Орлов, Александр Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Михайлович Орлов
Александр Михайлович Орлов
Орлов-Фельдбин, фото 1930 года
Рождение 21 августа 1895(1895-08-21)
Бобруйск, Минская губерния, Российская империя
Смерть 25 марта 1973(1973-03-25) (77 лет)
Кливленд, штат Огайо, США
Имя при рождении Лейба Лейзерович Фельдбин[1]
Отец Лазарь Фельдбин
Мать Анна Фельдбина
Супруга Мария Рожнецкая
Дети дочь Вера
Партия
Награды
орден Ленина орден Красного Знамени
Военная служба
Принадлежность  СССР
Род войск Emblema KGB.svg
Звание Майор государственной безопасности
Сражения

Алекса́ндр Миха́йлович Орло́в (в отделе кадров НКВД значился как Лев Лазаревич Никольский, в США — проживал по документам Игоря Константиновича Берга, имя при рождении — Лейба Лазаревич (Лейзерович) Фельдбин[1]; 21 августа 1895 года, Бобруйск, Минская губерния — 25 марта 1973 года, Кливленд, штат Огайо) — советский разведчик, майор госбезопасности (1935). Нелегальный резидент во Франции, Австрии, Италии (1933—1937), резидент НКВД и советник республиканского правительства по безопасности в Испании (1937—1938).

С июля 1938 года — невозвращенец, жил в США, преподавал в университетах.

В публичном пространстве CCCР первое упоминание об Александре Орлове появилось только в самом конце 1990 года: 20—21 декабря в газете «Труд» о нём была опубликована статья.

Биография[править | править код]

Родился в ортодоксальной еврейской семье[1]. С началом Первой мировой войны семья переселилась в Москву, Фельдбин был принят в Лазаревский институт восточных языков, где проучился два семестра, затем перешел в Московский университет на юридический факультет. В 1916 году был призван в армию, службу проходил в тылу. После Февральской революции вступил в партию социал-демократов (объединённых интернационалистов).

С началом Гражданской войны вступил в РККА и был зачислен в Особый отдел 12-й армии. Участвовал в раскрытии контрреволюционных организаций в Киеве, командовал отрядом особого назначения. В мае 1920 года вступил в РКП(б).

В 1920—1921 годах — сотрудник Архангельской ЧК (начальник секретно-оперативной части, начальник агентурно-следственного отделения по охране северных границ, начальник следственно-розыскной части, особоуполномоченный по фильтрации белых офицеров на Севере) — со слов самого Орлова, не подтверждается его архивным делом[2]. В Архангельске 1 апреля 1921 года Орлов вступил в брак с 18-летней Марией Владиславовной Рожнецкой также членом РКПб (с 16 лет) и военнослужащей[1].

Летом 1921 года демобилизовался вместе с женой из Красной Армии, в 1921—1924 годах — студент Школы правоведения при Московском университете. Одновременно с 1920 года, уже как Лев Лазаревич Никольский[Прим. 1], работает в правоохранительных органах[Прим. 2]. Несколько лет работал в Верховной трибунале при ВЦИК под покровительством Николая Крыленко. В мае 1924 года, завершив обучение, перешёл на работу в Экономическое управление (ЭКУ) ГПУ (начальник 6-го отделения; с 1925 года — начальник 7-го отделения и помощник начальника ЭКУ ОГПУ), руководителем Экономического управления (ЭКУ) являлся его двоюродный брат Зиновий Кацнельсон. В 1925 году командовал отрядом погранвойск ОГПУ в Закавказье (начальник погранохраны Сухумского гарнизона), куда прибыл с семьёй по вызову Зиновия Кацнельсона, незадолго до этого занявшего пост председателя Транскавказского ОГПУ, взамен погибшего в авиакатастрофе Соломона Могилевского.

Карьера разведчика[править | править код]

В 1926 году Лев Никольский перешёл на работу в ИНО ОГПУ. В последующие годы выезжал в длительные и краткосрочные командировки во Францию, Германию, США, Италию, Австрию, Чехословакию, Швейцарию, Великобританию, Эстонию, Швецию, Данию. В частности, с 1934 года работал с Кимом Филби и «Кембриджской группой».

