Операция «Дэдстик»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Операция «Дэдстик»
Основной конфликт: Операция «Тонга»
Pegasus Bridge, June 1944 B5288.jpg Мост Пегас вскоре после захвата британскими войсками, июнь 1944 года.
В правой верхней четверти кадра — планёры Хорса.
Дата 6 июня 1944 года
Место Мост Пегас, Нормандия, Франция
Итог Победа союзников
Противники

Флаг Великобритании Великобритания

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия

Командующие

Флаг Великобритании Джон Говард (англ.)
Флаг Великобритании Ричард Джеффри Пайн-Коффин (англ.)

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Ганс Шмидт (нем.)
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Эдгар Фойхтингер (нем.)

Силы сторон

Рота «D» 2-го батальона Оксфордширского и Букингемширского полка лёгкой пехоты (англ.) 180 человек
7-й парашютный батальон ~200 человек
Экипажи щести планёров Хорса эскадрилии «C» Полка пилотов планёров 12 человек

Охрана мостов из состава 716-я пехотной дивизии (англ.) ~50 человек
21-я танковая дивизия 12 350 человек
127 танков
40 самоходных орудий[1]

Потери

2 убитых, 14 раненых роты «D»
18 убитых, 36 раненых 7-го парашютного батальона

Потери в живой силе неизвестны
14 единиц бронетехники
1 боевой катер

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Операция «Дэдстик» (Deadstick с англ. — «в авиации: посадка с выключенным/неработающим двигателем»; известна также, как операция «Coup de Main»[2]) — кодовое название операции, осуществлённой 6 июня 1944 года британским воздушным десантном в ходе высадки в Нормандии во время Второй мировой войны[3]. Её целью был захват невредимыми и удержание двух стратегически важных автомобильных мостов через Канский канал (фр.) и реку Орн, по которым пролегал единственный в восточном направлении выход на оперативный простор для британских войск, высаживающихся на пляже «Суорд». По данным разведки, мосты, находящиеся всего в нескольких сотнях метров друг от друга (изначально назывались по именам соседних коммун Бенувильским и Ранвильским), были хорошо защищены немцами, тщательно охранялись и были заминированы для уничтожения. После захвата требовалось их удерживать, отбивая контратаки, до подхода основных сил — коммандос и пехоты с места высадки на побережье.

Эта миссия была ключевой составляющей успеха операции «Тонга», высадки британского воздушного десанта в Нормандии. Если бы противник успел уничтожить мосты, то 6-я воздушно-десантная дивизия (англ.) оказалась бы отрезанной от остальных войск Союзников двумя водными преградами. А если бы немцы сумели их удержать, то могли бы перебросить по ним свои танковые дивизии и нанести удар по высаживающимся войскам.

Задача была успешно выполнена штурмовой группой, которая представляла собой усиленную роту «D» 2-го батальона Оксфордширского и букингемширского полка лёгкой пехоты (англ.) 6-й воздушно-десантной бригады (англ.) 6-й воздушно-десантной дивизии, состоявшей из шести пехотных и одного приданного сапёрного взвода королевских инженеров. Её доставка из Англии в Нормандию на шести планёрах Хорса, выполненная в темноте с исключительной точностью, была позднее охарактеризована, как «одно из наиболее выдающихся лётных достижений войны»[4].

Предыстория[править | править код]

Приготовления британцев[править | править код]

На этапе планирования операции «Нептун» было решено высадить 6-ю воздушно-десантную дивизию генерал-майора Ричарда Гейла (англ.) на левом фланге района вторжения между реками Орн и Див (фр.)[5]. Её основными задачами были захват и удержание двух стратегически важных мостов через Канский канал и Орн, чтобы предотвратить фланговые удары немецких войск по морскому десанту союзников[6]. Позднее эти переправы планировалось использовать для развития наступления в восточном направлении. Кроме того, было необходимо уничтожить мощную артиллерийскую батарею в Мервиле, угрожавшую британским войскам на пляже «Сорд» и несколько других мостов, чтобы не допустить прорыва по ним противника. После достижения целей операции, дивизии предписывалось удерживать плацдарм, включавший в себя захваченные мосты, до подхода основных сил союзников с побережья, поэтому неудача при их захвате могла бы оставить воздушных десантников отрезанными на вражеской территории[7]. Генерал-майор Гейл счёл единственно возможным вариантом захватить мосты невредимыми — coup de main планёрным десантом и приказал бригадиру 6-й воздушно-десантной бригады (англ.) Хью Киндерсли (англ.) отобрать лучшую роту для этой задачи[8].

Его выбор пал на роту «D» второго батальона Оксфордширского и Букингемширского полка лёгкой пехоты (англ.) под командованием майора Джона Говарда и его заместителя капитана Брайна Придея (англ. Brian Priday). В своём батальоне это подразделение было наиболее подготовленным для ведения уличных боёв, благодаря усиленным тренировкам с использованием боевых патронов в руинах городских кварталов, оставшихся после вражеских бомбардировок[9]. Предполагая, что вторжение начнётся ночью, майор Говард даже изменил привычный режим бодрствования и сна своих бойцов, чтобы подготовить их к сражению в тёмное время суток. В течение многих недель они просыпались в 20:00 и проводили ночь на учениях или выполняя обычные формальности, прежде чем лечь спать в 13:00[10]. Для проверки боеготовности генерал-майор Гейл провёл учебный захват мостов, который показал, что рота слишком малочисленна для такой задачи. По его распоряжению, Говард отобрал из роты «B» ещё два взвода под командованием лейтенантов Денниса Фокса (англ.) и Сэнди Смита (англ.), после чего план операции был скорректирован с учётом участия шести взводов[8]. Для разминирования мостов ему было придано 30 сапёров 249-й воздушно-десантной полевой роты Королевских инженеров капитана Джока Нильсона (англ. Jock Neilson)[11]. Каждый из мостов должны были одновременно атаковать по три пехотных взвода, чтобы преодолеть сопротивление охраны, в то время как задача сапёров состояла в поиске и обезвреживании любых взрывных устройств[12]. В течение шести дней и ночей рота тренировалась в окрестностях Эксетера в Юго-Западной Англии, где были найдены два моста через Эксетерский судоходный канал (англ.), аналогичные тем, что предстояло захватить в Нормандии[13].

