Операция «Вундерланд»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Операция Вундерланд»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Операция «Вундерланд»
Основной конфликт: Вторая мировая война
Wunderland.PNG
Картосхема операции
Дата 16 августа30 августа 1942
Место Карское море
Итог Неоднозначный: трактуется обеими сторонами как собственный успех
Противники

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Третий рейх

Флаг СССР СССР

Командующие

Флаг кригсмарине Хуберт Шмундт
(адмирал Норвежского моря, Кригсмарине)

Союз Советских Социалистических Республик Арсений Головко
(командующий Северным флотом)
Союз Советских Социалистических Республик Иван Папанин
(начальник Главсевморпути)

Операция «Вундерланд» (от нем. Wunderland — «Страна чудес») — наступательная операция Кригсмарине, предпринятая во второй половине августа 1942 года в Карском море для недопущения прохода конвоев союзников в Баренцево море с востока, Северным морским путём и разрушения советской портовой инфраструктуры.

Планирование[править | править код]

Возможность действий против советского судоходства по Северному морскому пути рассматривалась командованием Кригсмарине с самого начала войны с СССР. Существовал даже проект, предусматривавший подавление советского флота в Карском море и далее на восток с целью организации проводки германо-японских конвоев Северным морским путём, в обход морской блокады Германии союзниками. При планировании использовались отчёт германского вспомогательного крейсера «Комет», прошедшего этим путём в 1940 году при содействии СССР для рейдерства в Тихом океане[1], отснятые в 1931 году во время научной экспедиции дирижабля «Граф Цеппелин» фотоматериалы и другие разведданные[2].

К непосредственному планированию командование группы «Норд» Кригсмарине приступило в мае 1942 года. К июлю 1942 план операции был подготовлен и одобрен Верховным командованием кригсмарине[3].

План операции, намеченной на середину августа, ставил основной задачей прерывание советского судоходства в Карском море. Предпочтение следовало отдавать уничтожению конвоев, идущих с востока. Вторичной задачей было нападение на порт Амдерма, который немцы считали важным пунктом разгрузки союзных арктических конвоев. Первоначально планировалось задействовать в операции тяжёлые крейсера «Адмирал Шеер» и «Лютцов», однако последний во время операции «Ход конём (нем. Rösselsprung)» наскочил на подводную скалу и нуждался в ремонте. Оперативная разведка возлагалась на подводные лодки[4].

Из-за недостаточности разведданных (на которую указывал ещё во время планирования адмирал Норвежского моря[Комм. 1] Хуберт Шмундт[1]) план операции содержал несколько ошибочных допущений. Главным из них было предположение, что маршрут советских конвоев пролегает из Баренцева моря к проливу Вилькицкого кратчайшим путём: вдоль западного и северного побережья Новой Земли и далее напрямик через Карское море[7][8]. Ошибочным было и мнение немцев о значимости порта Амдерма, так как союзные конвои разгружались только в Мурманске и Архангельске[9][10].

В начале августа немцы получили от союзной им Японии сообщение о советском конвое в составе 4 ледоколов и 19 грузовых судов, прошедшем Берингов пролив 1 августа в северном направлении. Его прибытие в Карское море ожидалось немцами около 22 августа[11], что опять было ошибкой, связанной с недооценкой сложности плавания по Северному морскому пути: фактически этот конвой миновал пролив Вилькицкого на целый месяц позже[12].

В ходе подготовки операции производилась авиаразведка пятью гидросамолётами дальнего действия Blohm & Voss BV.138С-1, два из них были потеряны из-за аварий[7].

15 августа воздушная разведка Люфтваффе обнаружила крупный конвой, следующий из Архангельска на восток, предположительно к проливу Вилькицкого, которого он должен был достигнуть также около 22 августа. Таким образом, создавалась благоприятная возможность для перехвата сразу двух конвоев в узости пролива, где они стали бы лёгкой добычей тяжёлого крейсера[источник не указан 144 дня].

Начало операции[править | править код]

Вечером 16 августа «Aдмирал Шеер» под командованием капитана первого ранга Вильгельма Меендсен-Болькена вышел из Скомм-фьорда в районе Нарвика в сопровождении 4 эсминцев. 17 августа эсминцы охранения повернули назад, а крейсер продолжил путь на север. 18 августа с «Шеера» было замечено одинокое торговое судно[11]. Это был советский теплоход «Фридрих Энгельс», следовавший рейсом из Нью-Йорка через Исландию на Диксон[13]. «Aдмирал Шеер» не атаковал, чтобы не обнаружить преждевременно своё присутствие. В ночь на 19 августа «Aдмирал Шеер» к северу от Новой Земли встретился с подводной лодкой U-601, осуществлявшей разведку ледовой обстановки и советского судоходства в этом районе[11].

