Эта статья входит в число хороших статей

Операция «Ход конём»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Операция «Ход конём»
Основной конфликт: Вторая мировая война (Народно-освободительная война Югославии)
Marshal Tito during the Second World War in Yugoslavia, May 1944.jpg
Иосип Броз Тито (первый справа) и его соратники в Дрваре, 14 мая 1944 года
Дата 25 мая6 июня 1944
Место Югославия, Боснийская Краина, Дрвар
Итог Цель операции не достигнута
Противники

Flag of the German Reich (1935–1945).svg Германия
Flag of Independent State of Croatia.svg Хорватия
Флаг четников Югославские войска на родине

Flag of Yugoslavia (1943–1946).svg Югославия
Flag of the United Kingdom.svg Великобритания:
RAF roundel.svg Балканские ВВС (англ.)

Командующие

Силы сторон

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Вермахт и войска СС:

Флаг Хорватии (1941—1945) Усташи и домобраны:

  • 1-й батальон 6-й усташской бригады;
  • 1-й полк 2-й домобранской егерской бригады;

Флаг четников Югославские войска на родине:

  • Четники Динарской области: Боснийско-Краинский корпус (бригады «Воевода Живоин Мишич», «Змияне» и «Кочич», всего около 2000 человек), 1-й Боснийский корпус имени Гаврилы Принципа (около 700 человек), 501-й Косовский (1-й Ликский) корпус (около 330 человек) и части 502-го Велебитского (1-го Далматинского) корпуса (около 430 человек).
  • Итого: около 20 тысяч человек

Югославия НОАЮ:

Flag of the United Kingdom.svg Великобритания:

Потери

По данным партизан: 788 убитых, 881 раненый, 50 пропавших без вести
По немецким данным: 789 убитых, 929 раненых, 57 пропавших без вести

По данным партизан: 500 убитых, 1000 раненых, 2000 убитых гражданских
По немецким данным: 6240 убитых, раненых и пленных

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
Дрвар (Босния и Герцеговина)
Red pog.png
Дрвар
Дрвар, Босния и Герцеговина

Операция «Ход конём», или операция «Рёссельшпрунг» (нем. Operation Rösselsprung), в югославской историографии также известна как Седьмое вражеское наступление (сербохорв. Sedma neprijateljska ofenziva / Седма непријатељска офанзива), или Десант на Дрвар (сербохорв. Десант на Дрвар / Desant na Drvar), — комбинированная воздушно-десантная и сухопутная наступательная операция войск 2-й танковой армии вермахта с целью уничтожения Верховного штаба НОАЮ в городе Дрвар, а также находившихся при нём учреждений народно-освободительного движения Югославии и союзных военных миссий. Проводилась силами 500-го парашютно-десантного батальона СС, подкреплённого подразделениями 1-го полка 1-й парашютно-десантной дивизии, а также частей 15-го горного корпуса и 5-го корпуса СС в районе Бугойно — Яйце — Баня-Лука — Приедор — Бихач — Книн в период с 25 мая по 6 июня 1944 года[2][3][4].

Оборонительные действия 1-го пролетарского, 5-го ударного и части 8-го далматинского корпусов, а также Охранного батальона Верховного штаба[К 1] (ВШ), офицерской школы и партизанских отрядов НОАЮ во время операции «Ход конём» трактуются в югославской военной историографии как Дрварская операция[7].

В результате ожесточённых боёв и ценой высоких потерь немецкие войска овладели Дрваром, захватили штаб-квартиру партизан и её систему военной связи, нанесли значительный урон 1-й и 6-й пролетарским дивизиям, а также на какое-то время расстроили систему руководства НОАЮ и вынудили югославов временно прекратить активность в даном районе. Однако основная цель — уничтожение Верховного штаба и самого Й. Броза Тито не была достигнута[8][9][10][11].

Операция «Ход конём» стала последней из четырёх немецких антипартизанских акций[К 2], нацеленных на уничтожение ВШ НОАЮ и его главных сил, а также единственным случаем безуспешного применения немецкого воздушного десанта во Второй мировой войне[11][12].

Одним из факторов, способствовавших спасению ВШ НОАЮ и руководства народно-освободительного движения, стала массовая поддержка местных жителей, всячески помогавших партизанам и невыдавших немецким десантникам тайну о месте нахождения Тито[11].

Оперативная обстановка на оккупированных землях Югославии[править | править код]

Боснийская Краина — район проведения операции «Ход конём»

Весной 1944 года для немецкого командования возрастала угроза превращения югославского театра военных действий (ТВД) в связующее звено между фронтом Западных союзников в Италии и южным флангом наступавших Советских войск на Восточном фронте. В ходе Проскуровско-Черновицкой наступательной операции, проведенной в марте — апреле 1944 года, Красная армия вышла к предгорьям Карпат. Для защиты данного стратегического направления Гитлер 19 марта ввёл войска в Венгрию и подтягивал воинские части на оккупированную территорию в Бачке. Тем временем в апреле соединения Красной Армии вышли к чехословацкой и румынской границе, а в начале мая вступили на территорию Румынии. На фронте в Италии немецкое верховное командование ожидало скорого начала наступления армий антигитлеровской коалиции[2][13].

Непосредственно на югославском ТВД военая обстановка в апреле 1944 года характеризовалась ростом боеспособности НОАЮ, ставшей при поддержке союзников решающим фактором военной силы на Балканах. В этих условиях вермахт вёл постоянные оборонительные бои с партизанскими соединениями в Далмации, Черногории и Македонии, в то время как в Сербии, Хорватии и Боснии немецким войскам удалось оттеснить части НОАЮ к северу и западу от реки Дрина[14][15][16].

В условиях наступления Красной армии на Восточном фронте и ожидаемой высадки союзного десанта на западе Франции, немецкое командование не располагало силами для осуществления масштабного наступления против войск НОАЮ в Югославии. Тем не менее, стремясь добиться перелома на этом театре военных действий, Главнокомандование Юго-Востока приняло решение провести комбинированную операцию, сконцентрировав удар на Дрваре — месте дислокации Верховного штаба НОАЮ и политического руководства новой Югославии[К 3], высадив здесь парашютный десант и одновременно наступая сухопутными, преимущественно механизированными войсками по сходящимся направлениям к месту десантирования. По расчетам немецкого командования, ликвидация Верховного штаба НОАЮ и в первую очередь Тито должна была обеспечить дезорганизацию всего Сопротивления на югославских землях и временно прервать поддержку партизан со стороны союзников. Операцию необходимо было осуществить как можно скорее, поскольку усиленные ожидаемым успехом немецкие позиции в Юго-Восточной Европе были бы предпосылкой для сохранения лояльности румынского и болгарского руководства, а также нейтрального статуса Турции. Наряду с этим, для обеспечения военных потребностей Германии было важным обезопасить от действий партизан вывоз практически незаменимых югославских рудных сырьевых ресурсов, особенно после потери источников снабжения на востоке и прекращения турецких поставок хрома[14][2][17][16][13].

Предыстория подготовки операции[править | править код]

Приготовления к устранению Тито начались в 1943 году в дивизии «Бранденбург». В конце лета 1943 года было сформировано так называемое «подразделение Кирхнера», прошедшее короткую подготовку в Вене и в первой половине октября 1943 года переведённое в боснийский город Баня-Лука (около 100 км от Дрвара). Подразделение подчинялось непосредственно штабу дивизии «Бранденбург». В декабре сюда прибыло ещё одно подразделение из Греции под командованием капитана Бёкля (Boeckl). Он возглавил подразделение «Кирхнер» и преобразовал его в отряд, состоящий из двух взводов. Первым руководил Бёкль, вторым — лейтенант Кирхнер. Оба офицера наладили контакт с четниками для получения от них разведывательных сведений о партизанах. Для сбора информации разведка четников использовала антикоммунистически настроенных местных крестьян, которые могли относительно свободно передвигаться по контролируемой партизанами территории западнее Баня-Луки и собирать данные о расположении Верховного штаба НОАЮ и месте пребывания Тито[18].

В конце 1943 года была получена информация о передислокации ВШ НОАЮ в город Яйце. В связи с этим Кирхнер предложил два варианта плана проведения операции против партизанского командования. Первый предусматривал неожиданное ночное нападение на ВШ. К началу акции подразделение «Кирхнер» вместе с отобранными и хорошо знающими местность четниками должно было просочиться в ближнее расположение штаба и, пользуясь эффектом внезапности, захватить или нейтрализовать Тито. Согласно второму варианту, переданному 12 ноября 1943 года в штаб 2-й танковой армии, предлагалось сбросить в расположение партизан два трупа военнопленных, переодетых в британскую десантную форму, иницинировав их гибель из-за нераскрытия парашютов. В одном из них должен был находиться адресованный Тито пакет со взрывчаткой, срабатывающей при открытии. Планам не суждено было осуществиться, так как 9 января 1944 года город Яйце был взят 92-м моторизованным гренадерским полком, а Тито покинул город несколькими днями ранее[18].