Десантная кабина планёра «Хорса», вид со стороны кабины пилотов.

Доставку десанта организовали на шести планёрах «Эрспид Хорса», которые пилотировали 12 лётчиков[К 1] эскадрильи «C» Полка пилотов планёров[14][15]. Летательные аппараты, имевшие размах крыльев 27 м, длину — 20 м и максимальную грузоподъёмность — 7140 кг, могли принять на борт 28 вооружённых десантников, либо (в различных комбинациях) два джипа, артиллерийских орудия или прицепа[16]. Подготовка экипажей, состоявших из двух пилотов на планёр, включала посадку на коротких полосах, пилотирование по приборам с отсечкой смены курса по секундомеру, а также в специальных очках с сильным затемнением для имитации ночного полёта. К маю 1944 года они совершили 54 самолёто-вылета днём и ночью в любую погоду[17].

Только 2 мая 1944 года майору Говарду стали известны детали операции. Ему было приказано захватить мосты через реку Орн в Ранвиле и через Канский канал в Бенувиле невредимыми и удерживать их до подхода подкреплений, первой из которых под его команду должна была прибыть рота 7-го парашютного батальона. По завершении же высадки всего парашютного батальона, Говарду предписывалось передать руководство обороной мостов его командиру подполковнику Ричарду Пайн-Коффину (англ.). Высадка на пляже «Сорд» 3-й пехотной дивизии и 1-й бригады коммандос (англ.) была запланирована в 6:00 того же дня, после чего они должны были наступать к мостам и прибыть туда к 11:00[18].

В конце мая 1944 года рота «D» передислоцировалась из лагеря в Булфорде (англ.), графство Уилтшир, на базу Королевских ВВС Тэррент Руштон (англ.) в Дорсете. Там, после того, как были приняты необходимые меры безопасности, Говард детально проинструктировал каждого из десантников, раздав им фотографии мостов, а также представив макет местности предстоящей операции[19]. Командир пилотов штаб-сержант Джим Уолворк (англ.) сообщил Говарду, что при полной загрузке личным составом, боеприпасами, штурмовыми лодками и сапёрным снаряжением, его планёры будут опасно перегружены. Тот решил взять только по одной лодке на каждый борт и оставить на базе по два человека из каждого взвода[20]. В последний момент военврач Королевского армейского медицинского корпуса капитан Джон Воган (англ. John Vaughan), имевший опыт десантирования с парашютом, вызвался добровольцем заменить раненого солдата одного из взводов[21].

5 июня 1944 года были завершены последние приготовления к операции. Каждому бойцу было выдано личное оружие, боеприпасы, а также до девяти ручных гранат или четырёх магазинов к ручному пулемёту «Брен»[22]. Каждый взвод также был вооружён 2-дюймовым минометом и оснащён переносной радиостанцией. Кроме того, для борьбы с бронетехникой противника в арсенале десантников имелись гранаты Гэммона и гранатомёты PIAT. Непосредственно перед посадкой в планёры радистам были сообщены кодовые слова: Хэм (англ. Ham) означало, что невредимым захвачен мост через канал, а Джем (англ. Jam) — через реку. Разрушение в результате захвата моста через канал следовало сигнализировать кодовым словом Джек (англ. Jack); Лард (англ. Lard) полагалось транслировать, если аналогичная судьба постигнет речной мост[23].

Мосты[править | править код]

Ранвильский мост перекинут через реку Орн, а Бенувильский к западу от него пересекает Канский канал. Оба они находятся в 8 км от морского побережья[24]. Дорога, соединяющая две соседние коммуны, проходит по этим мостам и ведёт далее на восток к реке Див. Бенувильский мост длиной 58 м и шириной 3,7 м является откатно-раскрывающимся, что обеспечивает единственный проход для морских судов в порт города Кан. Рядом располагается небольшой павильон управления приводами моста. Канал имеет глубину 8,2 м и ширину 46 м. Вдоль его каменно-земляных берегов высотой 1,8 м на всём протяжении проложены узкие дорожки, покрытые тармаком (англ.). Полоса земли между мостами шириной около 500 м преимущественно заболоченна, изрезана канавами и ручейками. Ранвильский мост длиной 110 м и шириной 6,1 м вплоть до 1970-х годов мог поворачиваться вокруг центральной опоры, чтобы пропускать суда, идущие по реке Орн, ширина которой составляет 49—73 м, средняя глубина — 2,7 м, а колебания уровня воды в прилив и отлив — 4,9—2 м. Множество небольших домиков, лежащих к западу от реки, связаны между собой дорожкой шириной 2,4—3 м, тянущейся по обоим её илистым берегам средней высотой около 1,1 м.[25]

Силы вермахта[править | править код]

Мосты охраняли около 50 человек под началом майора Ганса Шмидта, командный пункт которого находился в Ранвиле, в 1,9 км к востоку от реки Орн[26]. Это подразделение входило в 736-й панцергренадерский полк 716-й пехотной дивизии (англ.) вермахта[24], которая имела постоянную дислокацию в Нормандии с июня 1942 года и отвечала за оборону участка Атлантического вала протяжённостью 34 км[27]. Её восемь пехотных батальонов были плохо вооружены разнотипным оружием иностранного производства и укомплектованы призывниками из Польши, СССР и Франции, которыми командовали немецкие офицеры и унтер-офицеры[24].

