Отдельный горнострелковый отряд

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Евгений Абалаков, Юрий Одноблюдов и Николай Гусак во время работы в Военной школе альпинизма и горных лыж (Бакуриани, 1943 год)

Отдельные горнострелковые отряды (ОГСО) — советские горнострелковые формирования, противостоявшие во время Битвы за Кавказ немецким альпийским стрелкам в районе Главного Кавказского хребта[1].

ОГСО комплектовались личным составом, обладающим высоким уровнем подготовленности для боевых действий в горной местности, снабжались специальным оружием, горным снаряжением и военной формой[1].

Предпосылки появления[править | править код]

Немецкие горные егеря осуществляют переброску грузов с помощью канатной дороги
(октябрь 1942 года).

К тому времени, когда немецкие войска вышли на северные склоны Главного Кавказского хребта, многие его перевалы даже не были перекрыты советскими частями, а те из них, которые были ими заняты, почти не имели каких-либо фортификационных сооружений[2]. Директива № 00263/оп от 23 июня 1942 года, подписанная командующим Закавказским фронтом генералом армии И. В. Тюленевым, возложила оборону перевалов на части советской 46-й армии, в зоне ответственности которой в то время находилось Черноморское побережье и частично — граница с Турцией[2]. Однако из-за целого ряда трудностей устойчивых оборонительных рубежей вдоль горного хребта организовано не было, и появление немецких войск на перевалах оказалось для советского командования крайне неприятной неожиданностью[2].

С началом немецкого наступления в авральном порядке при оперативной группе штаба Закавказского фронта по обороне Главного Кавказского хребта (Тбилиси) было создано отделение горной подготовки штаба Закавказского фронта. С привлечением местных альпинистов и горнолыжников (К. Джавришвили, Д. Пурцеладзе, Р. Мхеидзе и др.) была начата работа по созданию и боевой подготовке горнострелковых частей в специальных военизированных альпийских лагерях. Помимо этого, был разработан пакет дополнительных инструкций для личного состава по ведению войны в горах и обеспечению защиты от горных опасностей (лавин и т. п.)[3]

С августа 1942 года подразделения 46-й армии РККА увязли в тяжёлых оборонительных боях за перевалы в центральной части Главного Кавказского хребта. Очень быстро выяснилось, что для успешного противостояния в горах немецким войскам 49-го горнопехотного корпуса необходимо значительное количество специально подготовленных к горным условиям подразделений[4]. Кроме этого, боевой опыт показал, что в борьбе за высокогорные перевалы задействование формирований крупнее стрелковой роты было неэффективным, так как приводило к повышенным потерям из-за чрезмерной концентрации сил на одном направлении[5].

Как следствие, в конце августа 1942 года по приказу командующего Закавказским фронтом генерала армии И. В. Тюленева началась организация отдельных горнострелковых отрядов — ОГСО, а ответственность за эту работу была возложена на командующего 46-й армией генерал-лейтенанта К. Н. Леселидзе[4].

Создание и комплектование[править | править код]

Для создания ОГСО в Бакуриани (Грузинская ССР) осенью 1942 года была сформирована школа НКВД по подготовке военных альпинистов и горных стрелков. В числе её руководителей значились заслуженные мастера спорта СССР — братья-альпинисты Евгений и Виталий Абалаковы. В короткий срок преподавательским составом была налажена подготовка квалифицированных кадров для комплектования двенадцати ОГСО[6].

Большой объём работы по направлению альпинистских кадров на Кавказ вели также московский пункт войск НКВД (1-й полк НКВД) и Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при СНК СССР[4]. Всего ими было отобрано не менее 200 высококлассных альпинистов, которые были использованы для налаживания горной подготовки в горнострелковых частях и инструкторской работы в школе военного альпинизма и горнолыжного дела[4]. Помимо братьев Абалаковых, в тренировочной деятельности принимала участие фактически элита советского альпинизма: мастер спорта Николай Гусак, мастер спорта Юрий Губанов, мастер спорта Александр Гусев, мастер спорта Евгений Белецкий, военинженер 3-го ранга Яков Аркин, мастер спорта Михаил Ануфриков, Александр Сидоренко, Любовь Коротаева и др.[7][8]

В результате, первые отряды ОГСО были созданы в сентябре-октябре 1942 года. Двенадцать из них были развёрнуты в Тбилиси из курсантов военных училищ Баку, Тбилиси и Сухуми; их состав был усилен спортсменами-альпинистами, отозванными с других фронтов[1][4]. Подразумевалось, что они останутся в подчинении штаба 46-й армии для усиления действующих в горах армейских подразделений либо для самостоятельного выполнения боевых задач на самых сложных участках в отрыве от главных сил[4]. В октябре 1942 года ОГСО были направлены в зону боевых действий — на кавказские перевалы[6].

