Эта статья входит в число добротных статей

Оружие и человек

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Оружие и человек
Arms and the Man
Издание
Джордж Бернард Шоу в 1894 г.
Жанр:

комедия

Автор:

Бернард Шоу

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

1894

Дата первой публикации:

1898

Предыдущее:

«Профессия миссис Уоррен»

Следующее:

«Кандида»

«Оружие и человек» (англ. Arms and the Man) — комедия Бернарда Шоу в трёх действиях. Часто ставилась под названием «Шоколадный солдатик» (англ. Chocolate Cream Soldier).

«Оружие и человек» открывает цикл из 4 пьес (1894—1896 годы), которые автор при публикации иронически назвал «Приятные пьесы»; в цикл входят, кроме данной, пьесы «Кандида», «Избранник судьбы», «Поживём — увидим». Идейной основой данной пьесы стало желание Шоу разоблачить искажающее реальность романтическое отношение к жизни (и в особенности — лицемерную романтизацию войны). Шоу призывает противопоставить этому мировоззрению рациональный реализм, «философию действительности», только они способны ставить и решать реальные проблемы[1][2].

Яркая, весёлая и остроумная комедия оказалась первой пьесой Шоу, завоевавшей коммерческий успех, причём не только в Великобритании. С неё начинается международная репутация Шоу как первоклассного комедиографа. В разные годы играли в этой пьесе такие выдающиеся актёры, как Лоуренс Оливье, Ральф Ричардсон, Марлон Брандо, Джон Гилгуд.

Пьеса была дважды экранизирована, существуют также две оперетты по её мотивам. «Оружие и человек» продолжает ставиться в разных странах и в наши дни. Русский перевод для шеститомного полного собрания пьес Шоу выполнила Полина Мелкова.

История написания и постановки[править | править вики-текст]

Флоренс Фарр в роли Луки, Лондон, 1894 год

В 1893 году известная актриса Флоренс Фарр[en] временно возглавила лондонский «Театр Авеню» и столкнулась с проблемой нехватки репертуара. В результате она заказала нескольким «новым драматургам», в том числе своему другу, 37-летнему Шоу, популярную комедию. К этому времени Шоу уже завоевал (несколько скандальную) известность своим циклом «Неприятных пьес» в духе «христианского социализма». В 1894 году Шоу представил театру пьесу «Оружие и человек» — антивоенную и антиромантическую комедию[3].

Название пьесы «Оружие и человек» взято из начала «Энеиды» Вергилия: «Оружие и мужа воспою» (лат. Arma virumque cano); классическая цитата, как часто у Шоу, звучит насмешкой, поскольку одна из целей пьесы — развенчание романтического героизма[4]. Первоначально Шоу собирался изобразить военный конфликт в условной стране, но в конечном счёте указал точное место и время действия: ноябрь 1885 года, Сербско-болгарская война[5]. Шоу очень добросовестно отнёсся к деталям военного характера, он изучил свидетельства очевидцев, газетные сводки[6]. Многие упомянутые в пьесе этнографические детали также достоверны, включая болгарские имена и фамилии; правда, для имени Райна Шоу указал неточную транскрипцию Rah-eena, то есть Раина (в переводе П. Мелковой дано правильное написание имени), а имя Лука (Louka) Шоу принял за женское[7]. Прототипом Райны, по признанию Шоу, послужила активистка Анни Безант[8].

В спектакле 1894 года Флоренс Фарр играла роль служанки Лу́ки. Успех у публики был, по выражению Шоу, «многообещающим», на премьере зрители устроили овацию и вызвали автора на сцену. Сохранился рассказ, что один из зрителей при этом остался недоволен и освистал появление Шоу на сцене, на что последний хладнокровно ответил: «Дорогой друг, я с вами полностью согласен, но что поделаешь — мы в меньшинстве»[9] [3].

Пьеса шла с 21 апреля по 7 июля 1894 года, затем неоднократно возобновлялась, ставилась во многих других театрах Великобритании и за её пределами, включая Россию. В Нью-Йорке главную роль сыграл Ричард Мэнсфилд[en] [4].

Текстология[править | править вики-текст]

Действующие лица[править | править вики-текст]

Транскрипция имён приводится по переводу Полины Мелковой.