Немецкие солдаты с пулемётом MG 34.

Вторая дивизия, 21-я танковая, была дислоцирована в этом районе в мае 1944 года. Она была подразделением, заново сформированным на основе недавно разгромленного Африканского корпуса генерал-фельдмаршала Эрвина Роммеля[28]. В целом, несмотря на парк разнотипной и устаревшей бронетехники, дивизия была весьма боеспособным соединением, поскольку большинство её офицеров и часть рядовых (всего около 2000 человек) были ветеранами, закалёнными сражениями в Северной Африке[8]. 125-й панцергренадерский полк из её состава размещался в Вимоне к востоку от Кана[28]. Его командир полковник Ганс фон Люк (англ.) тренировал свой полк противостоять вторжению с моря — он наметил вероятные точки высадки противника, маршруты выступления полка, места для отдыха и заправки топливом, а также позиции для зенитных орудий[29]. Кроме того, к западу от мостов, в Кероне, стоял батальон 192-го панцергренадерского полка[30]. Ещё немного поотдаль располагались 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» в Лизьё и Танковая учебная дивизия в Шартре, обе менее чем в одном дне пути от места действия[31].

В ожидании вторжения командующий группой армий «B» генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель приказал на полях и лугах Нормандии вкопать торчком несколько миллионов заострённых брёвен высотой 4—5 м с шагом 25—30 м, так называемую «роммелеву спаржу» (англ.)(нем. Rommelspargel)[К 2], чтобы воспрепятствовать высадке воздушного десанта. И хотя в районе побережья таких заграждений было относительно немного, поскольку немцы ожидали основные десанты союзников у себя в тылу[34], аэрофотоснимки показывали некоторое количество «роммелевой спаржи» в районе мостов, что вызывало особую обеспокоенность британских десантников[2].

Оборону моста через Канский канал составляли, на западном берегу — три пулемётных гнезда, а на восточном ещё одно в паре с противотанкавым орудием. К северу от них располагались ещё три пулемётных гнезда и бетонный дот. К югу находилась вышка ПВО, вооружённая зенитными пулемётами[35]. Мост через реку Орн обороняли, на восточном берегу с южной стороны — дот с противотанковым и зенитным орудиями, а с северной — два пулемёта. По берегам от обоих мостов протянулась система блиндажей и окопов, укреплённых мешками с песком[36].

Немцы знали о том, что вторжение неизбежно, однако в начале июня 1944 года чувствовали себя достаточно уверенно и спокойно, поскольку 4 числа на море поднялся крепкий ветер, исключавший какие-либо десантные операции на побережье. По прогнозу парижского метеорологического бюро люфтваффе, такая непогода должна была продлиться ещё две недели. Однако точность его оставляла желать лучшего, так как немцам нехватало данных метеонаблюдений из-за господства союзников по всей Атлантике[37]. Поэтому о кратковременном улучшении прогноза на 6 июня, которым и воспользовался верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе генерал Эйзенхауэр, отдавая приказ о начале операции «Оверлорд», они не знали, и множество командиров вермахта отбыло на штабные учения в Рен, а большое число военнослужащих было отпущено в увольнительные[38]. Сам генерал-фельдмаршал Роммель вернулся на несколько дней в Германию, чтобы отпразновать день рождения супруги, а также встретиться с Адольфом Гитлером в попытке получить больше танков для своих армий[39].

Дэдстик[править | править код]

Три планёра возле Канского канала.
Мост закрыт деревьями на заднем плане.

5 июня 1944 года в 22:56 шесть планёров, буксируемых бомбардировщиками Галифакс, взлетели с интервалом одна минута с базы Королевсих ВВС Тэррент Руштон[40]. «Хорса» № 1, первый из направлявшихся к Канскому каналу, нёс на своём борту майора Говарда и взвод лейтенанта Дэна Бразериджа (англ.), № 2 — взвод лейтенанта Дэвида Вуда (англ.), третий — взвод лейтенанта Сэнди Смита. Капитан Придей со взводом лейтенанта Хупера направлялся к речному мосту на планёре № 4. За ним следовали «Хорса» № 5, транспортировавший взвод лейтенанта Денниса Фокса, и № 6 со взводом Тода Свини (англ.). В каждом планёре находилось по 5 королевских инженеров[41]. На высоте 2100 м бомбардировщики пересекли Ла-Манш. По воспоминаниям участников, подбадриваемые Говардом, десантники на борту первого планёра пели всю дорогу до момента расцепления с буксирами[2], которое произошло в 7 минут по полуночи 6 июня 1944 года над береговой линией Нормандии. [40].