Состав, оснащение и снабжение[править | править код]

Первоначально предполагалось, что каждый ОГСО будет состоять из стрелковой роты, сапёрного отделения, пулемётного и миномётного взводов[4]. Однако в ходе комплектования эти рамки были пересмотрены, и в результате численность каждого ОГСО составляла около 350 человек в составе двух рот автоматчиков по 100 человек каждая, одной пулемётно-миномётной роты, сапёрного взвода, взвода противотанковых ружей, штаба и командования[1][4]. Суммарная численность двенадцати ОГСО достигала примерно 5000 бойцов[1], непосредственное руководство отдельными отрядами осуществляли офицеры НКВД[5].

После получения первого боевого опыта штатная структура ОГСО подверглась серьёзному пересмотру: одну из рот автоматчиков заменили стрелковой ротой, вооружённой карабинами и имеющей в своем составе снайперскую команду. Вместо взвода противотанковых ружей и сапёрного взвода в каждом отряде появился спецвзвод разведки, укомплектованный альпинистами высокой квалификации, и специальный транспортный взвод[9].

Горные стрелки снабжались средствами выживания и самостраховки в горах: альпенштоками, ледорубами, скальными и ледовыми крючьями, походными инструментами, верёвками, верёвочными лестницами, компасами, солнцезащитными очками и т. п.[1][5][10] По воспоминаниям ветеранов, военная форма для этих формирований разрабатывалась под руководством альпинистов из ОМСБОНа, её массовый пошив был организован в Закавказье[7]. Командный состав носил двубортные кителя, лыжные брюки с манжетами и специальные горные ботинки, рядовой состав — лыжные куртки с поясами, брюки и горные ботинки[1][5][10]. Вся верхняя одежда была очень удобной, спортивного покроя, из толстой шерстяной ткани тёмно-зелёного цвета. В летнее время в качестве головных уборов использовались пилотки, зимой — шапки-ушанки[1].

Предполагалось, что личному составу придётся нести службу в зонах высокогорья с крайне неблагоприятными условиями для жизни, где выживание зимой путём постройки каменных хижин или снежных пещер не всегда представлялось возможным[3]. Для решения этой проблемы при участии отделения горной подготовки штаба Закавказского фронта была разработана конструкция разборного переносного домика для высокогорных гарнизонов, а его выпуск был налажен на местной производственной базе в Тбилиси. Практический опыт эксплуатации этого жилья показал его полное соответствие требуемым условиям[3].

До начала немецкого наступления продовольственное обеспечение военнослужащих ОГСО было неплохим, оно включало в себя сгущённое молоко, мясные консервы и галеты, произведённые в 1938—1939 годах[5]. Однако, когда наступали перебои со снабжением, бойцам удавалось решать эту проблему с помощью охоты на оленей и туров, которых в те времена в неосвоенной местности было ещё немало. Забой трёх-четырёх животных позволял добыть около 300 кг свежего мяса[5].

Боевая работа[править | править код]

Советский 107-мм горно-вьючный миномёт образца 1938 года
(снимок 2016 года)

Одним из основных тактических приёмов ОГСО стала классическая формула горной войны, которая основывается на преимуществе в высоте в сочетании с фактором внезапности[1]. Бойцы ОГСО старались путём дерзких и неожиданных манёвров пробраться в тыл или во фланг противника через самые трудные (даже в понимании альпинистов) горные пути[1]. Во многих эпизодах войны ОГСО придавались армейским подразделениям как средство качественного усиления; например, на Марухском направлении в ноябре-декабре 1942 года 11-й и 12-й ОГСО были переброшены к частям 810-го стрелкового полка вместе с горновьючной батареей 107-мм миномётов под командованием полковника С. К. Тронина для повышения устойчивости обороны[11]. При этом участие в операциях опытных спортсменов-альпинистов позволило почти полностью исключить небоевые потери личного состава и поставить ведение боевой работы на планомерную основу[12].

Многие из опытных альпинистов ОГСО выступали консультантами в вопросах использования местности при планировании боевых операций, проводили разведывательные мероприятия в горах, принимали участие в эвакуационных и боевых действиях. Нередко, используя неожиданные маршруты, разведчики ОГСО проникали далеко на северные склоны Главного Кавказского хребта; известны случаи, когда им удавалось заходить в глубокий тыл и нарушать коммуникации, уничтожать командные пункты и т. п.[1][4][12] Значительную помощь им и горным стрелкам оказывали стихийно возникшие на занятой немцами советской территории сванские партизанские отряды, которые тесно взаимодействовали с разведкой ОГСО и доставляли гитлеровцам немало неприятностей[13].