В 1932 году Орлов был командирован в Соединенные Штаты (под прикрытием представителя «Льноэкспорта») для налаживания отношений со своими родственниками из Бобруйска и получения подлинного американского паспорта, который позволял свободно путешествовать по Европе. Позднее, по данным Бориса Володарского, функционеры ИНО НКВД Орлов, Эйтингон и Серебрянский изучали возможности создания разведывательных сетей в США, используя для этого своих еврейских родственников[3]. «Лев Леонидович Николаев» отплыл из Бремена и прибыл в США 22 сентября 1932 года на борту лайнера «Европа». После того, как Орлов был идентифицирован американским управлением военно-морской разведки как шпион, ему удалось с помощью другого советского нелегала, Абрама Айнхорна,[4] получить паспорт на имя Уильяма Голдина и 30 ноября 1932 года он отбыл обратно в Бремен, в Веймарскую Германию.

В октябре 1935 года по возвращении в СССР был назначен заместителем начальника транспортного отдела (ТО) ГУГБ НКВД. В декабре 1935 года ему было присвоено звание майора госбезопасности.

Гражданская война в Испании[править | править код]

В сентябре 1936 года был направлен в Мадрид в качестве одного из двух официальных представителей НКВД по связи с министерством внутренних дел испанской Республики (вторым представителем был опытный разведчик, майор госбезопасности Наум Маркович Белкин). Именно в это время (сентябрь 1936 года) появился на свет очередной псевдоним «Александр Михайлович Орлов», под котором он и вошёл в историю разведки[1]. Позднее в 1937 году Орлов был назначен главой легальной резидентуры НКВД. Заместителем Орлова по резидентуре был Наум Эйтингон («Котов»). Организовал вывоз в СССР испанского золотого запаса, всего было вывезено в СССР 510 тонн золота. За руководство этой операцией был награждён орденом Ленина.

Принимал непосредственное участие в организации контрразведывательной службы республиканцев — Службы военной информации (Servicio de Información Militar, SIM) и создании школ для подготовки партизанских и диверсионных групп для действий в тылу противника.

Но главная задача Орлова в Испании состояла в борьбе с троцкистами и анархистами, которые активно выступали против советской модели общественного устройства. Он изготовил «доказательства», необходимые для ареста и исчезновения левокоммунистических лидеров ПОУМ. В опубликованных в Испании документах из архивов НКВД подробно описаны преступления Орлова в этой стране.[5][6] Орлов руководил операцией по аресту и внесудебным расстрелам членов антисталинской Рабочей партии марксистского единства (ПОУМ) в Каталонии.[6] В июне 1937 года организовал похищение из тюрьмы и убийство лидера ПОУМ Андреса Нина[7][8].

Согласно исследованиям историка спецслужб Бориса Володарского[Прим. 3], Орлов был назначен резидентом НКВД в Испании приблизительно в феврале-марте 1937 года. Вскоре Сталин и новый глава НКВД Николай Ежов начали массовые чистки, которые распространились на сотрудников НКВД, работавших за пределами СССР[Прим. 4]. В Испании

все ликвидации планировались и исполнялись под руководством Орлова. После очевидных провалов в проведении каких-либо разведывательных операций Орлов, похоже, был занят охотой на ведьм. Иными словами, он стал в первую очередь заниматься преследованием тех, кого по разным причинам объявили врагами Сталин и Ежов. Источник: Борис Володарский. Агент Сталина[9]

В докладе руководству в Москве, датированном августом 1937 года, Орлов изложил свой план по захвату и ликвидации австрийского социалиста Курта Ландау. Также исчезли в Испании Эрвин Вольф, бывший секретарь Троцкого, и журналист Марк Рейн, сын видного меньшевика Рафаила Абрамовича[10].

