Оксман, Юлиан Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юлиан Григорьевич Оксман
Oxman.jpg
Дата рождения:

30 декабря 1894 (11 января 1895)(1895-01-11)

Место рождения:

Вознесенск, Елисаветградский уезд, Херсонская губерния

Дата смерти:

15 сентября 1970(1970-09-15) (75 лет)

Место смерти:

Москва

Страна:

Российская империя, СССР

Научная сфера:

литературоведение

Место работы:

Пушкинский Дом, СГУ, ИМЛИ

Альма-матер:

Петроградский университет (1917)

Учёная степень:

доктор филологических наук

Учёное звание:

профессор

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Юлиа́н Григо́рьевич О́ксман (30 декабря 1894 [11 января 1895], Вознесенск — 15 сентября 1970, Москва) — советский литературовед, историк, пушкинист.

Биография[править | править код]

Происхождение и образование[править | править код]

Юлиан Оксман родился в Вознесенске Елисаветградского уезда Херсонской губернии в семье аптекарей — его отец, Григорий Эммануилович, владел аптекой и мать, Мария Яковлевна, работала в ней фармацевтом-лаборантом. Кроме Юлиана в семье Оксманов были младшие сыновья Николай и Эммануил и дочь Тамара. Уже в гимназические годы Юлиан серьёзно увлекался изучением литературы и истории. В 1912—1913 годах учился в Германии, в Боннском и Гейдельбергском университетах. В 1913—1917 годах был студентом историко-филологического факультета Санкт-Петербургского (Петроградского) университета, где посещал лекции и семинары профессора С. А. Венгерова, академика С. Ф. Платонова. Платонов привлёк своего студента к работам по реорганизации архивного дела в России. Имея возможность работы в архивах, Оксман начал вести научные изыскания, написал и опубликовал ряд статей, выступал с докладами по результатам своих работ. Ещё студентом по рекомендации академика Платонова назначен научным сотрудником, и вскоре помощником начальника архива Министерства просвещения. По окончании курса Оксман был оставлен при университете для продолжения научной работы и подготовки к профессорскому званию[1].

Первые годы после революции[править | править код]

В 1917—1918 годах Оксман был помощником начальника архива Министерства (Наркомата) просвещения, участвовал в подготовке и проведении реформы архивного дела после Февральской революции. В 1918—1919 годах — заведующий сектором цензуры и печати Центрархива РСФСР (одновременно — член Петроградского совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов).

В 1920 году Оксман был приглашён ректором Одесского Института народного образования (бывшего Новороссийского университета) профессором Р. М. Волковым на работу в Одессу. В Одессе молодой 25-летний профессор организует семинар, а также начинает работу по организации Одесского губернского архива. Во главе с единомышленниками из числа преподавателей и студентов университета Оксман организует работу по розыску и сохранению, обзору и каталогизации документов заброшенных архивов закрытых или реорганизованных бывших государственных и военных учреждений, а также документов из личных семейных архивов, многие владельцы которых покинули Россию в предшествующие годы. В ходе работы над организацией губернского архива было принято решение о создании в 1921 году Археологического института, Оксман стал его ректором. История Северного Причерноморья представляла огромный потенциал для изучения, идея создания специализированного учебного заведения выдвигалась и раньше. Оксман возглавил сильнейший профессорско-преподавательский состав, взяв на себя курс по организации архивного дела. В сентябре 1923 года Оксман принял решение вернуться в Петроград, одной из причин стали нараставшие конфликты с работниками Одесского ЧК из-за их вольного обращения с документами подведомственных Оксману архивов[2].