Дальнейший полёт пилоты-планеристы осуществляли по приборам, отсчитывая время до следующего манёвра по секундомеру, хотя по воспоминаниям их командира штаб-сержанта Джима Уолворка, темнота не была полной — он даже мог различать в лунном свете отблеск вод реки Орн и Канского канала. Когда планёр № 1 под его управлением коснулся поверхности небольшого поля треугольной формы возле мостов, перегруженная машина двигалась cо скоростью около 153 км/ч (95 миль в час) — слишком быстро для посадки. Но, хотя от удара сломались все три стойки шасси, её подбросило в воздух, что позволило пилотам, выпустив тормозной парашют, погасить скорость до приемлемых 136 км/ч (85 миль в час)[2], после чего планёр упал на «брюхо», заскользил по полю[42] и в 00:16, врезавшись в заграждение из колючей проволоки, окружавшее Бенувильский мост, остановился[43]. При этом у летательного аппарата разрушилась кабина пилотов, и оба они вылетели вперёд на землю сквозь разбитое остекление, были оглушены, однако серьёзно не пострадали, как и остальные десантники на борту[2]. Через минуту недалеко от первого приземлился планёр № 2. Как воспоминал его пилот, Оливер Боленд (англ. Oliver Boland):

Я грохнулся [со своим планёром] на землю со всей силы, и мы понеслись [по полю], разваливаясь по пути, но сумели остановиться.

[2]

Ещё через минуту, «Хорса» № 3 коснулся земли прямо позади второй машины, затем от удара об землю подскочил в воздух и перелетел через неё, избежав, таким образом, столкновения и неминуемой гибели людей на обоих бортах. Он упал, разломившись пополам, между планёрами № 1 и № 2[2], несколько человек были выброшены из него наружу, при этом пулемётчик «Брен» младший капрал Фред Гринхолф (англ. Fred Greenhalgh) упал в близлежащий пруд и утонул там, став единственным погибшим при посадке. Придя в себя в считанные минуты, десантники высыпали из разбитых летательных аппаратов и бросились в атаку, в соответствии с планом операции: взводы Бразериджа и Смита — на мост, а Вуда — на вражеские окопы к северо-востоку от него[44].

Мосты взяты[править | править код]

Француженка (местная жительница) и британские десантники-планеристы, 15 июня 1944 года.
Слева рядовой Масти (англ. Musty) вооружён трофейным пистолет-пулемётом MP 40.

Майор Шмидт, командующий охраной мостов, был в курсе, что ему поручена одна из критически важных точек обороны Нормандии. Однако, успокоенный, как и всё немецкое командование, неточным прогнозом погоды, он не приводил своих солдат в полную боеготовность. В момент высадки на посту было только два часовых, которые даже не обратили внимания на громкий шум приземления планёров[К 3]. Они всполошились лишь когда взвод лейтенанта Бразериджа начал штурм — один, услышав выстрелы, пустился наутёк с криком: «Парашютисты!» (нем. Die Fallschirmjäger!). Второй поднял тревогу, выпустив сигнальную ракету, и был тут же застрелен Бразериджем, в то время как остальные бойцы его взвода забросали близлежащий дот и окопы противника гранатами. По тревоге немецкие пулемётчики открыли огонь по людям на мосту, ранив Бразериджа в тот момент, когда он бросал гранату. Тем не менее, его бросок достиг цели, заставив замолчать одно из пулемётных гнёзд, в то время, как второе было подавлено огнём из ручных пулемётов «Брен». Взвод № 1 пересёк мост, чтобы занять оборону на его западной стороне. Королевские инженеры из первого планёра в поисках взрывных устройств перерезали любые обнаруженные провода, ведущие к детонаторам. Когда следом за ними взвод лейтенанта Смита пересекал мост, перестреливаясь набегу с немцами, его командир был ранен осколком гранаты. Оба взвода очистили от противника окопы и блиндажи с помощью гранат и пистолет-пулемётов «STEN», и к 00:21 сопротивление защитников моста на западном берегу полностью прекратилось. Осматривая место боя, бойцы Бразериджа обнаружили своего командира смертельно раненым. Вскоре он скончался, став первым военнослужащим Союзников, погибшим от вражеского огня в ходе высадки в Нормандии. На восточном берегу взвод лейтенанта Вуда очистил окопы и блиндажи, не встречая особого сопротивления. Сам Вуд был ранен в ногу пулемётным огнём в тот момент, когда отдавал приказ своему взводу атаковать позиции противника. Таким образом, командиры всех трёх взводов на мосту через канал были убиты или ранены. После атаки роты «D» из немецкой охраны уцелел только унтер-офицер Вебер (нем. Weber), который добежал до Бенувиля и доложил, что мост захвачен.

Первым у речного моста в 00:20 приземлился планёр лейтенанта Фокса (№ 5), остановившись в 300 м от него. Как только десантники приблизились, немцы открыли огонь из пулемёта MG 34. Взвод ответил выстрелом из 2-дюймового миномёта и поразил огневую точку прямым попаданием. После этого они пересекли мост, не встречая сопротивления. В 00:21 планёр № 6 приземлился в 700 м от моста. Лейтенант Свини оставил одно отделение своего взвода на западной стороне, а с остальными десантниками пересёк реку, чтобы занять оборону на восточной. Планёр № 4 так и не появился у мостов, и о его судьбе ещё ничего не было известно.

