Эта статья входит в число хороших статей

Осиекская ударная бригада

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Осиекская ударная бригада
4-й батальон Осиекской ударной бригады, осень 1944 года4-й батальон Осиекской ударной бригады, осень 1944 года
Годы существования 1 марта 1944 — май 1945
Страна  Югославия
Подчинение НОАЮ
Входит в 12-я Славонская дивизия
Тип пехота
Включает в себя

3 батальона
Численность 600 человек
Дислокация Славония
Участие в
Знаки отличия
Золотая звезда ордена За заслуги перед народом Order of the brotherhood and unity with golden wreath Rib.png
Командиры
Известные командиры Милан Йока (командир)
Стево Вештица (политкомиссар)

О́сиекская ударная бригада (сербохорв. Осjечка ударна бригада / Osječka udarna brigada) — воинское тактическое формирование Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ), участвовавшее в освобождении Хорватии в годы Второй мировой войны. Была второй в НОАЮ по численности граждан СССР, воевавших в её рядах. Бойцами бригады стали около 380 бывших советских военнопленных и принудительных рабочих, которых военные события забросили в историческую область Хорватии — СлавониюПерейти к разделу «#«Русские» формирования бригады».

В мае 1944 года в составе бригады была сформирована так называемая «русская»[К 1] рота, а в августе — батальон. Некоторое время в Осиекской бригаде также действовала Немецкая рота имени Эрнста Тельмана, численность которой составляла 50 человек согласно донесению штаба 6-го Славонского корпуса от 10 августа 1944 года.

Советские бойцы бригады неоднократно отмечались за отличие в боях в документах 12-й Славонской дивизии и 6-го корпуса НОАЮ. В отчёте штаба корпуса, направленном 13 июня 1944 года в Главный штаб народно-освободительной армии и партизанских отрядов (ГШ НОАиПО) Хорватии, была отмечена вся «русская рота, которая своими контратаками на противника наибольше способствовала выходу из окружения подразделений Осиекской бригады», попавшей в засаду противника 29 мая 1944 года на участке между сёлами Чаглин и Мигаловци (Пожегско-Славонская жупания).

Предыстория[править | править код]

Славония

В годы Второй мировой войны Славония представляла собой один из очагов партизанского движения в Югославии. После оккупации страны немецкими войсками Славонию включили в состав усташского Независимого государства Хорватия. Массовый террор усташей против сербского населения и противников диктаторского режима Анте Павелича вынудил людей браться за оружие и вступать в партизанские отряды. В июле — августе 1942 года 1-й Славонский партизанский отряд освободил территорию, на которой находилось свыше 100 деревень и посёлков[2]. С этого времени район сербских поселений Центральной Славонии превратился в ещё один, по определению историка Клауса Шмидера — второстепенный, театр военных действий. Центром концентрации партизанских формирований в регионе стал лесистый горный массив Папук и прилегающие к нему Билогора (на северо-западе), Крндийя (на востоке), Равна-Гора и Псунь (на юго-западе). Славонские партизаны связывали значительные силы оккупантов и их хорватских союзников, наносили удары домобранам, устраивали диверсии на линии коммуникации Белград — Загреб, имевшей большое значение для немецких войск на Балканах. Районы действий партизанских отрядов превращались в очаги восстания (Калник, Мославина, Хорватское Загорье, Покупье, Турополье)[3][4]. Рост партизанских сил в регионе и неспособность усташей и домобран справиться с ними вынудили немцев провести в течение 1943 года масштабные антипартизанские операции с кодовыми названиями «Браун» (20 марта — 2 апреля 1943 года), «Паула» (8—19 июля 1943 года) и «Вараждин» (14—25 июля 1943 года)[К 2]. Несмотря на это, решающего успеха в борьбе с партизанами немцы не достигли[6]. Набиравшее силу движение Сопротивления в Славонии оттягивало на себя в конце октября 1943 года три немецкие дивизии 69-го резервного армейского корпуса и большую часть немецко-хорватской жандармерии[7]. В конце 1943 года в Славонии действовал 6-й корпус НОАЮ в составе двух дивизий (12-я и 28-я), семи бригад (12-я, 16-я, 17-я, 18-я, 21-я, 25-я и 1-я Чехословацкая бригада «Ян Жижка»), а также 6 партизанских отрядов[8].

На территории НГХ немецкими оккупационными властями для выполнения различных работ использовались советские военнопленные, содержавшиеся в лагерях в городах Загреб, Славонски-Брод и других местах, а также остарбайтеры. Многие из них бежали из мест содержания и присоединялись к партизанам[9]. Кроме того, осенью 1943 года на территорию НГХ была переброшена 1-я казачья дивизия. Её части обеспечивали охрану линий коммуникаций и неоднократно привлекались к антипартизанским акциям, в том числе на территории Славонии. Около 250 казаков перешли на сторону партизан[10][11]. Вследствие этих процессов к началу 1944 года граждане СССР воевали и в рядах партизан Славонии. По сообщению тыловых военных властей Дильского района от 13 ноября 1943 года, каждый день сопровождался прибытием беглых военнопленных и перебежчиков из немецких частей, добровольно переходивших с оружием на сторону НОАЮ. Около 60 человек вступили в Дильский и Осиекский партизанские отряды. По состоянию на 10 января 1944 года в Восточной группе партизанских отрядов 6-го Славонского корпуса числилось 102 советских бойца, учтённых для упрощения в качестве русских и распределённых по следующим отрядам: Дильский отряд — 50 человек (русских — 27, украинцев — 23), Осиекский отряд — 63 человека[12][13].

Самым крупным городом Славонии был Осиек. С образованием НГХ в городе раполагались значительные оккупационные и коллаборационистские контингенты, учреждения гестапо и Усташской надзорной службы. Это затрудняло работу местных подпольных структур. Вместе с тем осенью 1943 года молодёжное движение в Славонии и окрестностях Осиека составило мобилизационную базу для создания Осиекского партизанского отряда. Приток новых бойцов из Восточной Славонии, Осиека и его околиц создали условия для последующего формирования бригады, названной по имени наибольшего славонского города[14].

Краткая справка[править | править код]

Осиекская бригада создана к 1 марта 1944 года в окрестностях села Слободна-Власт (община Леваньска-Варош) в составе 3-х батальонов численностью 600 бойцов, многие из них уже имели боевой опыт. При формировании в бригаду вошли по одному батальону из Дильского и Пожежского партизанских отрядов, батальон из 1-й Чехословацкой бригады «Ян Жижка», укомплектованный хорватами и сербами[К 3], а также бойцы из Посавского партизанского отряда. 5 марта включена в состав 12-й Славонской дивизии 6-го Славонского корпуса. Активно участвовала в боевых действиях на территории Славонии и Подравины. Наибольшую победу одержала 13 ноября 1944 года в бою за село Пишкоревци. 14 апреля 1945 года первой вошла в освобождённый город Осиек[15][17].

1 октября 1944 года бригаде присвоено почётное звание «ударная». За боевые заслуги и вклад в победу над фашизмом награждена орденами «За заслуги перед народом» 1-й степени (1961 г.) и «Братства и единства» 1-й степени (1980 г.)[18][19].

Первый командир Осиекской бригады Милан Йокаrusr был провозглашён в Югославии Народным героем[20][21].

