Эта статья входит в число хороших статей

Орстхойцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Орстхойцы
Арште, Арштхой,
Орстхой, Эрштхой
Орстхой (дикая дивизия).jpg
Представители орстхойцев в «Дикой дивизии»
(фото из архива семьи Гардановых, с. Сагопши).
Другие названия орстхоевцы,
как вольного общества: Арсхте, Арстхой, Орштхой, Эрстхой
Экзоэтнонимы балой/балойцы, балсу/балсурцы, карабулаки/карабулакцы
Тип Вольное общество/Историческая народность
Современная этногруппа
Этноиерархия
Раса европеоидная
Тип расы кавкасионский
Группа народов нахские народы (вайнахи)
Подгруппа и совр. ингуши, и совр. чеченцы
Общие данные
Язык орстхойский диалект аккинско-орстхойского наречия, относящегося к вайнахскому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков (сейчас также используется русский и др.)
Письменность чеченская и ингушская
Религия ислам суннитского толка
Первые упоминания • «Нартский эпос» ? (ист.)
• сведения Н. А. Потапова (1768 г.)
Предки Балой?, горные аккинцы?
Родственны равнинным аккинцам
Современное расселение
 Россия: нет данных
     Чечня: 50,000-100,000
     Ингушетия: 50,000-100,000
     Северная Осетия: нет данных
 Иордания: нет данных
 Казахстан: нет данных
 Сирия: нет данных
 Турция: нет данных
Историческое расселение

Северный Кавказ:
• ист. область Орстхой-Мохк (к XVIII веку)

• расселение по равнинным районам Чечни, Ингушетии и Дагестана (кон. XVIII — нач. XIX вв.)
Государственность

• племенной союз ? (позднее Средневековье)

• военно-политич. союз Орстхой (XVIII — нач. XIX вв.)
Карта

Орстхойцы, орстхоевцы, самоназв. как вольного общества[~ 1]: Арште, Арштхой, Орстхой, Эрштхой, экзоэтн.: балойцы[~ 2], балсурцы, карабулаки[~ 3] — нахское вольное общество, частично сформировавшееся в народность[1]; составило/составляет один из компонентов в этногенезе современного чеченского и ингушского народов. Родина — верхнее течение рек Асса и Фортанга — историческая область Орстхой-Мохк (совр. бо́льшая часть Сунженского района Ингушетии и приграничная часть Ачхой-Мартановского района Чечни, РФ[~ 4]). В традиции чеченской этноиерархии считается одним из девяти исторических чеченских тукхумов, в ингушской традиции — одним из семи исторических ингушских шахаров.

К XVIII веку орстхойцы расселились из Орстхой-Мохк севернее — в долину реки Сунжа (запад Чеченской равнины)[~ 5], и сформировали военно-политический союз, бывший одним из самых крупных вайнахских вольных обществ. В результате Кавказской войны больша́я часть орстхойцев была истреблена, около 4 000 семей выселилось в Османскую империю, откуда многие вернулись в Россию в 70-х годах XIX века. Не эмигрировавшие и вернувшиеся орстхойцы, наряду с другими вайнахами, в XX веке пережили интеграцию в социалистическое общество СССР и депортацию в Среднюю Азию (бо́льшая часть позднее вернулась). На рубеже XX и XXI веков значительное влияние на жизнь орстхойцев, как и всего населения северокавказского региона, оказал военный конфликт пытавшейся самоопределиться Ичкерии.

В наши дни орстхойцы представляют из себя этногруппу в среде ингушей и чеченцев, постепенно ассимилируемую этими двумя народами. Проживают, в основном, в ряде населённых пунктах Ингушетии и Чечни. Имеются небольшие группы орстхойцев в ряде стран Ближнего Востока — Иордании, Сирии, Турции и других. Язык — орстхойский/карабулакский диалект аккинско-орстхойского наречия, относящегося к вайнахскому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков. В настоящее время мало используется. Основная религия среди верующих — ислам суннитского толка.

В официальных переписях населения СССР и современной России орстхойцы не фиксировались, однако, в связи с растущим уровнем национального самосознания и интересом к собственной истории в среде северокавказских народов, некоторые представители вайнахского населения и сегодня продолжают идентифицировать себя как орстхойцы.

Название[править | править код]

В наши дни самоназвание представителей нахского вольного общества Орстхой и сформировавшейся на его основе народности принято транскрибировать на русский язык как этноним орстхойцы или орстхоевцы. Это наименование употребляется в современной кавказоведческой научной и популярной литературе. Также, народность орстхойцев в русскоязычных источниках могут именовать, используя варианты названия общества, более точно приближая его к звучанию в вайнахских языках, — Арсхте/Арште, Арстхой/Арштхой, Орстхой/Орштхой, Эрстхой/Эрштхой. Часто исследователи этим же именем называют и историческую область расселения орстхойцев — Орстхой-Мохк, что является несколько ошибочным выбором термина (см. Орстхой-Мохк). Согласно ряду учёных (И. А. Гюльденштедт, Ш. Б. Ахмадов), среди самих вайнахов существуют небольшие различия в произношении наименования этого общества-народности-области: эндоэтноним орстхойцев на аккинско-орстхойском наречии и название в ингушском языке — Арсхте[2]/Арште[2][3], имя в чеченском языке — Арштхой[3]/Орстхой[3][4][5]/Эрштхой[5]. Однако, в современных ингушско-русских словарях этноним указывается уже ближе к чеченскому варианту произношения — Орстхой[6][7].

Этимология[править | править код]

Ономастика.

Углубляясь в ономастику этнонима орстхойцы, ряд исследователей (В. И. Абаев, Я. С. Вагапов, И. Е. Саратов, А. С. Сулейманов)[~ 6] предлагают смелые гипотезы происхождения этого наименования. Однако в основном данные теории не являются доказанными и на сегодняшний день не признаны в официальной научной среде, также в них часто прослеживается трактовка этимологии этнонима в пользу националистических интересов того или иного современного народа под влиянием сложившейся политической конъюнктуры.