Немцам пришлось начать новые поиски ВШ НОАЮ. В середине февраля 1944 года, когда стало очевидно, что спецотряд «Кирхнер» не в состоянии реализовать диверсионную операцию против ВШ, капитана Бёкля заменили майором Бенешем (Benesch). Подразделение реорганизовали до размеров батальона, состоящего из пяти специальных групп и назвали «отрядом браконьеров» (нем. «Verband Wildschütz»). Бенеш расширил сотрудничество с четниками, ориентировав их на разведывательно-деверсионную активность на освобождённой территории Боснийской Краины. Приблизительно к этому времени стало известно новое место нахождения Тито — город Дрвар. Решающую роль в розыске дислокации ВШ выполнила служба радиоразведки. Радиоразведывательная рота 4-го радиоразведывательного батальона, дислоцированная с лета 1943 года в Белграде, занималась контролем и дешифрированием радиосвязи партизан. Уже через несколько месяцев она контролировала большую часть радиосети ВШ НОАЮ. Её задачи осложняла высокая манёвренность партизанских соединений, однако расшифровка перехваченных сообщений не представляла особых сложностей[18][19].

После получения сведений радиоперехвата, воздушной разведки и других разведструктур[К 4] о местоположении ВШ НОАЮ, командование Юго-Востока принялось за разработку дальнейших мероприятий. Учитывая предыдущий опыт, когда партизанской разведке становились известны немецкие намерения, Главнокомандование Юго-Востока на этот раз решило не проводить масштабную операцию окружения или локальную диверсионную акцию. Вместо этого явился замысел нейтрализовать ставку верховного командования партизан с использованием комбинации быстрого сухопутного удара и одновременного парашютного десанта[18].

Планирование и подготовка операции[править | править код]

Считается, что предложение о подготовке плана операции «Ход конём» исходило от Главнокомандующего Юго-Востока генерал-фельдмаршала фон Вейхса, отдавшего в конце апреля — начале мая соответствующее указание командующему 2-й танковой армией генерал-полковнику Рендуличу[К 5]. План операции разрабатывался оперативным отделом штаба 2-й танковой армии под руководством полковника барона фон Фарнбюлера (Freiherr von Varnbüler)[К 6].[20][2][19].

Согласно плану, представленному 21 мая 1944 года Штабу оперативного руководства вермахта (Wehrmachtführungsstab) и утверждённому в тот же день, предусматривалось высадить на территории Дрвара ранним утром 25 мая парашютный десант с целью захвата Верховного штаба НОАЮ. В то же время сильные моторизованные боевые группы, сосредоточенные в районе населённых пунктов Бихач, Босанска-Крупа, Книн, Ливно, Яйце и южнее Кулен-Вакуфа, должны были перейти в наступление на сходящихся концентрических направлениях к Дрвару. С одной стороны, им предстояло сковать расположенные вокруг Дрвара соединения НОАЮ и не дать партизанам прийти на помощь атакованному десантом Верховному штабу. С другой стороны, этим мобильным моторизованным войскам надлежало как можно раньше прибыть в Дрвар, чтобы деблокировать высадившихся здесь десантников[20].

Захват Дрвара и ожидаемое устранение Верховного штаба возлагались на усиленный 500-й парашютно-десантный батальон СС под командованием гауптштурмфюрера Курта Рыбки (Rybka). Батальон являлся дисциплинарным подразделением СС, сформированным преимущественно из узников исправительного лагеря СС и полиции Данциг-Мацкау. Эта часть создавалась для борьбы с партизанами (Bandenbekämpfung) и её привлечение к операции было санкционировано Гиммлером после прямого вмешательства Штаба оперативного руководства вермахта. Усиление батальона составили 2-я и 3-я группы (планеристы) 1-го полка 1-й парашютной дивизии. Десантному батальону также придавались парашютная учебная рота СС, группа «Бенеш» (из «отряда браконьеров») в составе 40 человек под командой лейтенанта Дове (Dowe) и 6 сотрудников Абвергруппы-216 во главе с лейтенантом Завадилем (Walter Zawadil)[20][16][19].

На основании анализа информации разведывательных служб и материалов воздушной разведки, Фарнбюлером была разработана концепция плана действий 500-го парашютно-десантного батальона СС, утверждённая генерал-полковником Рендуличем. Десантирование планировалось осуществить в две волны. Первая волна десанта проводилась комбинированным способом на парашютах и планёрах. Парашютисты (всего 485 человек) разделялись на четыре боевые группы: «синие», «зеленые», «красные» и группа второй волны (четвертая группа составляла резерв десанта и перебрасывалась в Дрвар в составе второй волны). Планеристы (340 человек) делились на шесть боевых групп с устрашающими названиями: «пантера», «штурмующие» (Stürmer), «сорвиголовы» (Draufgänger), «хватающие» (Greifer), «кусающие» (Beisser) и «ломающие» (Brecher)[К 7]. Группы планеристов подразделялись на подгруппы численностью 10-30 человек. Каждой боевой группе указывалась определённая цель с условным наименованием: «Цитадель» (ВШ НОАЮ), «Америка» (Американская военная миссия), «Лондон» (Британская военая миссия), «Москва» (Советская военная миссия) и т. д. Самой большой группе «Пантера» (110 человек) предстояло высадиться в районе холма Шобича-Главица и овладеть «Цитаделью», где предпологалось местонахождение Тито и членов ВШ[К 8] Командование десантом возлагалось на гауптштурмфюрера Рыбку, который высаживался вместе со штабом батальона в составе группы «Красные» (батальонный резерв) и должен был непосредственно руководить захватом «Цитадели»[20][19][2].

В случае, если бы атака на ВШ НОАЮ сразу не привела к успеху, тогда по обусловленной сигнальной ракете боевые группы «красных», «зелёных» и «штурмующих» должны были оставить свои цели, кратчайшим путем прибыть к «Цитадели» и овладеть ею. Сразу после взятия «Цитадели» на группу «Пантера» и батальон возлагалась задача подать условный сигнал в виде свастики для самолёта авиаразведки и передать по рации сообщение для командования корпуса об успешном захвате ВШ. Информация о главном объекте операции доводилась до сведения всех десантников. Четвёртый пункт боевого приказа по 500-му батальону, изданного в ночь на 24 мая 1944 года, гласил: «Главной целью действий для всех подразделений батальона является Верховный штаб Тито. Как только станет точно известно, где находится штаб, все части батальона, приземлившиеся вблизи этой главной цели, должны без промедления и беспощадно прежде всего нейтрализовать Верховный штаб Тито. Важные личности должны по возможности попасть в наши руки живыми. Ценные письменные материалы надо сохранить. В зданиях штаба нельзя допустить возникновение пожара, чтобы люди из разведки получили ценные документы». Факт пленения Тито надлежало сохранить в строгой тайне[20].

Поскольку разработчики операции не были уверены в точности сведений о расположении «ставки Тито» в районе «Цитадели», в разделе плана под заголовком «Разное» было предусмотрено, что, в случае непредвиденных изменений в общей ситуации, все боевые группы, независимо от их первоначальных боевых задач, по условному сигналу осветительной ракеты обязаны наступать к месту, откуда он был подан[19].

Вторая волна десанта (171 человек) являлась подкреплением главных сил и должна была вылететь с аэродрома Залужани по команде командира 500-го батальона. Районом её приземления была выбрана поляна юго-западнее кладбища Шобича-Гробле (при условии, если комбат не укажет другое место). До посадки в самолёты и планёры батальон подчинялся штабу 2-й танковой армии. С момента посадки в самолёт и до выброски — авиационному командованию «Хорватия». После приземления батальон переходил под командование штаба 15-го горного корпуса. На случай вынужденного отступления из Дрвара 500-й батальон должен был прорываться через сёла Врточе и Каменицу навстречу боевой группе «Вилам» или в направлении Босански-Петровац для соединения с 92-м моторизованным гренадерским полком. Соединившись с боевой группой «Вилам» 373-й пехотной дивизии, десантники поступали под её оперативное руководство[19].

Главным условием успешности операции являлось обеспечение её внезапности. С этой целью все приготовления совершались в строгой секретности с привлечением к работе узкого круга лиц. Относящиеся к операции документы в период с 17 по 25 мая имели гриф «Совершенно секретно, только для начальников высших штабов» (Geheime Kommandosache Chefsache). Штабом 2-й армии были приняты беспрецедентные меры по обеспечению сохранности тайны, дезинформированию и маскированию подготовки наступления. Чтобы исключить утечку сведений к партизанам было решено до перехода в наступление почти полностью отказаться от использования негерманских войск, за исключением хорватских подразделений, приданых 373-й легионерской дивизии вермахта, при этом о предстоящих действиях информировался только немецкий командный персонал. Кроме них в составе группы «Бенеш» использовались несколько четников, от помощи которых нельзя было отказаться с учётом их знания местности и языка[К 9]. Тем не менее о цели операции четники узнали только утром 25 мая, находясь в планёрах на подлёте к Дрвару. Десантники 1-го парашютного полка дислоцировались два с половиной месяца целиком изолированно на удалённых аэродромах в Лучко (около Загреба) и Церкле (ныне Церкле-об-Крки, Словения). 500-й парашютно-десантный батальон получил приказ о подготовке к десантированию 20 мая, цель и время действий оставались неизвестными вплоть до нескольких часов до начала операции. Командиру батальона указывались лишь исходные аэродромы Гросс-Бечкерек, Загреб и Баня-Лука. Сообщалось, что командиры групп получат дальнейшие инструкции на месте. В день утверждения приказа о начале операции, 21 мая 1943 года, батальон находился в месте подготовки возле Кралево. Все приказы сюда доставлялись только лично через офицеров. Парашютисты были переодеты в форму пехотинцев без знаков различия. Содатские книжки были сданы на хранение. Подразделениям следовало скрывать десантное снаряжение. Предназначенные для операции планёры не перемещались на аэродромы до дня вылета. Название города Дрвар появилось в дивизионных и батальонном приказах только в ночь на 24 мая. Окончательный приказ поступил в 500-й батальон 23 мая. Солдатам его довели только на аэродромах. Сосредоточение десантных подразделений в пунктах вылета проводилось ранним утром 25 мая[20][16].