От U-601 командир «Шеера» получил сведения о сложной ледовой обстановке и отсутствии советского судоходства в районе её патрулирования. 19 августа, крейсер попытался пройти от мыса Желания в направлении острова Уединения, планируя двигаться далее на восток к проливу Вилькицкого, но встретил труднопроходимый лёд и вынужден был повернуть обратно, а затем двинулся к югу. Утром 20 августа состоялось рандеву с U-251, которая также не сообщила ничего интересного[11].

Действия подводных лодок[править | править код]

Для поддержки операции «Вундерланд» было задействовано пять подводных лодок. Три из них предназначались для разведки к северу и востоку от мыса Желания[14]:

  • U-601 (капитан-лейтенант Peter-Ottmar Grau) ранее уже бывала в районе Новой Земли. В ночь на 27 июля она обстреляла полярную станцию Малые Кармакулы, уничтожив два стоявших на якоре гидросамолёта «Каталина»[15], 1 августа U-601 потопила советское торговое судно «Крестьянин» (2513 брт), гружённое углём, которое шло к Белушьей Губе без сопровождения[16], а 3 августа вернулась в Киркенес[15]. 9 августа U-601 вновь вышла в патруль с задачей по сбору информации о советских конвоях, ледовых и метеоусловиях у северной оконечности Новой Земли и к востоку от неё[17]. 24 августа к северо-западу от Диксона она потопила шедший без сопровождения пароход «Куйбышев» (2332 брт) и буксируемый им портовый буксир «Медвежонок»[18].
  • U-251 (капитан-лейтенант Генрих Тимм) вышла из Нарвика 14 августа и патрулировала к северу, а затем к востоку от Новой Земли[19].
  • U-255 (капитан-лейтенант Рейнхард Рехе) находилась в патруле с 4 августа. С 11 августа осуществляла поддержку одного из разведывательных гидросамолётов BV.138С-1 в районе Шпицбергена. 14 августа самолёт потерпел аварию, а 17 августа затонул во время буксировки. После этого подлодка была направлена патрулировать Карское море[20]. Утром 25 августа по собственной инициативе произвела обстрел советской метеостанции на мысе Желания. Это действие вызвало неодобрение германского командования, но послужило отвлекающим фактором[21], поскольку советская сторона приписывала совершение обстрела надводному кораблю противника[22].

Ещё две подводные лодки прикрывали район операции с запада, патрулируя проливы Карские Ворота и Маточкин Шар:

  • U-456 (капитан-лейтенант Макс-Мартин Тайхерт) вышла из Нейденфьорда 15 августа, патрулировала у западного побережья Новой Земли[23].
  • U-209 (капитан-лейтенант Heinrich Brodda) вышла для патрулирования в Баренцевом море 5 августа из Киркенеса[24]. 17 августа возле острова Матвеев она атаковала артиллерийским огнём и торпедами невооружённый караван из пяти судов НКВД, в составе которого была баржа, перевозившая заключённых. Баржа, угольный лихтер и неисправный буксирный пароход «Комилес» были потоплены, буксир «Комсомолец» загорелся и выбросился на берег. Из 328 человек с этих судов спаслись только 23. Буксиру «Норд» удалось скрыться и вызвать помощь[25][26]. Претензии со стороны НКВД побудили командование Северного флота СССР начать переброску артиллерии с острова Диксон на побережье Белушьей губы для обороны последнего, что сыграло негативную роль в последующей обороне Диксона[источник не указан 143 дня].

Охота на конвой[править | править код]

«Aдмирал Шеер» продолжил движение через Карское море на юг, выйдя в конце концов на чистую воду, затем снова повернул в направлении на пролив Вилькицкого. Во второй половине дня 21 августа запущенный с крейсера гидросамолёт Arado Ar 196 сообщил об обнаружении конвоя к северо-востоку от острова Кравкова[Комм. 2], примерно в 60 милях от крейсера. Согласно сообщению лётчиков, конвой следовал курсом на юго-запад, то есть прямо навстречу «Шееру»[28].

На самом деле это был «3-й арктический конвой», следующий с запада на восток[Комм. 3]. Он не имел охранения боевыми кораблями, так что крейсер мог рассчитывать на лёгкую победу. Однако благоприятный момент для нападения был упущен, поскольку немецкие лётчики ошиблись в определении курса конвоя. Продолжить наблюдение за ним с воздуха не удалось, так как при следующем вылете самолёт встретил густой туман[30].