Боевой путь[править | править код]

Март — август 1944[править | править код]

Первый бой бригады состоялся 9 марта 1944 года. В этот день был атакован из засады 2-й самокатный батальон домобран в окрестностях города Славонски-Брод. После прибытия подкрепления к противнику партизаны были вынуждены отступить. 13 марта Осиекская бригада устроила засаду на железной дороге Белград — Загреб к югу от села Сапци[К 4]. 29 марта бригада участвовала вместе с другими частями 12-й дивизии в масштабной диверсии на участке железной дороги Славонски-Брод — Перковци[К 5][22].

В период с 24 апреля по 8 мая 1944 года Осиекская бригада вместе с частями 12-й и 28-й славонских дивизий 6-го корпуса вела в районе гор Папук оборонительные боевые действия против превосходящих сил немцев, усташей и домобран в ходе антипартизанской операции «Буря» (нем. Ungewitter)[К 6]. Наступление противника закончилось 8 мая 1944 года, но ещё до 16 мая Осиекская бригада вела бои с подразделениями немецкой 42-й егерской дивизии в районе села Слатински-Дреновац[25].

За этим последовали боевые действия с частями 1-й казачьей дивизии вермахта и 4-й горнопехотной бригады домобран, организовавшими наступление на освобождённую территорию в районе обороны 12-й Славонской дивизии. В ночь с 19 на 20 мая бригада атаковала превосходящие силы казаков в селе Якшич[К 7]. 24 мая 1944 года казаки и домобраны наступали на 12-ю Славонскую дивизию с нескольких направлений, тесня все её бригады и угрожая их расчленением и окружением. Стремясь перехватить инициативу, штаб дивизии отдал приказ всем бригадам атаковать неприятеля ночью в cелах Чаглин, Маткович-Малой, Ориовчич, Горни-Слатиник и Дони-Слатиник. В ночь на 25 мая Осиекская бригада ударила по противнику в селе Чаглин и после двух с половиной часов боя принудила его отступить. В ходе последующих боёв бригада попала 29 мая в засаду домобран, но с боем вырвалась из оперативного окружения на горе Диль, в районе между сёл Чаглин и Мигаловци[27].

25 мая 1944 года немцы высадили воздушный десант в городе Дрвар с целью захвата Верховного Главнокомандующего НОАЮ маршала Иосипа Броз Тито. В ответ на это Тито отдал приказ всем подразделениям армии о нанесении активных ударов по немецким объектам и коммуникациям. В полночь с 7 на 8 июня 1944 года бригады 12-й дивизии приступили к уничтожению железнодорожной линии Белград — Загреб в секторе Винковци — Банова-Яруга. Были подорваны 194 взрывных устройства, заложенных под железнодорожным полотном, узлами и механизмами железной дороги. Осиекская бригада, подавив сопротивление блокпостов и застав противника, разрушила дорогу в 63-х местах и уничтожила десятки телеграфных столбов[28].

21 июня Осиекская бригада атаковала из засады на дороге между сёлами Брачевци и Разбоиште колонну 8-го полицейского батальона СС численностью около 800 солдат. После боя, длившегося около часа, противник бежал в направлении Крндии, бросив 25 убитых и 25 раненых солдат. Два полицая были захвачены в плен. Партизанам достались также две противотанковые 45-мм пушки, два тяжёлых пулемёта, один тяжёлый миномёт и большее количество другого оружия, снаряжения и боеприпасов. Потери бригады составили 2 убитых бойца и 15 раненых[К 8][30].

В ночь на 24 июня Осиекская бригада, усиленная штурмовой ротой 18-й Славонской бригады, напала на немецкий опорный пункт в селе Крндия. Бой длился всю ночь, однако днём, в связи с прорывом подоспевшими немецкими подкреплениями кольца внешнего блокирования операции, бригада была вынуждена отойти. В итоге гарнизон Крндии не был разбит, но ему был нанесён существенный урон. Погибло около 110 немецких солдат. Бригада также понесла чувствительные потери[31].

В конце июня 12-я дивизия вела оборонительные бои против немецкой оперативной боевой группы в составе подразделений 1-й казачьей дивизии и усташей силой до 3 тысяч человек, наступавшей из города Славонски-Брод. Вечером 1 июля в бой с немецкой колонной у села Пака вступили подразделения Осиекской бригады. Противник потерял 15 солдат. Было захвачено 12 винтовок, один миномёт, восемь автоматов и две полевые кухни[32].

После этих боёв активность 12-й дивизии была сосредоточена на Пожежской долине. Теперь части 6-го корпуса выполняли задачу обеспечения сбора урожая зерновых культур с площади в несколько тысяч акров. Задание было приоритетным, так как Славония являлась житницей Хорватии. Зерном с освобождённых районов обеспечивались не только войска 6-го и 10-го корпусов, но и 4-го корпуса НОАЮ, действовавшего в Боснии. Битва за урожай продолжалась двадцать дней[К 9]. Отбив атаки немецких подразделений из состава 1-й казачьей дивизии у села Якшич и на позициях у села Зарилац, Осиекская бригада дважды (24—25 июля и 28—29 июля) обеспечивала транспортировку грузовых колонн через занятую немцами территорию и их переправу через реку Сава в расположение частей 4-го корпуса. На склады партизанской военной зоны было доставлено около 200 грузовых подвод зерна, собранного из района, который оборонялся 12-й дивизией. По итогам соревнования в июле 1944 года, бригада была признана лучшей среди боевых подразделений 12-й дивизии. В этот период в её структуре была образована рота тяжёлого оружия (сербохорв. prateća četa). В то же время она была сравнительно малочисленной. В ротах насчитывалось от 30 до 50 бойцов[33].

В августе 1944 года 6-й Славонский корпус развернул боевые действия за освобождение Даруварской долины и района города Пакрац, где в это время имелось 12 сильных укреплённых пунктов немецких, усташских и домобранских войск общей численностью около 6500 человек. 2 августа Осиекская бригада после четырёхчасового штурма освободила село Бадлевина[К 10]. В это же время в Иваново-Селе возле населённого пункта Грубишно-Поле происходило формирование 4-го батальона бригады, завершившееся 2 августа. В новое подразделение вошли бойцы расформированного Даруварского партизанского отряда и советские граждане бригады, составившие основу личного состава двух рот[34][33]Перейти к разделу «#«Русские» формирования бригады».

С 10 по 14 августа бригада вела бои с казаками и домобранами в районе населённых пунктов Сирач и Граховляни. 18 августа, прикрывая нападение 12-й Славонской ударной бригады на гарнизон города Грубишно-Поле, Осиекская бригада успешно предотвратила попытку прорыва к осаждённым со стороны 1-го батальона 4-го горного полка домобран и 11-го усташского батальона. 21 августа приняла бой у села Херцеговац с казаками и усташами численностью около 500 человек и вынудила их отступить. В конце августа Осиекская бригада возвратилась в район горы Диль[33].