Для проведения сухопутной наступательной операции задействовались, «беспощадно оголяя другие участки», следующие части:

Всего: 16 тыс. человек[19].

Карта операции «Ход конём»: красными стрелками указаны передвижения партизанских войск у Дрвара, синими — действия немецких войск

Перед участниками сухопутной операции ставились следующие задачи:

  • Полк «Бранденбург», численностью около 800 человек, с группой четников, наступая с северных окрестностей Книна, должен был овладеть населённым пунктом Босанско-Грахово. После этого, разделившись на группы, часть которых была одета в партизанскую форму, продолжал наступление на линии Прекая — Дрвар, уничтожая и беря в плен подразделения и штабы НОАЮ, которые могли вырваться из Дрвара. После этого полку надлежало выходить на соединение с полковой боевой группой 7-й дивизии СС, движущейся из Яйце.
  • Боевая группа «Виллам» в составе 384-го пехотного полка 373-й хорватской пехотной дивизии, усиленная 2-й ротой 202-го танкового батальона, всего 1500 человек, выступала из населённого пункта Срб в направлении Дрвара. Ей предстояло разбить и отбросить части 2-й ликской бригады 6-й дивизии НОАЮ и прорываться в Дрвар на соединение с 500-м парашютно-десантным батальоном. Дальше группе ставилась задача прочесать окрестности Дрвара в поисках партизан и складов НОАЮ, а частью сил продолжать движение в направлении Босански-Петровац навстречу 92-му моторизованному полку.
  • Батальонная группа «Лапац» в составе двух рот разведывательного батальона, всего 218 человек, предпринимала демонстративную атаку в направлении Мартин-Брода для отвлечения сил 1-й ликской пролетарской дивизии. После этого соединялась с группой «Вилам» для оказания поддержки в выполнении её задач.
  • 92-му моторизованному гренадёрскому полку, усиленному 468-й бронированной разведротой, всего 2750 человек, необходимо было наступать на направлении Бихач — Босански-Петровац, разбить части 6-й краинской бригады, овладеть Врточе и установить связь с группой, движущейся из Босанска-Крупа к Босански-Петровацу. После этого взять Босански-Петровац, зачистить его от партизан и одним батальоном двигаться к Дрвару на соединение с 500-м батальоном и группой «Вилам», уничтожая встречные подразделения НОАЮ. Саперный батальон 1-й казачьей дивизии должен был быстро обеспечить проход моторизованных транспортных средств по маршруту следования 92-го полка. Полковой группе 2-й домобранской егерской бригады численностью 1800 человек, подчиненной штабу 92-го полка, ставилась задача наступать по направлению Босанска-Крупа — Врточе, отбросить подразделения 8-й краинской бригады и двигаться к Босански-Петровацу.
  • Три боевые группы 7-й горной дивизии СС «Принц Ойген», усиленные 202-м танковым батальоном из резерва 2-й танковой армии, имели задачу наступать по направлениям Баня-Лука — Чаджавица — Ключ, Мрконич-Град — Мрачай — Рибник, Яйце — Млиништа. После этого им надлежало широким фронтом пробиваться в район горных массивов между рек Сана и Унац с целью зачистки территории от партизан и поиска складов НОАЮ.
  • 105-му разведывательному батальону СС, усиленному разведывательным батальоном 369-й пехотной дивизии, ставилась задача действовать на линии Ливно — Прилука — Целебич в направлении Босанско-Грахово и далее к Дрвару, уничтожая встречающиеся подразделения НОАЮ и захватывая их склады. Разведывательный батальон 369-й дивизии должен был при этом продвигаться через село Прилука на Гламоч, разведать местность на Гламочко-Поле и не допустить отхода партизан из района Дрвара в направлении к Ливно[19].

Непосредственное руководство сухопутной операцией командование 2-й танковой армии возложило на штаб 15-го горного корпуса, оставив за собой отработку плана действий десанта и информировав о нём штаб корпуса только в части способа задействования парашютных и планёрских групп. Выдвижение сухопутных войск на исходные позиции должно было происходить в последний момент и было проведено в течение 24 мая. При этом части 7-й дивизии «Принц Ойген» завершили сосредоточение только около 4 часов утра 25 мая. Воинские части из состава 5-го горного копуса СС (7-я дивизия «Принц Ойген» с 202-м танковым батальоном 2-й армии, 105-м разведывательным батальоном СС и 369-м разведывательным батальоном) были оперативно подчинены 15-му горному корпусу с 5 часов утра 25 мая 1943 года — с момента начала операции[К 10][19][4].

Приказ авиационному командованию «Хорватия» о поддержке операции с воздуха был отдан авиакомандованием Юго-Востока. Для обеспечения десантной операции Люфтваффе предоставили 40 военно-транспортных самолётов Юнкерс Ю 52 и планёры, для доставки которых к месту десантирования использовались самолёты Ju-87 или Hs-126. Поддержку сухопутных войск осуществляли самолёты II группы 51-й истребительной эскадры (II. Gruppe/Jagdgeschwader 51) и I группы 2-й эскадры пикирующих бомбардировщиков (I. Gruppe/Stukageschwader 2), взятые с других фронтов, а также подразделения авиационного командования «Хорватия»[16][19].

Планер люфтваффе DFS 230

Штаб 15-го корпуса довёл до сведения командования вверенных частей, что численность партизан в районе операции составляет около 12 тысяч человек, имеющих на вооружении тяжёлое оружие, артиллерийские и противотанковые орудия, а также несколько бронемашин. Предупреждалось об ожидаемом значительном сопротивлении со стороны 1-й и 6-й пролетарских дивизий. Сообщалось о разрушенных мостах и минированных дорогах, ведущих на контролируемую партизанами территорию. Немецкие войска были предупреждены о возможных ударах англо-американской авиации[19].

Оценка оперативной обстановки, распределение и задачи частей НОАЮ[править | править код]

Оборонявшие район Дрвара войска НОАЮ были не такими сильными, как можно было бы предположить, учитывая пребывание здесь Верховного штаба и трёх военных миссий союзников[21].

В районе Дрвара на освобождённой территории Боснийской Краины дислоцировались части 1-го пролетарского, 5-го и 8-го корпусов, охранный батальон и офицерская школа Верховного штаба НОАЮ, всего около 17 тысяч человек. По оценке Верховного штаба, в случае наступления немецких войск, основные силы противника стремились бы быстро продвигаться по имеющимся дорогам. С учётом этого части 1-го пролетарского и 5-го ударного корпусов располагались так, чтобы закрыть направления к Дрвару[22][23].

Общий вид на город Дрвар
  • 1-й пролетарский корпус (1-я и 6-я пролетарские дивизии), оборонял направление к Дрвару со стороны населённых пунктов Мрконич-Град, Яйце, Ливно, и Срб, а также частично совместно с 5-м корпусом — направление из Баня-Луки к Чаджавице. Его штаб[К 11], располагался в посёлке Баичи села Мокроноге. Корпусная артиллерия, приданая 3-й краинской пролетарской бригаде, размещалась в районе деревни Рудине между населёнными пунктами Гламоч и Корична[22].
  • Из состава 5-го ударного корпуса в районе операции «Ход конём» располагались большая часть 4-й и подразделения 39-й дивизий, Ливаньско-Дуваньский, Гламочский и Дрварско-Петровацкий партизанские отряды, а также штабные и тыловые подразделения и учреждения. На основании добытой разведывательной информации штаб корпуса пришёл к заключению, что противник намеревается предпринять наступательные действия из района городов Бихач и Босанска-Крупа в направлении города Босански-Петровац. Согласно приказу от 17 мая, 4-й и 39-й дивизиям была поставлена задача закрыть направления, ведущие к освобождённой территории со стороны населённых пунктов Баня-Лука, Приедор, Босански-Нови, Босанска-Крупа и Бихач. Штаб корпуса располагался в селе Рибник[К 12]. Артиллерия корпуса была придана его боевым частям[К 13].
  • Из 8-го ударного корпуса на территории, захваченной операцией «Ход конём», находилась большая часть сил 9-й дивизии (1-я, 2-я и 3-я далматинские ударные бригады, всего 1732 человека), закрывавшей направление из Ливно и Книна к населённому пункту Босанско-Грахово.

Город Дрвар расположен в долине реки Унац между лесистыми горными хребтами Осьеченица (1791 м) на северо-западе, Клековача (1961 м) на северо-востоке и Виенац (1539 м) на юге. Благодаря выгодному горному рельефу внешние подступы к городу можно было прикрыть сравнительно небольшими силами НОАЮ[24] .