  • Капитан Блюнчли (Captain Bluntshli) — швейцарский наёмник. Спокоен, деловит, чужд всякой романтики, считает, что главная задача солдата — не совершить подвиг, а уцелеть самому[10].
  • Райна Петкова (Raina Petkoff) — романтически настроенная 23-летняя болгарская девушка.
  • Сергей Саранов (Sergius Saranoff) — молодой болгарский офицер, жених Райны.
  • Майор Павел Петков (Major Pavel Petkoff) — отец Райны, 50 лет.
  • Катерина Петкова (Catherine) — мать Райны.
  • Лу́ка (Louka) — молодая служанка в доме Петковых, привлекательна, горда и честолюбива.
  • Никола (Nicola) — пожилой слуга в доме Петковых.
  • Русский офицер (the Russian officer) — начальник болгарского патруля.

Сюжет[править | править вики-текст]

Первый акт. Небольшой болгарский городок недалеко от болгаро-сербской границы, в нём богатый дом Петковых, ночь, конец ноября 1885 года. Красавица Райна волнуется о судьбе своего жениха Сергея, который сражается неподалёку. Мать сообщает ей, что только что болгарская армия выиграла битву при Сливнице, причём Сергей первым, без приказа, начал атаку и смело прорвался сквозь вражеские батареи. Сербы рассеяны и прячутся где попало. Восторженная Райна остаётся одна, Неожиданно в комнату через балкон врывается мужчина в сербской форме; одновременно в дверь дома стучит патруль, отлавливающий вражеских солдат. Райна тронута жалким видом беглеца, прячет его и выпроваживает патрульных. Мужчина представляется — он опытный солдат-наёмник, его револьвер не заряжен, вместо патронов он таскает с собой шоколадки, потому что в бою от них больше пользы. Капитан объясняет Райне, что кавалерийская лихая атака Сергея на сербов было самоубийственным безумием, и она увенчалась успехом только потому, что боеприпасы к сербским пулемётам, как выяснилось, поставили не того калибра. Райна обескуражена — то, что она считала героизмом, обернулось глупостью и некомпетентностью, реальная война оказалось совсем не похожа на её представление. Измученный капитан засыпает. Утром Райна даёт ему отцовский сюртук, в карман которого суёт свою фотографию с надписью «Моему шоколадному солдатику», и отпускает.

Второй акт. Март 1886 года. Война окончена, подписан мир, армия демобилизована. В дом Петковых возвращается глава семьи, приходит и Сергей. Райна и Сергей ведут себя по всем правилам романтики, хотя Райна не может забыть спасённого ею беглеца, а Сергею больше нравится не Райна, а служанка Лука. Появляется капитан, бывший беглец, его имя — Блюнчли, он явился под предлогом возвращения Райне сюртука. Петков узнаёт Блюнчли — они вместе только что занимались обменом пленными и подружились. Блюнчли принят как гость.

Третий акт. Библиотека в доме Петковых. Блюнчли и Сергей работают над документами, оформляя детали мирного договора. Затем Сергей объясняется с Лукой, та попутно сообщает, что Блюнчли неравнодушен к Райне. Сергей вызывает Блюнчли на дуэль, узнавшая об этом Райна обвиняет Сергея в ухаживании за Лукой. Дуэль отменяется, романтические позы отброшены. Райна неожиданно для себя, после беседы с Блюнчли обнаруживает, что быть самой собой, не изображая книжную героиню, гораздо легче. Сергей приходит к тому же выводу и горько произносит: «О война, война! Мечта патриотов и героев! Она — обман, Блюнчли, такое же пустое притворство, как любовь». Освободившись от романтических условностей, Сергей объявляет о своей помолвке с Лукой, Блюнчли после обнаружения в сюртуке компрометирующей фотографии сознаётся, что приехал, чтобы ещё раз увидеть Райну, и просит её руки. Родители Райны колеблются, тогда Блюнчли сообщает им, что унаследовал в Швейцарии большое состояние; после этого все вопросы решены к общему удовольствию.

Идейно-художественные мотивы[править | править вики-текст]

В предисловии к «Приятным пьесам» Бернард Шоу заявил, что рассматривает романтику как «великую ересь», к которой следует относиться добродушно-насмешливо или презрительно, и которую следует изгнать из жизни и литературы. По его мнению, радикальный романтизм неизбежно приводит к пессимизму и отчаянию. Главный герой пьесы «Оружие и человек» практичен и лишён всякого идеализма, он берёт в бой не только патроны, но и шоколадки для подкрепления сил[1]. Эту позицию Шоу отстаивал до конца жизни; например, в пьесе «Святая Иоанна» он вывел Жанну д'Арк умной трезвомыслящей девушкой, лишённой всякого налёта мистики или романтики.

