Опиоидная эпидемия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Опиоидная эпидемия
Статистические данные по смертям от опиоидов в США
Статистические данные по смертям от опиоидов в США
Место начала США
Дата начала середина 1990-х годов
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Опио́идная эпидемия (опиоидный кризис) — растущее число смертей вследствие бесконтрольного употребления опиоидных анальгетиков. В середине 1990-х годов препараты опиоидной группы стали широко использоваться в США для купирования острой и хронической боли. В большой степени этому способствовали фармацевтические компании, которые проводили рекламные кампании по продвижению якобы «безопасных» обезболивающих и стимулировали врачей выписывать эти лекарства[1].

В 2017 году в США передозировка опиоидных лекарственных средств, отравления героином и фентанилом были признаны критической проблемой государства. По данным агентства США по контролю и профилактике заболеваний, ежедневно от передозировки опиоидов в США умирает более 100 человек[2]. По экспертным оценкам, в течение следующих десяти лет от передозировок опиоидами в США может погибнуть около 500 тысяч человек.

Дэвид Кесслер[en], возглавлявший Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) США в годы, когда оксикодон был рекомендован к применению как анальгетик, впоследствии назвал опиоидный кризис «непредвиденной эпидемией» и одной из тяжелейших ошибок современной медицины[3].

В докладе Управления ООН по наркотикам и преступности 2018 года отмечается, что опиоидный кризис охватывает не только США, но становится глобальной проблемой. Свыше трёх четвертей смертей в результате употребления наркотических препаратов в мире вызваны опиатами. Поставки дешёвых и доступных опиатов вызывают резкий рост потребления в регионах, ранее не затронутых опиоидным кризисом[4].

Причины опиоидной эпидемии в США[править | править код]

В 1970-х годах на рынке США появились опиоидные анальгетики Викодин и Перкоцет. В то время врачи старались использовать опиоиды в медицинской практике редко и краткосрочно, опасаясь высоких рисков зависимости у пациентов. В 1990-х годах группа врачей заявила, что из-за осторожного отношения к опиоидам, множество людей в США страдают от боли и не получают необходимого обезболивающего. Они утверждали, что риски зависимости в случае употребления опиоидов в медицинской практике сильно преувеличены. Эти врачи начали кампанию за расширение применения опиоидов для обезболивания. Фармкомпании в свою очередь выпускали новые виды лекарственных опиоидов и активно рекламировали свои препараты как безопасные и не вызывающие зависимость [5].

В результате кампании по продвижению изменились стандарты и практики назначения опиоидов. Количество выписанных по рецепту опиоидов за период с 1991 год по 2011 год увеличилось в три раза: с 76 миллионов в год до 219 миллионов в год[6]:43.

Со временем стало ясно, что заявления о низких рисках зависимости от опиоидов были научно не обоснованы и не соответствовали действительности. Из-за упростившегося доступа к лекарственным опиоидам возрастающее количество людей начали злоупотреблять ими, использовать их в рекреационных целях. Увеличился уровень употребления уличного героина. Из-за низкой цены на героин переходят люди, ставшие зависимыми от лекарственных опиоидов[5].

Лечение и эффекты во время пандемии COVID-19[править | править код]

После небольшого снижения смертности от опиоидов в 2017—2018 годах в США в 2019 году увеличилась смертность от передозировки, в основном из-за увеличения немедицинского использования фентанила.[7] Вмешательство пандемии COVID-19 в системы социальной безопасности и здравоохранения, вероятно, усилило эпидемию опиоидов.[8] Американские СМИ на национальном уровне, уровне штатов и на местном уровне делают вывод о росте смертности от передозировки. Но нет национальной системы отчетности о смертности от передозировки, чтобы подтвердить эти отчеты. Выводы о связи между увеличением числа смертей от передозировки и пандемией COVID-19 потребуют дополнительных исследований.

Кроме того, пандемия COVID-19 ознаменовала начало политики здравоохранения, которая, если она будет принята на постоянной основе, может не только уменьшить влияние пандемии на передозировки, но и сделать общее лечение расстройства, связанного с употреблением опиоидов, более эффективным за счет устранения препятствий к ранее доказанным методам лечения этих расстройств.[9]

Примечания[править | править код]

  1. Борис Макаров. Опиоидный кризис в США становится опаснее ВИЧ, ТАСС (10 октября 2017). Архивировано 19 ноября 2018 года. Дата обращения 19 ноября 2018.
  2. Understanding the Epidemic | Drug Overdose | CDC Injury Center (англ.). www.cdc.gov (31 августа 2018). Дата обращения: 21 ноября 2018. Архивировано 23 ноября 2020 года.
  3. McGreal, Chris. The making of an opioid epidemic (англ.), The Guardian (8 November 2018). Архивировано 21 ноября 2018 года. Дата обращения 21 ноября 2018.
  4. Перассо, Валерия. ООН: мир охватывает опиоидная эпидемия (англ.), BBC News Русская служба (26 June 2018). Архивировано 22 ноября 2018 года. Дата обращения 22 ноября 2018.
  5. 1 2 Moghe, Sonia. Opioid history: From 'wonder drug' to abuse epidemic (англ.), CNN (14 October 2016). Архивировано 4 января 2019 года. Дата обращения 4 января 2019.
  6. Facing Addiction in America (недоступная ссылка) 413. U.S. Surgeon General (2016). Дата обращения: 4 января 2019. Архивировано 19 октября 2017 года.
  7. O'Donnell; Gladden, RA; Mattson, Cl (2020). “Vital signs: characteristics of drug overdose deaths involving opioids and stimulants: 24 states and the District of Columbia, January-June 2019”. MMWR. Morbidity and Mortality Weekly Report. 69 (35): 1189—1197. DOI:10.15585/mmwr.mm6935a1. PMC 7470457. PMID 32881854.
  8. COVID-19 may be worsening opioid crisis, but states can take action. American Medical Association (28 мая 2020). Дата обращения: 4 октября 2020. Архивировано 11 октября 2020 года.
  9. Haley, Danielle F.; Saitz, Richard (18 September 2020). “The Opioid Epidemic During the COVID-19 Pandemic”. JAMA. American Medical Association. 324 (16): 1615—1617. DOI:10.1001/jama.2020.18543. PMID 32945831.

Ссылки[править | править код]