Барак ВШ НОАЮ на горе Градина в Дрваре (реконструкция)

Верховный штаб размещался в Дрваре в домах на правом берегу реки Унац. Для Тито и членов ВШ вверх от берега, на расстоянии около 23 м, был построен деревянный замаскированный барак на площадке пещеры у подножья горы Градина. Сверху над бараком нависала скала. В случае авиационного налёта пещера служила бомбоубежищем. Другим местонахождением Верховного Главнокомандующего была пещера поблизости села Бастаси. Оттуда он прибыл в Дрвар вечером 24 мая. Охранный батальон ВШ в составе четырёх рот и одного кавалерийского эскадрона (около 400 человек, вооружённых 300 винтовками, 50 автоматами, 30 пулемётами, 7 зенитными пулемётами и 3 противотанковыми пушками) был распределён в соответствии с выполняемыми задачами следующим образом: 1-я рота (без одного отделения) обеспечивала охрану Верховного штаба в Дрваре. 2-я рота и кавалерийский эскадрон защищали Верховного Гловнокомандующего в селе Бастаси. Один взвод 4-й роты охранял членов британской и американской военных миссий в населённом пункте Дрвар-Село. 2-й взвод 4-й роты обеспечивал советскую миссию в селе Подбрина (теперь часть села Прекая). Один взвод 3-й пулемётной зенитной роты располагался на плато над дрварской пещерой в районе Засеок (Градина), а второй — в Дрваре, в районе высоты Шобича-Главица. Одно отделение 1-й роты охраняло барак ВШ в селе Потоци. Вместе с Тито в Дрвар 24 мая прибыли несколько бойцов кавэскадрона и взвод 2-й роты охранного батальона[22][25].

В Дрваре также находились два батальона Инженерной бригады ВШ (oколo 300 человек) и танковый взвод 1-го пролетарского корпуса (3 девятитонных танка, вооружённых 20-мм пушкой и двумя пулемётами «Бреда», 1 танкетка с огнемётом и 1 бронеавтомобиль). Кроме этих подразделений в Дрваре пребывали структурные отделения Верховного штаба: связи, экономическое, медицинское, артиллерийское, техническое, шифровальное и защиты народа; Высший военный суд, курсы радиотелеграфистов и шифровальные; ЦК КПЮ, ЦК КСМЮ. В городе и его окрестностях располагались многие тыловые учреждения: редакция информационного агентства Танюг, комендатура города и района (Komanda mjesta i Komanda područja Drvar), Театр народного освобождения, рота приёма иностранной союзной помощи, партийные комитеты, Высшие партийные курсы, медицинские учреждения (госпиталь, аптека и медицинские курсы 1-го корпуса, госпиталь и аптека 6-й пролетарской дивизии и т. д.). В селе Шиповляни располагалась Офицерская школа Верховного штаба с пехотным (93 офицера) и интендантским (34 офицера) курсами, типография ВШ, Национальный комитет освобождения Югославии и некоторые члены АВНОЮ[22].

Верховный штаб и штабы корпусов сообщались посредством радио-телеграфной (РТС), телефонной (ТС) и курьерской связи. В свою очередь РТС и ТС поддерживалась между корпусами и дивизиями, а также дивизиями и бригадами[22].

Разведывательные сообщения о концентрации немецких войск на периферии освобождённой территории Боснийской Краины начали поступать в Верховный штаб в марте 1944 года[К 14]. В числе принятых встречных мер, по приказу ВШ был разработан план оповещения и обороны Дрвара от возможного немецкого десанта. В Охранном батальоне Верховного штаба была сформирована пулемётная зенитная рота, а его пехотные роты приступили к укреплению позиций, строительству бункеров, окопов, пулемётных гнёзд. 22 марта об угрозе десанта было проинформировано командование Высших курсов военной школы при ВШ НОАЮ, после чего курсантов объединили в батальон, состоящий из двух рот. В окрестностях Дрвара сосредоточили 2-ю ликскую пролетарскую бригаду, а 3-я ликская пролетарская бригада переместилась в район Трубара с задачей обороны Дрвара со стороны населённых пунктов Срб и Босанско-Грахово. В рамках этих мероприятий Верховный Главнокомандующий маршал И. Броз Тито перенёс свою квартиру в близлежащее село Бастаси. Шестого апреля 3-я ликская бригада временно сменила 2-ю бригаду в Дрваре, с тем, чтобы последняя 18-19 апреля вернулась на свои позиции. Во время прохождения бригады через Бастаси Тито лично информировал её штаб о возможных намерениях немцев сбросить десант на Дрвар и проинструктировал об организации обороны города[22].

Концентрация немецких войск относительно быстро выявлялась югославской разведкой. Это влекло за собой повышение мер бдительности на направлениях, ведущих к Дрвару. Однако поступающие сведения были не всегда надёжными, иногда даже противоречивыми. В первой половине мая разведгруппа партизан из Загреба сообщила об уничтожении немецких планёров во время налёта союзной авиации на расположенный поблизости города аэродром. Между тем другая группа разведчиков из района Баня-Луки доложила в штаб 5-го корпуса о прекращении немецких приготовлений к нападению на Дрвар. Это укрепило уверенность партизанского командования в отстутствии непосредственной угрозы немецкого воздушного удара[К 15]. Внимание Верховного штаба было сосредоточено на пехотных и моторизованных подразделениях немецких войск в близлежащих гарнизонных городах Бихач, Книн, Ливно, Яйце и Баня-Лука. С учётом обострения военной обстановки в районе населённых пунктов Срб и Лапац, 15 мая ВШ НОАЮ принял решение перебросить 2-ю ликскую бригаду из Дрвара в качестве резерва на угрожаемое направление[22][26].

Передвижения войск и подкреплений на немецкой стороне регистрировались в штабах НОАЮ с большим вниманием. Поэтому перемещение крупных немецких сил в направлении Дрвара не остались незамеченными партизанской разведкой, особенно в последние дни перед 25 мая. Однако, поскольку движение более мелких немецких подразделений, а также бои за контроль над важными линиями коммуникации в этом районе были в порядке вещей, эти передислокации для югославского командования обрели большое значение только в тот момент, когда стала очевидной всё возрастающая масса немецких войск в районе Дрвара. Так, 18 мая штаб 5-го корпуса информировал 39-ю дивизию о сильном движении немецких войск из Бихача в направлении к Дрвару, ошибочно полагая, что целью этих приготовлений был захват партизанского аэродрома вблизи Босански-Петроваца, имевшего важное значение для переброски раненых в Италию и приёма грузов союзной помощи. На самом же деле это была уже первая подготовка немецкой стороны к операции «Ход конём». 21 мая штаб 4-й дивизии 5-го корпуса потребовал от подчинённых бригад повышения бдительности и устройства засад на главных и боковых дорогах в связи с намерением противника напасть из Книна и Бихача на Дрвар и Петровац. Учащающиеся сообщения о передвижениях немецких войск вызывали обеспокоенность югославского верховного командования, но в то же время там всё ещё не ожидали большого наступления на концентрических направлениях к Двару[К 16]. Когда в течение 24 мая германские сухопутные войска и распределённые на группы десантники перемещались на заданные исходные позиции и аэродромы, в Дрваре не подозревали о надвигающейся крупномасштабной атаке. Хотя 24 мая из 6-й краинской бригады доложили по телефону дежурному в Дрваре о приземлении на вспомогательном аэродроме вблизи Бихача большого количества немецких самолётов, эти сведения не связывали с угрозой десанта, а передали указание известить все надлежащие службы об ожидаемой на следующий день усиленной бомбардировке города. По вышеприведенным причинам, высадка немецкого десанта в Дрваре захватила врасплох Верховный штаб, в то время как наступление сухопутных сил вермахта в целом не стало неожиданностью для партизанских соединений и частей[22][26].

Ход операции[править | править код]

25 мая 1944 года в 5:00 сухопутные части вермахта двинулись к своим оперативным зонам. В 6:35 пять эскадрилий бомбардировщиков люфтваффе (в том числе Junkers Ju 87) совершили первые авианалёты на Дрвар и Босански-Петровац. Всего было совершено 440 вылетов в тот день[27][28].

Высадка немцев и ответные действия партизан[править | править код]

В 7:00 началась высадка 500-го парашютно-десантного батальона СС. Большая часть парашютистов и пилотов планеров высадилась относительно недалеко от своих целей, несмотря на сильный дым и поднявшуюся после бомбёжек пыль однако часть планеров отклонилась от курса и потерпела аварию: один планер приземлился у пещеры Бастаси в 7 км к западу от Дрвара, а ещё несколько приземлились у местечка Врточе. Парашютисты, оказавшиеся у Бастаси, были уничтожены батальоном сопровождения Тито, а очутившиеся во Врточе с боем вынуждены были пробираться к Дрвару[27]. Первая волна высадившихся парашютистов быстро заняла Дрвар[29].