Несмотря на то, что Орлов был резидентом НКВД и старшим офицером этой спецслужбы в Испании, он впоследствии не раз отказался под присягой от участия в этих и многих других преступных действиях, совершенных им лично и подчинёнными ему офицерами НКВД и их агентами. Однако, «вес советских архивов недвусмысленно подтверждает обвинение в том, что подавление Антисталинской партии, преследование Оруэлла и убийство Нина были заказаны Москвой и осуществлены её агентами под надзором Орлова»[11].

Борис Володарский в книге «El caso Orlov» (2013) раскрывает имена нескольких соучастников Орлова в операциях по ликвидации: Иосифа Григулевича, Эриха Таке, Виктора Несинского, Станислава Ваупшасова. Уроженец Литвы Григулевич, по данным Володарского, лично застрелил Нина. Будущий дипломат Григулевич был профессиональным убийцей, которого Сталин в 1940 году отправил в Мексику с планом ликвидации Троцкого. Ваушпасов («товарищ Альфред») неоднократно назван в западных источниках создателем и организатором работы в Барселоне секретного крематория для бесследного уничтожения останков казнённых противников режима Сталина из рядов международных добровольцев[5][12][13].

В апреле 1938 года Орлов завербовал бойца интербригады из США Морриса Коэна, будущего связного Рудольфа Абеля и Конона Молодого[14][неавторитетный источник?].

Бегство[править | править код]

Осенью 1936 года начались масштабные репрессии в политическом и военном руководстве СССР (Большой террор). Репрессии коснулись и руководства НКВД, в том числе высшего. Были сняты с постов и физически уничтожены многие из тех, кто считался основателями ВЧК: Глеб Бокий, Яков Петерс, Иосиф Уншлихт, Фёдор Эйхманс и другие.

Репрессии коснулись и дипломатов: в течение 1937 года один за другим были отозваны в Москву полномочные представители СССР в МадридеМ. И. Розенберг и Л. Я. Гайкис. Вскоре оба были расстреляны: Гайкис — в августе 1937 года, Розенберг — в марте 1938-го.

В июле 1937 года до Орлова дошли слухи, что его родственник и покровитель[Прим. 5] Зиновий Кацнельсон был снят со всех постов (к тому времени он был зам. начальника ГУЛАГа и начальником Дмитлага) и арестован. Позднее, в июле 1937 года, Орлов встречался в Париже с Теодором Малли, который только что получил приказ на возвращение в СССР. Малли поделился с Орловым своими опасениями, поскольку слышал об аналогичных случаях с другими офицерами НКВД, которые были отозваны, а по возвращении в Союз исчезли[15].

17 февраля 1938 внезапно скончался непосредственный начальник Орлова, глава ИНО НКВД Абрам Слуцкий[Прим. 6]. В июле Орлов получил приказ прибыть 14 июля на советское судно «Свирь» в Антверпене для встречи со С. М. Шпигельгласом, назначенным после смерти Слуцкого временным и. о. руководителя ИНО НКВД[Прим. 7]. Однако на встречу Орлов не явился. Вместо этого он похитил 90,8 тыс. долларов[16] (примерно 1,5 млн долл. в ценах 2014 года) из оперативных средств НКВД (из личного сейфа в советском консульстве на Авенида дель Тибидабо в Барселоне) и вместе с женой (также сотрудницей резидентуры) и дочерью 13 июля 1938 года тайно отбыл во Францию, откуда пароходом Montclare из Шербура 21 июля прибыл в Монреаль (Канада), а затем перебрался в США[17].

Новые данные обстоятельств побега Орлова[править | править код]

Основываясь на данных рассекреченного личного дела Орлова, его биограф Борис Володарский пишет: "В действительности Никольского никогда не отзывали из командировки, как и не было причин его подозревать, а тем более начинать служебное расследование или казнить его. После получения его письма (адресат Н. И. Ежов) в августе 1938 года в его личном деле появилась запись, констатирующая, что «побег был расценён как результат страха и непонимания»[18][19]. Факт отсутствия преследований Орлова со стороны руководства НКВД также подтвердил историк спецслужб Александр Колпакиди в передаче 11 декабря 2018 года, отметивший, что Орлова вызывали в Москву для вручения ордена Ленина[20].