Я. С. Вагапов, считая нахскую природу наименования орстхойцы совершенно ясной и не вызывающей сомнений, предполагает в этом этнониме те же морфемы, что и в названии чеченского тайпа Орсой. Чеченский исследователь-краевед А. С. Сулейманов в своей работе «Топонимия Чечено-Ингушетии» возводит происхождение названия орсойцев то к сарматским аорсам, то к русским[8][~ 7]. Другой исследователь — И. Е. Саратов — на основании работ А. С. Сулейманова делает далеко идущие предположения о связи этнонимов орстхойцы и орсойцы со славянами-русами[9]. Связь нахского корня оpc-/арс-/урс-/эрс- со славянской формой рус предложил и Я. С. Вагапов: вайнахское название русских — оьрсий (чеч.) и эрсий (ингуш.) — обычно рассматривается как заимствование из тюркских языков, в которых форма рус, в связи с избеганием тюрками (как и вайнахами) начального р, преобразовалась в орус, урус, Я. С. Вагапов предполагает гипотезу, в которой название русских в вайнахских языках является собственным, а не заимствованным, и имя орстхойцев может быть с ним связано. В своих исследованиях он опирается на существование этнонима арса[~ 8][10].

Что легло в основу самоназвания орстхойцы, остаётся невыясненным, но существует ряд предположений его этимологии различной степени авторитетности. Например, согласно чеченскому исследователю-языковеду Я. С. Вагапову, наиболее вероятно, что этот этноним нахского происхождения, слово состоит из корня оpc-/арс-/урс-/эрс- (перевод — «лесистая гора», менее употребительно — «лес»), суффиксов -т-, -х-, -о- (-х- — суффикс лица, -о- — именной суффикс) и окончания множественного числа [10]. Альтернативная гипотеза, высказанная в 60-х годах XX века фольклористом и филологом А. О. Мальсаговым, предполагает значение наименования орстхойцев как «жители равнин», У. Б. Далгат в монографии «Героический эпос чеченцев и ингушей» цитирует А. О. Мальсагова[11]:

«По всей вероятности, «орстхой-арштхой-аьрашхой» происходит от «аре» (равнина, плоскость), «ш» — показатель множественности, «тӏа» — послелог, «хо» — словообразовательный суффикс. Таким образом, «орстхо-арштхо-аьрашхо» (житель равнины) в противоположность «лоамаро» (горец).»

Этимология А. О. Мальсагова связана с неподтверждённой гипотезой, согласно которой орстхойцы первоначально расселялись не в горных областях, а заселяли равнины и предгорья центральной части Северного Кавказа. Подобное предположение рассматривают и некоторые другие исследователи, например, И. В. Бызов считает, что после вытеснения вайнахов с «плоскости» аланскими племенами оставшиеся на предгорной равнине аборигены положили начало отдельному этническому образованию — Арштхой/Орстхой. И. В. Бызов выделяет в этом этнониме морфемы аре — йист — хой и переводит его так же, как А. О. Мальсагов, — «жители равнин»[12] (см. раздел «Возникновение»).

Экзоэтнонимы[править | править код]

Больша́я часть сообщений об орстхойцах, как документальных, так и фольклорных, упоминает эту народность под каким-либо экзоэтнонимом. Некоторые известные варианты названий орстхойцев, которые давали им соседние народы:

  1. Балой, балойцы — наименование, бытовавшее среди части ичкеринцев[13]. Также этим этнонимом ичкеринцы обозначали и других выходцев из исторической области Лам-Акки (Горная Акка) — горных аккинцев и ялхоройцев (иногда этот тайп включают в состав орстхойцев). Вероятно, это имя происходит от названия старинного общества Балой, представители которого могли являться общими предками указанных этнических групп[14].
  2. Балсу, балсурцы — согласно сообщению естествоиспытателя и путешественника XVIII века И. А. Гюльденштедта, это наименование орстхойцев бытовало у черкесов[15]. В дальнейшем под этим именем орстхойцы попали во многие документы Российской империи. Наименование происходит от тюркского названия реки Фортанга — Балсу[16], которое в тюркских языках означает «медовая вода». Однако, согласно другой гипотезе, которую предлагает чеченский краевед А. С. Сулейманов, название реки является нахским — Балсур-хи — и переводится как «Балойских войск река», таким образом, он возводит имя орстхойцев к предыдущему варианту — от общества Балой[17].
  3. Карабулаки — наименование тоже тюркского происхождения; согласно А. С. Сулейманову, это имя орстхойцам дали кумыки, и происходит оно от кумыкского кхара-булакх — «чёрная речка», «чёрный источник»[17]. Также в некоторых документах XIX века карабулаками называли равнинных аккинцев, однако этногенез этой группы несколько сложнее, и в её формировании, помимо орстхойцев, принимали участие и другие вайнахские народности, а более известное название, которое закрепилось за равнинными аккинцами, — ауховцы[18][19].

Общие сведения[править | править код]

Этническая принадлежность[править | править код]

Орстхойские абреки из селения Сагопши, сидящий справа Биргӏа Ахьмад(Мержо).

В связи с пограничным географическим положением исторической родины орстхойцев между различными вайнахскими обществами, с востока от них сформировавшими чеченский народ, а с запада ингушский, периодически возникают споры о принадлежности этой народности то к чеченцами, то к ингушам. Для вайнахов, в последние несколько десятилетий отличающихся высоким уровнем национального самосознания, предмет этого спора часто вызывает конфликтные дискуссии, как между различными исследователями, так и в среде обычного населения[~ 9]. У чеченцев существует понятие тукхума Орстхой, который настолько важен в их этнической общности, что считается одним из основных девяти тукхумов, образующих чеченскую нацию (например, он находился среди 9-ти звёзд, символизирующих чеченские тукхумы на гербе Республики Ичкерия и флаге Общенационального Конгресса Чеченского Народа). Но, согласно ряду других исследователей, общество Орстхой играло важную роль и в истории ингушей, считается, что оно занимало место среди пяти ингушских шахаров, сформировавших ингушскую народность.[20]. По этому вопросу важным является замечание доктора исторических наук, профессора, академика АН ЧР Ш. Б. Ахмадова, считающего, что в сознании большинства вайнахов представители орстхойцев считались как отдельные тайпы, которые не относили себя ни к чеченцам, ни к ингушам[3]. На сегодняшний день обсуждение вопроса о современной национальной принадлежности орстхойцев не актуально и имеет явную политическую окраску, а субэтническая группа орстхойцев в равной степени участвовала и участвует в этногенезе как чеченского, так и ингушского народов[21].