В своих воспоминаниях участник Битвы за Кавказ Михаил Бобров приводит места дислокации советских ОГСО в 1942—1943 годах в соответствии с данными оперативного учёта альпинистского отделения оперативной группы штаба фронта по обороне Главного Кавказского хребта[14]:

  • ОГСО № 1: дислокация Южная палатка Клухорского перевала, старший инструктор лейтенант С. А. Глазков,
  • ОГСО № 2: дислокация Белореченский перевал, старший инструктор лейтенант М. И. Ануфриков,
  • ОГСО № 3: дислокация селение Дур Дур, старший инструктор младший лейтенант А. Р. Комиссаров,
  • ОГСО № 4: дислокация селение Алагир, старший инструктор старший лейтенант П. И. Марченко,
  • ОГСО № 5: дислокация селение Местиа, старший инструктор лейтенант М. М. Бобров,
  • ОГСО № 6: дислокация турбаза Накра, Ненскрыра, Басс, Чипер Азау, старший инструктор лейтенант Н. П. Моренец,
  • ОГСО № 7: дислокация Белореченский перевал, старший инструктор лейтенант Л. З. Элиава,
  • ОГСО № 8: дислокация станция Лазаревская, старший инструктор старший лейтенант И. Я. Арутюнов,
  • ОГСО № 9: дислокация перевал Псеашхо, старший инструктор лейтенант К. Б. Ониани,
  • ОГСО № 10: дислокация станция Лазаревская, старший инструктор младший лейтенант З. П. Мансурадзе,
  • ОГСО № 11: дислокация Красная Поляна, старший инструктор лейтенант Ш. Л. Асатиани,
  • ОГСО № 12: дислокация Марухский перевал, старший инструктор лейтенант Д. В. Джапаридзе.

Как правило, советское командование поручало ОГСО самые сложные задания, и постепенно бойцы ОГСО полностью заменили на перевалах обычные стрелковые формирования[4]. Появление таких подразделений в самый критический момент обороны Главного Кавказского хребта оказало многофакторное влияние на ход военных действий: оно помогло стабилизировать в горах линию боевого соприкосновения сторон, перехватить у гитлеровских войск инициативу, повысило боевую выучку личного состава частей 46-й армии и, в конечном итоге, способствовало переходу советских войск к наступательным действиям[1].

Дальнейшая судьба[править | править код]

В январе 1943 года по постановлению Военного совета Закавказского фронта была сформирована отдельная горно-стрелковая бригада особого назначения (огсбрОН), в состав которой вошли все двенадцать ОГСО, ранее подчинявшиеся командованию 46-й армии. Бригада находилась в подчинении штаба Закавказского фронта в Пятигорске и была предназначена для охраны и обороны стратегически важных объектов Главного Кавказского хребта: перевалов, высот, транспортных коммуникаций и т. п. Помимо этого, на руководство бригады была возложена задача подготовки хорошо обученных альпинистских кадров, готовых к ведению любого типа боевых действий в горных условиях[15].

С началом отступления гитлеровских войск с Кавказа в 1943 году было создано ещё четыре ОГСО[4]. В феврале 1943 года все отряды ОГСО были сведены в отдельную горнострелковую бригаду (огсбр), позднее большинство из них было преобразовано в отдельные батальоны автоматчиков, вошедшие в состав войск Закавказского фронта[4].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, ОГСО, с. 371.
  2. 1 2 3 Битва за Кавказ, 2002, Оборонительная операция 46-й армии на перевалах Главного Кавказского хребта (август - октябрь 1942 г.), с. 92.
  3. 1 2 3 Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Отделение горной подготовки (ОГП) штаба Закавказского фронта, с. 370.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Офицер отдельного горнострелкового отряда РККА 1943-1945, 2016, Отдельные горнострелковые отряды (ОГСО), с. 4.
  5. 1 2 3 4 5 6 Черкасов, 2007, с. 91—92.
  6. 1 2 Черкасов, 2007, с. 91-92.
  7. 1 2 Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Альпинисты-инструкторы ОГСО, с. 351.
  8. Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Альпинисты-инструкторы ОГСО 46-й армии, с. 351-352.
  9. Мощанский, 2010, Горная война на Кавказе (июль 1942 — февраль 1943).
  10. 1 2 Офицер отдельного горнострелкового отряда РККА 1943-1945, 2016, Специальное обмундирование и снаряжение ОГСО, с. 6.
  11. Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Боевые действия подразделений Красной Армии на перевалах Западного Кавказа, с. 358.
  12. 1 2 Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Задачи инструкторов ОГСО, с. 364.
  13. Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, Партизанские отряды в горах, с. 374.
  14. Бобров, 2015, Глава 3. Создание отдельных горнострелковых отрядов Красной армии.
  15. Захаров, Мартынов, Жемчужников, 2006, ОГСБОН, с. 370.

Источники[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

  • Гусев А. М. Нам в боях роднее стали горы // От Эльбруса до Антарктиды. — М.: Советская Россия, 1972. — С. 123. — 352 с. — (Годы и люди).
  • Гусев А. М. Эльбрус в огне. — М.: Воениздат, 1980. — 208 с.
  • Лысенков С. Г., Сидоренко В. П. Внутренние войска НКВД СССР в Битве за Кавказ (рус.) // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России : журнал. — 2012. — Т. 56, № 4. — С. 24.
  • Мощанскиий И., Каращук А. В горах Кавказа. Военные альпинисты СССР и Германии (июль 1942 — февраль 1943 года). — Приложение к альманаху «Военная летопись», выпуск 9. — Москва: «БТВ-КНИГА», 2007.

Ссылки[править | править код]