«На этом заканчивается бесславная служебная карьера старшего майора госбезопасности Льва Лазаревича Никольского, главы резидентуры НКВД в Испании. Пятнадцать лет спустя он всплыл в Соединенных Штатах в качестве „генерала НКВД Александра Орлова“ — под вымышленными званием, рангом и именем, представляющим организацию, которая давно перестала существовать»[21].

В Канаду, а зетем в США Орлов прибыл по советскому дипломатическому паспорту. Советские паспорта были у жены и дочери Орлова[22]. Фотокопия дипломатического паспорта Орлова со всеми визами приведена в книге Володарского на страницах 497 и 498[Прим. 8]. По прибытии в Нью-Йорк Орловы зарегистрировались в отеле «Веллингтон» (на пересечении 7-й авеню и Западной 55-й улицы) как Лео, Мария и Вера Курник.

Из Канады Орлов отправил письма главе НКВД Н. И. Ежову и Иосифу Сталину, в которых предупредил, что выдаст советских агентов во многих странах, если его семью или родственников, оставшихся в СССР, будут преследовать[23][Прим. 9].

В дальнейшем Орлов 15 лет проживал нелегально в США под именем Игоря Константиновича Берга. В годы войны бостонское отделение ФБР проводило обстоятельное расследование по всей территории США в поисках четы Орловых, известных ФБР под единственными именами — Александр Л. Берг и Мария Берг, которые по разным причинам считались лицами германского происхождения и симпатий, как указано в меморандуме ФБР, цитируемом Володарским[24].

Вскоре после прибытия в Нью-Йорк 13 августа 1938 года Орлов отправил письмо Л. Д. Троцкому, в котором предупреждал его о возможном покушении. Позднее выяснилось, что Троцкий посчитал письмо Орлова мистификацией, спланированной НКВД[15]. Орловы ненадолго остановились в Нью-Йорке, затем — в Филадельфии, после переехали в Калифорнию, оттуда — после смерти дочери в 1940 году — в Бостон и, наконец, в Кливленд.

На Западе А. Орлова называли генералом, поскольку на допросах Орлова сотрудниками ФБР и ЦРУ Орлов сам себя называл генералом[25]. В своих публикациях в США 1950-х — начала 1960-х годов Орлов представил себя другом и личным посланником Сталина, присвоил себе звание генерала НКВД, которого не существовало вплоть до конца Второй мировой войны[26]. С некоторой условностью его звание майор госбезопасности можно приравнять к армейскому званию комбрига Красной Армии[27]. По нынешней табели о рангах его звание соответствует генерал-майору. Таким образом, Орлов и по настоящее время остается самым старшим по званию из всех офицеров советской разведки, которые когда-либо бежали на Запад[28].

Бегство Орлова бросило подозрение на руководящие кадры советской разведки и нанесло им значительный ущерб: многие сотрудники, связанные с ним, были объявлены «врагами народа» и репрессированы. Руководитель специальной опергруппы Яков Серебрянский (осуществлявший руководство шестнадцатью нелегальными резидентурами в Германии, Франции, США и др. странах) был отозван из Парижа и 10 ноября 1938 года вместе с женой арестован в Москве прямо у трапа самолёта. 7 июля 1941 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Серебрянского к расстрелу с конфискацией имущества, но вскоре он был отпущен[29].

После побега Орлова его бывшие подчинённые были отозваны в Москву. Наум Белкин был уволен из органов, а Григорий Сыроежкин арестован и расстрелян.

«Тайная история сталинских преступлений»[править | править код]

В 1952 году Орлов опубликовал в журнале «Лайф» серию статей, составивших впоследствии книгу «Тайная история сталинских преступлений»[30]. Эта книга была переведена на многие языки, в том числе на русский (1983).

Орловы продолжали в Соединенных Штатах скромную жизнь на нелегальном положении. В апреле 1955 года Конгрессом США был принят законопроект, предоставляющий Орлову и его жене Марии статус постоянного проживания и гражданство США. С этого времени Орлов стал хорошо оплачиваемым консультантом контрразведывательной службы ЦРУ (англ. CIA Counter-Intelligence Staff), читал лекции офицерам разведки, для которых планировались назначения в страны Варшавского блока под дипломатическим прикрытием[31].

