Осада Тира (1187)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Осада Тира
Основной конфликт: Крестовые походы
Tyre 1187.jpg Осада Тира
«Les Passages d’Outremer», fol. 423.
1454, Коломб, Жан
Дата 12 ноября 1187 года1 января 1188 года
Место Тир
Итог Победа крестоносцев
Противники

Cross Templar.svg Крестоносцы

Flag of Ayyubid Dynasty.svg Айюбиды

Командующие

Cross Templar.svg Конрад Монферратский

Flag of Ayyubid Dynasty.svg Салах ад-Дин

Осада Тира — сражение за город Тир, оказавшееся единственным выигранным крестоносцами в 1187 году после поражения при Хаттине и сдачи Иерусалима. Осада города армией Салах ад-Дина продолжалась с 12 ноября 1187 года по 1 января 1188 года. Защитниками города командовал Конрад Монферратский. После двух месяцев непрерывной борьбы Салах ад-Дин был вынужден отступить в Акко.

Контекст[править | править код]

После катастрофы у Хаттина, большая часть Святой земли была занята Салах ад-Дином. Некоторые из замков крестоносцев к югу от Тира, по-прежнему занимали христиане, но гарнизоны этих замков были измотаны и слабы. Их сдача была лишь вопросом времени. Тир остался единственной мощной крепостью-портом во всей Палестине, которую Салах ад-Дин не ещё не завоевал[1]. В июле 1187 года в Тир прибыл Конрад Монферратский. Он сразу же начал укреплять оборону города. Султан дважды проходил мимо Тира в августе — по пути на север и юг. Арабский хронист Ибн аль-Асир утверждал, что в то время Тир был ещё открыт и незащищён, и Салах ад-Дин мог захватить его, если б не дал христианам время дополнительно укрепить город. Решение Салах ад-Дина сначала захватить Иерусалим дало Конраду время закончить работы[2]. Мусульманский авангард прибыл к стенам Тира 12 ноября и начал осаду. Остальная часть армии во главе с Салах ад-Дином подошла 13 дней спустя[1][3].

Осада[править | править код]

Конрад прибывает в Тир: рисунок XII века из Brevis Historia Regni Hierosolymitani, продолжающая Генуэзские Анналы (Bib. Nat. Française)

Крепость Тира была построена на острове, который был при Александре Македонском соединен молом с сушей. За прошедшие века намытый к молу морем песок образовал перешеек. Ибн аль-Асир описывал город так: «Тир был как рука, вытянутая в море, только запястьем соединённая с сушей.<…> Перешеек был так узок, что стрелы перелетали с одной стороны на другую»[4]. Это не дало Салах ад-Дину возможность использовать численное преимущество. Борьба была тяжелой. Тир был окружён двойным рядом зубчатых стен. Армия Салах ад-Дина имела на вооружении четырнадцать (или семнадцать[1]) катапульт, которые постоянно обстреливали стены города. Тир имел глубоководную гавань[2] и с кораблей крестоносцев лучники, арбалетчики и камнемёты обстреливали в ответ атакующую армию.

Более поздние хроники (Салимбене (1221— ок. 1288) , Continuation de Guillaume de Tyr, Itinerarium Peregrinorum et Gesta Regis Ricardi[en], скомпилированная в 20-х годах XIII века) упоминают, что египетский султан привел к стенам Тира престарелого отца Конрада, Вильгельма V Старого, плененного при Хаттине, и предложил освободить его взамен на сдачу города. Конрад направил на отца баллисту и заявил, что Вильгельм прожил долгую жизнь и что лучше он лично убьет своего отца, чем сдаст город. Будто бы cтарик крикнул своему сыну, чтобы он не соглашался на это, даже когда египтяне стали угрожать убить его; Салах ад-Дин якобы сказал: «Этот человек неверующий и очень жестокий»[5][6][7]. Однако поступок Конрада произвел впечатление на султана, и он отпустил Вильгельма; в 1188 году отец и сын воссоединились в Тортосе. У Клари, современника событий, в описании осады Тира эпизод с отцом отсутствует[8].

Все атаки Салах ад-Дина провалились, и осада затянулась. Защитники производили редкие вылазки в во главе с испанским рыцарем по имени Санчо Мартин[9], более известного как «Зеленый рыцарь» из-за цвета его доспехов[10][1]. Его храбрость и мастерство, как говорили, вызывают восхищение как среди христиан, так и у мусульман, и особенно у Салах ад-Дина. Говорили, что Салах ад-Дин предложил ему огромные богатства, если он примет ислам и будет сражаться в его армии. Но Санчо отказался и христианские отряды под его командованием продолжали нападать на мусульманскую армию[10].

Стало ясно, что только выиграв сражение в море, Салах ад-Дин сможет взять город. Он вызвал к себе из Египта флот из 10 галер под командованием Абд аль-Салям аль-Магриби, «храброго и опытного» моряка[11]. Мусульманский флот вначале успешно рассеял христианские галеры и замкнул кольцо осады города с моря. Но в течение ночи 29-30 декабря христианский флот из 17 судов напал на 5 мусульманских галер, нанеся решительное поражение и захватив их вместе с аль-Магриби. Мусульманские летописцы утверждают, что к поражению привела некомпетентность одного из египетских командиров, Аль-Фариса Бедрана[3]. Салах ад-Дин приказал остальным галерам отступить к Бейруту, опасаясь полностью потерять флот[1][12]. После этой неудачи Салах ад-Дин сделал последнюю попытку взять город силой, атаковав стену под барбаканом, но снова потерпел поражение, понеся большие потери[1][10]. Конрад лично принимал участие в отражении атаки[1]. Снятие блокады со стороны моря имело для осаждённых огромное значение. Прежде всего, оно подняло моральный дух крестоносцев. Кроме того, стало возможно снабжение города со стороны моря, что облегчало положение осаждённых и затрудняло осаждающим ведение осады. Ввиду этих обстоятельств Салах ад-Дин собрал своих эмиров на совещание, чтобы обсудить, должны ли они уйти или стоит продолжать пытаться взять город. Мнения разделились, но Салах ад-Дин, видя состояние своего войска, решил отступить в Акко, и приказал сжечь все осадные приспособления, которые нельзя увезти с собой. Осада закончилась 1 января 1188 года[3].

Последствия[править | править код]

После победы престиж Конрада поднялся на небывалую высоту. Для Салах ад-Дина неудача стала поворотным моментом в его карьере. Она показала неспособность его армии проводить длинные осады. Для крестоносцев это была очень важная победа, потому что Тир стал объединяющим пунктом для будущего христианского возрождения во времена Третьего крестового похода. Если бы Тир не устоял, вполне вероятно, что третий крестовый поход был бы гораздо менее успешным[1]. Единственная критика Салах ад-Дина, которую можно найти у мусульманских хронистов, относится к неудаче у Тира[12][2].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Lane-Poole, 1898, p. 239—241.
  2. 1 2 3 Эсбридж, 2013, с. 383—384.
  3. 1 2 3 Nicholson, 2005, p. 81—82.
  4. Gabrieli, 2009, с. 105.
  5. Continuation, 1982, p. 61—62.
  6. Itinerarium, 2001, p. 15—16.
  7. Салимбене, 2004, с. 14.
  8. Клари, 1986, XXXV- XXXVII.
  9. Folda, 2005, p. 28.
  10. 1 2 3 Payne, 1854, p. 280—282.
  11. Gabrieli, 2009, с. 105—106.
  12. 1 2 Gabrieli, 2009, с. 106.

Литература[править | править код]