Из своего командного пункта, оборудованного на скорую руку в окопах на восточном берегу канала, Говард понял, что мост через реку взят. Капитан королевских инженеров Нильсон доложил, что хотя мосты и подготовили к уничтожению, но не снарядили взрывчаткой, которая была обнаружена на складе неподалёку[К 4]. Майор Говард приказал радистам передавать в эфир кодовые слова «Хэм» и «Джем», а взводу лейтенанта Фокса занять передовую позицию к западу от мостов у перекрёстка дорог на Бенувиль и Ле Порт.

7-й парашютный батальон[править | править код]

Почти одновременно со штурмовой группой майора Говарда авианаводчики (англ.) 22-й независимой воздушно-десантной роты Корпуса армейской авиации приземлились на парашютах к востоку от мостов между реками Орн и Див. С ними вместе, в сопровождении небольшой команды, высадился бригадир Найджел Поетт (англ.), командующий 5-й парашютной бригады (англ.). Потеряв после приземления в темноте ориентацию, Поетт двинулся в сторону мостов на звук автоматных очередей лейтенанта Бразериджа, собирая всех десантников, кого только смог обнаружить по дороге. В 00:50 уже вся 6-я воздушно-десантная дивизия начала высадку с самолётов на площадки приземления, обозначенные авианаводчиками, однако из-за ряда ошибок наведения парашютисты и всё их тяжёлое вооружение были рассеяны по значительной территории. К 01:10 на площадке приземления 7-го парашютного батальона собралось лишь 40 % личного состава — около 100 человек. Все их пулемёты, миномёты и радиостанции оказались потеряны при десантировании. Подполковник Пайн-Коффин решил не дожидаться остальных и поспешил на защиту позиций к западу от Канского канала, поскольку его подразделение было единственным подкреплением роты «D». Чтобы помочь десантникам найти в темноте путь к мостам, майор Говард начал подавать своим свистком условный сигнал — букву «V» азбукой Морзе.

Первым у мостов в 00:52 появился бригадир Поэтт вместе с солдатами, собранными им по дороге. В тот момент, когда Говард докладывал ему обстановку, со стороны Бенувиля и Ле Порта послышался шум грузовиков и бронетехники противника. Примерно в это же время майор Шмидт решил лично выяснить, что происходит на вверенных ему объектах, и направился к ним со сторны Ранвиля на своём бронетранспортёре SdKfz 250 с мотоциклетным эскортом. На высококой скорости они, сами того не подозревая, пересекли передовую позицию роты «D» и двинулись было к мосту, когда десантники открыли огонь. Убив мотоциклиста и вынудив полугусеничную машину съехать с дороги, они захватили Шмидта и его водителя в плен.

Танк PzKpfw IV, аналогичный уничтоженному возле Канского канала.

В 01:20 командиру 716-й пехотной дивизии, генерал-лейтенанту Вильгельму Рихтеру (нем.) доложили о высадке парашютистов и захвате мостов невредимыми. Первым делом он связался с генерал-майором Эдгаром Фойхтингером (нем.), командиром 21-й танковой дивизии, и приказал ему атаковать район десантирования противника. Но, хотя танки Фойхтингера и были предназначены для поддержки 716-й дивизии, они также являлись частью бронетанкового резерва, который подчинялся только приказам Верховного главнокомандования — ни одно его танковое подразделение не могло двинуться с места без прямого распоряжения Адольфа Гитлера. Фюрер в тот момент спал, а приближённые не решились его будить. Поэтому, когда в 01:30 вести о высадке воздушного десанта достигли 125-го панцергренадерского полка, полковник фон Люк лишь выдвинул его к сборным пунктам к северу и востоку от Кана и остановился там в ожидании дальнейших приказаний.

Ближайшее к Бенувильскому мосту крупное немецкое соединение, 2-й батальон 192-го панцергренадерского полка, находилось в Кероне. Генерал Фойхтингер приказал ему отбить мосты и затем атаковать площадки приземления парашютистов к западу от них. В 02:00 2-й батальон двинулся к мостам с запада. С севера ему в помощь выступили 1-я противотанковая (нем.) рота и часть 989-го батальона тяжёлой артиллерии. Как только первые танки PzKpfw IV показались с севера у перекрёстка, ведущего на мост, десантники подбили из единственного имевшегося в их распоряжении работоспособного гранатомёта PIAT передовую машину. У неё сдетонировал боекомплект, и остальные танки ретировались.

Первая рота 7-го парашютного батальона под командованием майора Найджела Тейлора (англ. Nigel Taylor) прибыла к мостам. Майор Говард приказал ему занять оборону к западу от канала в Бенувиле и Ле Порте. Затем появился подполковник Пайн-Коффин и, выслушав доклад Говарда, перешёл в Бенувиль, где развернул свой командный пункт возле церкви. Имея в своём распоряжении около 200 человек, он расположил роты «A» и «C» в Бенувиле лицом к югу в направлении Кана, а роту «B» — в Ле Порте лицом в направлении к Уистреаму (на север). Роте «D» было приказано находиться между мостами в резерве. В результате дальнейшей проверки окопов и блиндажей было обнаружено и захвачено в плен значительное число военнослужащих противника.

В 03:00 8-я тяжёлая рота 192-го панцергренадерского полка при поддержке самоходок Marder III, 20-мм автоматических зенитных орудий и миномётов, атаковала с юга позиции рот «A» и «C», несколько потеснив их. Однако прорвать оборону парашютистов немцам не удалось, и они окопались в Бенувиле в ожидании танковой поддержки своего дальнейшего наступления. Весь остаток ночи противник тревожил позиции британских десантников миномётным и пулемётным огнём, а также периодическими вылазками малых групп, не приносивших результатов.