Меендсен-Болькен решил ожидать подхода конвоя у банки Ермака[Комм. 4], используя радиолокатор для его обнаружения. Но длительное ожидание не принесло результатов. Служба радиоперехвата фиксировала переговоры в северо-восточном направлении, поэтому результаты авиаразведки были поставлены под сомнение и крейсер медленно (из-за плохой видимости и льдов) двинулся к архипелагу Норденшёльда. Самолёту не удалось повторно найти конвой, но полученные путём радиоперехвата и пеленгации сведения указывали, что тот следует на северо-восток со скоростью пять узлов и направляется в пролив Вилькицкого[33].

Утром 22 августа самолёт провёл разведку ледовой обстановки, показавшую что возможен проход от архипелага Норденшёльда до пролива Вилькицкого. Возле южного из островов Фирнлея было замечено небольшое одиночное судно (гидрографическое судно «Якутия»[27]), но преследуемый конвой удалось вновь найти с воздуха лишь 23 августа после полудня на якорной стоянке в южной части пролива Вилькицкого к юго-западу от острова Гелланд-Гансена[Комм. 5][35][36]. Пролёт гидросамолёта был замечен с «Якутии» и с полярной станции на островах Гейберга, однако он не был опознан как вражеский[37].

Несмотря на низкую скорость конвоя, задача перехватить и уничтожить его была непростой из-за сложной ледовой обстановки и навигационных трудностей. За 23 и 24 августа «Aдмирал Шеер» продвинулся на восток до острова Русский и попытался обойти его с северной стороны, где на некоторое время попал в опасное положение из-за перемены ветра, вызвавшей подвижку льдов[38].

На 25 августа было намечено войти в пролив Вилькицкого для атаки конвоя, но во время очередного вылета гидросамолёт потерпел аварию при посадке и был затоплен. Лишившись основного средства разведки, Меендсен-Болькен потерял надежду найти конвой и повернул на юго-запад[39].

«3-й арктический конвой» избег опасности уничтожения, но не смог преодолеть льды в море Лаптевых и пройти на восток по Северному морскому пути. Позже он вернулся в Карское море и был расформирован[40].

Потопление ледокола «Александр Сибиряков»[править | править код]

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года.
П. П. Павлинов, 1945 год.

Движение на запад для «Aдмирала Шеера» оказалось легче, так как ледовая обстановка улучшилась. Около полудня 25 августа в 10—15 милях от острова Белуха[Комм. 6] был замечен советский ледокольный пароход. Это был «Александр Сибиряков», совершавший рейс из Диксона на Северную Землю с грузом горючего, провианта и материалов для обеспечения полярных станций. На борту находились гражданский и военный экипаж, а также пассажиры — строители и персонал полярных станций, всего около 100 человек[Комм. 7][44][45].

Согласно некоторым источникам, 24 августа Главное управление Северного морского пути уже имело сведения о возможности присутствия в Карском море вражеского надводного корабля[46][47], однако «Александр Сибиряков» никакого предупреждения не получал, и встреча с боевым кораблём оказалась для него неожиданной[48][22].

С целью ввести противника в заблуждение и получить разведывательные сведения, «Aдмирал Шеер» поднял американский флаг и направился прямо на ледокол, скрывая таким образом свой силуэт. Сигнальным прожектором было передано сообщение на русском языке: «Кто вы, куда вы направляетесь, подойдите ближе»[44].

Швейцарский историк Юрг Майстер пишет, что после этого с борта «Александра Сибирякова» была передана радиограмма открытым текстом, которую на «Шеере» приняли как «Вижу незнакомый вспомогательный крейсер, пожалуйста, наблюдайте за нами»[Комм. 8], а крейсер начал глушить волну, на которой работал передатчик «Сибирякова», и открыл огонь[44].

Советские источники, однако, сообщают о более продолжительном обмене сигналами, в ходе которого «Aдмирал Шеер» пытался представиться американским крейсером «Тускалуза», но из-за ошибки при передаче или приёме сигнала на «Сибирякове» прочли название как японское «Сисияма». Также описывается ещё несколько радиограмм, якобы, переданных и полученных радистом «Александра Сибирякова» вопреки постановке радиопомех. Российский историк Мирослав Морозов считает возможность такого радиообмена сомнительной[50].

«Александр Сибиряков» был приписан к Беломорской военной флотилии и имел вооружение: два[Комм. 9] 76-мм и два 45-мм орудия и пулемёты[52]. Несмотря на явное превосходство противника, капитан «Сибирякова» Анатолий Алексеевич Качарава (воинское звание: лейтенант ВМФ СССР[53]) открыл ответный огонь и попытался увести свой корабль в сторону острова Белуха под прикрытием дымовой завесы[44].

