939—1940 гг. В 1975 году участники Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписав Заключительный акт Совещания, признали нерушимость европейских границ. В то же время в 1960 и 2005годах Совет Европы в своих резолюциях характеризовал вхождение прибалтийских государств в состав СССР как оккупацию, насильственную инкорпорацию и аннексию. В 1983 и 2005 годах Европейский парламент осудил его, характеризовав период вхождения этих государств в состав СССР как советскую оккупацию. Европейский суд по правам человека в деле PENART v Estonia определил данные события, как оккупацию. Оккупацией события 1940 г. называл президент США Дж. У. Буш и т. д.
  17. Подробнее см. Первая Балканская война
  18. Подробнее см. Лондонский мирный договор (1913)

Ссылки[править | править исходный текст]