Работа в Ленинграде[править | править код]

В Петрограде Оксман получил должность профессора в университете, начал работать в Институте литературы, Институте истории искусств, после реорганизации Академии наук начал работу в Пушкинском доме, в качестве одного из ведущих сотрудников этого института, позднее — ученого секретаря. В сфере главных научных интересов Оксмана были Пушкин и декабристы, на протяжении 1920–30-х годов работал над монографией о творчестве Пушкина. В 1927 году принял участие в совместной работе с Юрием Тыняновым по написанию сценария к фильму «С.В.Д.» о декабристах. Одновременно в Институте истории искусств Оксман возглавлял Пушкинскую комиссию. В 1929 и 1931 годах подвергался арестам. В письме Л. Гроссману в 1932 году Оксман жаловался на трудности в реализации своих замыслов: «Книга о Пушкине, на которую потратил несколько лет работы, остаётся неоконченной… Примерно в таком же положении у меня две книги о декабристах, вчерне законченные ещё в 1927–1928 г. …А годы идут, невыпущенные исследования гниют на корню, становятся почти чужими». Одним из главных дел Оксмана того периода стала подготовка академического собрания сочинений и других изданий произведений Пушкина, он редактировал и комментировал прозу в целом ряде изданий поэта, под его редакцией вышли первые два выпуска «Временника Пушкинской комиссии». В 1933 году Оксман был назначен заместителем директора Пушкинского Дома. На этой должности возглавил подготовку Пушкинского юбилея 1937 года — столетия со дня гибели поэта. В 1933—1936 годах — член Президиума Ленсовета[3][4].

Арест и заключение[править | править код]

В ночь с 5 на 6 ноября 1936 года Оксман был арестован по ложному доносу сотрудницы Пушкинского дома, среди прочих обвинений ему инкриминировались «попытки срыва юбилея Пушкина, путём торможения работы над юбилейным собранием сочинений». Осуждён постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 15 июня 1937 к 5 годам ИТЛ. Отбывал срок на Колыме (Севвостлаг), работал банщиком, бондарем, сапожником, сторожем. В 1941 получил новый срок (5 лет) за «клевету на советский суд». В заключении продолжал научную работу, собирая документы и устные свидетельства о русской культуре начала XX века. Многие писатели и учёные, в том числе В. Шкловский, В. Каверин, Ю. Тынянов, М. Азадовский, Е. Тарле, К. Чуковский, пытались вступиться за Оксмана, писали письма в адрес Ежова и Берии в период нахождения его под следствием и по окончании первого срока, но все их обращения оставались без ответа[5].

Как писал позднее в одном из писем сам Оксман:

Я вместо Пушкина и декабристов изучал звериный быт Колымы и Чукотки, добывал уголь, золото, олово, обливался кровавым потом в рудниках, голодал и замерзал не год и не два, а две пятилетки

[6]

.

Работа после освобождения[править | править код]

Отбыв полностью оба пятилетних срока, Оксман был освобождён 5 ноября 1946 года и к исходу того же года на короткое время приехал в Москву. Супруга Антонина Петровна в течение месяца после освобождения приходила на вокзал в надежде его встретить. После трёх месяцв в Москве, убедившись, что надежды найти работу в столицах нет, Оксман по рекомендации друга, ленинградского литературоведа Г. А. Гуковского, во время войны бывшего в эвакуации в Саратове, смог устроиться на работу на кафедре истории русской литературы в Саратовском университете. С 1950 года был старшим преподавателем, с 1952-го — ассистентом, с 1954-го — профессором. В 1958 году он вернулся в Москву, до 1964 работал старшим научным сотрудником Отдела русской литературы в Институте мировой литературы им. Горького АН СССР (ИМЛИ), заведовал Герценовской группой, подготовил к печати книгу «Летопись жизни и творчества В. Г. Белинского», за что в 1961 году был удостоен премии имени В. Г. Белинского[7]. В 1934—1936 и в 1956—1964 был членом Союза писателей СССР (оба раза исключён).