Состав[править | править код]

Состав орстхойского общества, его деление на тайпы, некъи и гары, на сегодняшний день этнографами тщательно не исследован и однозначная классификация этих объединений является предметом дискуссий. В среде чеченцев существовал тукхум Эрштхой, а у ингушей шахар — Орстхой, также, некоторые этногруппы орстхойцев, участвовали в этногенезе некоторых других чеченских тукхумов. Например, известно, что тайпы Мержой и Цечой влились в состав равнинных аккинцев (ауховцев). Четырнадцать обществ, отмеченных цифрами, сложились к XVIII — началу XIX веков (некоторые и ранее)[22], остальные, вероятно, стали обособляться позднее и со временем начали позиционировать себя как отдельные тайпы.

Согласно чеченскому исследователю и писателю М. А. Мамакаеву чеченский тукхум Эрштхой включал 6 тайпов (не следует забывать и об ингушском шахаре Орстхой, состав которого исследователь не освещает)[23]. Тайпы Галай, Гандалой, Гарчой, Мержой, Мужахой, Цечой, Ялхорой — по каким-то причинам М. А. Мамакаев причислил к «основными коренными чеченскими тайпами»[24].

Состав общества-тукхума Орстхой
(тайпы, некъи и гары)
[~ 10]
По М. А.
Мамакаеву
[~ 11][23]
По А. С.
Сулейманову
[4][25]
По Я. 3. Ахмадову,
Ш. Б. Ахмадову,
М. X. Багаеву,
X. А. Хизриеву[26]
По другим
источникам
Чеченские и ингушские
фамилии орстхойцев
Родовые
селения
1 Белхарой Белхарой + + Белхароевы[27]
2 Булгуч(х)ой Булгуч(х)ой + + Булгучевы[28]
3 Б(у)ока-некъе Б(у)ока-некъе + + Боковы
4 В(и)елха-некъе В(и)елха-некъе + + Вельхиевы
5 Галай/Галой Галай/Галой + + + Галаевы, Базаевы с. Галанчож
6 Гандалой Гӏандалой + + + Гандалоевы[27]
7 Мержой Мержой + + + Мержоевы[27] Мержа[~ 12]
 — Мержой-Аккий: часть мержойцев в составе равнинных аккинцев/ауховцев +[29]
8 Мужахой Мужахой + + + Мужухоевы[27]
9 Мужган(х)ой Мужган(х)ой + +
10 Орг-некъе Оьрг-некъе + +
11 Ферг-некъе Ферг-некъе + + Фаргиевы[27]
12 Хайхарой/Хевхарой Хьайхьарой/Хьевхьарой + + Хайхароевы Хайха/Хевха
13 Цечой Цӏечой + + + +[30] Цечоевы[28] Цечу ахкие
 — Цечой-Аккий: часть цечойцев в составе равнинных аккинцев/ауховцев +[29]
13.1 Гарчой Гӏарчой +
13.1.1 Анастой Анастоевы
14 Ялхорой/Ялхарой/Ялха-некъе Iалха-некъе + +
 — некоторые источники не включают ялхоройцев в этногруппу орстхойцев

Расселение и численность[править | править код]

Вероятно, с периода позднего средневековья орстхойцы проживали в области верхнего и среднего течения pек Асса и Фортанга. Эта страна орстхойцев — Орстхой-Мохк (бо́льшая часть Сунженского района Ингушетии и приграничная часть Ачхой-Мартановского района Чечни) — входила в исторический регион Лам-Акки, где орстхойцы соседствовали с горными аккинцами и ялхоройцами (иногда этот тайп включают в состав орстхойцев). По А. С. Сулейманову, соседями орстхойцев были: в горах на юге и западе — ингушские шахары, на востоке — тайпы Ялхорой и Галай, однако замечание автора про Галай не ясно, так как далее по тексту исследователь указывает (как и многие другие источники), что Галай входил в состав орстхоевского общества[~ 13][31][4].

В конце XVIII — начале XIX веков в Орстхой-Мохк насчитывалось около 40 поселений, а её духовным и политическим центром был древний аул Цечу ахкие, который орстхойцы считают своей прародиной. В этот же период часть их расселилась из горных ущелий в долину реки Сунжа — на территории, соответствующие равнинным и предгорным районам современной Чечни и Ингушетии, и далее — в Дагестан, где часть орстхойцев участвовала в этногенезе равнинных аккинцев (ауховцев). Согласно заявлениям самих орстхойцев, приблизительные границы их исторического проживания после расселения с гор на равнину: на востоке — до селения Гехи[~ 14] и на западе — до селения Яндырка. По А. С. Сулейманову старинными селениями орстхойцев, помимо аула Цечу ахкие, были: Верхний Алкун/Цечу Оалкам, Мержа, Хевха[32][33][26].