Боевая группа «Пантер», поддержанная группой «красных», преодолела сопротивление партизан на кладбище, и Рыбка приказал установить штаб за оградой кладбища. Однако признаков наличия штаб-квартиры Тито не было обнаружено. Боевые группы «Грайфер» и «Брехер» успеха не достигли, поскольку британская и американская миссии ещё 23 мая изменили дислокации, основываясь на данных об аэрофотосъёмке с немецких самолётов. Группа «Штюрмер» вынуждена была приземлиться в поле к югу от Дрвара и была перебита бойцами батальона сопровождения Тито, засевшими на возвышенностях. Группа «Драуфгенгер» высадилась у «Западного креста» и взяла здание, которое приняла за партизанский центр связи, однако там их поджидали вооружённые члены ЦК КПЮ, которые вели бой до последнего патрона и в самом конце подорвали всё здание, используя заложенную заранее взрывчатку. Группы «синих» и «зелёных», высадившиеся в восточной части Дрвара, где проживало большинство населения, также вступили в упорные бои. В тот момент закончился съезд Союза комунистической молодёжи Югославии, и в городе осталось довольно много юных коммунистов. Подростки разобрали всё оружие, какое было в городе, и начали сражаться с эсэсовскими парашютистами, которые пытались закрепиться на востоке города[30].

В 2 км к востоку на дороге к Мокроноге находилось партизанское офицерское училище, в котором обучались около 130 курсантов. Когда курсанты услышали звуки выстрелов и взрывов со стороны Дрвара, то они бросились на запад, будучи вооружёнными лишь пистолетами и несколькими винтовками. Они разделились на несколько групп: малая группа пересекла Унац и отправилась на запад к железной дороге, следуя в сторону убежища Тито, а большая группа занялась сбором трофейного оружия и боеприпасов, которые были сброшены на парашютах для немцев. Эта большая группа вступила в бой с немецкими группами «синих» и «зелёных», атаковав их с востока примерно в 8:00. Партизаны понесли серьёзные потери, но оказали серьёзное давление на немцев. В 9:00 немцы заняли Дрвар почти целиком, и солдаты начали обходить дома, под угрозой требуя от граждан выдать местонахождение Тито. Однако Рыбка вскоре понял, что партизан в городе нет и что они окопались на севере у пещеры. Он сразу же запустил красную сигнальную ракету, приказывая своим войскам идти на север[31].

Штурм пещеры Тито и контратака партизан[править | править код]

Примерно в 10:30 Рыбка начал лобовую атаку через Унац при поддержке расчёта пулемёта MG 42, который открыл огонь по пещере. Немцы добрались до основания холма (в 50 метрах от пещеры), но наткнулись на сопротивление и понесли тяжёлые потери. Более того, им было тяжело перебираться через реку[31]. Незадолго до атаки Тито и ещё 20 человек из штаба укрылись в пещере[32]. Тем временем к Дрвару отправились партизанские части, окружая его. Три батальона 3-й ликской пролетарской ударной бригады из 6-й пролетарской ликской дивизии приблизились с юго-востока. Один батальон атаковал немцев на кладбище, ещё двое совершили обходной манёвр, чтобы ударить по немцам с запада[33].

Побег Тито[править | править код]

К 11:15 первая волна атак Рыбки была отражена, и Тито со своими спутниками покинули пещеру[34]. У входа в пещеру была небольшая платформа, на которую они спустились по канату через потайную дверцу. Бегство было сопряжено серьёзными задержками: Тито пришлось успокаивать свою запаниковавшую возлюбленную Даворянку Паунович и своего пса по кличке Тигар. Группа беглецов разделилась на несколько маленьких групп: перебравшись через Унац, они отправились на восточные вершины и скрылись у деревни Потоци[32].

Вторая немецкая атака и отступление парашютистов[править | править код]

Действия боевой группы «Виллам» 25 мая 1944 года

Парашютистов из второй волны сбросили двумя группами к западу от кладбища примерно в районе полудня. Однако место десантирования простреливалось партизанами, и поэтому добрая часть парашютистов была убита на месте. Остатки войск под командованием Рыбки повторили атаку, но эсэсовцев сильно теснили на флангах, и штурм провалился опять. Бои продолжались в течение дня, обе стороны несли тяжёлые потери[34].

В середине дня Рыбка приказал отступить своим войскам к кладбищу, где те создали оборонительный периметр. В ходе отступления одна группа парашютистов оказалась в окружении партизан и была уничтожена. В 18:00 Рыбка получил осколочное ранение гранаты и был срочно эвакуирован на небольшом самолёте, на котором планировалось увезти пленного Тито. Примерно в то же самое время командир партизанских сил в Дрваре, комбриг 3-й ликской пролетарской бригады Милан Шиян был ранен выстрелами из немецкого пулемёта[35].

В 21:30 немцы укрепились на кладбище, хотя и очутились в партизанском кольце. В ту ночь 3-я ликская пролетарская бригада при помощи 1-го батальона 3-й бригады 9-й далматинской дивизии атаковала позиции немцев. 26 мая в 3:30 партизаны бросились на решающий штурм, прорвав оборону в нескольких местах, но парашютисты СС удержали свои позиции[36].

Наступление сухопутных немецких сил[править | править код]

В конце мая 1944 года численность личного состава 2-й танковой армии насчитывала 185 с половиной тысяч человек[37]. Однако немцы могли выделить только 16 тысяч человек из 2-й танковой армии для наземной поддержки в ходе операции «Ход конём», поскольку по всей стране велась активная партизанская деятельность, и партизаны сковывали 2-ю танковую армию так или иначе. Немцы сделали ставку именно на силы специального назначения и на свои тактические ходы[38]. Партизаны защищали контролируемую ими территорию, минируя дороги и дома. Дороги были под контролем патрулей и небольших отрядов, которые должны были сдерживать противника до прибытия подкреплений[39].

Немцы сумели переиграть тактически партизан, бросив в бой мощные и быстрые моторизованные колонны с сильной сапёрной поддержкой. Колонна 92-го моторизованного полка, в частности, успешно справлялась с поставленными ей задачами при таком подходе[40]. Помимо этого, немцы внесли новинку в свои операции, выделив пять разведывательных батальонов для проведения отдельных операций в тылу у партизан[41].

25 мая[править | править код]

Карта действий 92-го моторизованного полка 25 мая 1944 года

В течение 25 мая сухопутные части 15-го горного корпуса вермахта продвигались гораздо медленнее, чем ожидалось: 1-й, 5-й и 8-й партизанские армейские корпуса оказывали сопротивление по всем направлениям продвижения немецких войск, а из-за плохих коммуникаций и нескоординированности действий немецких колонн продвижение затягивалось. К тому же сухопутные части немцев подвергались постоянно авианалётам со стороны британцев[42][43].

В 5 часов утра 25 мая боевая группа «Виллам» начала свою атаку со стороны Срба в восточном направлении, стремясь преодолеть 20 км до Дрвара как можно быстрее. Боевая группа столкнулась с упорным и организованным сопротивлением 2-й пролетарской ликской бригады из 6-й пролетарской ликской дивизии. За день упорных боёв немцы взяли Трубар, но не смогли преодолеть оборону на холмах к востоку от деревни. Осознав важность задания боевой группы «Виллам», командир 373-й дивизии генерал-лейтенант Эдуард Алдриан[44] приказал батальонной группе остановить продвижение от Лапаца к Мартин-Броду и отправиться на помощь боевой группе «Виллам»[45][46].

1-я ликская пролетарская ударная бригада находилась на севере вдоль реки Уна. 2-я ликская пролетарская бригада запросила о помощи 1-ю бригаду, но штаб-квартира 6-й дивизии приказала перебросить подкрепления к Дрвару. В 21:00 3-й батальон 2-й ликской пролетарской бригады контратаковал авангард группы «Виллам», окружив её и оторвав от основной части боевой группы. Виллам приказал оставшимся частям занять круговую позицию. В 22:25 Алдриан приказал Вилламу продолжить атаку, но Виллам ответил, что не может этого сделать, поскольку потерял связь со своими же частями[47].

Боевая группа 92-го моторизованного полка включала в себя две колонны: западную непосредственно из 92-го моторизованного полка и восточную (54-й разведывательный батальон и 1-й егерский домобранский полк 2-й хорватской легкопехотной бригады). Западная колонна продвигалась на юго-восток со стороны Бихача и столкнулась с сопротивлением 6-й краинской бригады 4-й краинской дивизии. К концу дня западная колонна достигла Врточе (на полпути между Бихачем и Петровацем). Будучи оснащённой автотранспортом, колонна сумела обойти основные оборонительные позиции партизан на западе, а казачьи части, выполнявшие обязанности сапёрных подразделений, сыграли важную роль в продвижении колонны[48][49]. Восточная колонна выдвинулась из Босанской-Крупы, стремясь установить связь с западной в Врточе. Она продвинулась на 10 км, прежде чем столкнуться с оборонительными позициями 8-й краинской бригады 4-й краинской дивизии[50][51].

Штурм, предпринятый 7-й дивизией СС 25 мая 1944

7-я дивизия СС была разделена на три колонны: северную, центральную и южную. Северная колонна состояла из боевой группы штурмового панцергренадерского батальона и 1-й роты 202-го танкового батальона. Эта колонна двигалась в юго-западном направлении со стороны Баня-Луки и к вечеру 25 мая добралась до Чаджавицы (перекрёсток на полпути между Мрконич-Градом и Ключом), разбив 16-ю краинскую бригаду 39-й краинской дивизии, находившуюся на правом фланге наступления немцев. Стремительное наступление немцев не позволило и 13-й краинской бригаде организовать эффективную оборону, поэтому бригада получила приказ от командования дивизии занять дорогу Чаджавица—Ключ, чтобы не допустить туда немцев, однако к рассвету 26 мая только один батальон бригады добрался до пункта назначения[52][53].