В 1963 году Центральное разведывательное управление США помогло издать вторую книгу Орлова — «Пособие по контрразведке и ведению партизанской войны»[32], а несколько ранее, в сентябре 1962 года, оказало ему поддержку в получении должности исследователя (англ. Senior Research Fellow) в Школе права (англ.) Мичиганского университета.

На многочисленных допросах в ФБР и других западных спецслужбах Орлов сообщил много сведений о работе органов госбезопасности СССР в Европе и внутри страны, но фактически сумел ввести их в заблуждение относительно своей службы в НКВД и не выдал лично ему известную заграничную агентуру советской разведки, в том числе группу К. Филби.

Гэзур[Прим. 10]. (отставной агент ФБР, куратор и друг Орлова — Прим.) в беседах с Орловым спрашивал, почему в ответ на попытку убить его он не разоблачил советских агентов, в частности, Кима Филби и знаменитую Кембриджскую пятёрку, Орлов ответил, что не мог выдать людей, которые поверили ему и безвозмездно служили идее, в которую много лет верил он сам.

Илья Куксин. Шпионские истории

Обвинения во лжи[править | править код]

Борис Володарский показал, что Орлов выдвинул ряд ложных утверждений в поддержку своей Истории и для поднятия собственного статуса в глазах допрашивавших его должностных лиц и широкой западной общественности. Например, его звание было не генерал (такого звания в НКВД не существовало до 1945 года), как он утверждал, а просто майор. Орлов преувеличил свою роль в перевозке испанского золотого запаса в СССР — он не вел переговоры с испанским правительством относительно этого, а обеспечивал лишь охрану спецгруза. Он также ложно утверждал, что играл ведущую роль в вербовке кембриджской пятерки шпионов, в то время как на самом деле Орлов/Никольский «не имел ничего общего с первыми тремя агентами Кембриджского университета, когда они были успешно завербованы. И он, конечно, ничего не знал о тех, кто присоединился к списку после того, как покинул Лондон и был уволен из департамента внешней разведки».[33]

Интересно, что в конце войны Павел Фитин, глава внешней разведки НКВД, направил директиву главе резидентуры НКВД в Сан-Франциско Григорию Хейфецу  с поручением разыскать Орлова[34]. Однако КГБ СССР удалось найти Орлова в только в ноябре 1969 года. На встречу с ним в Анн-Арбор был отправлен полковник Михаил Феоктистов, который в это время под псевдонимом «Георг» работал в нью-йоркской резидентуре. Феоктистов сумел проникнуть в квартиру четы Орловых. В ходе разговора, несмотря на то, что был встречен достаточно сурово (жена Орлова даже вынула пистолет), он сумел убедить их, что советская власть относится к Орлову не как к шпиону и предателю, а только как к невозвращенцу. Также Феоктистов привёз письмо от бывшего сослуживца Орлова и предложил им вернуться в СССР, обещав, что никаких репрессий к ним применено не будет, а все награды и звания Орлову вернут. Однако Орлов отказался вернуться в СССР, заявив, что он никого не выдал на допросах. Следующая встреча Феоктистова с Орловыми состоялась уже на их новом месте жительства — в городе, где была похоронена их дочь[источник не указан 428 дней].

После смерти Орлова для описи и опечатывания его квартиры из штаб-квартиры ЦРУ (Лэнгли) в Кливленд был направлен Пол Хартман. Шляпы Орлова, его и Марии авторучки[Прим. 11] и небольшая коробка с прахом Орлова были переданы Раймонду Рокка — заместителю руководителя контрразведывательной службы ЦРУ Энглтона, который на протяжении десяти лет допрашивал Орлова. В настоящее время указанные предметы хранятся в частном музее H. Keith Melton’s spy museum во Флориде, где Орлову посвящён отдельный стенд[35].