В 1990 году инициативная группа орстхойцев (в количестве трёх человек[~ 15]) написала статью в грозненскую газету «Комсомольское племя», где, помимо прочего, авторами были указаны районы проживания и приблизительная численность орстхойцев. Данная информация не подтверждена переписями населения в СССР или современной России, но как косвенный источник использовалась в работе советско-российского этнолога В. А. Шнирельмана. Численность орстхойцев согласно указанной газетной публикации и статье социолога М. М. Юсупова (на 1990 год)[33][21][34]:

  1. Сунженский район (современные Сунженский район в Ингушетии и Сунженский район в Чечне) — примерно от 10 000 до 15 000 человек. Некоторые селения здесь основаны орстхойцами столетия назад и населены ими сейчас. Например сёла Верхний Алкун и Алхасты, где доля орстхойцев составляет около 90 % (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Белхороевы, Боковы, Булгучевы, Галаевы, Кориговы, Мержоевы, Фаргиевы, Цечоевы и другие). Несколько тысяч орстхойцев проживает в станицах Нестеровской, Орджоникидзевской и городе Карабулак.
  2. Назрановский район — более 10 000 человек. Значительная часть проживает во всех сёлах этого района, а в селениях Плиево, Сурхохи, Экажево и Яндырка доля орстхойцев составляет от 10 % до 30 %.
  3. Малгобекский район — некоторые сёла основаны и заселены орстхойцами, в частности Сагопши, в котором их насчитывается более 4 000 человек из 5 000 населения (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Белхороевы, Боковы, Булгучевы, Галаевы, Гандалоевы, Кориговы, Мержоевы, Мужухоевы, Фаргиевы, Цечоевы и другие).
  4. Город Грозный — нет данных.
  5. Ачхой-Мартановский район — селение Бамут основано орстхойцами и значительно населено ими сейчас (фамилии проживающих здесь орстхойцев: Гандалоевы и Мержоевы).
  • Другие регионы СССР — нет данных.
  1. Пригородный район и город Владикавказ (Северная Осетия) — нет данных.
  2. Казахстан — нет данных.

Этническая история[править | править код]

Сведения об орстхойцах в письменных источниках прошлого крайне скупы и не уходят глубже XVIII—XIX веков[35]. При рассмотрении их истории необходимо учитывать различные факторы присущие именно данному региону. Например, происхождение и формирование всех вайнахских народностей неотделимо от истории таких самобытных северокавказских объединений, как тукхумы/шахары, тайпы, гары, некъи, ца, доьзалы и другие (в кавказоведении для обозначения крупных союзов, от семейных и родо-племенных до территориальных и военно-политических, принят термин «вольные общества» или просто «общества»). Также, важнейшим фактором, формировавшим/формирующим историю этого региона является укрепление здесь ислама, на почве которого значительное влияние среди вайнахского населения получили религиозные объединения — вирды. Северный Кавказ всегда оставался узлом сложных проблем для захватившей его России, а одна из его народностей — орстхойцы — отличалась особым упорством в борьбе за независимость.

Происхождение[править | править код]

Орстхойцы (Сунженский район Ингушетия и Ачхой-Мартановский район Чечня)
Legenda kopiec.svg
г. Балойн лам
Black pog.svg
Ингушетия
Black pog.svg
Чечня
Red pog.png
Элдархан-Гала
Поселения и географические культовые объекты орстхойцев (наложение на современную карту Ачхой-Мартановского района Чечни и Сунженского района Ингушетии)

Временной период образования народности орстхойцев определённо не установлен, вероятно, он приходится на позднее средневековье, хотя существует неподтверждённая гипотеза об их более раннем происхождении, основанная на северокавказских народных сказаниях — «Нартском эпосе» (см. раздел «Мифология»). Ряд исследователей, изучив вайнахский вариант эпоса, трактует раннюю историю народности следующим образом: орстхойцы — это вайнахские племена, которые изначально жили на предгорной равнине, они представляли собой нечто вроде пограничной стражи, охранявшей внутренние горные вайнахские территории (аналог русского казачества). Горные вайнахи за подобные услуги расплачивались с ними частью скота, который горцам необходимо было пасти на равнине в период сезонных перегонов. Со временем орстхойцы превратились из защитников в притеснителей вайнахского племени — они запрашивали высокую плату за выпас скота на равнине, совершали грабительские походы на своих соплеменников, похищали людей. Также предполагается, что орстхойцы стали союзниками группы племён алан, с которыми вместе блокировали горы. И только в период монгольских завоеваний XIII века — похода Джэбэ и Субэдэя и Западного похода — орстхойцы были выбиты в горы — в ущелья рек Асса и Фортанга, расположенные в исторической области Лам-Акки[12].

Согласно другой гипотезе, прародина орстхойцев изначально локализуется в горах — в области Лам-Акки, а происходят они от исчезнувшего, некогда воинственного общества Балой. Вероятно, помимо орстхойцев, балойцы могли быть предками горных аккинцев и ялхоройцев, а возможная родина самих балойцев — гора Болойлам[17]. В подтверждение этой гипотезы некоторые исследователи (например, Н. Г. Волкова[13]) сообщают об употреблении среди части ичкеринцев этнонима «балой» применительно к орстхойцам. Родственные связи между древними этногруппами Лам-Акки точно не установлены, например, существует версия краеведа А. С. Сулейманова, по которой орстхойцы считали своими предками горных аккинцев, а те уже, в свою очередь, происходили от балойцев[14]. Ещё один вариант этногенеза предложил ингушский исследователь Н. Д. Кодзоев, согласно которому с конца XVII века происходило очередное переселение вайнахов с гор на равнину, в этот период и началось формирование племени орстхойцев, а местом образования этой народности, помимо ущелий рек Асса и Фортанга, могла быть и часть предгорий[20]. Наличие разнообразных теорий происхождения орстхойцев показывает, что современной наукой этот вопрос до конца не изучен и требует дополнительных исследований учёных-кавказоведов.

Формирование общества[править | править код]

Период, когда появляются первые письменные свидетельства, упоминающие орстхойцев, — XVIII век, хотя одно из родственных объединений в их составе — тайп Мержой — известно из русских документов ещё XVII века как «горская землица» Мерези[~ 16][35]. В источниках орстхойцы выделялись как самостоятельная народность. Так, на карте 1733 года по берегам реки Фортанга отмечены принадлежащие этой этногруппе (под именем балсурцев) «100 деревень»[36]. На сегодняшний день принято считать, что к 70—80-м годам XVIII века путём объединения больших и влиятельных тайпов — Цечой, Мержой и собственно Орстхой — был сформирован военно-политический и территориальный союз — «общество Орстхой»[31]. Ингушский историк Н. Кодзоев относит образование союза к более раннему времени — ко 2-я половине XVI—XVII векам[20]. Применительно к орстхойцам кавказоведческий термин «общество» среди чеченцев традиционно означает один из чеченских тукхумов, но также существуют исследовательские работы, в которых это общество относят к аналогу такого объединения, но только ингушскому — шахару. Спорность этого вопроса между частью чеченских и ингушских учёных основана на гипотезах об этнической принадлежности орстхойцев — одни видят в них западных чеченцев, другие восточных ингушей (см. раздел «Чеченцы или ингуши?»).