Перед рассветом майор Говард собрал командиров своих взводов на совещание. Из-за боевых потерь среди офицеров взводами № 1, 2 и 3 теперь командовали капралы. Его заместитель, капитан Придей и взвод № 4 до сих пор не появились. Лишь во взводах № 5 и 6 лейтенантов Фокса и Свини наличиствовал полный комплект офицеров и унтер-офицеров. В 7:00, после интенсивной артподготовки началась высадка морского десанта на пляже «Сорд». С наступлением светового дня, немецкие снайперы в районе мостов начали выцеливать британцев, подвергая теперь смертельному риску каждого, кто двигался по открытому пространству. Однако взвод № 1 роты Говарда быстро справился с этой угрозой, приспособив захваченную 75-мм противотанковую пушку для подавления снайперских позиций в Бенувиле, Шато де Бенувиле (фр.) и окрестностях. В 09:00 два немецких боевых катера появились у моста через канал со стороны Уистреама. Передовое судно открыло огонь из 20-мм пушки. Ответным выстрелом PIAT взвод № 2 поразил его рулевую рубку, и, лишённое управления, оно врезалось в берег канала; экипаж сдался в плен. Второй катер повернул назад в Уистреам. В 10:00 одиночный самолёт Junkers Ju 88 сбросил бомбу на Бенувильский мост, которая попала в цель, но не взорвалась.

Воссоединение[править | править код]

С подходом танков, 2-й батальон 192-го панцергренадерского полка, при поддержке миномётного огня, возобновил наступление на позиции парашютистов в Бенувиле и Ле Порте. 7-й парашютный батальон, всё ещё недосчитывавший многих своих бойцов, с трудом сдерживал натиск противника, пока десантникам не удалось подорвать гранатой Гэммона головной танк, который заблокировал дорогу. Всего из 17 брошенных в атаку единиц вражеской бронетехники 13 было выведено из строя. Затем на помощь парашютистам был направлен взвод № 1 роты «D», который вошёл в Бенувиль и, выбивая немцев из одного дома за другим, освободил его. Взводы № 5 и 6 также заняли позиции напротив кафе Гондре (фр.), расположенного в 20 метрах к западу от Бенувильского моста. К середине дня большинство бойцов 7-го парашютного батальона, заблудившихся при высадке, добрались до мостов и три взвода десантников-планеристов вернулись на свои исходные позиции.

Только пополудни 21-я танковая дивизия получила разрешение атаковать высаживающихся Союзников. Полковник фон Люк приказал 125-му панцергренадерскому полку двигаться к мостам с востока от реки Орн, однако его колонна была быстро обнаружена, и в течение следующих двух часов практически полностью уничтожена авиацией и артиллерией союзников[К 5]. Действия 1-го батальона 192-го панцергренадерского полка и 100-го танкового полка были немного более успешными — им удалось достичь британской зоны высадки на пляже «Сорд» и канадской на пляже «Джуно».

Капитан Придей (в центре, с пистолет-пулемётом STEN) и десантники с пропавшего планёра.

В 13:30 у мостов послышались звуки волынки Билла Миллина, личного музыканта лорда Ловата (англ.), командира 1-й бригады коммандо (англ.), прибывшей с побережья с опозданием на два с половиной часа против расчётного времени. Перейдя под огнём противника по мостам, коммандос присоединились к защищавшим их с востока частям 6-й воздушно-десантной дивизии. Несколько танков поддержки остались на стороне Бенувиля, укрепив его оборону, в то время как остальные вслед за коммандос пересекли канал и реку и заняли позиции там. В 15:00 со стороны Кана показалось небольшое судно с немецкой пехотой на борту. Взвод № 1 встретил его огнём из противотанкового орудия и со второго выстрела поразил в корму, принудив ретироваться обратно в Кан.

В 21:15 2-й батальон Королевского уорикширского полка (англ.) 185-й пехотной бригады (англ.) прибыл с пляжа «Сорд» и начал занимать оборонительные позиции на смену десантникам. Около полуночи майор Говард передал мосты в распоряжение Уорикширского полка и двинул роту «D» на соединение со своим батальоном, который обнаружил в окрестностях Ранвиля в 03:30. Там уже находился капитан Придей со взводом № 4, чей планёр, как выяснилось, отклонился на 13 км из-за ошибки пилотов самолёта-буксировщика. Они совершили посадку в Варавиле у реки Див, захватили тамошний мост, а затем весь день пробивались через немецкие позиции к Ранвильскому мосту, чтобы соединиться со своей ротой.

Последствия[править | править код]

На 6 июня 1944 года Бенувиль был самой передовой точкой развития британского наступления в Нормандии[46]. 9 июня 13 самолётов люфтваффе попытались штурмовать мосты, но британцы успели прикрыть их лёгкими и средними батареями ПВО — воздушная атака была отбита, так и не достигнув цели. Немцы, тем не менее, отчитались об уничтожении одного из мостов прямым попаданием[47].

В дальнейшем плацдарм вокруг мостов, захваченный 6-й воздушно-десантной дивизией, использовался как отправная точка множества операций. Так, 1-й корпус (англ.) именно оттуда начинал попытку восточного охвата в рамках операции «Перч» (англ.), позднее отбитую 21-й танковой дивизией вермахта. С него же планировалось фланговое наступление 8-го корпуса (англ.) на Кан (Operation Dreadnought с англ. — «операция „Дредноут“»), позднее отменённое. В конце концов, с этого плацдарма начались наступательные операции «Атлантик» (англ.) и «Гудвуд» (англ.), нацеленные на уничтожение последних очагов сопротивления немцев в Кане, завершившие битву за город.