«Aдмирал Шеер» сделал шесть залпов из орудий главного калибра, три из них только носовой башней (всего было выпущено 27 снарядов)[54]. «Александр Сибиряков» получил не менее четырёх попаданий и потерял ход, воспламенилось перевозимое в бочках на палубе горючее. Он не спустил флага и до последней возможности вёл огонь по противнику, но не добился попаданий[44][55]. Ввиду безнадёжной ситуации был исполнен приказ о затоплении, уцелевшие стали покидать судно[56].

С «Aдмирала Шеера» спустили катер, который подобрал около 20[Комм. 10] человек, включая тяжелораненого капитана Качараву. Часть выживших отказалась от спасения немцами. Некоторые оказывали сопротивление, кочегар Николай Матвеев был застрелен[59][60]. Примерно через час после начала боя «Александр Сибиряков» затонул[44][61]. Когда немцы удалились, кочегар Павел Вавилов, покинувший судно одним из последних, сумел добраться до покинутой шлюпки и достичь острова Белуха. Там он провёл более месяца, прежде чем был замечен с парохода «Сакко». 29 сентября Вавилов был спасён гидросамолётом Ивана Черевичного. Остальные члены экипажа и пассажиры погибли[62][60].

Бомбардировка Диксона[править | править код]

Бдительность «Александра Сибирякова» привела к тому, что присутствие германского надводного корабля в Карском море стало известно советской стороне, хотя «Адмирал Шеер», очевидно, не был идентифицирован: в перехваченных сообщениях речь шла о «вспомогательном крейсере»[44]. Патрулирование района между мысом Желания и островом Диксон, предпринятое «Шеером» 25—26 августа, не принесло никаких результатов. Опять были встречены труднопроходимые льды[63].

Меендсен-Болькен принял решение перейти к выполнению запасной задачи — атаковать один из советских портов. В качестве такового был выбран порт Диксон, а не Амдерма, поскольку данные радиоперехвата указывали, что именно в Диксоне находится командный центр, где можно было захватить ценные сведения[35][64]. С этой целью планировалась внезапная атака с высадкой десанта численностью до 180 человек. Предполагалось, что гарнизон Диксона составляет около 60 человек[63].

Реакция советского командования на сообщение «Александра Сибирякова» оказалась запаздывающей и несогласованной. Неразбериху усиливали сообщения о появлении вражеских надводных кораблей в один и тот же день 25 августа в трёх разных местах: у острова Белуха, где погиб «Сибиряков»; у мыса Желания, где была обстреляна метеостанция; и у мыса Челюскин, недалеко на восток от которого в это время находился «3-й арктический конвой». Последние два сообщения были ошибочными (обстрел метеостанции на самом деле совершила подводная лодка U-255). В результате, активная подготовка к отражению возможного нападения противника на Диксон началась лишь вечером 26 августа[65].

В середине августа[66] командование Беломорской военной флотилии распорядилось перебросить артиллерийские батареи с Диксона в Белушью губу на Новой Земле в связи с активностью подводных лодок и авиации противника в этом районе[46]. Батареи были уже демонтированы и частично погружены на баржу, поэтому отданный 26 августа адмиралом Г. А. Степановым приказ об их восстановлении не мог быть быстро исполнен[66]. Два 152-мм орудия, составлявшие батарею № 569, были ещё не погружены. Благодаря инициативе командира батареи, лейтенанта Николая Михайловича Корнякова, они были установлены у причала и снабжены боеприпасами. Личный состав батареи был доукомплектован добровольцами[67][68].

В течение дня 26 августа в порт Диксон прибыли ледокольный пароход «Дежнёв» (причислен к Северному флоту как СКР-19, имел четыре 76-мм и четыре 45-мм орудия и пулемёты) и вооружённое торговое судно «Революционер» (по одному 76-мм и 45-мм орудию, четыре 20-мм «Эрликона»)[66]. Также в порту находилось невооружённое судно «Кара» с грузом взрывчатки, создававшее дополнительную опасность в случае обстрела[69].

«Aдмирал Шеер» подошёл к острову Диксон ночью с 26 на 27 августа (был замечен обороняющимися в 01:05)[Комм. 11] и направился к южному входу в гавань, проливу Вега. Радиостанция Диксона открытым текстом передала сообщение о появлении вражеского крейсера. Поскольку командир СКР-19, старший лейтенант Александр Семёнович Гидулянов, был в отъезде (он занимался организацией обороны порта), командование кораблём принял старший помощник, старший лейтенант Сергей Александрович Кротов[67].