Последняя книга Орлова (The March of Time) была опубликована в 2004 году его куратором и другом Эдвардом Гэзуром.

Свидетельства очевидцев[править | править код]

  • Кирилл Хенкин, тогда 20-летний парижский студент-белоэмигрант, доброволец-коммунист[36]:

Для меня, студента парижского университета, члена студенческой коммунистической ячейки, за два дня до этого пешком перешедшего Пиренеи, встреча [с Орловым] была шоком: представитель великого Советского Союза, которому я тогда поклонялся, выглядел самодовольным, холёным, вальяжным типом.

Оценки современников[править | править код]

Владимир Солоухин:

И не тот ли это Орлов, который к 1938 году был уже генералом НКВД и, находясь в Испании, сбежал от Сталина и скрывался 25 лет, а потом написал книгу воспоминаний «Тайные преступления Сталина»? А сам он, значит, никаких преступлений не совершал и звание генерала НКВД заслужил, играя на мандолине?…

Владимир Солоухин При свете дня. — М., 1992. — С. 173. — ISBN 5-88274-010-x

Борис Володарский (биограф Орлова):

… большая часть того, что сказал Орлов, даже под присягой, или во время его допроса сотрудниками разведки США, либо в частных беседах со своим другом Гэзуром, к настоящему времени была установлена как откровенный вымысел (англ. outright invention).

Boris,, Volodarsky,. Stalin's agent : the life and death of Alexander Orlov. — P. 240. — ISBN 9780199656585.[p. 89]

Семья[править | править код]

  • Жена — Рожнецкая Мария Владиславовна (1903—1971)
    • Дочь — Вера (1924—1940).

Награды[править | править код]

Сочинения[править | править код]

В литературе и мемуарах[править | править код]

  • Упоминается в романе Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол» под фамилией Варлов[37].
  • Встречу с Орловым в Испании описывает Кирилл Хенкин в своей книге «Охотник вверх ногами».
  • Деятельность Орлова-Фельдбина во времена Октябрьской Революции описана на основании архивных данных и свидетельств в книге Николая Ставрова «„Великие“ идеи XX века»
  • Деятельность Орлова в Испании является одной из сюжетных линий в романе Максима Кантора «Учебник рисования».
  • Гордон Брук-Шеферд. Судьба советских перебежчиков.- Нью-Йорк-Иерусалим-Париж.- Издательство «Время и мы».- 1983.

Примечания[править | править код]