Активная гражданская позиция[править | править код]

Одной из основных своих жизненных задач после освобождения Оксман считал «борьбу (пусть безнадежную) за изгнание из науки и литературы хотя бы наиболее гнусных из подручных палачей Ежова, Берии, Заковского, Рюмина и др.», на научных и писательских собраниях публично разоблачал доносчиков. С 1958 Оксман начал устанавливать связи с западными славистами (в том числе эмигрантами, прежде всего с профессором Глебом Струве), вёл с ними обширную переписку (в том числе и тайную — через стажёров, работавших в СССР). Передавал на Запад не опубликованные в СССР тексты поэтов «серебряного века» — Николая Гумилёва, Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой — и свои воспоминания о них, помогая Струве в издании собраний сочинений этих авторов.

Летом 1963 Оксман анонимно опубликовал на Западе статью «Доносчики и предатели среди советских писателей и ученых». В августе 1963, после того как одно из писем за рубеж было конфисковано пограничниками, органы КГБ провели у Оксмана обыск (изъяты дневники, часть переписки и самиздат). Было начато следствие, продолжавшееся до конца года (проверялась версия, что Оксман печатается за рубежом под псевдонимом Абрам Терц). Дело против Оксмана было прекращено, а материалы о его контактах с эмигрантами были переданы в Союз писателей и ИМЛИ для принятия «мер общественного воздействия». Оксмана исключили из Союза писателей (октябрь 1964), вынудили уйти из ИМЛИ на пенсию, вывели из состава редколлегии «Краткой литературной энциклопедии», одним из инициаторов издания которой он был.

Последние годы жизни[править | править код]

В 1965—1968 Оксман работал профессором-консультантом кафедр истории СССР и истории русской литературы в Горьковском университете, был уволен оттуда по требованию КГБ и обкома КПСС. Работы Оксмана либо не выходили в свет, либо печатались под псевдонимами. Подготовил научное издание книги Н. А. Добролюбова «Русские классики» (серия «Литературные памятники», 1970).

Сообщение о его смерти не было помещено в советской печати (единственный отечественный некролог Оксмана опубликовала «Хроника текущих событий», № 16).

Похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

Библиография[править | править код]

  • Оксман Ю. Г. Чуковский К. И. Переписка / Пред. и комм. А. Л. Гришунина. М., 2001.
  • Оксман Ю. Г. [Воспоминания о Тынянове] // Чудакова М. О., Тоддес Е. А. Тынянов в воспоминаниях современника (Сообщение) // Тыняновский сборник. Первые Тыняновские чтения. Рига, 1984. С. 78 — 104.
  • Оксман Ю. Г. От "Капитанской дочки" к "Запискам охотника". — Саратов: Саратовское книжное издательство, 1959. — 314 с.
  • Ю. Г. Оксман. Летопись жизни и деятельности В. Г. Белинского. — М.: Гослитиздат, 1958. — 641 с.
  • Оксман Ю. Г. «Письмо Белинского к Гоголю как исторический документ» // Ученые записки Саратовского государственного университета. Т. XXXI. Вып. филологический. 1952, с. 111—205
  • Оксман Ю. Г. Декабристы: Отрывки из источников. — М.; Л., 1926. — 483 с.

Примечания[править | править код]

  1. Оксман О. Оксман Юлиан Григорьевич. Они оставили след в истории Одессы (Биографический справочник). Проверено 10 октября 2017.
  2. Оксман О. Оксман Юлиан Григорьевич. Они оставили след в истории Одессы (Биографический справочник). Проверено 10 октября 2017.
  3. Толстой И. Оклеветанный, посаженный, но не сдавшийся. Мифы и репутации. Радио Свобода (13 Сентябрь 2015). Проверено 10 октября 2017.
  4. Огрызко В. Сердца горестные заметы: Юлиан Оксман // Литературная Россия. — 2013. — Вып. 17.
  5. Огрызко В. Сердца горестные заметы: Юлиан Оксман // Литературная Россия. — 2013. — Вып. 17.
  6. Толстой И. Оклеветанный, посаженный, но не сдавшийся. Мифы и репутации. Радио Свобода (13 Сентябрь 2015). Проверено 10 октября 2017.
  7. Борис Александрович Гиленсон Премии литературные // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1962—1978.

Ссылки[править | править код]