Первые соприкосновения с Россией[править | править код]

В октябре 1768 года моздокским ротмистром А. Шелковым в Санкт-Петербург были доставлены сведения от коменданта Кизлярской крепости Н. А. Потапова — одни из первых официальных свидетельств в Российской империи об орстхойцах. Это были данные, собранные по приказу императрицы Екатерины II в преддверии Первой русско-турецкой войны (1768—1774 годы) о Кабарде и народах, живущих «в сторону Кубани». Орстхойцы назывались в сведениях «балсу» и упоминались вслед за живущими в юго-восточном направлении от реки Верхняя Кума карачаями (предгорные карачаевцы), чегемцами, караджау (предгорные дигорцы), балкарами (балкарцы) и дюгерами (горные дигорцы)[37]. В 1771 году орстхойцы принесли присягу на верность России, но в тот период такие договоры обычно не являлись актами присоединения того или иного кавказского народа к Российскому государству, а подписывались для извлечения сиюминутных выгод, и вскоре, после достижения поставленных задач, о них забывали[20]. Окончание Русско-турецкой войны и подписание Кючук-Кайнарджийского мирного договора (1774 год), помимо прочего, внесли значительные изменения и в жизнь народов Северного Кавказа — Кабарда была признана в составе России, также российские власти объявили под своей властью и осетин, которые начали переселяться на равнину (так называемую «плоскость»). Орстхойцы в конце XVIII — начале XIX веков тоже начали расселяться из горной области Орстхой-Мохк за реку Сунжу, а в дальнейшем на территории, соответствующие равнинным и предгорным районам современных Чечни, Ингушетии и Дагестана[38] (вероятно, ещё в 1772 году бо́льшая часть орстхойцев переселилась на предгорные равнины[20]). Известно, что в 1782 году, по просьбе части орстхойцев и осетин, российскими властями была построена крепость у Татартупа, для защиты просителей от кабардинцев и горных чеченцев[39]. Среди различных источников сохранилось свидетельство подполковника российской армии, дивизионного квартирмейстера Л. Л. фон Штедера (1781 год), сообщавшего о совместном расселении в ряде сёл на «плоскости» орстхойцев с ингушами[20]:

«Я следовал берегом реки Сунжи через равнины, и поля ингушей почти до гор. По ту сторону [Сунжи] на 4 версты восточнее лежали под лесистым отрогом 3 или 4 деревни ахкиюртовцев, представляющих смесь ингушей и карабулаков [то есть орстхойцев] …»

Зависимость от Кабарды[править | править код]

В конце XVIII — начале XIX веков в тактических интересах российских властей было время от времени использовать тезис о подвластности некоторых горских народностей Кабарде (в том числе и орстхойцев). Это позволяло распространять сферу влияния Российской империи на суверенные или зависимые от Турции территории, которые якобы были в вассальной зависимости от уже ставшей российской Кабарды. Сообщения о том, что кабардинские «владельцы» издревле собирали дань с орстхойцев и других горских народов, лишены основания, и хотя какой-то период выплаты податей имели место, но связано это было со временем, когда кабардинцам покровительствовала Россия и снабжала их более современным вооружением[40]:

«… Осетинцы, Балкарцы, Карачаевцы, Абазинцы, Ингушевцы и Карабулаки [то есть орстхойцы] есть люди вольные, и хотя они с некоторых времён и платили им [кабардинским «владельцам»] подати, но сие единственно последовало от вышеписанного предмета силы оружия Российского и покровительства им, Кабардинцам, данного, и тогда ещё Российское правительство не имело совершенного сведения о состоянии и вольности тех народов.
И. П. Дельпоццо[41]
»

Кавказская война[править | править код]

В период череды локальных войн на Северном Кавказе XVIII—XIX веков, а особенно во время наиболее агрессивной политики Российской империи — так называемой «Большой Кавказской войны» (1817—1864 годы), орстхойцы активно принимали участие в противодействии покорению горских народов. Когда было образовано теократическое государство Северо-Кавказский имамат, часть орстхойцев оказалась в пределах двух его административных единиц — Арштинского и Галашкинского вилайетов[42]. Большая их часть присоединилась к борьбе, организованной лидером имамата — Шамилем, известно, что одним из его сподвижников был орстхоец — Джамбулат Цечоев (Дзегоев).

Хронология основных событий:

  • 1807 год — «усмирение» орстхойцев российскими войсками под предводительством генерал-майора П. Г. Лихачёва. Военный историк В. А. Потто назвал это деяние «последним подвигом пятнадцатилетней службы Лихачёва на Кавказе»[43].
  • 1825 год — российские войска совершили военную экспедицию в орстхойские поселения по рекам Асса и Фортанга[42].
  • 1827 год — очередное признание орстхойцами российского подданства. Наряду с некоторыми другими северокавказскими народностями, орстхойцы присягнули России благодаря действиям командующего войсками на Кавказской линии, в Черномории и Астрахани (а также начальника Кавказской области) — генерала Г. А. Эммануэля, которому в награду за это присоединение, сделанное не силой оружия, а умными распоряжениями, был пожалован Орден Святого Александра Невского[44].
  • 1858 год — орстхойцы совместно с назрановцами, галашевцами и жителями Тарской долины приняли участие в одном из эпизодов Большой Кавказской войны — Назрановском восстании, окончившемся безуспешно[42].
  • 1865 год (после окончания войны) — в Турцию было выселено/переселилось около 4 тысяч[45] орстхойцев, фактически основная часть этой народности — в ЭСБЕ даже сообщалось, что орстхойцы/карабулаки — это племя, «целиком выселившееся в Турцию»[46][47].