Сентябрь 1944 — февраль 1945[править | править код]

Карта территорий Югославии, подконтрольных НОАЮ, сентябрь 1944 года

В соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего НОАЮ от 17 августа 1944 года славонским партизанам надлежало организовать массированные диверсии на немецких линиях коммуникаций в период с 1 по 7 сентября 1944 года. Операция координировалась с авиацией союзников. 3 сентября в 23 часа Осиекской бригадой был ликвидирован опорный пункт на вокзале в селе Старо-Тополе, разрушен мост и взорваны рельсы в 35 местах. Следующей ночью на участке железнодорожной линии между Доня-Врба и Задубравье уничтожены мост, телефонно-телеграфная линия длиной около 2 км, разрушено полотно железной дороги в 30 местах. 4 сентября на железной дороге Винковци — Славонски-Брод ликвидирован укреплённый пункт на железнодорожной станции в селе Гарчин. Вечером 5 сентября уничтожен гарнизон в населённом пункте Стари-Перковци. В полночь с 7 на 8 сентября бригада ликвидировала опорный пункт в селе Врполе, где дислоцировались две роты 3-го егерского полка домобран и около 60 немцев[К 11][36].

Во второй декаде сентября 1-й и 3-й батальоны бригады были направлены в район города Жупаня, где обеспечивали мобилизацию пополнения. В ряды бригады пришли около 600 человек, в том числе значительная часть бывших домобран[К 12]. В ночь с 18 на 19 сентября бригада ликвидировала гарнизон в селе Гарчин и железнодорожное полотно в 200-х местах[К 13]. Взятием этого усташско-немецкого опорного пункта в Гарчине завершился период боевых действий бригады на линии коммуникаций Белград — Загреб[36].

25 сентября началась Подравская наступательная операция 6-го Славонского и 10-го Загребского корпусов. В этот день, обеспечивая прикрытие штурма 18-й Славонской бригадой города Подравска-Слатина, осиекцы приняли бой у села Чачинци и принудили к отступлению отряд усташей силой около тысячи человек. В бою 11 солдат бригады погибли, семь получили ранения. На следующий день был предотвращён прорыв в Дони-Михоляц отступающих из Слатины подразделений противника[38].

1 октября 1944 года бригада стала именоваться ударной. 5 октября Осиекская и 12-я Славонская ударные бригады освободили после 40-часового штурма город Вировитицу. 12 октября эти же бригады овладели с боем городом Джюрджевац[К 14]. С 13 по 17 октября Осиекская бригада участвовала в штурме города Копривницы. 13 ноября осиекцы одержали в бою в Пишкоревцах свою наибольшую победу. В период с 17 по 24 ноября они сражались за город Нашице[40].

В декабре бригада действовала в тылу немецких войск Сремского фронта. В первой декаде месяца её подразделения вели бои с немецкими колоннами, движущимися на участке дороги Широко-Поле — Джяково и Чепин — Вука. 14 декабря бригада совершила неудачное нападение на немецкий гарнизон в селе Широко-Поле, контролирующий дорогу Джяково — Осиек[К 15][41].

В последней декаде декабря немцы начали вытеснение частей 12-й Славонской дивизии от своей линии коммуникации Джяково — Славонски-Брод, имевшей важную роль в обеспечении Сремского фронта. 23 декабря немецкие полицейские части и 15-й усташский батальон предприняли сильную атаку на Осиекскую бригаду в направлении села Леванська-Варош. В ожесточённых боях, которые длились пять дней, немцы и усташи, действующие при поддержке танков, вынудили Осиекскую и пришедшую ей на помощь 12-ю Славонскую пролетарскую бригады отступить к северу от дороги Леваньска-Варош — Плетерница. Партизаны понесли большие потери. В последний день битвы, 27 декабря, погиб командир 12-й дивизии Милан Станивукович (посмертно отмечен званием Народного героя Югославии). Бои за Леваньска-Варош стали последними в рядах Осиекской бригады для советских воинов 3-й «русской» роты 3-го батальона[41]Перейти к разделу «#«Русские» формирования бригады».

На Вировитицком плацдарме[править | править код]

В январе — начале февраля 1945 года Осиекская бригада принимала участие в боевых действиях на Вировитицком плацдарме, обеспечивая оборону со стороны Нашице и Джюрдженоваца[42].

После боёв за Широко-Поле и Леваньска-Варош бригаду отвели на 20-дневный отдых в сёла Милинац, Ченково и Паучье, после чего 20 января она переместилась в район сёл Горня-Мотичина, Доня-Мотичина и Вучак-Феричаначки, непосредственно к укреплённым пунктам немцев в Нашице и Джюрдженоваце. Зима 1944/1945 года была суровой и снежной, поэтому неприятель не часто покидал свои опорные пункты. Треть состава бригады регулярно занимала полевые позиции на линии Божиловац — Белевина, в то время как другие подразделения находились в сёлах. 22 и 23 января, а также в первые февральские дни бригада отбивала вылазки усташей 18-го ударного батальона и домобран из укреплённых пунктов в Нашице и Джюрдженоваце[43].

2 февраля Осиекская бригада предприняла неудачное нападение на немецкий опорный пункт в селе Доня-Мотичина, где в то время скапливались немецкие войска, готовящиеся к наступлению на Вировитицу[К 16][44].

6 февраля в 6:30 утра немцы начали операцию с целью ликвидации Вировитицкого плацдарма под кодовым названием «Оборотень» (нем. Werwolf). Направление основного удара 91-го армейского корпуса вермахта, нанесённого силами 297-й пехотной дивизии и 7-й дивизии СС «Принц Евгений» при поддержке артиллерии и танков, пролегало через позиции Осиекской и 1-й Чехословацкой бригад. На фронте более 15 километров развернулись неравные бои двух партизанских бригад с многократно превосходящим их по силе противником[45].

Осиекская бригада занимала позиции, оборудованные по глубине в четыре оборонительные линии. Слева от неё находились подразделения 51-й Воеводинской дивизии, оборонявшейся на линии Црнац — Чаджавица — Стари-Растовац — Джюрин-Луг — Доне-Базие — Шибовац — Сенковци — Горне-Предлево — река Драва. Согласно приказу штаба 12-й дивизии от 29 января 1945 года, Осиекской и 1-й Чехословацкой бригадам была поставлена задача во что бы то ни стало предотвратить проникновение вражеских колонн из населённых пунктов Нашице, Джюрдженовац и Беничанци в направлении к сёлам Чачинци, Зденци и Обрадовац. Оборону двух бригад поддерживала немногочисленная дивизионная артиллерия[44][45].

В течение 6 февраля, после ожесточённых боёв, доходивших местами до рукопашных схваток, Осиекская и Чехословацкая бригады 12-й дивизии оставили сначала позиции на линии Горня-Мотичина — Валеновац — Феричанци — Зденци, а затем и запасную линию обороны Дузлук — Ораховица — река Ораховица и отступили на рубеж Кокочак — Хумляни — Миклеуш. Во второй день операции, ранним утром 7 февраля, подразделения 297-й пехотной и 7-й дивизий СС начали при поддержке артиллерии и танков атаковать позиции 8-й бригады 51-й дивизии, а также Осиекской и Чехословацкой бригад. На фронте шириной 10 км немцы действовали тремя боевыми группами. Им удалось прорвать оборону 8-й бригады около Миклеуша и овладеть этим важным перекрёстком дорог, ведущих к Подравска-Слатине, Вочину и Слатински-Дреновацу. Нарушение фронта и захват Миклеуша создал угрозу окружения Осиекской бригады на позициях возле села Хумляни. Опасаясь окружения, Осиекская бригада поспешно отступила в направлении Хумляни — Четиковац[45].