  1. Как пишет биограф Орлова Борис Володарский: «на фоне антисемитизма сменил фамилию на менее заметную — Лев Никольский». Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. 8.
  2. На протяжении своей карьеры, Орлов был также известен под именами Лев Леонидович Николаев, Швед (его оперативный псевдоним ОГПУ/НКВД), Лев Фельдбин (его австрийский паспорт), Лев Фельдель (его германский паспорт), Уильям Голдин (его американский паспорт), Курник (фамилия его еврейских родственников, проживавщих в США). Путешествуя по США, часто регистрировался под именами Александра Л. Берга и Игоря Берга.
  3. Биограф Орлова и историк советских/российских спецслужб, в своей книге Stalin’s Agent: The Life and Death of Alexander Orlov. Oxford, 2015—832 pages обильно использует и цитирует массивы новых данных крайне ограниченного распространения (рассекреченные файлы) из архивов КГБ, ЦРУ, ФБР, MI5 и французской DST с документацией и досье по Орлову. С их помощью Володарский подробно и обстоятельно анализирует и разбирает завалы из лжи, мифов и полуправды, запущенных в оборот книгой Орлова Тайная история, показывает его неоднократные лжесвидетельствования, данные под присягой. Книга Володарского проливает новый свет и вносит значительные исправления в историю советского участия в гражданской войне в Испании, — в этот критический эпизод двадцатого столетия.
  4. Весной 1937 года НКВД было приказано активизировать кампанию против сторонников Троцкого за границей и, не ограничиваясь контролем за их деятельностью, приступить к их ликвидации. Под руководством Ежова началось физическое устранение тех, кто был не согласен со Сталиным, и таким образом его политическая вендетта перекинулась за границу. Поскольку не было возможности инсценировать сенсационные судебные процессы и фальсифицировать признания за пределами тщательно охраняемых границ СССР, Сталину приходилось придумывать другие методы, чтобы разделаться с реальной и мнимой оппозицией. В кн.: Царев Олег, Джон Костелло. Роковые иллюзии. Гл. 11 — М.: Международные отношения, 1995. ISBN 5-7133-0734-4, 0-517-58850-1.
  5. В особых отделах в Красной Армии, Архангельске, ЭКУ и Закавказье Орлов работал под руководством своего двоюродного брата Зиновия Кацнельсона. Источник Хронос
  6. Уничтожение среднего звена руководства НКВД зачастую проводилось в т. н. «особом порядке», то есть без суда и следствия. В частности, А. А. Слуцкий был убит Михаилом Алёхиным (заместителем начальника отдела оперативной техники) инъекцией цианида калия прямо в кабинете начальника Главного управления государственной безопасности НКВД, М. П. Фриновского.
  7. Специальностью С. М. Шпигельгласа были так называемые «литерные операции», то есть похищения и тайные убийства за границей. В частности именно Шпигельгласс за год до бегства Орлова (4 сентября 1937 года) организовал убийство в Швейцарии беглого агента ИНО НКВД Игнатия Рейсса. Встреча с Орловым была назначена на борту советского судна, поскольку на берегу Шпигельгласу грозил арест.
  8. Свой дипломатический паспорт, как и советские паспорта жены и дочери, Орлов хранил в сейфовой ячейке банка Pilgrim Vaults Incorporated, расположенном далеко от места проживания вплоть до самой своей смерти, см. Борис Володарский, стр. 388.
  9. В действительности никакого письма Сталину не было. Одно письмо было адресована тт. Суритцу и Бирюкову (послу и первому секретарю посольства СССР в Париже) с просьбой срочно переслать прилагаемый пакет Н. И. Ежову. Второе письмо предназначалось «Кислову» (Георгию Косенко) — главе парижской резидентуры НКВД с уведомлением о доставке в посольство двух пакетов, ему и послу Суритцу, для их срочной отправки Ежову. Письма доставил в Париж его кузен Натан Курник. Мифическое письмо Сталину — фальшивка, запущенная в оборот Орловым в его Истории. КГБ СССР рассекретил «прощальное» письмо Орлова Ежову с небольшими изъятиями. Тон письма несколько иной, нежели указанный Орловым в его Истории и содержит заверения в преданности «Партии и нашей стране». Полный текст письма приведен в книге Boris Volodarsky. Stalin’s Agent: The Life and Death of Alexander Orlov. pages 345—349.
  10. Эдвард Гэзур — ветеран контрразведки США, специалист по странам Восточной Европы, последний куратор Орлова от ФБР. Американец в первом поколении, его семья эмигрировала из Австрии. В 2002 году опубликовал книгу Edward Gazur, Secret Assignment: the FBI’s KGB General, St Ermin’s Press, 2002. 606 pp. ISBN 0-9536151-7-0. Книга Гэзура явилась ответом на монографию Кастелло и Орлова (Deadly Illusions: The KGB Orlov Dossier. Crown.), изданную на Западе спустя 20 лет после смерти Орлова. Её авторы утверждали, что переход Орлова на сторону Запада никогда не был искренним. Эта книга на Западе была расценена как дезинформационный продукт Москвы, призванный деморализовать функционеров американской разведки, выставив их наивными дураками. В своей книге Гэзур защищает честность перебежчика в присоединении к Западной системе и в работе с американскими спецслужбами.
  11. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. Plate 19. Подпись под иллюстрацией (фото 19) гласит: «Принадлежащая Орлову авторучка „Паркер“ с золотым пером, изготовленная в Канаде, где Орлов купил её. Авторучка находится в США в семье, имеющей тесные связи с ЦРУ. Согласно легенде, сочинённой Орловым и поддержанной его ранними биографами, он пользовался ею при написании личного письма Сталину с предложением сделки советскому диктатору: он, Орлов, не раскрывает ни одну операцию СССР, или агентов, о которых он знает, и в обмен на это Сталин оставляет его в покое. В реальности такое письмо никогда не было написано».