Центральная колонна состояла из 7-го разведывательного батальона СС, усиленного батареей самоходных орудий. У колонны было индивидуальное задание: атаковать со стороны Мрконич-Града, проникнуть в партизанские тылы и уничтожить штаб-квартиру 5-го корпуса в Рибнике. Однако силами всего двух батальонов (третий был выслан на перехват штурмового панцергренадерского батальона в Чаджавице) 13-я пролетарская бригада сдержала это наступление[48][54][55]. Южная колонна состояла из 13-го горнострелкового полка СС, усиленного 1-м батальоном 7-го горного артиллерийского полка СС и отрядами четников. Колонна атаковала со стороны Яйце и должна была добраться до Млиниште (20 км к югу от Ключа). К 17:20 2-й батальон 13-го горного полка взял Шипово, но застрял на оборонительных редутах 1-й пролетарской бригады[56][57].

Наступления 369-го и 105-го разведывательных батальонов СС со стороны Ливно 25 мая 1944

Немцы отправили две колонны со стороны Ливно в северном направлении. 369-й разведывательный батальон с 200 солдатами из 6-й усташской бригады двинулся к Гламочу, а 105-й разведывательный батальон СС с танковой ротой отправился в сторону Босанско-Грахово. К 16:00 25 мая колонна 369-го разведывательного батальона достигла деревни Хан-Врбе в 5 км от Босанско-Грахово, когда на неё внезапно напал 2-й батальон 3-й краинской бригады. Колонна начала отступление, но попала под огонь ещё двух батальонов 3-й бригады и в итоге отступила на исходные позиции к Ливно, понеся тяжёлые потери. По данным немцев, колонна потеряла 50 убитыми, по данным 3-й краинской бригады — 191 убитый и раненый[58][59]. 105-й разведывательный батальон преодолел сопротивление 1-го и 4-го батальонов 13-й далматинской бригады и к концу дня добрался до местечка Црни-Луг в 20 км от Босанско-Грахово. Вечером того же дня 13-я далматинская бригада отправилась к Тичево и Дрвару на помощь местным партизанским отрядам[60][61]. Тем временем 1-й полк дивизии «Бранденбург», усиленный сапёрной ротой 373-й (хорватской) пехотной дивизии и Динарской дивизией четников, нанёс удар по линии Книн — Босанско-Грахово, оттеснив действовавший в районе Грахово — Пеуле партизанский отряд, а к концу дня оказался в 5 км от пройденной им же деревни Стрмица[62].

Тито, получив подкрепление от 3-й краинской бригады, отправился в Потоци, где встретился с батальоном 1-й пролетарской ударной бригады и представителями союзных военных миссий[42]. Офицер связи британской военной миссии предоставил единственный уцелевший радиоприёмник[32]. Изначально Тито предлагал продолжить атаку на позиции парашютистов СС, но, изучив текущую обстановку, приказал отменить атаки. Поскольку стала более явной угроза окружения немцами всего Верховного штаба в районе Дрвара с последующим уничтожением окружённых силами сухопутных частей, партизанам требовалась срочная реорганизация частей[63]. После того, как в районе Потоци были обнаружены немецкие части, Тито и его спутники срочно направились к Купресу[42].

За ходом операции внимательно следила 2-я танковая армия. Отчёт специального отряда, который был заслан при помощи замаскированных четников в партизанский тыл несколькими днями ранее, привлёк особое внимание Рендулича. Согласно этому отчёту, который был получен 25 мая, Тито находился в районе Потоци, на середине пути из Дрвара в Рибник. Рендулич приказал командующему 7-й горной дивизией СС немедленно собрать отряд специального назначения, внедриться в ряды партизан, уничтожить Тито и разрушить главный штаб партизанской армии. Отряд был собран в ночь с 25 на 26 мая из 11-й роты 13-го полка СС, куда вошли сапёры и группа бойцов дивизии «Бранденбург»[64].

26—27 мая[править | править код]

26 мая около 5 часов утра истребительно-бомбардировочная эскадрилья люфтваффе обнаружила, что партизаны уходят из Дрвара[42]. Западная колонна боевой группы 92-го моторизованного полка получила приказ поддержать восточную колонну и присоединиться к усиленной танковой роте, выходящей из Врточе[50][51]. Утром немецкие колонны выдвинулись из Бихача в направлении Ключа и из Ливно и Книна в направлении Босанско-Грахово, затем преодолели сопротивление партизанских частей и продолжили своё продвижение, почти не встречая сопротивления. 92-й моторизованный гренадерский полк, двигавшийся из Врточе, в 8:00 занял без боя Босански-Петровац, после чего продолжил своё продвижение к Дрвару и в 12:45 соединился с 500-м парашютным батальоном СС[65]. Боевая группа «Виллам» установила радиосвязь с 500-м батальоном СС примерно в 7:00, а в 17:00 через Каменицу вошла в Дрвар[66][67]. В 10:30 в Босанско-Грахово прибыл 105-й разведывательный батальон СС, где он соединился в 16:00 с 1-м полком дивизии «Бранденбург». В 14:15 в Ключ вошла боевая группа панцергренадерского штурмового батальона[68].

В восточном секторе партизанская линия обороны всё ещё оставалась стабильной. В течение 26 и 27 мая продолжались бои между 7-й дивизией СС и 1-й пролетарской дивизией партизан в верхней части Саны, в долине. Однако немцы не сумели прорвать линию обороны, а к концу 27 мая линия фронта стабилизировалась к северу и к югу от Рибника[69][70]. 369-й разведывательный батальон, потерпев неудачу днём ранее, так и не продвинулся к Гламочу[71]. 26 мая в связи со стремительными изменениями на фронте как немцы, так и партизаны оказались в замешательстве. 4-я краинская дивизия, которая осталась без связи с командованием своего корпуса, продолжала прикрывать две бригады на дороге Бихач — Петровац, несмотря на то, что в тыл к ней пробрался 92-й моторизованный полк. Без охраны осталась критически важная дорога Петровац — Ключ на юге, что создавало угрозу отступившим из Дрвара Иосипу Брозу Тито и Верховному штабу НОАЮ[72].

15-й горный корпус не воспользовался изъянами в передислокации партизанских войск. После разблокировки 500-го парашютного батальона СС корпус приказал войскам в районе Дрвара рассеяться. 92-й моторизованный полк со всеми подчинёнными ему подразделениями получил приказ вернуться на севере и атаковать бригады 4-й краинской дивизии на горе Грмеч, чтобы занять главную дорогу из Бихача в Петровац, по которой шло снабжение. Эта операция под кодовым названием «Грмеч» была назначена на утро 27 мая. 373-я дивизия с присоединившимся 1-м полком дивизии «Бранденбург» получила распоряжение провести зачистку к югу и юго-востоку от Дрвара под кодовым названием «Виенац», и эта операция должна была пройти параллельно с «Грмечем»[73]. 9-я далматинская дивизия отразила все атаки 27 мая, и четники вместе с бойцами «Бранденбурга» отступили в Босанско-Грахово[74]. 27 мая 369-й разведывательный батальон безуспешно пытался прорваться к Гламочу[71].

Лотар Рендулич, неудовлетворённый ходом операции, приказал немедленно отменить планы «Грмеч» и «Виенац» 27 мая, а также повелел фон Лейзеру отвести войска на исходные позиции для того, чтобы провести скоординированную атаку на территорию, где, по мнению немецкого командования, скрывались Тито и штабы 1-го пролетарского и 5-го боснийского армейских корпусов. Атаку планировалось назначить на 28 мая. Рендулич также отправил в зону Ливно—Гламоч 105-й разведывательный батальон СС, которая осталась без контроля после разгрома 369-го разведывательного батальона[75]. Но тем временем Тито, его штаб и сопровождение уже ушли к Купресу: кто-то шёл пешком, кто-то уехал на лошадях, а кто-то добрался поездом. Во время этой транспортировки один из членов советской миссии был ранен осколком снаряда[32].

Конец операции[править | править код]

Униформа маршала Тито, которую захватили в Дрваре немцы

Британская миссия сумела установить связь со своей штаб-квартирой через единственный уцелевший радиопередатчик. Они вызвали воздушную поддержку, которая могла нейтрализовать как силы люфтваффе, так и наземные части вермахта и его сателлитов, задействованные в операции «Ход конём». Британские ВВС на Балканах совершили более тысячи вылетов, а совместные сухопутные части британцев, югославов и американцев провели операцию под кодовым названием «Флаунсид» (англ. Flounced) на остров Брач[76]. В ночь с 1 на 2 июня с острова Вис была совершена атака: 3 июня на остров высадились 1900 немецких солдат, пришедших на подмогу гарнизону[77]. В ходе штурма Брача были задействованы 13 батальонов 26-й далматинской дивизии НОАЮ, британский 43-й отряд морских коммандос, одно подразделение 40-го отряда морских командос, рота американских горных стрелков, батарея гаубиц и две батареи горной артиллерии. После трёхдневных боёв союзники отступили на Вис. Партизаны потеряли 67 убитыми 308 ранеными и 14 человек пропавшими без вести. Союзники потеряли 60 убитыми, 74 ранеными и 20 пропавшими без вести, а командир коммандос, подполковник Джек Черчилль, попал в плен к немцам[78][79].