СКР-19 пошёл на сближение с противником[70][Комм. 12]. «Aдмирал Шеер» открыл огонь в 01:37, артиллеристы СКР-19 ему немедленно ответили. Одновременно СКР-19 ставил дымовую завесу[71][63]. С «Революционера» также открыли огонь, который немцами был охарактеризован как «точный и быстрый». Вскоре открыла огонь и батарея № 659[72][63]. С советской стороны имелись сообщения о нескольких попаданиях в противника и вызванном ими пожаре на борту крейсера, но немецкие источники этого не подтверждают[73][74].

СКР-19 быстро получил несколько попаданий, из них как минимум четыре — крупнокалиберными снарядами, вызвавшими значительные повреждения. В 01:46 он вышел из боя и, прикрываясь дымовой завесой, отошёл на мелководье в Самолётной бухте, где встал на грунт[71]. Экипаж корабля потерял 7 человек убитыми и умершими от ран, не менее 20 человек было ранено[71][75]. Стоявший на якоре «Революционер» получил три попадания, вызвавшие пожар и повреждение паропровода брашпиля, что на время лишило судно возможности маневрировать[71].

Плохая видимость и близкие разрывы крупнокалиберных снарядов береговой батареи вынудили Меендсен-Болькена отказаться от высадки десанта. Вместо этого «Aдмирал Шеер» обошёл остров Диксон по часовой стрелке, ведя огонь по различным объектам на берегу. В общей сложности им было выпущено 77 280-мм, 153 150-мм и 226 105-мм снарядов[76]. Повреждения получили станция по наблюдению за туманами на острове Медвежий, электростанция и радиоцентр Нового Диксона, жилые дома и другие здания. Новый обстрел порта с северной стороны вызвал пожар топливных терминалов на острове Конус. «Революционер» и «Кара» покинули порт через пролив Вега, когда «Адмирал Шеер» от него отошёл. СКР-19 и батарея № 659 периодически возобновляли ответный огонь[77][78]. Засечь местоположение береговой батареи и подавить её немцам так и не удалось, поэтому в 02:57 крейсер прекратил стрельбу и отошёл в направлении на Землю Франца-Иосифа[76].

Завершение операции[править | править код]

Результаты нападения на Диксон показали слабость советской обороны в Карском море. Однако для эффективного продолжения боевых действий необходимо было средство воздушной разведки. Меендсен-Болькен надеялся получить в своё распоряжение новый корабельный гидросамолёт Ar 196 или «летающую лодку» BV-138. «Aдмирал Шеер» должен был соблюдать радиомолчание во избежание пеленгации его противником. Поэтому крейсер попытался встретиться с подлодкой U-255, которая должна была вести патрулирование к северу от Новой Земли и могла свободно пользоваться радиосвязью, чтобы через неё передать сообщение командованию. Но обнаружить подводную лодку не удалось. В свою очередь, с U-255 крейсер был замечен на большом расстоянии, но принят за боевой корабль противника[79].

Не найдя U-255, «Aдмирал Шеер» совершил переход в более отдалённый район, к юго-западу от Земли Франца-Иосифа, откуда он сам мог безопасно связаться со штабом адмирала Норвежского моря Хуберта Шмундта. Последовал обмен несколькими радиосообщениями, при этом из штаба поступали приказы, основанные на неверном представлении о ходе операции, а сообщение «Aдмирала Шеера», что для продолжения действий в Карском море нужен самолёт с запасом горючего, было неправильно понято. В конце концов, от Шмундта поступил недвусмысленный приказ прекратить операцию и возвращаться в Нарвик, что и было исполнено. 29 августа «Aдмирал Шеер» встретился с эскортом из трёх эсминцев, а вечером 30 августа пришёл в Нарвик[80].

Итоги и оценки[править | править код]

Германской стороной результаты операции поначалу оценивались весьма оптимистично. Отмечалась высокая эффективность действий «Aдмирала Шеера» и сбор им полезных сведений для проведения следующих подобных операций[81]. Фактически же, основная задача операции выполнена не была: «Aдмиралу Шееру» не удалось разгромить ни одного советского конвоя. За весь поход крейсер потопил только одно судно — ледокол «Александр Сибиряков»[82], хотя Меендсен-Болькен считал, что во время обстрела Диксона ему удалось уничтожить ещё танкер «Валериан Куйбышев». Эта ошибка объясняется перехватом советского сообщения, в котором упоминался пропавший без вести пароход «Куйбышев» (на самом деле он был потоплен подлодкой U-601 24 августа)[74].