91-й корпус задействовал большую часть своих сил. Благодаря хорошей мобильности его части успешно маневрировали и быстро продвигались в Подравине и на северных склонах гор Папук. Немцы обошли позиции 12-й дивизии и левый фланг Осиекской бригады, а на правом фланге противник обошёл Чехословацкую бригаду. Левофланговый 1-й батальон Осиекской бригады был окружён. В особенно трудном положении оказалась его 1-я рота, потерявшая при прорыве из кольца многих своих бойцов и командиров. Тяжело пришлось 2-му батальону, оборонявшемуся на реке Вочинская. Первой роте этого батальона довелось прорываться через Войловицу под сильным огнём немцев. Потери были значительными. Так, на момент прибытия в cело Чералие, рота насчитывала всего около 50 бойцов. Часть её солдат вместе со штабом и двумя ротами 2-го батальона прорвалась на Папук и осталась в Славонии[45][44].

В условиях немецкого прорыва бригада была расчленена и отрезана от остальных частей 12-й Славонской дивизии. Отступив в лес Лужняковац к западу от Миклеуша, осиекцы установили связь со 2-й бригадой 16-й дивизии. После овладения районом села Миклеуш 297-я дивизия развила наступление вдоль дороги Миклеуш — Подравска-Слатина, но здесь была задержана упорной обороной Осиекской бригады, 2-й бригады 16-й и 8-й бригады 51-й Воеводинских дивизий на линии села Чералие — лес Лужняковац — левый берег ручья Добровина — село Тополяк[45][44].

8 февраля подразделениям Осиекской бригады удалось у села Чералие оторваться от неприятеля и сформировать походную колонну для отступления. Вскоре бригада снова была настигнута и атакована. Отразить нападение помог батальон из 51-й Воеводинской дивизии. В ночь с 8 на 9 февраля Осиекская бригада миновала село Сухополе, продолжила движение к Вировитице и утром перешла по понтонному мосту Драву и прибыла в Барч. В тот же день её временно исключили из состава 12-й Славонской дивизии[44][45].

Март — май 1945[править | править код]

После нескольких дней пребывания в Барче бригада перешла в Баранью, где её временно переподчинили командованию сначала 36-й, а затем 51-й Воеводинской дивизии. На новом месте она пополнила свои ряды, в её состав вернулась часть бойцов, излечившихся после ранений. Вместе с тем по своему вооружению Осиекская бригада уступала остальным бригадам 51-й дивизии, оснащённым советским оружием. Как и прежде она располагала трофейным пехотным оружием[46][47].

Начиная с 7 марта, Осиекская бригада заняла позиции в районе Болманского плацдарма, а её 2-й батальон включился в тяжёлые бои за село Стари-Болман. По завершении боевых действий на плацдарме 2-й батальон Осиекской бригады был отмечен за проявленную храбрость бойцов в приказах 3-й армии и 12-го Воеводинского корпуса[48].

В ночь на 12 апреля бригада форсировала Драву и овладела селом Сарваш, расположенным на восток от Осиека. Удержать плацдарм ей не удалось и под напором войск, отступающих со Сремского фронта, бригада была вынуждена отвести свои батальоны на левый берег Дравы. 13 апреля 4-й батальон Осиекской бригады совместно с подразделениями 7-й бригады и 36-й дивизии освободили село Йосиповац и продолжили продвижение к Осиеку. В этот же день 1-й и 3-й батальоны повторно заняли Сарваш и, преодолев совместно с 8-й Воеводинской бригадой в ночь с 13 на 14 апреля внешнюю оборону города, с восточного направления первыми вошли в Осиек. К 5 часам утра в город с запада вступили 7-я и 12-я Воеводинские бригады. В 5:30 утра командир 51-й дивизии объявил об освобождении Осиека, крупного промышленного центра Славонии[К 17][49].

В освобождённом Осиеке бригада оставалась до 22 апреля в резерве 3-й армии. В этот период она была возвращена в состав 12-й Славонской дивизии, довооружилась, поправила обмундирование личного состава, пополнила запасы боеприпасов. Вместе с тем структура бригады претерпела изменений: 4-й батальон был передан в состав 2-й Хорватской бригады ОЗНАruen. После этого, совершив шестидневный марш до села Шибеник, расположенного на юго-западе от Вировитицы, бригада в составе 12-й дивизии продолжила преследование отступающих немецких и усташско-домобранских войск. 28 апреля вела бои с казаками и усташами в районе села Брзая (Зринска)[50][51].

В последние дни войны в Осиекской бригаде в ожидании скорого окончания боевых действий отмечались проявления снижения боевой морали и дисциплины, распространения призывов о «сохранении жизни» бойцов, а также отдельные случаи самовольного оставления солдатами её рядов. В то же время 3 мая бригада провела бой с усташами и казаками у села Ракитница, 5 мая — возле села Царевдар. После этого была выведена в состав дивизионного резерва. Совершая марш, имела локальные столкновения с небольшими отступающими неприятельскими группами. 15 мая Осиекская бригада участвовала в блокировании района сдачи в плен усташско-домобранских войск у Дравограда. 16 мая обеспечивала охрану собранного трофейного оружия. 17 мая бригада отправилась в Марибор, при этом один её батальон сопровождал военнопленных в лагерь, расположенный в этом городе. 18 мая бригада располагалась к югу от Марибора в селе Орехова-Вас, 19—20 мая — на отдыхе в селе Подова-Брезула. 21 мая осиекцы охраняли лагерь военнопленных в Мариборе. 22 мая 1945 года 12-я Славонская дивизия была передана из состава 3-й армии в 1-ю армию. Вскоре после этого Осиекская бригада возвратилась в Осиек. В мирное время местом её базирования был город Зренянин[52][53].

«Русские» формирования бригады[править | править код]

Уже со времени создания в оперативных документах бригады и 6-го корпуса встречаются сообщения о «русском» взводе. В мае 1944 года из числа советских партизан Славонии[К 18] была сформирована 3-я «русская» рота (сербохорв. ruska četa) в составе 3-го батальона численностью 80—85 человек. Большинство её бойцов составляли советские военнопленные и остарбайтеры, бежавшие из лагеря в городе Славонски-Брод. Часть бойцов роты были перебежчиками из подразделений 1-й казачьей дивизии вермахта[55][56][54][57][58].

Первым командиром советской роты считают москвича Петра Москвитина[59]. В отчёте штаба 6-го корпуса, в числе лиц, отличившихся в бою 29 мая, командиром «русской» роты указывается Александр Шляповский[60]. Уже в документах, датируемых июнем 1944 года, командиром значится Павел Максимович Гутиков, ставший впоследствии заместителем командира 3-го батальона[59]. В отчёте штаба 6-го корпуса от 13 июня 1944 года сообщается о ранении комиссара «русской» роты Фёдора Петрусова 18 мая в бою с черкесами (казаками 1-й казачьей дивизии) у села Ветово[61].

29 мая 1944 года 3-я рота 3-го батальона показала себя в бою на горе Диль в районе сёл Чаглин и Мигаловци. Отступавшая под давлением превосходящих сил противника, Осиекская бригада попала здесь в засаду двух батальонов усташей и домобранов. Сильный огонь с близкой дистанции и атака усташей смяли её ряды. В этот критический момент 3-й батальон и его «русская» рота пошли в контратаку, отбросили противника и обеспечили прорыв основных сил бригады со всем тяжёлым оружием. После боя штаб 6-го корпуса в оперативном донесении штабу ГШ НОАиПО Хорватии отметил всю «русскую роту, которая своими контратаками больше всего способствовала выходу из окружения подразделений Осиекской бригады»[60].