После шести дней уклонения от стычек с немцами глава советской миссии, генерал-лейтенант Н. В. Корнеев предложил эвакуировать на самолёте Тито и советскую военную миссию. 3 июня Тито дал согласие, и югославский штаб на британских самолётах в ту же ночь вылетел с аэродрома Купреса. Семь самолётов Douglas C-47 Skytrain отправились в Бари в Италию: на борту были члены всех союзных миссий (британской, советской и американской), члены штаба Тито и 118 раненых партизан[80][81]. 6 июня Тито отправился на эсминце «Блэкмор» обратно на остров Вис, восстановив там штаб и встретившись с представителями союзных миссий[42][82]. В. М. Молотов, народный комиссар иностранных дел СССР, подозревал, что британцы знали всё об атаке немцев на Дрвар, ссылаясь на то, что Фицрой Маклин и Рэндольф Черчилль отсутствовали в городе на момент нападения. 28 мая он сообщил об этом Корнееву[83].

Результаты[править | править код]

Хотя штаб-квартира Народно-освободительной армии Югославии была разрушена, а часть её личного состава погибла в ходе операции, партизанское движение не раскололось: все партизанские организации достаточно быстро перегруппировались и продолжили операции. За несколько недель им удалось вернуть Дрвар[84]. Сама операция «Ход конём» закончилась для вермахта провалом, поскольку Тито не был уничтожен или захвачен в плен[80]. Причины провала кроются во множестве факторов: сопротивление партизан в Дрваре и его окрестностях, ошибка немецкой разведки в определении местонахождения штаб-квартиры Тито и недостаточный обмен информацией между разведывательными службами и, как следствие из этого, ошибки в составлении плана действий немецких воздушно-десантных частей[85]. Вопрос применения второго парашютного батальона в ходе операции носит чисто теоретический характер, поскольку для транспортировки одного батальона были полностью задействованы все наличные средства авиадоставки, а высадка была проведена в два этапа[86].

500-й парашютный батальон СС потерял 576 человек убитыми и 48 ранеными (624 из 874 солдат личного состава батальона)[87]. К утру 26 мая только 200 солдат батальона были ещё боеспособными, а батальон потом был переименован в 600-й парашютный батальон СС. Больше он в боевых операциях не принимал участие[84]. 15-й горный корпус потерял, согласно немецким данным, 213 человек убитыми, 881 ранеными и 51 пропавшими без вести[88]; потери партизан, по немецким данным, составили около 6 тысяч человек[88] (сводка ОКВ гласит, что было убито и пленено 6240 человек[87]). Согласно отчёту бригадефюрера СС Отто Кумма от 7 июня 1944[89], партизаны потеряли как минимум 1916 человек убитыми, ещё 1400 человек расценивались как умершие от ранений и болезней, 161 попал в плен; было сбито шесть самолётов союзников[90] и захвачено 419 трофейных винтовок[88]. По партизанским данным, НОАЮ потеряла 399 человек убитыми, 479 ранеными и 85 пропавшими без вести: 179 человек погибло, 63 было ранено и 19 пропало без вести в ходе боёв против 500-го парашютно-десантного батальона СС[91].

Брайан Джеффри оценивает операцию как «блестяще исполненную неудачу»[92]. Ральф Беннет констатирует, что главным значением операции вермахта стал её итоговый провал[93].

Комментарии[править | править код]