Некоторые упоминания об участии орстхойцев в военных действиях из российских документальных свидетельств[42]:
Рапорт от 30 марта 1840 года:

«Вся Большая Чечня к нему [к Шамилю] передалась, равно как мичиковцы и ичкеринцы и многие ауховцы; качкалыковцы удерживаются в повиновении только присутствием нашего отряда. Некоторые из карабулакских [то есть орстхойских] и ингушевских деревень, все галгаевцы и кистинцы также в большом волнении и содействуют тайно или явно возмутителю.
генерал П. Х. Граббе
»

Донесение графу А. И. Чернышеву от 3 октября 1840 года:

«В настоящем положении дел на левом фланге Линии Чечня в особенности обращает на себя внимание, ибо там, кроме коренных её жителей, гнездятся теперь все беглые карабулаки [то есть орстхойцы], назрановцы, галгаевцы, Сунженские и Надтеречные чеченцы и по призыву предводителя их Ахверды-Магомы, сподвижника Шамиля, собрать могут значительные силы, хорошо вооружённые, вблизи Военно-Грузинской дороги.
генерал Е. А. Головин
»

Современность[править | править код]

В наши дни представители общества Орстхой частью растворились среди современных чеченцев, а частью — среди ингушей, также потомки орстхойцев проживают и за границей — в Турции[47]. В начале 1990-х годов орстхойцев охватило движение за национальное возрождение.

Культура[править | править код]

Девушка из селения Мужичи. (Орстхойка)

Язык[править | править код]

Орстхойцы являлись/являются носителями орстхойского диалекта, но, в наши дни, в Российской федерации орстхойцы используют также ингушский, русский или чеченский языки. Согласно современной лингвистической классификации, орстхойский диалект входит в аккинско-орстхойское наречие (устар. — галанчожское) и относится к вайнахскому языковому кластеру нахской ветви нахско-дагестанских языков. Сегодня лингвисты считают, что аккинско-орстхойское наречие занимает промежуточное положение между чеченским и ингушским языками (напр. Ю. Б. Коряков, 2006), однако, некоторые исследователи относят его к чеченскому языку. Гипотеза о принадлежности аккинско-орстхойского наречия к чеченскому языку иногда может быть связана с политизацией этого вопроса, так как её существование поддерживает тенденции ирредентизма в Чеченской республике. В начале XXI века использование орстхойского диалекта зафиксировано в центральной и северной Ингушетии (напр. в селе Сагопши), где орстхойцы официально причисляются к ингушам с ингушским языком; в Чечне орстхойский диалект был распространён на западе (напр. в верховьях рек Нетхой и Шалажа), но после депортации вайнахов в 1944 году сведений о его использовании в Чечне нет[48].

Орстхойский диалект различные исследователи иногда именуют отличающимися названиями — карабулакский, karabulak, qarabulak, balojn. Также встречаются и различные варианты написания самоназвания диалекта — arstxojn, arştxojn, erstxojn, erştxojn, orstxojn, orştxojn[49]. Первые данные о нём собрал советский языковед А. Н. Генко, основываясь на материалах, имеющихся в работах подполковника российской армии, дивизионного квартирмейстера Л. Л. фон Штедера (2-я пол. XVIII в.) и немецкого востоковеда, путешественника Ю. Г. Клапрота (нач. XIX в.). А. Н. Генко сближал орстхойский диалект с чеченским языком, но выделял его в особую группу[50]. Единственным, на данный момент, трудом, посвященным орстхойскому диалекту, является работа д-р филол. наук М. Р. Овхадова, который на основе полевых научных материалов, классифицировал язык орстхойцев, как «орстхойский говор галанчожского диалекта чеченского языка».

Нравы и обычаи[править | править код]

В 1978 году, на основании рассказов местных жителей, А. С. Сулеймановым были собраны немногочисленные сведения о некоторых обычаях орстхойцев. В частности, он сообщает, что вплоть до конца XVIII века орстхойские мужчины, подчёркивая своё высокородное происхождение («эзди нах»), носили длинные кудри, а женщины — высокие причёски («кур»). Традиционно придавая некое важное значение волосяному покрову головы, орстхойцы заставляли начисто брить головы всех мужчин, попадавших в их зависимость[51].

Помимо прочего, описывая орстхойцев, А. С. Сулейманов упоминает, что «это одно из самых воинственных племён вайнахского народа»[52], подобная характеристика прослеживается и в источниках Российской империи, вероятно, под влиянием борьбы орстхойцев за независимость в период Большой Кавказской войны (1817—1864 годы). Сопротивление этой народности было столь упорным, что в статье о чеченцах в «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» орстхойцы (в ЭСБЭ карабулаки) названы как «самое враждебное нам [России] племя»[46]. Согласно характеристике источника XIX века орстхойцы «самый беспокойный народ и ничем не удовлетворяются»[53].

Верования и религия[править | править код]

У многих народов Северного Кавказа бытовали древние эпические сказания — «Нартский эпос», генезис которого среди учёных до сих пор остаётся спорным. Существенно отличаются от прочих сказания о богатырях-нартах в среде вайнахского населения — здесь они выступают неоднозначными, в основном отрицательными персонажами. Вайнахский эпос сохранился фрагментарно, в нём у нартов имеется дополнительное имя — орхустойцы/орстхойцы, в котором некоторые исследователи видят возможный эпоним исторических орстхойцев. Отличие в восприятии вайнахами характера нартов иногда трактуют как подчёркивание связи орстхойцев с исконными врагами горцев — жителями равнин (например, в некоторый период аланами), что позволяет предположить первоначальным местом обитания исторических орстхойцев предгорные равнины[10] (см. раздел «Возникновение»). Согласно ингушскому этнографу конца XIX — начала XX веков Ч. Э. Ахриеву, нярты/нарты и орхустойцы/орстхойцы это две группы мифологических персонажей — высоконравственные и злокозненные соответственно. Другой этнограф того же периода — Б. К. Далгат — считал, что наименования «нарты» и «орстхойцы» служат для обозначения одной категории героев — злых и коварных насильников, совершающих набеги на мирных людей и притесняющих безвинных. Этой точки зрения придерживались и последующие исследователи советского периода. Некоторое характерное отличие прослеживается в ингушских сказаниях — здесь иногда нарты-орстхойцы совместно с ингушами защищают родные земли от врагов, наступающих с равнин, а также роднятся с местными героями[54].