21 июня советские бойцы участвовали в нападении на крупную колонну противника у селения Брачевци на дороге Джяково — Нашице и вынудили спасаться бегством 8-й полицейский батальон СС. Через несколько дней 3-й батальон был окружён гитлеровцами ночью в подковообразной долине северо-восточнее села Паучье. В ночном бою получили ранения командир и комиссар батальона. Командование взял на себя помощник комбата Павел Новиков (очевидно, Гутиков). По незанятому немцами оврагу ему удалось вывести советских бойцов из окружения. Партизаны быстро развернулись для атаки и ударили в тыл противника. Батальон вышел из западни[62][30][63].

После этого бойцы вели оборонительные бои с усташами у Славонска-Пожеги, отбивали атаки неприятеля у города Пакрац. Они снова отличились при освобождении Вировитицы, Джюрджеваца и в бою в Пишкоревцах[62][64][65].

В связи с ростом численности советских людей в рядах бригады, 20 июля 1944 года штаб 6-го корпуса доложил в ГШ НОАиПО Хорватии: «Русских в Осиекской бригаде укрепили сербами и хорватами и сформировали 4-й батальон»[66]. Первая и вторая роты состояли из граждан СССР, третья — из хорватов и сербов. Командиром 1-й роты был назначен Дмитрий Гречанов, комиссаром — Леонид Головин. Создание батальона завершено 2 августа 1944 года. К этому времени в бригаде было 147 советских граждан[К 19][56][59][67][68].

Русский батальон Осиекской ударной бригады, Славония, осень 1944 года

За храбрость, проявленную в боях, советские воины бригады неоднократно отмечались в документах 12-й дивизии и 6-го корпуса. В списках отличившихся, кроме упоминавшегося выше П. М. Гутикова, значатся: пулемётчик Григорий Стефанович Болотов, бойцы Иван Гречаный и Александр Летнев, пулемётчик Анатолий Алексеевич Мащенкин, командир взвода Иван Уколов (указан также как Укоков), командир роты Пётр Украинец, миномётчик Алексей Шмихалов, командир роты Александр Шляповский[60][65].

Вместе с тем у советских бойцов были не только успехи, но и неудачи. Согласно донесению штаба 6-го корпуса в ГШ НОАиПО Хорватии о боевых действиях в августе 1944 года, на рассвете 10 августа подразделения Осиекской и 17-й бригад атаковали опорный пункт противника в селе Граховляни, но после 20-минутного боя отступили ввиду превосходства сил неприятеля. Потери партизан составили 4 убитых и 23 раненых, из которых 12 были бойцами «русской роты»[69]. 14 декабря 1944 года в ходе боя за село Широко-Поле (северо-восточнее Джяково) 4-й батальон попал при отступлении Осиекской бригады под двухсторонний огонь противника, в том числе танков, и, выходя из под огня, понёс самые тяжёлые потери за время своего существования. Несмотря на потери, на 1 декабря 1944 года в бригаде числилось 258 советских граждан, а в конце этого месяца — 340[56][70].

23 декабря немцы начали из Джяково наступление против Осиекской бригады. Оно длилось 5 дней. Это были последние бои, в которых в составе бригады участвовал советский батальон[56]. 29 декабря, по приказу штаба 6-го корпуса, «русская» 3-я рота 3-го батальона в составе 61 бойцов убыла первой на Вировитицкий плацдарм для перехода в расположение Красной армии[К 20][72]. Штабная переписка 40-й Славонской дивизии и 18-й Славонской ударной бригады сообщает об участии советских бойцов 3-й роты по ходу следования в успешном бою c казаками вблизи Вировитицы[К 21]. В течение января 1945 года в Вировитицу, где располагался штаб одной из частей 233-й Кременчугско-Знаменской стрелковой дивизии РККА, прибыли ещё несколько групп бойцов советского батальона. Остальные из-за сложной военной обстановки продолжали сражаться на хорватской земле[56][74].

Точные сведения о численности и потерях советского батальона отсутствуют. По оценке историка Т. С. Бушуевой, в рядах бригады воевали около 380 советских граждан[75]. В неполном списке погибших бойцов Осиекской ударной бригады значатся установочные данные и даты гибели 39 человек, среди них указан Иван Бандура[К 22][78].

За подвиги, совершённые в боях с фашистами в составе Осиекской бригады, сержант Красной армии П. М. Гутиков награждён югославским орденом «За храбрость» и в 1947 году Орденом Отечественной войны 2-й степени[79].

Версия о «русско-украинском» батальоне[править | править код]

По информации историка из Черновцов И. Г. Буркута, в составе 6-го ударного корпуса НОАЮ в Славонии действовал «русско-украинский»[К 23] батальон под командованием капитана Милоша Вуича-Белаца[82]. Источником сведений указывается хорватский автор М. Вуичич и его публикация в журнале русинов и украинцев Хорватии «Нова Думка»[83]. Единственный «русский» батальон в 6-м корпусе был в составе Осиекской бригады. Здесь воевало и большинство бойцов 6-го корпуса — югославских украинцев по происхождению. Так, в ноябре 1944 года 44 из 64 украинцев Славонского корпуса значились именно в рядах Осиекской бригады[84]. В отчёте 12-й Славонской дивизии содержатся данные о пребывании по состоянию на 1 декабря 1944 года в рядах Осиекской бригады 36 из 44 украинцев этого соединения[85].

Национальный состав бригады[править | править код]

По данным штаба 12-й Славонской дивизии по состоянию на 1 июля 1944 года, в Осиекской бригаде по списку значилось 939 человек, в том числе: сербов — 417, хорватов — 338, граждан СССР — 102, немцев — 29[К 24], чехов и словаков — 13, поляков — 11, венгров — 7, итальянцев — 6, словенцев — 5, украинцев — 5, евреев — 3, мусульман — 3[87].

По состоянию на 1 августа 1944 года в Осиекской бригаде числились 1 тысяча 52 бойца, в том числе: сербов 442, хорватов — 352, граждан СССР — 147, немцев — 50[К 25], итальянцев — 18, чехов и словаков — 14, поляков — 9, украинцев — 7, мусульман — 4, словенцев — 4, венгров — 3, евреев — 2[89].

Согласно данным того же штаба по состоянию на 1 декабря 1944 года, в Осиекской ударной бригаде по списку значились 1 тысяча 717 человек, в том числе: хорватов — 826, сербов — 362, граждан СССР — 258, итальянцев — 157, украинцев — 36, мусульман — 23, чехов и словаков — 22, венгров — 13, немцев — 7, поляков — 7, словенцев — 4, евреев — 1, черногорцев — 1[70].

Память[править | править код]

В 1979 году в селе Слободна-Власт (община Леваньска-Варош) был открыт памятник 27-й Осиекской ударной бригаде[90][91]. В настоящее время мемориал значится в списке снесённых памятников[92].