Первыми по окончании операции «Дэдстик», роту «D» покинули пилоты, поскольку их опыт и лётное мастерство требовалось для участия в других запланированных операциях. В частности, операция «Комет» (англ. Operation Comet), также предполагавшая coup-de-main захват трёх мостов в Нидерландах силами 1-й воздушно-десантной дивизии, требовала уже 18 планёров, поскольку на оборону каждого из мостов выделялось по целой бригаде десантников. Эта задача изначально была запланирована на 8 сентября 1944 года, но позже отложена, а затем и вовсе отменена. Однако её планы в адаптированном виде вылились в Голландскую операцию Союзников, в рамках которой была произведена высадка трёх воздушно-десантных дивизий, хотя тактика coup de main при этом не применялась[48].

Вслед за пилотами, королевские инженеры и взводы роты «B» Оксфордширского и букингемширского полка вернулись в состав своих «родительских» подразделений. Рота «D» вместе с 6-й воздушно-десантной дивизией участвовала в обороне плацдарма на реке Орн и наступлении к Сене. К 5 сентября 1944 года, когда дивизия была отозвана в Англию, от роты «D» в строю осталось всего 40 человек под командованием единственного уцелевшего офицера — майора Говарада; остальные офицеры, сержанты и унтер-офицеры числились среди потерь[49].

Оценки[править | править код]

Командующий союзными ВВС главный маршал авиации сэр Траффорд Ли-Мэллори так оценивал мастерство пилотов планёров «Хорса» в этой операции:

Это было одно из наиболее выдающихся лётных достижений войны.

[4]

Потери сторон[править | править код]

В штурме мостов участвовал 181 военнослужащий (139 десантников, 30 инженеров и 12 пилотов), из них двое были убиты и 14 человек ранены[13]. Потери 7-го парашютного батальона в ходе обороны мостов сводятся к 18 погибшим и 36 раненым[50].

Потери вермахта в живой силе в ходе ночного штурма мостов и дальнейших попыток их отбить в течение дня 6 июня неизвестны. 14 немецких танков были подбиты во время операции «Дэдастик»; первый из них ночью, а остальные 13 днём. Кроме того, немцы потеряли один боевой катер в Канском канале[51].

Награды и воинские почести[править | править код]

Майор Говард был награждён орденом «За выдающиеся заслуги», который в полевой обстановке ему вручил генерал Бернард Монтгомери[52]. Лейтенанты Смит и Свини награждены «Военными крестами»[53], сержант Тронтон и младший капрал Стейcи — «Воинскими медалями»[54]. Лейтенант Бразеридж был посмертно «отмечен в донесении» (англ.)[К 6][55]. За героическое пилотирование планёров восемь лётчиков были награждены медалями За лётные боевые заслуги (англ.)[56].

Операция «Дэдстик» под символическим названием Pegasus Bridge нанесена на знамя Парашютного полка Великобритании. Согласно традициям британской армии, такие почести оказываются полкам, отличившимся (преимущественно победившим) в той или иной военной кампании[57].

Память[править | править код]

Старая конструкция моста Пегас — часть экспозиции мемориала «Пегас» (англ.).

26 июня 1944 года Бенувильский мост получил новое имя — Pegasus Bridge с англ. — «мост Пегас», в честь британских десантников, носивших в годы Второй мировой войны на плече эмблему с изображением Беллерофонта верхом на мифическом крылатом коне[58]. В 1994 году конструкция моста была полностью заменена аналогичной новой, с удлинённым подвижным пролётом, что позволило проводить по каналу более крупные суда. Старая же стала частью экспозиции открывшегося неподалёку мемориала «Пегас» (англ.), посвящённого 6-й воздушно-десантной дивизии и, в особенности, операции «Дэдстик»[59].

В июне 1989 года Ранвильский мост был официально переименован в честь планёров, доставивших десант — Horsa Bridge с англ. — «мост Хорса (англ.)». Участок национальной автодороги N 814 между мостами теперь носит имя Esplanade Major John Howard с фр. — «эспланада майора Джона Говарда». Находящееся в 20 метрах от моста Пегас кафе Гондре (фр.) после войны стало излюбленным местом сбора британских ветеранов высадки в Нормандии. Его здание официально считается, несмотря на возражения некоторых современных исследователей[К 7], первым освобождённым (фр.) на континентальной территории Франции. В 1954 году на нём была установлена памятная табличка об этом событии, а в 1987 году оно получило статус исторического памятника.

Оригинальный макет местности вокруг мостов, который майор Говард использовал для инструктажа десантников перед операцией, представлен в экспозиции «Воздушно-десантное нападение: музей парашютного полка и воздушно-десантных войск» (англ. Airborne Assault: The Museum of The Parachute Regiment and Airborne Forces), находящейся в Имперском военном музее в Даксфорде[61].