Сами орстхойцы одними из первых среди вайнахских обществ приняли ислам, что определённым образом сблизило их с уже находящимися в лоне этой религии чеченцами и отдалило от ингушей, придерживавшихся на тот момент в основном традиционных верований. До принятия ислама, вероятно, в среде орстхойцев ведущее место занимал культ священного оленя[52].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Представители многих северокавказских народов использовали сложную и не всегда однозначную систему названий для существовавших в их среде форм социальных и военных объединений. Например, нахские народы имели целую иерархическую систему таких объединений, состоящую из групп разного статуса и размера — тукхумы/шахары, тайпы, гары, некъи, ца, доьзалы и другие. Крупные формы таких союзов не имеют единого северокавказского названия и для упрощения в кавказоведении используется термин вольные общества или просто общества.
  2. Также балойцами часть нохчмахкахойцев/ичкеринцев называла горных аккинцев и ялхоройцев. Вероятно, это имя происходит от названия общества Балой, представители которого могли являться общими предками этих этнических групп — орстхойцев, горных аккинцев и ялхоройцев.
  3. Также карабулаками русские источники XVIII—XIX вв. иногда называли равнинных аккинцев/ауховцевдореформенной орфографии этнонимы указывались с большой буквы — Карабулаки). Вероятно, распространение имени карабулаки на равнинных аккинцев было связано с тем, что орстхойцы/карабулаки составляли значительную часть переселенцев, участвовавших в формировании этой этнической группы.
  4. Чеченский исследователь-краевед А. С. Сулейманов относит к Орстхой-Мохк и земли освоенные частью орстхойцев переселившихся севернее — в долину реки Сунжа (запад Чеченской равнины). Здесь они основали селения Элдархан-Гала, Обург-Юрт, Сипсо-Гала, Эна-Хишка, Гажар-Юрт, Эха-Борзе и др. (соответ. совр. Карабулак, Троицкая, Орджоникидзевская, Серноводская, Нестеровская, Ассиновская) (Сулейманов, 1978, с. 78—79, Сулейманов, 1985, с. 20—21).
  5. Часть орстхойцев переселилась ещё восточнее — вплоть до Дагестана, где они составили значительный компонент в этногенезе равнинных аккинцев.
  6. Указанные исследователи в различной степени признаны официальной наукой, и некоторые их работы имеют спорную ценность в научной среде этимологов и лингвистов.
  7. Также в работе А. С. Сулейманова имеется и более фантастичная версия происхождения этого тайпа: исследователь сообщает, что представители одного из чеченских обществ — тайпа Дай — считали предками орсойцев древних греков.
  8. Этноним, о котором сообщают восточные авторы как об одной из групп русов, помимо куйаба (киевлян) и салавийа (славян). Например, арабский географ Ибн Хаукаль в «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» (970-е годы).
  9. Например статья помощника Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике Х. Умхаева «„Историческое“ мифотворчество» Архивная копия от 14 июля 2014 на Wayback Machine.
  10. Большинство названий дано в соответствии с работой А. С. Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии» в IV частях (1976—1985 гг.), а также по его более краткому переизданию 1997 г. (Сулейманов, 1978; Сулейманов, 1997).
  11. В статье 1936 г. исследовавшей проблемы чеченского тайпа и в первом отдельном издании этой работы, М. А. Мамакаев не указывает наименования тайпов входящих в тукхум Орстхой (Мамакаев, 1936; Мамакаев, 1962).
  12. В работе А. С. Сулейманова «Топонимия Чечено-Ингушетии» (1976—1985 гг.) Мержа — это группа поселений Дак-бух, Далг-бух и Чуркх-бух. Однако, далее по тексту у А. С. Сулейманова имеется другая, вероятно, ошибочная информация, так как здесь Мержа включает слишком много селений, явно принадлежащих другим тайпам: помимо Дак-бух и Далг-бух, далее прибавляются Цечу-эхкие [Цечу-ахкие], Деха-Гериета, Сеха-Гериета, Хайха [Хевха], Кулие, а указанный первоначально Чуркх-бух — отсутствует. (Сулейманов, 1978, с. 80, 101; Сулейманов, 1997).
  13. В переиздании 1997 года появляется некоторая политизация текста статьи об орстхойцах в работе А. С. Сулейманова: 1) тайпы Ялхорой и Галай обозначены как чеченские (если первый бесспорно чеченский, то второй является чечено-ингушским); 2) граница расселения орстхойцев на равнине указана уже не расплывчато «уходила в затеречные пески», а конкретно — «уходила за реку Сунжу»; 3) опущена первоначальная характеристика А. С. Сулейманова орстхойцев, как племени занимавшего промежуточное положение между ингушами и чеченцами (Сулейманов, 1978, с. 78-80; Сулейманов, 1997).
  14. Селение Гехи или, возможно, Гехи-Чу.
  15. Х. Коригов — начальник ППО УМ-4 треста «ГТПС», С. Мержоев — диспетчер Прикаспийского отделения ВНИГИИК, М. В. Белхороев — прокурор Заводского района города Грозный («Комсомольское племя», 1990).
  16. Два документа — 1) 1616 год ранее октября 6-го: «Челобитная служилых „окочан“ Терского города, поданная в Терской приказной избе, о притеснениях со стороны кабардинского кн. Сунчалея Янглычевича Черкасского»; 2) 1619 год позднее мая 4-го: «Отписка терского воеводы Н. Д. Вельяминова в Посольский приказ о принесении шерти кабардинским мурзой Алегукой Шегануковым и о просьбе кабардинских мурз прислать к ним ратных людей для совместной борьбы с ногайскими татарами» (Кабардино-русские отношения в XVI—XVIII веках. (недоступная ссылка) — М: Издательство Академии Наук СССР, 1957. — Т. 1. — С. 95, 97).
Источники