Ущерб, нанесённый порту Диксон, также значительно переоценивался. Пожары были быстро потушены, работа радиостанции и командного центра восстановлена к 1 сентября. Повреждённые СКР-19 и «Революционер» были отремонтированы в течение нескольких дней. В итоге операция «Вундерланд» не оказала существенного влияния на советское судоходство по Северному морскому пути[83][84].

Сложности действий в зоне арктических льдов, обнаруженные в ходе операции «Вундерланд», стали одной из причин отмены запланированной на сентябрь 1942 года операции «Двойной удар (нем. Doppelschlag)» с участием «Aдмирала Шеера» и «Адмирала Хиппера»[85][81][Комм. 13].

Российский историк Константин Иванович Зубков обращает внимание на значительную разницу в оценках эффективности действий сторон в ходе операции «Вундерланд» в советской и западной историографии[87].

Советский историк Михаил Иванович Белов и российский историк Мирослав Эдуардович Морозов считают операцию «Вундерланд» провальной[88][80], а швейцарский историк Юрг Майстер — успешной для немцев[89]. Белов и Морозов называют главной причиной победы над превосходящим противником героизм советских людей, таких как команда ледокола «Александр Сибиряков» и защитники Диксона[88], однако Морозов подчёркивает неэффективность советской разведки и командования[80] и в этом сближается с оценкой Майстера, который также обращает внимание, что советское командование не сумело ни организовать эффективного противодействия «Шееру», ни перехватить его с помощью сил союзников при возвращении в базу. По мнению Майстера, только утрата немцами разведывательного самолёта спасла «3-й арктический конвой» от больших потерь[90].

По оценке Зубкова, операция «Вундерланд» не носила характера рискованного тактического набега на советское судоходство и порты, а была частью долгосрочного стратегического замысла. Однако сам этот замысел основывался на ошибочном представлении немцев о критически важном значении Северного морского пути и внешних поставок в целом для военного потенциала СССР[91]. В то же время и советское руководство допускало стратегическую ошибку, полагая что уникального опыта советских моряков в преодолении сложных природных условий Арктики достаточно для обеспечения безопасности судоходства. В результате присутствие даже единственного крейсера противника на трассе Северного морского пути оказалось серьёзной проблемой[92].

Дальнейшие действия Кригсмарине в Карском море[править | править код]

Операции германских крейсеров, намеченные на сентябрь 1942 года и на 1943 год не состоялись. Дальнейшая борьба с советским судоходством по Северному морскому пути была возложена на подводные лодки, которые до 1944 года осуществляли минные постановки, атаки на советские суда и прибрежные объекты в Карском море[93][94].

Операция «Вундерланд» в художественной литературе[править | править код]

События, связанные с операцией, составляют документальную основу повести Е. Л. Баренбойма «Операция „Вундерланд“».[источник не указан 145 дней]

Комментарии[править | править код]