В литературе и кинематографе[править | править код]

В 1959 году американский писатель Корнелиус Райэн опубликовал кингу «Самый длинный день» (англ. The Longest Day), подробно рассказывающую историю первых суток высадки Союзников в Нормандии (так называемого Дня «Д», англ. D-Day), основанную как на документах, так и интервью автора с более чем 300 участниками событий со всех воющих сторон. Книга включает в себя детальное описание операции «Дэдстик». В 1962 году книга была экранизирована на киностудии 20th Century Fox под тем же названием, со множеством звёзд в главных ролях. Майора Джона Говарда в ней сыграл британский актёр Ричард Тодд[62], который сам участвовал в операции «Дэдстик». 6 июня 1944 года он, будучи капитаном 7-го парашютного батальона, был десантирован в районе мостов и помогал майору Говарду оборонять их. Фильм «Самый длинный день» завоевал множество кинонаград, в том числе две премии «Оскар» в 1963 году — за лучшую чёрно-белую операторскую работу и лучшие спецэффекты.

Комментарии[править | править код]

  1. Все пилоты планёров были унтер-офицерами в звании, по меньшей мере, сержанта.
  2. Войскам предписывалось устанавливать около 1000 таких кольев на 1 кв. км, при этом их вершины часто соединялись колючей проволокой, а на каждой третьей была установлена мина или ручная граната[32]. В некоторых местах вместо брёвен использовались стальные рельсы[33].
  3. По версии американского историка Стивена Эдварда Эмброуза (англ.), немецкие охранники так привыкли к грохоту падения обломков самолётов Союзников, сбитых ПВО, что не обратили никакого внимания на шум посадки безмоторных планёров[42].
  4. Позднее выяснилось, что хотя солдаты майора Шмидта имели приказ взорвать оба моста в случае угрозы захвата[24], снаряжение их взрывчаткой могло начаться только по приказу в Верховного главнокомандования вермахта.
  5. Полковник Ганс фон Люк пережил войну и в 1989 году опубликовал мемуары, из которых следовало, что в 1960-х годах они встречались и даже подружились во Франции с майором Джоном Говардом [45].
  6. Форма официального поощрения за храбрость или иные выдающиеся воинские заслуги в вооружённых силах Великобритании и стран Содружества, Франции и США.
  7. Историк Норбер Ужеде (фр. Norbert Hugedé) в своей книге, посвящённой операции «Дэдстик», утверждает, что ещё во время ночного боя британские десантники взяли под свой контроль дом напротив кафе, принадлежавший некоему Луи Пико (фр. Louis Picot), тогда как дом «Гондре» открыл свои двери только ранним утром 6 июня[60].

Примечания[править | править код]

  1. Mitcham, 2007, p. 58.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Flight to Pegasus.
  3. Fowler, 2010, p. 62.
  4. 1 2 The Telegraph, 2013.
  5. Ambrose, 2003, p. 41.
  6. Tugwell, 1971, pp. 203—204.
  7. The Independent, 1999.
  8. 1 2 3 Fowler, 2010, p. 12.
  9. Ambrose, 2003, pp. 27, 35—37.
  10. Ambrose, 2003, pp. 43—44.
  11. Ambrose, 2003, pp. 53—55.
  12. Tugwell, 1971, p. 211.
  13. 1 2 Daily Mail, 2009.
  14. Tugwell, 1971, p. 39.
  15. Peters & Buist, 2009, p. 9.
  16. Fowler, 2010, p. 9.
  17. Ambrose, 2003, pp. 57—59.
  18. Ambrose, 2003, pp. 11, 61—63.
  19. Fowler, 2010, pp. 10, 22.
  20. Ambrose, 2003, p. 85.
  21. Fowler, 2010, p. 22.
  22. Fowler, 2010, p. 27.
  23. Ambrose, 2003, pp. 88—89.
  24. 1 2 3 4 Fowler, 2010, p. 10.
  25. Ambrose, 2003, pp. 3, 69—71.
  26. Ambrose, 2003, p. 24.
  27. Ford & Zaloga, 2009, pp. 197, 202, 204.
  28. 1 2 Fowler, 2010, p. 11.
  29. Ambrose, 2003, p. 76.
  30. Ford, 2002, p. 47.
  31. Ford & Zaloga, 2009, p. 204.
  32. The Obstacles.
  33. Masters, 1995.
  34. Morison, 2002, p. 89.
  35. Ambrose, 2003, pp. 70—71.
  36. Ambrose, 2003, pp. 72—73.
  37. Whitmarsh, 2009, p. 34.
  38. Ford & Zaloga, 2009, p. 131.
  39. Beevor, 2009, pp. 42–43.
  40. 1 2 Ford, 2002, p. 32.
  41. Fowler, 2010, pp. 28—29.
  42. 1 2 Ambrose, 2013, p. 89.
  43. Ford & Zaloga, 2009, p. 214.
  44. Ambrose, 2003, pp. 96—98.
  45. von Luck, 1989.
  46. Ambrose, 2003, p. 171.
  47. Fowler, 2010, pp. 54–55.
  48. Tugwell, 1971, p. 231.
  49. Ford & Zaloga, 2009, p. 221.
  50. National Archives.
  51. Ambrose, 2003, pp. 130–131, 153–159, 162, 168.
  52. London Gazette, Iss. 36679, 1944, p. 4044.
  53. London Gazette, Iss. 37072, 1945, p. 2452.
  54. London Gazette, Iss. 36679, 1944, p. 4046.
  55. London Gazette, Iss. 36720, 1944, p. 4474.
  56. London Gazette, Iss. 36753, 1944, p. 4792.
  57. Griffin, 2006, p. 187.
  58. Guard, 2007, p. 227.
  59. Memorial Pegasus.
  60. Hugedé, 1991.
  61. Airborne Assault.
  62. The Longest Day.

Источники[править | править код]

Книги[править | править код]

Статьи[править | править код]

Ссылки[править | править код]