Борьбу реализма с романтизмом Шоу понимал как борьбу за упразднение укоренившихся общественных предрассудков, против либеральной идеализации существующего строя и его политики. В вышеупомянутом предисловии он протестовал против «вымышленных нравов и вымышленной добропорядочности», которые лживо расписывают газеты, выдавая разбой, преступления, войны, жестокость, жадность и прочие прелести цивилизации за прогресс, нравственность, религию, патриотизм, могущество империи и величие нации. Шоу заявил[11]:

Я вижу в мире и много хорошего, и оно быстро развивается, если ему не мешают идеалисты… С моей точки зрения, трагедия и комедия жизни обусловлены ужасными, а иногда и нелепыми последствиями наших настойчивых попыток строить все установления на идеалах, подсказанных воображению нашими неудовлетворёнными страстями, а не на подлинно научной естественной истории.

Английский литературовед А. Уорд (A. C. Ward) заявил, что как серьёзная, так и юмористическая компоненты этой ранней комедии Шоу по-прежнему столь же актуальны, как если бы они были написаны сегодня. Уорд выделил две основные темы пьесы: война и брак. Эти две темы роднит тот факт, что наличие романтических иллюзий, неспособность видеть вещи реалистически в обоих случаях могут привести к катастрофическим последствиям — что убедительно и показывает Шоу[12].

Критика[править | править вики-текст]

В отличие от предыдущего цикла («Неприятные пьесы»), данная комедия не затрагивает острых социальных проблем, и британские критики отнеслись к ней более миролюбиво. Часть критиков упрекали Шоу в том, что он высмеивает героизм и патриотизм. Принц Уэльский, будущий король Эдуард VII, назвал пьесу Шоу клеветой на военных. Шоу немедленно выступил со статьёй «Драматург-реалист своим критикам», подчеркнув, что не следует смешивать подлинную действительность с театрально-идеализированной, а подлинный гуманизм неотделим от реализма: «Война, как мы знаем, особенно сильно влечёт к себе романтическую фантазию». Шоу сослался на роман Сервантеса «Дон Кихот» как пример разочаровывающего столкновения романтики с реальной действительностью[4] [13] [14]..

Другая часть критиков расценила комедию как причудливый фарс. Шоу обвинил критиков в том, что для них война — не более чем спорт или зрелище; он подчеркнул, что опирался на свидетельства кадровых военных и описал военные будни строго реалистично[15].

Сам Шоу по-разному оценивал данную пьесу, то утверждая, что более поздние его пьесы гораздо лучше, то называя её классической. В частности, в 1927 году он говорил, что только после Первой мировой войны англичане, «понюхав пороха», убедились, что «Оружие и человек» — классическая и актуальная пьеса[3].

Некоторые болгарские критики выразили недовольство тем, что в пьесе встречаются иронические замечания в адрес болгарского образа жизни (например, фраза Петкова «постоянное мытьё вредно для здоровья» из 2-го действия или утверждение, что во всей Болгарии есть лишь одна библиотека). Шоу объяснил, что он не хотел оскорбить болгар, эта «нация отважных новичков» только начала приобщение к европейской цивилизации, так что их попытки временами неуклюжи и забавны[16].

Джордж Орвелл считал, что «Оружие и человек» — самая остроумная, поучительная и совершенная {flawless} пьеса Шоу, а её мораль (недопустимость войн) актуальна и в наши дни[17].

Советский критик Анна Ромм назвала комедию Шоу интеллектуальной драмой и отметила: «За плоским и бескрылым рационализмом Блюнчли стоит великолепный вольтеровский рационализм Бернарда Шоу — мудреца и философа, боровшегося за сохранение естественных здоровых начал человеческой природы. Комедия „Оружие и человек“ с её сложной и оригинальной структурой таила возможности возникновения художественных форм, еще неведомых европейскому театру»[14]. Другой критик, Пётр Балашов, назвал «Оружие и человек» комедией утраты романтических иллюзий[6].

Экранизации и адаптации[править | править вики-текст]

В 1930 году Сергей Эйзенштейн получил предложение от студии Paramount Pictures о совместной съёмке фильма. Эйзенштейн предложил, как один из вариантов, экранизацию пьесы «Человек и оружие», но студия отклонила это предложение[18].