  1. В русскоязычных изданиях называется «Охранным батальоном Верховного штаба» или батальоном охраны[1][5][6].
  2. Немецкие войска на территории оккупированной Югославии провели 4 операции с целью уничтожения Верховного штаба НОАЮ: «Вейс-l», «Вейс-2», «Шварц» и «Рёссельшпрунг».
  3. На освобождённой территории Боснийской Краины в Дрваре и его окрестностях располагались Центральный комитет КПЮ, значительная часть членов АВНОЮ, Национальный комитет освобождения Югослави, Верховный штаб во главе с маршалом Тито, его службы и учреждения, союзнические военные миссии, ЦК Союза коммунистической молодежи Югославии, Информационное телеграфное агентство новой Югославии, многие военно-тыловые учреждения и подразделения, местные партийные комитеты[13].
  4. Ещё летом 1943 года, в процессе реорганизации системы командования немецких войск на Балканах, были приняты меры к налаживанию взаимодествия всех структур военной разведки. Вся добываемая информация поступала в отдел 1Ц (разведывательный) Главнокомандования Юго-Востока (нем. Ic-Abteilung des Oberbefehlshabers Südost). Здесь анализировались все сообщения о партизанах, добываемые подразделениями Абвера, радиомониторинга ВВС, 4-го радиоразведовательного батальона, тайной полевой полиции, структур руководителя полиции безопасности и СД (нем. Befehlshaber der Sicherheitspolizei und des SD), а также полевых и районных комендатур. Работающие на югославском ТВД абверкоманды 111 и 201 оперативно подчинялись разведотделу группы армий «F» (Главнокомандование Юго-Востока). Соответственно, во взаимодействии с разведотделом штаба 2-й танковой армии действовали приданные ей абвергруппы 176 (сбор разведданных ) и 216 (теракты, диверсии и выполнение особых задач)[18].
  5. Автор идеи внезапной атаки с воздуха на Верховный штаб НОАЮ не может быть установлен с уверенной точностью. Не найдено также документальных доказательств правильности утверждений нескольких югославских историков о том, что Гитлер лично распорядился ликвидировать Тито и верховное руководство югославских партизан смелым и неожиданным успешным ударом. Такой версии не верил и разработчик плана операции «Ход конём» полковник фон Фарнбюлер[20].
  6. 17 мая в штабе 2-й танковой армии в населённом пункте Врнячка-Баня состоялось совещание, где была рассмотрена оперативная обстановка в связи с проведением операции «Ход конём». На совещании присутствовали начальник штаба 15-го горного армейского корпуса, оперативный офицер штаба 7-й горной дивизии СС "Принц Ойген" и оперативный офицер авиационного командования Юго-Востока. Непосредственное руководство операцией на данном совещании было возложено на штаб 15-го корпуса. После этого штаб 15-го корпуса разработал план операции и 19 мая доставил его в штаб 2-й танковой армии, принятый там с небольшими поправками и возвращенный штабу корпуса 20 мая. План проведения десанта штаб корпуса согласовал 19 мая с авиационным командованием «Хорватия». Отдельным приказом были отработаны условия связи в ходе операции. 21 мая штаб корпуса утвердил план операции по конкретным направлениям и оперативный приказ штабам 373-й пехотной дивизии и 92-го моторизованого гренадерского полка, а через штаб 5-го горного корпуса СС — 7-й горной дивизии СС «Принц Ойген» и 105-му разведывательному батальону СС. В тот же день авиационное командование «Хорватия» издало приказ подчинённым подразделениям. Штаб 1-го полка «Бранденбург» принял уведомление о приказе 22 мая, а приказ к наступлению 23 мая[19].
  7. Источники содержат разнящиеся данные о численности десанта. Историк Карл-Дитер Вольф считал, что, вероятно, правильными являются сведения Славко Одича, согласно которым, в составе первой волны десантировались 729 человек, а второй - 171 человек. По оценке Вольфа, в тексте плана Фарнбюлера число 654 (человек) для первой волны десанта не учитывало некоторые спецподразделения и штабы[20].
  8. Командир 500-го парашютно-десантного батальона СС в своём приказе указал, что «главный штаб Тито, вероятно, расположен на cтаром скотном базаре» (сербохорв. na staroj govedarnici), в то время, как в плане Фарнбюлера было написано, что боевая группа планеристов «Пантера» имеет задачу взять «Цитадель» (Верховный штаб Тито). На авиа-снимке от 19 мая, прилагаемом к плану Фарнбюлера, под названием «Цитадель» очерчено пространство вокруг холма Шобича-Главица, которое условно могло включать и «стара-говедарницу» (рijacu — базар). Между тем ВШ НОАЮ никогда не располагался ни в районе старого скотного базара, ни на Шобича-Главице. Аналогично, ни в боевом приказе по 500-му батальону, ни на снимке аэроразведки, прилагаемом к плану Фарнбюлера, не было точных сведений о месторасположениях советской, английской и американской военных миссий[19].
  9. По данным югославских историков, уже через один-три дня после начала операции к борьбе против партизан немецкой стороной были привлечены части четников Динарской области: Боснийско-Краинский корпус с бригадами «Воевода Живоин Мишич», «Змияне» и «Кочич» (всего около 2 тыс. человек), 1-й Боснийский корпус имени Гаврилы Принципа (около 700 человек), 501-й Косовский (1-й Ликский) корпус (около 330 человек) и части 502-го Велебитского (1-й Далматинский) корпуса (около 430 человек)[19][7].
  10. Время начала операции зависело от метеорологических условий, определяющих возможность использования авиации. В этой связи 20 мая штаб 2-й танковой армии сообщил штабу 15-го корпуса о назначении наступления на 5 часов утра 25 мая, оставив за собой право отсрочить операцию. На этот случай была разработана специальная система оповещения с применением кодовых сигналов. За день до начала операции штаб 2-й армии должен был подтвердить назначенный день «Х», направив сигнал оповещения штабам 15-го и 5-го корпусов, а также командованию авиации Юго-Востока и авиационному командованию «Хорватия»: «Главное совещание 25. 5!» (Chefbesprechung 25. 5!), — это означало, что 25 мая в 5:00 войска должны перейти в наступление. На случай, изменения погодных условий в течение ночи, исключающих действие авиации, штаб 15-го корпуса имел два варианта сигнала: «Блюхер» (Blücher) — начало по плану, а также «задержка поезда» (Zugverspätung) — срок начала задерживается[19].
  11. Вместе со штабом 1-го корпуса в Баиче находилась штабная рота, усиленная двумя орудиями калибра 65 мм из состава корпусной артиллерии, всего 214 человек, имеющих на вооружении 138 винтовок, 16 автоматов и 5 пулемётов.
  12. Вместе со штабом 5-го корпуса находился охранный батальон и приштабные подразделения и учреждения. Всего 517 человек, 344 винтовки, 52 автомата, 14 пулемётов, 6 зенитных пулемётов, 21 конь.
  13. Состав 1-го и 2-го артиллерийских дивизионов 5-го корпуса насчитывал 241 человек и имели 60 коней, 101 винтовку, 4 автомата, 1 пулемёт, 5 горных и 4 противотанковых пушек.
  14. Верховный штаб считал возможным немецкий десант на Дрвар, однако эта угроза не рассматривалась в качестве непосредственно предстоящей. Ранее немцы не задействовали в Югославии воздушно-десантные подразделения. 27 марта штабу были доложены сведения, полученные в ходе допроса пленённого бывшего сотрудника интендантуры 1-го корпуса по фамилии Тетарич, перебежавшего ранее к немцам. Тетарич признался, что в середине марта выдал противнику сведения о Тито, охранном батальоне, силе постов и партизанских частей в Дрваре и его окрестностях. 4 мая бойцы 11-й козарской бригады 4-й дивизии захватили во время диверсии на железной дороге вермахтовский документ с прилагаемым чертежом Дрвара. Оба документа содержали детальные данные о расположении военных и гражданских учреждений, подробности об иностранных военных миссиях, мерах ВШ НОАЮ по обеспечению безопасности и, наконец, указания на наиболее эффективную бомбардировку ставки верховного командования. В разведцентре при штабе 5-го корпуса, куда по инстанции были доставлены захваченные документы, указанные сведения расценили как достаточные для нанесения немцами удара по ВШ в любой момент[26]
  15. Эти разведывательные данные не отвечали действительности. Исследователями не были обнаружены документальные доказательства уничтожения англо-американскими ВВС большего числа немецких планёров на каком-либо из хорватских аэродромов[26].
  16. Разведывательная информация о группировании и намерениях противника, поступающая в штабы соединений и корпусов непосредственно перед операцией, была достаточной для того, чтобы сделать вывод о подготовке немецкого наступления на свободную территорию Боснийской Краины. Тем не менее из-за слабостей службы связи разведсообщения поступали в вышестоящие разведывательные центры несвоевременно. Некоторые данные были доставлены лишь после перехода противника в наступление. Кроме того, согласно установившейся практике, информацию надлежало докладывать наверх только после её проверки. Как следствие, имели место задержки доставки сведений в центр и невключение некоторых данных в разведсводки. Верховный штаб видел слабость разведывательной службы. В начале мая были приняты меры для создания разведывательного отделения штаба. Между тем планируемый кадровый состав вошёл 13 мая во вновь сформированный «Отдел защиты народа» (сербохорв. Odjeljenje za zaštitu naroda - OZNA), а за вопросы военной разведки в структуре ВШ и далее отвечал один офицер. При этом, разведывательные донесения поступали не непосредственно ему, а начальнику Верховного штаба.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Зеленин В. В. Операция «Ход конем» // Советское славяноведение, 1974. — № 3. — С. 92, 95.
  2. 1 2 3 4 5 Зеленин В. В. Операция «Ход конем» // Советское славяноведение, 1974. — № 3. — С. 86—88.
  3. Сергиенко А. М. Эхо победы в наших сердцах. — Белгород, 2006. — С. 13—33.
  4. 1 2 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 486—493.
  5. Сергиенко А. М. Эхо победы в наших сердцах. — Белгород, 2006. — С. 17-18.
  6. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Энциклопедия в 12 томах. — Москва: Воениздат, 2011-2015. — Т. 9. — С. 489. — ISBN: 975-5-203-02-113-7.
  7. 1 2 Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 186—195.
  8. Югославия в XX веке. Очерки политической истории. — Москва: Индрик, 2011. — 888 с. — С. 473—474.
  9. Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 341—342.
  10. German Antiguerrilla Operations in the Balkans 1941—1944. — Washington: Department of the Army Pamphlet, 1954. — S. 64-69.
  11. 1 2 3 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 506—509.
  12. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 198.
  13. 1 2 3 Slavko F. Odić. Desant na Drvar maja 1944: drvarska operacija. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1981. — S. 11—15.
  14. 1 2 Сергиенко А. М. Эхо победы в наших сердцах. — Белгород, 2006. — С. 13.
  15. Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 481—482.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 Romedio Graf von Thun-Hohenstein. Rösselsprung in: Österreichische Militärische Zeitschrift, No. 1, 2007. — S. 23—24.
  17. Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 485—486.
  18. 1 2 3 4 5 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 482—486.
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Slavko F. Odić. Desant na Drvar maja 1944: drvarska operacija. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1981. — S. 13—40.
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 486—495.
  21. Romedio Graf von Thun-Hohenstein. Rösselsprung in: Österreichische Militärische Zeitschrift, Nr. 1, 2007. — S. 25.
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 Slavko F. Odić. Desant na Drvar maja 1944: drvarska operacija. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1981. — S. 41—49.
  23. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 256.
  24. Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1989.
  25. Сергиенко А. М. Эхо победы в наших сердцах. — Белгород, 2006. — С. 17.
  26. 1 2 3 4 Karl-Dieter Wolff. Das Unternehmen «Rösselsprung». // Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte. — Oktober 1970. — Т. 18, № 4. — S. 496—504.
  27. 1 2 Eyre, 2006, p. 351.
  28. Melson, 2000, p. 108.
  29. Eyre, 2006, p. 352.
  30. Eyre, 2006, pp. 352—353.
  31. 1 2 Eyre, 2006, p. 353.
  32. 1 2 3 4 McConville, 1997, p. 66.
  33. Eyre, 2006, pp. 353–354.
  34. 1 2 Eyre, 2006, p. 354.
  35. Krstić, 1991, p. 219.
  36. Eyre, 2006, pp. 354–355.
  37. Schmider, 2002, p. 587.
  38. Odić, 1981, pp. 26–30.
  39. Odić, 1981, p. 42.
  40. Odić, 1981, pp. 125–127.
  41. Odić, 1981, p. 272.
  42. 1 2 3 4 5 Eyre, 2006, p. 355.
  43. Kumm, 1995, p. 121.
  44. Schraml, 1962, p. 155.
  45. Odić, 1981, pp. 118–124.
  46. Orlović, 1990, pp. 374–383.
  47. Odić, 1981, p. 124.
  48. 1 2 Geografski institut JNA, 1952, p. 27.
  49. Damjanović, Popović, 1985, pp. 195—198.
  50. 1 2 Čaušević, 1981, pp. 250–256.
  51. 1 2 Odić, 1981, p. 138.
  52. Zorić, 1968, pp. 156—167.
  53. Odić, 1981, pp. 128—129.
  54. Radošević, 1984, pp. 228—229.
  55. Odić, 1981, pp. 130—131.
  56. Vuksanović, 1981, pp. 330–331.
  57. Odić, 1981, pp. 132–133.
  58. Trikić, 1987, pp. 241—244.
  59. Odić, 1981, pp. 133—135.
  60. Odić, 1981, pp. 135—136.
  61. Ferenca, 1975, pp. 76—79.
  62. Odić, 1981, pp. 136—137.
  63. Odić, 1981, p. 139.
  64. Odić, 1981, pp. 175—176.
  65. Odić, 1981, p. 146.
  66. Odić, 1981, p. 145.
  67. Eyre, 2006, pp. 355—356.
  68. Odić, 1981, p. 148.
  69. Odić, 1981, pp. 149–158.
  70. Odić, 1981, pp. 164—170.
  71. 1 2 Odić, 1981, p. 170.
  72. Odić, 1981, p. 174.
  73. Odić, 1981, pp. 162—163.
  74. Odić, 1981, pp. 172—173.
  75. Odić, 1981, pp. 176—177.
  76. Pribilović, 1988, p. 277.
  77. McConville, 1997, pp. 66–67.
  78. Pribilović, 1988, p. 291.
  79. Rendulic, 1952, p. 224.
  80. 1 2 Milazzo, 1975, p. 170.
  81. McConville, 1997, pp. 67–68.
  82. McConville, 1997, p. 67.
  83. Naimark, Gibianskii, 1997, p. 57.
  84. 1 2 Eyre, 2006, p. 357.
  85. Eyre, 2006, pp. 366—368.
  86. Schmider, 2002, p. 485.
  87. 1 2 Melson, 2000, p. 116.
  88. 1 2 3 Schmider, 2002, p. 385.
  89. Stein, 1984, p. 295.
  90. Kumm, 1995, pp. 126—127.
  91. Odić, 1981, pp. 275—278.
  92. Jeffrey, 1987, p. 118.
  93. Bennett, 1987, p. 205.

Литература[править | править код]

Книги[править | править код]

Журналы[править | править код]

Ссылки[править | править код]