«Русскому» батальону бригады посвящена глава Г. К. Платонова «По сигналу красной ракеты» в сборнике «О чём не говорилось в сводках», вышедшем в СССР в 1962 году[93].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Русскими в Югославии по установившейся традиции во время Второй мировой войны называли граждан СССР и военные формирования НОАЮ, состоявшие полностью или частично из советских граждан — представителей многих национальностей СССР[1].
  2. В начале января 1943 года, в период подготовки широкомасштабной операции «Вайс», в штабе Главнокомандования немецкими войсками на Юго-Востоке серьезно обсуждалась возможность проведения антипартизанской акции в первую очередь против партизан Славонии. Вместе с тем приоритет был отдан плану первоочередного уничтожения основных сил НОАЮ в Боснии и Герцеговине[5].
  3. Речь идёт о 1-м Посавском ударном батальоне, созданном летом 1943 года для борьбы с четниками. Командиром батальона был назначен Милан Йока. 26 октября 1943 года батальон вошёл в состав 1-й Чехословацкой бригады 6-го Славонского корпуса (с 3 ноября в составе 12-й Славонской дивизии)[15][16][17].
  4. В результате ночного нападения на немецкий железнодорожный состав были уничтожены два локомотива и шесть автомобилей; убиты 22 немецких солдата, ранено 27, один солдат взят в плен. В качестве трофеев было захвачено 75 винтовок, пулемёт, около 130 тысяч различных патронов, 186 мин для тяжёлых и лёгких миномётов, ручные гранаты и другое военное имущество и материалы. В бою погибли 6 солдат бригады, ещё 11 были ранены[22].
  5. В этой акции приняли также участие 18-я Славонская бригада, 3-й батальон 21-й Славонской бригады 28-й дивизии и 1-й батальон Дильского партизанского отряда. В ходе акции уничтожались рельсовые пути, электрические и телеграфные столбы, изоляторы, был взорван один железнодорожный поезд[22].
  6. Операция по ликвидации партизанских формирований в районе СухополеВочинСлавонска-ПожегаНашицеПодравска-Слатина проводилась силами 42-й егерской дивизии и приданых ей частей: 1-го полицейского полка СС, 6-го и 9-го полицейских батальонов; 15-го, 16-го и 18-го батальонов 2-й усташской оперативной бригады (хорв. 2. stajaći djelatni zdrug); домобранских 4-й горнопехотной и 6-й гарнизонной бригад, 2 батальонов мобильной бригады и ряда других подразделений. Всего к операции привлекались около 33 тысяч солдат, усиленных сотней лёгких танков (итальянского и французского производства) и самоходными орудиями. Немцы и хорваты блокировали контролируемые партизанами районы и развернули наступление пятью боевыми группами с направлений от Вировитицы, Подравска-Слатины, Дарувара, Нашице и Славонска-Пожеги. В течение 12 дней они прочёсывали горные районы Папука, Псуни и Равна Горы, стремясь окружить и уничтожить партизанские бригады 6-го корпуса. Маневрируя и отбиваясь от немцев, усташей и домобран, партизаны уклонялись от прямого противостояния с численно превосходящим противником. В ряде мест велись ожесточённые бои, переходящие в рукопашные схватки. В итоге, 6-му Славонскому корпусу удалось сохранить подавляющее большинство своих сил. Безвозвратные потери партизан составили 417 человек убитыми. Была утрачена часть партизанской инфраструктуры: 197 сооружений, 3 госпиталя, 3 мастерские, 6 мельниц, 4 лесопилки, 4 столярных мастерских, 2 локомотива, 3 железнодорожных моста, ряд кожевенных и швейных мастерских, пекарен и других производственных объектов и складов. Общие потери немецких, усташских и домобранских частей составили 243 человека, в том числе 63 убитых, 134 раненых, 46 пропавших без вести[23][24].
  7. Неприятель превосходил атакующих в живой силе и вооружении и оказал ожесточённое сопротивление. После трёхчасового боя атакующие батальоны вынуждены были отступить. В бою противник потерял 15 человек убитыми, 5 казаков были захвачены в плен. Во 2-м и 3-м батальонах был убит 1 боец и 17 ранены. В числе отличившихся в бою был отмечен боец «русской» роты Павел Гутиков[26].
  8. В отчёте 12-й дивизии в штаб 6-го корпуса от 21 июня 1944 года сообщается о ранении в этом бою командира «русской» роты П. М. Гутикова[29].
  9. Битве за урожай предшествовало совещание руководства хорватской усташской администрации из Славонии, Срема и Боснийской Посавины, а также представителей командования немецких, усташских и домобранских воинских частей, состоявшееся 21—22 июня 1944 года в городе Вуковар. На совещании подчёркивалась важность вывоза славонского зерна, так как к этому времени немцы утратили возможность собственного снабжения за счёт оккупированной Украины. В Вуковаре были согласованы мероприятия обеспечения сбора урожая, его молотьбы и транспортировки в Германию[33].
  10. В нападении на Бадлевину участвовали все три дивизии 6-го корпуса: 12-я, 28-я и 40-я. По приказу командира корпуса от 30 июля 1944 года, штурм гарнизона возлагался на Осиекскую бригаду. Другие партизанские части осуществляли прикрытие операции. Штурм начался 2 августа в 3 часа ночи и длился до 7 часов. В 7 часов гарнизон Бадлевины капитулировал. На стороне домобран погибли 41 человек, 25 были ранены. В плен попали 78 человек. Были захвачены 8 пулемётов, 70 винтовок и различное другое снаряжение и материалы. Потери бригады составили 4 человека убитыми и 34 ранеными[33].
  11. Потери немцев и домобран составили убитыми около 70 человек, пленными 200 человек, из которых 120 бывших домобран добровольно вступили в ряды бригады. Во время боя взяты трофеи: две пушки, один тяжёлый миномёт, 12 пулемётов, 180 винтовок, около 2500 мин и гранат, инструменты, две радиостанции и много другого имущества. Бригада потеряла 3-х партизан убитыми, 8 солдат были ранены[35].
  12. В отчёте штаба 6-го корпуса № 28 от 10 сентября 1944 года, адресованном Главному штабу народно-освободительной армии и партизанских отрядов Хорватии, Осиекская бригада отмечалась как положительный пример высокого уровня дисциплины и боеспособности, несмотря на присутствие в её составе 70—80% бывших домобран[37].
  13. Гарнизон в селе Гарчин составляли 200 усташей и около 50 немцев. Атаку вражеских позиций проводили 1-й и 3-й батальоны, соответственно, с запада и с восточной стороны села. Второй батальон обеспечивал прикрытие акции со стороны Славонски-Брода на позициях у сёл Задубравле и Трняни. В это же время 4-й батальон у села Андриевац удерживал направление со стороны города Винковци. В бою были убиты 35 солдат противника, захвачены 3 станковых и 3 ручных пулемёта, уничтожены 2 бункера[35].
  14. Осиекская и 12-я бригады выделяли для атаки на Джюрджевац по 3 батальона, оставив по одному батальону в резерве. Действия атакующих поддерживали 8 приданных артиллерийских орудий. Чехословацкая бригада прикрывала направление со стороны города Бьеловар, 4-я бригада и кавалерийский эскадрон находились в резерве в районе дороги Бьеловар — Джюрджевац. Усташи и домобраны потеряли за время штурма города около 150 человек погибшими. Партизанами были захвачены две 75-мм пушки (повреждённые), одно противотанковое 37-мм орудие, три миномёта, 12 различных пулемётов, 70 винтовок, шесть грузовых автомобилей, пять автобусов, 5 мотоциклов и другое оборудование. Были подбиты также два танка. Потери Осиекской и 12-й бригады составили 12 убитых и 68 человек раненых. По результатам боя за Джюрджевац, командование 6-го корпуса отметило действия бойцов и командиров 2-го и 3-го батальонов Осиекской бригады и поставило их в пример другим. Приказ был зачитан перед строем подразделений дивизии[39].
  15. Штурмовую группу составляли три батальона (1-й, 3-й и 4-й). Нападение началось в 2:00 ночи, но 3-й батальон при выдвижении сбился с курса в лесу и не смог принять участие в бою. К 11 часам двум атакующим батальонам удалось проникнуть в центр села. В это время в их тылу со стороны Осиека (из села Вука) развернулась колонна немцев силой 400—500 солдат, пробившаяся через заслон Чехословацкой бригады. Бойцы 1-го и 4-го батальонов вынуждены были начать отход под огнём по открытой и трудно проходимой местности. Первому батальону удалось выйти из боя, но 4-й «советский» оказался в крайне тяжёлом положении. Его командир организовал поротное отступление подразделений. Немцы, поддерживаемые 5—6 танками, висели на спине отбивающегося батальона. Бойцы гибли один за другим. Никогда ранее 4-й батальон не имел таких тяжёлых потерь. 30 бойцов бригады погибли, 70 были ранены, 80 бойцов пропали без вести (через несколько дней значительная часть из них пробилась и вернулась в состав части). Большинство потерь пришлось на 4-й батальон[41].