Впоследствии пьеса была неоднократно экранизирована.

В 1909 году Шоу по просьбе венских либреттистов разрешил создать по мотивам пьесы оперетту, поставив условия: оригинальные диалоги и имена персонажей не будут использованы в оперетте, а в рекламе либретто должно быть объявлено пародией на комедию Шоу. При этом Шоу отказался от причитающегося ему как автору гонорара. К большому возмущению Шоу, эти условия не было выполнены (произошла лишь замена имён персонажей), и в 1908 году появилась оперетта Оскара Штрауса «Шоколадный солдатик», во многом копирующая пьесу. Шоу больше никогда не разрешал адаптацию своих комедий в музыкальные спектакли; в частности, он не разрешил Францу Легару написать оперетту по пьесе «Пигмалион»[20]. В 1973 году ещё один мюзикл по пьесе поставил Удо Юргенс в Вене.

Постановки в русских и советских театрах[править | править вики-текст]

Источник: [4].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Предисловие Шоу, 1978, с. 320—323.
  2. Комментарии к пьесе, 1978, с. 636—637.
  3. 1 2 3 Хескет Пирсон, 1997, Глава «Художество для художника».
  4. 1 2 3 4 Комментарии к пьесе, 1978, с. 638.
  5. Комментарии к пьесе, 1978, с. 638—639.
  6. 1 2 Балашов П., 1982, с. 119—120.
  7. Arms and the Man, 1976, с. 16.
  8. Балашов П., 1982, с. 122.
  9. Frezza, Daniel. About the Playwright: George Bernard Shaw
  10. Балашов П., 1982, с. 121.
  11. Предисловие Шоу, 1978, с. 323.
  12. Introduction by A. C. Ward, 1976, с. 95—96.
  13. О драме и театре, 1963, с. 98—99.
  14. 1 2 Ромм А. С., 1965, с. 81.
  15. О драме и театре, 1963, с. 108—109.
  16. О драме и театре, 1963, с. 98.
  17. George Orwell. George Bernard Shaw, Chapter 8 // George Orwell. The Lost Writings, Edited by W. J. West, Arbor House, New York, 1985. This also appears as Chapter 8 in Orwell, The War Broadcasts, Edited by W. J .West, The British Broadcasting Corporation, and The Old Piano Factory, London, 1985.
  18. Montagu, Ivor. With Eisenstein in Hollywood. — Berlin: Seven Seas Books, 1968. — P. 151.
  19. Балашов П., 1982, с. 279.
  20. Ellwood Annaheim. Shaw's Folly – Straus' Fortune (англ.) (2002). Проверено 15 июля 2016. Архивировано 20 июня 2005 года.
  21. Валерия Бабушкина. МХАТ имени Горького покажет "Шоколадного солдатика" Бернарда Шоу. Проверено 24 февраля 2017.
  22. Малый драматический театр представил премьеру спектакля «Шоколадный солдатик». Проверено 24 февраля 2017.

Литература[править | править вики-текст]

  • Аникст А. А., Николюкин А. Н. Комментарии к пьесе «Оружие и человек» // Бернард Шоу. Полное собрание пьес в шести томах. — М.: Искусство, 1978. — Т. 1. — 648 с.
  • Балашов П. Художественный мир Бернарда Шоу. — М.: Художественная литература, 1982. — 326 с.
  • Деннингхаус Ф. Театральное призвание Бернарда Шоу. — М.: Прогресс, 1978. — 328 с.
  • Пирсон, Хескет. Бернард Шоу. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — 544 с. — (След в истории). — ISBN 5-222-00176-8.
  • Ромм А. С. Джордж Бернард Шоу : 1856-1950. — М.—Л.: Искусство, 1965. — 249 с. — (Классики зарубежной драматургии).
  • Хьюз, Эмрис. Бернард Шоу. — М.: Молодая гвардия, 1968. — 288 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Шоу, Бернард. О драме и театре. — М.: Искусство, 1963.
  • Шоу, Бернард. Предисловие к «Пьесам приятным» // Полное собрание пьес в шести томах. — М.: Искусство, 1978. — Т. 1. — С. 313—324.
  • Shaw, Bernard. Arms and the Man. — Moscow: Progress Publishers, 1976. — 118 p.
  • Ward A. C. Introduction to Arms and the Man // Shaw, Bernard. Arms and the Man. — Moscow: Progress Publishers, 1976. — P. 95—100.

Ссылки[править | править вики-текст]