  1. Перевод с нем. Admiral Nordmeer. Иногда должность упоминается как «адмирал Арктики»[5] или «командующий адмирал в Северных водах»[6].
  2. Координаты острова Кравкова:75°42′ с. ш. 88°40′ в. д.HGЯO. Это самый северный из островов Мона. В переводе книги Майстера ошибочно[27] назван островом Киакова.
  3. Согласно Белову, конвой состоял из ледокола «Красин» и восьми судов: «Моссовет», «Ельна-2», «Чернышевский», «Комсомолец Арктики», «Двина», «Щорс», «Азербаджан» и «Донбасс»[29]. Морозов пишет о восьми сухогрузах и двух танкерах[7]. 22 августа[29] к ним присоединился британский танкер «Хопмаунд» в сопровождении ледокола «Ленин»[7].
  4. Банка Ермака — мелководье к северу от островов Мона. Впервые обнаружена экспедиционным судном «Зверобой» в 1929 году[31]. Названа в честь ледокола «Ермак», исследовавшего её в 1934 году[32].
  5. Координаты острова Гелланд-Гансена[34]: 77°30′ с. ш. 102°30′ в. д.HGЯO.
  6. Координаты острова Белуха[41]: 76°03′ с. ш. 91°26′ в. д.HGЯO.
  7. Большинство источников указывает 104 человека, но Н. А. Елагин приводит результаты исследований подполковника в отставке С. В. Быкова, согласно которым на борту находилось 99 человек[42][43].
  8. Советские источники приводят такой текст: «Вижу неизвестный вспомогательный крейсер, который запрашивает обстановку». Разночтение, возможно, объясняется постановкой радиопомех с «Шеера»[49].
  9. В некоторых источниках — четыре[51].
  10. Количество пленных в источниках разнится от 18 до 28. По мнению М. Э. Морозова, в плен попало 22 человека, из них 13 после войны вернулись на родину[57]. По данным С. В. Быкова и Н. А. Елагина, верна цифра 18 пленных, из них трое умерли в плену, о послевоенной судьбе двух человек сведений нет[58].
  11. Здесь и далее время московское. Оно отличается от берлинского времени, используемого в немецких источниках, на +1 час.
  12. Так в большинстве источников, но Мирослав Морозов считает, что СКР-19 сразу двигался поперёк пролива Вега с целью укрыться в Самолётной бухте[71].
  13. Другими причинами были необходимость ремонта «Адмирала Шеера», скорость которого снизилась из-за неполадок двигателя[85], и нежелание Гитлера отвлекать крупные корабли от защиты Норвегии[86].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Майстер, 2005, с. 199.
  2. Белов, 1962, с. 8.
  3. Майстер, 2005, с. 199—200.
  4. Майстер, 2005, с. 200—201.
  5. Патянин С. В., Морозов М. Э., Нагирняк В. А. Кригсмарине. Военно-морской флотТретьего Рейха. — М.: Коллекция; Яуза; Эксмо, 2009. — С. 24, 361. — 432 с. — (Военно-морская энциклопедия). — ISBN 978-5-699-29857-0.
  6. Залесский К. А. Командующий адмирал в Северных водах // Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха : энциклопедия. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — С. 176. — ISBN 5-699-10354-6.
  7. 1 2 3 4 Морозов, 2002, с. 25.
  8. Зубков, 2016, с. 76.
  9. Майстер, 2005, примечание 27, с. 256.
  10. Зубков, 2016, с. 78.
  11. 1 2 3 4 Майстер, 2005, с. 201.
  12. Морозов, 2002, с. 24.
  13. Белов, 1962, с. 10.
  14. Белов, 1962, с. 9.
  15. 1 2 Patrol of German U-boat U-601 from 14 Jul 1942 to 3 Aug 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  16. Krest’janin (Soviet Steam merchant). uboat.net. Дата обращения 27 марта 2019.
  17. Patrol of German U-boat U-601 from 9 Aug 1942 to 20 Sep 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  18. Kujbyshev (Soviet Steam merchant). uboat.net. Дата обращения 14 декабря 2016.
  19. Patrol of German U-boat U-251 from 14 Aug 1942 to 13 Sep 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  20. Patrol of German U-boat U-255 from 4 Aug 1942 to 9 Sep 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  21. Майстер, 2005, с. 209.
  22. 1 2 Морозов, 2002, с. 27.
  23. Patrol of German U-boat U-456 from 15 Aug 1942 to 19 Sep 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  24. Patrol of German U-boat U-209 from 5 Aug 1942 to 1 Sep 1942. uboat.net. Дата обращения 12 декабря 2016.
  25. Komsomolets (Soviet Steam tug). uboat.net. Дата обращения 27 марта 2019.