  1. Pavlova, O. S. (Olʹga Sergeevna), Павлова, О. С. (Ольга Сергеевна). Ингушский этнос на современном этапе: черты социально-психологического портрета. — Moskva: Forum, 2012. — С. 59. — 383 pages с. — ISBN 9785911346652, 5911346656.
  2. 1 2 Гюльденштедт, 1787, 1791 (2002), с. 243, 407 (коммент. Ю. Ю. Карпова)..
  3. 1 2 3 4 Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 230.
  4. 1 2 3 Сулейманов, 1978, с. 78.
  5. 1 2 Сулейманов, 1997, с. 13.
  6. Ингушско-русский словарь, 2005, с. 330.
  7. Ингушско-русский словарь, 2009, с. 536.
  8. Например: Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 1. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1976. — С. 34, 105.
  9. Саратов И. Е. Следы наших предков / Памятники Отечества, № 2. — М.: «Русская книга», 1985. — С. 36.
  10. 1 2 3 Чеченский архив (Сборник материалов по истории чеченского народа). Выпуск I. — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2008. — С. 48—113 (Я. С. Вагапов Вайнахи и сарматы: нахский пласт в сарматской ономастике. — Гр.: «Книга», 1990).
  11. Далгат У. Б. Героический эпос чеченцев и ингушей. — М.: Наука, 1972. — С.115
  12. 1 2 Чеченский архив (Сборник материалов по истории чеченского народа). — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2008. — С. 187—191 (Бызов И. В. Аланы: кто они? // Объединённая газета, № 3—4 (59—60) — 2005).
  13. 1 2 Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. — М.: «Наука», 1973. — С. 170.
  14. 1 2 Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 2. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. — C. 115.
  15. Гюльденштедт И. А. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа. — СПб., 1809. — С. 460.
  16. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 231.
  17. 1 2 3 Сулейманов А. С. Топонимия Чечни Архивная копия от 7 ноября 2014 на Wayback Machine. — Гр.: ГУП «Книжное издательство», 2006. — (переиздание 1976—1985 гг.).
  18. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 234.
  19. Шнирельман В. А. Часть третья. Преодоление судьбы (чеченцы и ингуши). Глава 16. Судьба чеченцев-аккинцев. // Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. / Ред. серии И. Калинин. — М.: «Новое литературное обозрение», 2006.
  20. 1 2 3 4 5 6 Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 4. § 1. Жизнь ингушей на равнинах и в горах (сайт «Ингушетия.ру»).
  21. 1 2 Шнирельман В. А. Ук. соч.
  22. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 230—231.
  23. 1 2 Мамакаев, 1973, с. 19.
  24. Мамакаев, 1973, с. 22.
  25. Сулейманов, 1997.
  26. 1 2 Ахмадов Я. 3., Ахмадов Ш. Б., Багаев М. X., Хизриев X. А. История Чечено-Ингушетии (дореволюционный период) // Учебное пособие. — Гр., 1991. — С. 50.
  27. 1 2 3 4 5 Частный сайт А. Шнайдера: Чеченские тейпы и тукхумы.
  28. 1 2 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX в. — М., 1974. — С. 160—161.
  29. 1 2 Сулейманов, 1997, с. 397.
  30. Ингушско-русский словарь, 2005, с. 474.
  31. 1 2 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII — начале XX в. — М., 1974. — С. 163.
  32. Сулейманов, 1978, с. 78—79.
  33. 1 2 «Комсомольское племя», 1990.
  34. Юсупов М. М. Орстхойцы — кто они? // Бюллетень «Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов» (EAWARN). — Институт этнологии и антропологии РАН, 1999. — № 26. — С. 60—61.
  35. 1 2 Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. — М.: «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1973. — С. 162.
  36. Вахушти Багратиони. География Грузии. Записки Кавказского отдела РГО, кн. 24, вып. 5. — Тифлис, 1904. — С. 151.
  37. Документальная история образования многонационального государства Российского. В 4-х книгах. Книга первая. Россия и Северный Кавказ в XVI—XIX веках. / Под общей ред. Г. Л. Бондаревского и Г. Н. Колбая. — М.: «Норма», 1998. — С. 175.
  38. Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 68, 234.
  39. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722-го по 1803 год. Извлечения. — Нальчик: «Эль-Фа», 2001. — С. 318.
  40. Кипкеева З. Б. Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2008. — С. 148—149.
  41. АКАК, Т. 4. — Тифлис, 1870. — С. 879.
  42. 1 2 3 4 Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 5. § 1. Ингушетия в первой половине XIX в. (сайт «Ингушетия.ру»).
  43. Потто В. А. С древнейших времён до Ермолова // Каваказская война. — Ставрополь: «Кавказский край», 1994. — Т. 1. — С. 623.
  44. Эммануэль, Георгий Арсеньевич // Большая Биографическая Энциклопедия. — СПб.: тип. Главного Упр. Уделов, 1912.
  45. Кодзоев Н. Д. История ингушского народа. Глава 5. § 2. Ингушетия во второй половине XIX в. (сайт «Ингушетия.ру»).
  46. 1 2 Чеченцы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  47. 1 2 Ахмадов Ш. Б., 2002, с. 44.
  48. Коряков Ю. Б., 2006, с. 26—27.
  49. Коряков Ю. Б., 2006, с. 26.
  50. Генко А. Н. Из культурного прошлого ингушей // Записки коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР, т. V. — Л., 1930. — С. 681—761.
  51. Сулейманов, 1978, с. 79.
  52. 1 2 Сулейманов А. С. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 2. — Гр.: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. — C. 80.
  53. Сборник сведений о кавказских горцах. VIII. 29. — Тифлис, 1875.
  54. Мифы народов мира / Отв. ред. С. А. Токарев. — М.: «Советская энциклопедия», 1992. — Т. 2. — С. 199—200.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]