Источники[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Boris Volodarsky. Stalin's Agent. Bobruisk and Moscow, p. 7
  2. Stalin’s Agent, p. 406
  3. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. 343
  4. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent, p. 37
  5. 1 2 Boris Volodarsky. El caso Orlov: Los servicios secretos soviéticos en la guerra civil española. Editorial Crítica (2013). 584 páginas ISBN-13: 978-8498925531
  6. 1 2 Costello J, Tsarev O. Deadly Illusions: The KGB Orlov Dossier. — Crown, 1993. — ISBN 0-517-58850-1.
  7. Alexander Orlov. The Secret History of Stalin’s Crimes. Random House, 1953
  8. Нил Никандров. Григулевич. — М.: Молодая гвардия, 2005. — (ЖЗЛ) — С. 57, 63, 69—71. — ISBN 5-235-02825-2
  9. Volodarsky, Boris. Stalin's agent: the life and death of Alexander Orlov. — P. 832. — ISBN 9780199656585.
  10. Hugh Thomas. Historia de la Guerra Civil Española. Ed. Círculo de Lectores. Valencia/Barcelona 1976. pág. 477, 758, 760 ISBN 84-226-0874-X.
  11. Schwartz, Stephen In From the Cold (February 24, 2002). Дата обращения 16 августа 2018.
  12. From Lenin to Hola: crown jewels of the KGB The Gurdian 13 Sep 1999
  13. Christopher Andrew, Vasili Mitrokhin. The Mitrokhin Archive: The KGB in Europe and the West. Penguin UK, 2015/ Ch. 5 Terror, p. 117 — Political Science — 1040 pages. ISBN 978-0-14-196646-5
  14. М. Юрьев. Доктор нелегальных наук // «Совершенно секретно»
  15. 1 2 Alexander Orlov на сайте spartacus-educational
  16. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. Foreword by Paul Preston, p. xxvii
  17. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. 342—343
  18. Stalin’s Agent, p. 349
  19. Архив службы внешней разведки России (ранее архив ПГУ), личное дело ШВЕД, № 32476, том 1, с. 170, цитируется по книге Costello and Tsarev, Deadly Illusions, 305.
  20. Грустное ГРУ. А.Колпакиди о глубоком кризисе спецслужб РФ.
  21. Stalin’s Agent, p. 350.
  22. Stalin’s Agent, p. 405
  23. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. — ISBN 5-86442-001-8.
  24. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. 356.
  25. Звание Орлова генерал-разведчик указал Олег Царев — полковник в запасе ПГУ СССР и СВР России, автор книги «Роковые иллюзии» , М.: 1995, на «Эхо Москвы» 15 июня 2008 г. (программа «Наше всё»)
  26. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. XXX.
  27. Зоря Серебрякова. СТАЛИН И ОХРАНКА: О ЧЕМ ГОВОРЯТ ДОКУМЕНТЫ?
  28. А. М. Орлов на сайте Хронос
  29. Владимир Антонов. «Яков Серебрянский — легенда Лубянки и трижды её узник». // Независимое военное обозрение, № 50 (694), с. 14-15.
  30. Orlov A. The Secret History of Stalin’s Crimes. — New York, 1953
  31. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent, p. xxix — Foreword by Paul Preston/
  32. Orlov A. A Handbook of Intelligence and Guerilla Warfare. — Ann Arbor: University of Michigan Press, 1963.
  33. Boris Volodarsky, Stalin’s agent. p. 89
  34. Boris Volodarsky. Stalin’s Agent. p. 357.
  35. Boris Volodarsky, Stalin’s agent. pp. 475—476
  36. «Охотник вверх ногами. О Рудольфе Абеле и многом другом»
  37. Олег Зубов. Такой вот странный шпион // «Новый Мир» 1996, № 12

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]