  26. Михаил Спирихин. Трагедия в Баренцевом море: полная версия // Няръяна вындер (Красный тундровик) : газета. — Нарьян-Мар, 2005. — 14 февраля (№ 20 (18566)).
  27. 1 2 Белов, 1962, с. 12.
  28. Майстер, 2005, с. 201—202.
  29. 1 2 Белов, 1962, с. 4.
  30. Морозов, 2002, с. 25—26.
  31. Шар-Баронов Леон Константинович. Плавание экспедиционного судна «Зверобой» в Карском море в 1929 г. // Летопись Севера : Сборник. — М.: Мысль, 1975. — Т. VII. — С. 50—59.
  32. Макаров Степан Осипович, Кузнецов Никита Анатольевич, Долгова Светлана Вячеславовна. Приложение 3. Ледокол «Ермак» на географической карте мира // Ледокол «Ермак». — М.: Paulsen, 2010. — 633 с. — ISBN 978-5-98797-045-4.
  33. Майстер, 2005, с. 202—203.
  34. Лист карты T-48-XIX,XX,XXI полярн. ст. Челюскин. Масштаб: 1 : 200 000. Состояние местности на 1959-1975 год. Издание 1988 г.
  35. 1 2 Майстер, 2005, с. 203.
  36. Морозов, 2002, с. 26.
  37. Белов, 1962, с. 12—13.
  38. Майстер, 2005, с. 203—204.
  39. Майстер, 2005, с. 204—205.
  40. Морозов, 2002, примечание 4, с. 35.
  41. Лист карты T-46-XXXI,XXXII,XXXIII о. Продолговатый. Масштаб: 1 : 200 000. Состояние местности на 1957 год.
  42. Елагин, 2008, с. 98—106, 116.
  43. Быков Сергей Васильевич. Судовая роль Краснознаменного ледокольного парохода «А.Сибиряков» на 24 августа 1942 года. форум «Полярная Почта» (10 мая 1987). Дата обращения 13 декабря 2016.
  44. 1 2 3 4 5 6 7 Майстер, 2005, с. 205.
  45. Белов, 1962, с. 15.
  46. 1 2 Белов, 1962, с. 28.
  47. Морозов, 2002, с. 26—27.
  48. Белов, 1962, с. 15—16.
  49. Майстер, 2005, примечание 31, с. 257.
  50. Морозов, 2002, с. 28.
  51. Белов, 1962, с. 7.
  52. «Сибиряков» // Радиоконтроль — Тачанка / [под общ. ред. Н. В. Огаркова]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1980. — С. 339. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 7).
  53. Качарава Анатолий Алексеевич. ОБД «Мемориал». Министерство обороны РФ. Дата обращения 13 декабря 2016.
  54. Морозов, 2002, с. 29.
  55. Белов, 1962, с. 19—20.
  56. Белов, 1962, с. 21—22.
  57. Морозов, 2002, примечание 13, с. 35.
  58. Елагин, 2008, с. 116—117.
  59. Белов, 1962, с. 22.
  60. 1 2 Майстер, 2005, примечание 32, с. 257.
  61. Морозов, 2002, с. 28—29.
  62. Белов, 1962, с. 24—26.
  63. 1 2 3 4 Майстер, 2005, с. 206.
  64. Морозов, 2002, с. 30.
  65. Морозов, 2002, с. 30—31.
  66. 1 2 3 Морозов, 2002, с. 31.
  67. 1 2 Морозов, 2002, с. 31—32.
  68. Елагин, 2008, воспоминания Н. M. Корнякова, с. 92.
  69. Белов, 1962, с. 38.
  70. Белов, 1962, с. 32.
  71. 1 2 3 4 5 Морозов, 2002, с. 32.
  72. Белов, 1962, с. 36—37.
  73. Белов, 1962, с. 33, 37—38.
  74. 1 2 Морозов, 2002, с. 33.
  75. Белов, 1962, с. 36.
  76. 1 2 Майстер, 2005, с. 206—207.
  77. Белов, 1962, с. 39—41.
  78. Морозов, 2002, с. 32—33.
  79. Майстер, 2005, с. 207—208.
  80. 1 2 3 Морозов, 2002, с. 34.
  81. 1 2 Зубков, 2016, с. 77.
  82. Белов, 1962, с. 42.
  83. Белов, 1962, с. 42—43.
  84. Морозов, 2002, с. 33—34.
  85. 1 2 Майстер, 2005, с. 210.
  86. Морозов, 2002, с. 35.
  87. Зубков, 2016, с. 75.
  88. 1 2 Белов, 1962, с. 44.
  89. Майстер, 2005, с. 211.
  90. Майстер, 2005, с. 211—212.
  91. Зубков, 2016, с. 75—76.
  92. Зубков, 2016, с. 78—79.
  93. Белов, 1962, с. 43.
  94. Майстер, 2005, с. 210, 218—220.

Литература[править | править код]

  • Белов М. И. Провал операции «Вундерланд». — М.: Морской транспорт, 1962. — 48 с.
  • Елагин Никандр Анатольевич. Побратимы Арктики. Документально-публицистическое, эпистолярно-библиографическое, поисковое повествование или Композиция на заданную тему. — Бендеры, 2008. — 536 с.
  • Зубков Константин Иванович. Военные действия в Карском море в августе 1942 г.: уроки операции «Вундерланд» // Маршал победы в военной истории России : сборник научных статей / глав. ред. А. В. Сперанский. — Екатеринбург: Банк культурной информаци, 2016. — С. 74—79. — ISBN 978-5-9907691-1-3.
  • Майстер Юрг. Восточный фронт — война на море 1941—1945 гг. / пер. с нем. С. А. Липатов, науч. ред. М. Э. Морозов. — М.: Эксмо, 2005. — 480 с.
  • Мирослав Морозов. Операция «Вундерланд» // ФлотоМастер : приложение к журналу «Техника — молодёжи». — 2002. — № 1. — С. 24—35.

Ссылки[править | править код]