  16. В приказе штаба 12-й дивизии от 1 февраля 1945 года указывалось, что силы противника в Доня-Мотичине составляют около 400-500 солдат. События 2 февраля показали, что эти данные были неверны. Действия бригады поддерживали две батареи горных орудий, две батареи противотанковых орудий и два тяжёлых миномёта. Атака началась в 6:00. 1-й батальон нападал с запада и северо-запада, 4-й батальон - с юго-запада. С самого начала бой проходил тяжело, особенно после рассвета. Сила и плотность огня противника не давала продвигаться вперёд. Пространство, на котором атаковали батальоны, было открытым и партизаны несли потери. Видя, что перспективы достижения успеха нет, командование приостановило атаку. В результате ложной оценки сил противника Осиекская бригада потеряла 20 человек убитыми и 15 человек ранеными[44].
  17. В ходе боёв за освобождение города и его окрестностей Осиекская бригада уничтожила 119 солдат противника и 169 захватила в плен. Общие потери бригады составили 212 человек, из них 35 человек были убиты, 152 - ранены, 2 человека утонули и 23 - пропали без вести[49].
  18. В партизанских формированиях Славонии в это время числилось 120 граждан СССР. Согласно примечанию Военно-исторического института г. Белграда — это были перебежчики из состава 1-й казачьей дивизии[54].
  19. Согласно монографии Цветковича, русским стал 3-й батальон бригады. Его рота тяжёлого оружия была укомплектована бойцами из числа представителей югославских национальностей[57].
  20. В отчёте штаба 12-й дивизии в штаб 6-го корпуса о боевых действиях в районе села Леваньска-Варош, датированном 29 декабря 1944 года, сообщается об отправке 3-й Русской роты 3-го батальона Осиекской бригады в полном составе численностью 61 человек через село Лонджица на Вировитицкий плацдарм в расположение Красной армии. Доклад содержит ссылку на сведения гражданских лиц, подтверждающих прохождение роты через Кутьево на Ораховицу. В документе имеются данные о составе вооружения советских бойцов: 4 пулемёта, 1 лёгкий миномёт, один лёгкий пулемёт, 4 автомата, 35 винтовок, 37 гранат, 2700 винтовочных патронов, 3500 пулемётных патронов, 370 автоматных патронов[71][72].
  21. Ко времени прибытия роты в Вировитицу части 1-й казачьей дивизии были уже на окраинах города и рвались к переправе у села Терезино-Поле. В донесении 18-й Славонской бригады в штаб 40-й Славонской дивизии от 3 января 1945 года сообщается, что рота «русских» партизан (3-го батальона Осиекской ударной бригады) была временно придана для усиления её 3-му батальону. 3 января рота приняла участие в контрударе 32-й, 33-й и 40-й дивизий на западном секторе обороны Вировитицкого плацдарма. В ходе двухчасового ночного боя советские бойцы вместе с 3-м батальоном 18-й бригады с третьей атаки взяли высоту южнее посёлка Голо-Брдо и отбросили подразделения немецкой 1-й казачьей дивизии СС к селу Шпишич-Буковица[72][73].
  22. Одними из первых советских партизан Хорватии стали освобождённые Калникским отрядом из немецкого плена в декабре 1942 года офицеры Красной армии Иван Васильевич Бандура, Даниил Павлович Гвоздик, Семён Михайлович Кухаренко, Владимир Васильевич Лепёшкин и Николай Герасимович Фостик. Об этом событии сообщила 22 декабря 1942 года газета партизанского движения освобождения Югославии «Борба»: «Хорватские партизаны получили большую победу. В Хорватском Загорье они освободили из немецкого плена пятерых советских офицеров…» По указанию Верховного Главнокомандующего НОАЮ, все офицеры были распределены по разным партизанским корпусам. Младший лейтенант Иван Васильевич Бандура (1914 года рождения, уроженец села Новая Басань) был направлен в Славонский корпус (с октября 1943 года — 6-й Славонский), который действовал в Хорватии. По сведениям югославского историка Ивана Очака (сербохорв. Očak, Ivan), Иван Бандура воевал в Славонии командиром Посавского батальона, погиб осенью 1944 года вскоре после освобождения Белграда в бою с немецкими танками. В электронной базе данных портала «Память народа» значится пропавшим без вести. В НОАЮ наименование «Посавский батальон» имел 1-й Посавский ударный батальон, сформированный летом 1943 года в составе Славонского корпуса для борьбы с четниками. 26 октября 1943 года батальон влился в состав новосформированной 1-й Чехословацкой бригады 6-го Славонского корпуса. 1 марта 1944 года передан на формирование Осиекской бригады[76][77][56][16].
  23. В довоенной Югославии проживало несколько десятков тысяч русинов и украинцев — выходцев из Закарпатья, Пряшевщины, Лемковщины, Галиции и Буковины. Их объединяли общая религия (греко-католичество), сходные язык и культура. При этом, нередко члены одной семьи пользовались разными этнонимами: образованная молодежь чаще воспринимала новое национальное имя «украинцы»[80]. На территории НГХ немало русинов и украинцев воевало в партизанских отрядах Славонии[81].
  24. В донесении штаба 6-го корпуса в Главный штаб НОАиПО Хорватии от 16 июня 1944 года содержится упоминание о пребывании в состоянии формирования немецкой роты[86].
  25. В донесении штаба 6-го корпуса в Главный штаб НОАиПО Хорватии от 10 августа 1944 года сообщается, что немецкая рота Осиекской бригады состоит из 50 человек[88].
Источники
  1. Бушуева, 1972, с. 11.
  2. История Югославии, 1962, с. 212.
  3. История Югославии, 1962, с. 222.
  4. Schmider, 2002, с. 190—191.
  5. Schmider, 2002, с. 206.
  6. Schmider, 2002, с. 285.
  7. Schmider, 2002, с. 313.
  8. Cvetković, 1981, с. 9—16.
  9. Казак, 1975, с. 22.
  10. Крикунов, 2005, с. 492—493.
  11. Крикунов, 2005, с. 499.
  12. Vranešević, 1984, с. 439—440.
  13. Lazić, 1973, с. 117.
  14. Cvetković, 1981, с. 19—21.
  15. 1 2 Cvetković, 1981, с. 17—26.
  16. 1 2 Anić et al., 1982, с. 714.
  17. 1 2 Anić et al., 1982, с. 716.
  18. Cvetković, 1981, с. 106.
  19. Cvetković, 1981, с. 199.
  20. Cvetković, 1978, с. 253.
  21. Stana Nidžović Džakula. Generali Banije (серб.) (4 мая 2016). Дата обращения 4 января 2020.
  22. 1 2 3 Cvetković, 1981, с. 27—32.
  23. Zbornik NOR, t. 12, knj. 4, 1979, с. 252—265.
  24. Zbornik NOR, t. 5, knj. 27, 1961, с. 795.
  25. Cvetković, 1981, с. 41—55.
  26. Cvetković, 1981, с. 41—54.
  27. Cvetković, 1981, с. 55—62.
  28. Cvetković, 1981, с. 62—64.
  29. Zbornik NOR, t. 5, knj. 28, 1963, с. 503.
  30. 1 2 Cvetković, 1981, с. 70.
  31. Cvetković, 1981, с. 65—70.
  32. Cvetković, 1981, с. 75—76.
  33. 1 2 3 4 5 Cvetković, 1981, с. 77—89.
  34. Бушуева, 1972, с. 20.
  35. 1 2 Cvetković, 1981, с. 89—105.
  36. 1 2 Cvetković, 1981, с. 89—104.
  37. Zbornik NOR, t. 5, knj. 33, 1964, с. 144.
  38. Cvetković, 1981, с. 105—106.
  39. Cvetković, 1981, с. 105—120.
  40. Cvetković, 1981, с. 105—137.
  41. 1 2 3 Cvetković, 1981, с. 138—146.
  42. Cvetković, 1981, с. 146—159.
  43. Cvetković, 1981, с. 146—151.
  44. 1 2 3 4 5 6 Cvetković, 1981, с. 152—159.
  45. 1 2 3 4 5 6 Pajović et al., 1979, с. 275—285.
  46. Cvetković, 1981, с. 156.
  47. Cvetković, 1981, с. 170.
  48. Cvetković, 1981, с. 160—163.
  49. 1 2 Cvetković, 1981, с. 169—182.
  50. Cvetković, 1981, с. 185—186.
  51. Cvetković, 1981, с. 188.
  52. Cvetković, 1981, с. 189—202.
  53. Perić, 1995, с. 131—132.
  54. 1 2 Zbornik NOR, t. 5, knj. 28, 1963, с. 556.
  55. Бушуева, 1972, с. 14.
  56. 1 2 3 4 5 6 Казак, 1975, с. 23—25.
  57. 1 2 Cvetković, 1981, с. 50—51.
  58. Cvetković, 1981, с. 74.
  59. 1 2 3 Козак, 1974, с. 39.
  60. 1 2 3 Zbornik NOR, t. 5, knj. 28, 1963, с. 226—227.
  61. Zbornik NOR, t. 5, knj. 28, 1963, с. 221.
  62. 1 2 Казак, 1975, с. 24.
  63. Cvetković, 1981, с. 73—74.
  64. Cvetković, 1981, с. 115.
  65. 1 2 Zbornik NOR, t. 5, knj. 34, 1966, с. 122—123.
  66. Zbornik NOR, t. 5, knj. 29, 1963, с. 329.
  67. Zbornik NOR, t. 5, knj. 31, 1964, с. 13.
  68. Anić et al., 1982, с. 390.
  69. Zbornik NOR, t. 5, knj. 31, 1964, с. 534.
  70. 1 2 Zbornik NOR, t. 5, knj. 36, 1966, с. 12—13.
  71. Cvetković, 1981, с. 146.
  72. 1 2 3 Zbornik NOR, t. 5, knj. 36, 1968, с. 499—500.
  73. Zbornik NOR, t. 5, knj. 37, 1968, с. 51—53.
  74. Портал Память Народа. Журнал боевых действий войск штаба 57-й армии за январь 1945 года..
  75. Бушуева, 1973, с. 197—204.
  76. Бушуева, 1973, с. 45—57.
  77. Нечаев, 1971, с. 190.
  78. Cvetković, 1981, с. 207—218.
  79. Портал Память Народа. Документ о награде. Гутиков Павел Максимович, Орден Отечественной войны.
  80. Буркут, 2011, с. 37—38.
  81. Буркут, 2011, с. 44.
  82. Буркут, 2011, с. 44—45.
  83. Vujičić, 1982, с. 40—41.
  84. Zbornik NOR, t. 5, knj. 35, 1967, с. 332.
  85. Zbornik NOR, t. 5, knj. 36, 1968, с. 12—13.
  86. Zbornik NOR, t. 5, knj. 28, 1963, с. 269.
  87. Zbornik NOR, t. 5, knj. 29, 1963, с. 18—19.
  88. Zbornik NOR, t. 5, knj. 31, 1964, с. 182.
  89. Zbornik NOR, t. 5, knj. 31, 1964, с. 12—13.
  90. Cvetković, 1981, с. 202.
  91. Službeni glasnik, 2004, с. 14.
  92. Novak et al..
  93. Куликов, 1962, с. 142—151.

Литература[править | править код]

Русскоязычная
  • Буркут Игорь. Югославские русины и украинцы во Второй мировой войне 1941—1945 гг . // Русин : журнал. — Кишинёв: Общественная ассоциация «Русь», 2011. — Вып. 2 (24). — С. 37–51. — ISSN 1857-2685.
  • Бушуева Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии // Советское славяноведение : журнал. — Москва: Наука, 1972. — Вып. 3. — С. 11—20.
  • Бушуева Т. С. (составитель). Советские люди в освободительной борьбе югославского народа: 1941-1945 гг. Воспоминания, документы и материалы. — Москва: Наука, 1973. — 207 с.
  • История Югославии. — Москва: Издательство АН СССР, 1963. — Т. 2. — 430 с.
  • Казак В. Н. Побратимы. Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941—1945. — Москва: Мысль, 1975. — 176 с.
  • Козак, В. М. Радянські громадяни — бійці НВАЮ в Хорватії, Боснії та Герцеговині (1942—1954 рр.) // Українське слов'янознавство : журнал. — Львів: Вища школа, 1974. — Вып. 10. — С. 38—47.
  • Крикунов П. Казаки. Между Сталиным и Гитлером. Крестовый поход против большевизма. — М.: Яуза, Эскмо, 2005. — 608 с. — ISBN 5-699-09841-0.
  • О чём не говорилось в сводках / Куликов И. Н.. — Москва: Госполитиздат, 1962.
  • В едином порыве / Нечаев А.. — Москва: ДОСААФ, 1971.
  • Платонов Г. К. «По сигналу красной ракеты», в сборнике «О чём не говорилось в сводках», сост. Куликов И. Н. — М.: Госполитиздат, 1962. — С. 142—151.
Иностранная